Трудно быть… богом. Часть IХ

Если назвать "Мир Полудня" братьев Стругацких одним словом, получится... обычный концлагерь, где главные герои, отметим, не несут никаких тягот бытия вместе с остальным контингентом. Все они какие-то привилегированные господа, но испытывающие как бы такое общее сострадание ко всему человечеству.

Это такая... почти детская головоломка о том, как найти выход из концлагеря. А основная художественная, творческая задача в том, каким образом погрузить сознание читателя в этот концлагерь.

Этой художественной задаче способствует "фантастическая" атрибутика другой планеты, удавленного мира, который развивается... по заведенному Карлом Марксом порядку. Вот у нас на дворе феодализм и повсеместное зверство. Отсидит свое человечество в "мрачном Средневековье", начнет выбираться на волю, пройдя закономерный этап буржуазных революций.

А там проблема в том, что класс пролетариата в виде основной движущей силы пролетарской революции еще не сформировался, через капитализм вроде прыгать никак нельзя, это ж такое оскорбление Марксу и Энгельсу... А сотрудники этого института, которые изучают недоразвитых инопланетян, все стараются перейти общественные формации, не дожидаясь, пока там эксплуататоры вдоволь кровищи напьются.

В силу того, что все земляне куда более развитые, срываются они почему-то именно на экстремистский путь развития, организуя всякого рода рывалюционные движения.

Но давайте сразу отметим... особую меркантильность всех этих "миров полудня". Как бы принято в них искать духовность, но ее там нет, поскольку у авторов явно просматривается чисто шкурный интерес ко всем мирам: а к чему бы их можно было применить? Ведь и любое столкновение с иноземным разумом братьями Стругацкими тут же создает дилемму на предмет практичности этого нового мира: а он вообще-то... на кой?..

Давайте, вспомните самые их выдающиеся творения! Ну, и на кой были все изыскания в инопланетных чудесах? Одни проблемы! А вот за "мир полудня", где вообще поживиться нечем, поскольку аборигенов надо даже мытью промежности обучать, братья держатся мертвой хваткой.

И есть там еще одна деталь из области местечковой практичности - советский дефицит. Без него никуда. Взять хоть "Пикник на обочине", там инопланетяне оставили разного рода интересные штучки... типа несгорающих лампочек, вечных двигателей... а про радиацию, как я говорила, это отдельная, неинтересная тема, нетворческая.

Ведь сопоставление исходника с фильмом Тарковского, профинансированного... на определенных условиях, сразу по этим финансовым потокам выводит ведь вовсе не к творческому предвидению, а к... прощупыванию ситуации. На счет Чернобыля (который, очевидно, в планах имелся), на счет промышленной разрухи при намеренной... деиндустриализации.

Да и как бы без этих щупалец Тарковский выехал за рубеж? Врать не надо, никак. Ну, выехал на свободу... и бог с ним! Хотя ведь... концлагерная тема и его не обошла, но он-то ее решал... тоньше. И далее обратим внимание, он даже в "Андрее Рублеве" дает этот выход концлагерной бродилке через искусство, через святые лики Троицы.

Ассоциации с творчеством Тарковского возникнут там дальше... и это лишь означает, что не все там чистенько с его "творческим замыслами". Подсознание (в данном случае не мое, эксперимент чистый, в отличие от замыслов Андрея Арсеньевича) вдруг выводит по ассоциации к ужасающим "картинам русского быта", тоже снятыми в депрессивной черно-белой давящей палитре.

Если человек в чем-то не отдает себе отчет осознанно, подсознание выводит его именно этими ассоциациями, которые ведь совершенно не зря возникли и у самого режиссера Алексея Германа. А в основе всегда... один "художественный образ", главный штамп или социальное клише, который вообще хотят скрыть, заключая сознание в консервную банку стереотипа.

Консервированные мозги любите? А если... свои?.. Ведь не зря же у идиотов, решивших продолжить ужастик "Молчание ягнят", возник такой шикарный образ... поедания собственных мозгов. Они только по ассоциациям не смогли проанализировать сами себя.

А в большой русской прозе это ведь основной творческий инструмент, поэтому я на мах и вскрываю эти консервный банки. Почему? Да потому что искусство освобождает волю, мозги, переводит подсознательное в осознанное... много там чего еще по мелочи.

«Ганнибал» (англ. Hannibal) — криминальный триллер режиссёра Ридли Скотта, вышедший на экраны в 2001 году, сиквел фильма 1991 года «Молчание ягнят». Снят по мотивам одноимённого романа Томаса Харриса.

В прокате фильм собрал $351 692 268 долларов, из них в США $165 092 268, в остальном мире $186 600 000. В первый уик-энд фильм собрал $58 003 121 долларов. Съёмки фильма проходили в период с 8 мая 2000 по 1 сентября 2000. Премьера фильма состоялась 9 февраля 2001 года.

...Она приходит в себя в доме Пола Крендлера. Доктор устраивает ужин, на котором снимает крышку черепа Крендлера и, срезав и поджарив ломтик мозга, скармливает его хозяину. Старлинг вызывает полицию и приковывает себя наручниками к Лектеру. Доктор хватает тесак, но будучи не в силах навредить Старлинг, отрубает себе руку и скрывается.

Там и картинка есть, но я ее приводить не стану. Но то, что сейчас в Голливуде прям-таки ренессанс каннибализма... тоже ведь далеко не случайно. Вампиры, волки-оборотни... Раз уж докатились до сериала, где все время жрут человечину, выбирая кусочки послаще... так пускай себя сами анализируют, верно?

Но смысл кольцевого стереотипа, который снимает настоящее произведение искусства - как раз в этом, господа. И когда навязывается эрзац вместо искусства, это... как раз такая ужасная картинка, когда одурманенный человек сам жрет собственные мозги. Все крутится возле мозгов, подсознания... которое сопротивляется зацикливанию операционки... И все дается образами - которые идут как бы такими ассоциативными связями "всчпомнилося вдрух"...

Вот почему возникает искусство, где6 общение идет через образы, где замыкается эстетическая триада "автор-образ-читатель". Потому и я говорю, что где нет образов, там нет и искусства.

Но когда вроде и образов нет, все серенькое-размытенькое, сознанию нечем зацепиться, а подсознание вдруг с какой-то тоской и скукой подсовывает "Андрея Рублева"... тут надо искать истинный образ, который был задан на визуалку. Да-да, это после многих нехороших опытов с манипуляциями сознанием в ХХ веке стало визитной карточкой участия аббревиатур в творческом процессе.

Говорю же, мне тоже предлагали как порядочной. Сидели бы сейчас возле меня и жрали бы свои мозги за милую душу, еще бы и нахваливали... Я вам не стругацкие, улицкие или еще какая хрень.... Вы же это чувствуете, верно?

Проблема во... мне, конечно. Не то, чтобы я там прям преисполнена любви к людям или к высокому искусству. Но я люблю делать то, что у меня получается, - лучше всех.  Это я так говорю, что, мол, "не плохой или хороший писатель, а на сегодня единственный", на самом деле... не было у вас еще писателя с таким уровнем систематизации и анализа. И еще очень-очень долго не будет, гы-гы.

И чтоб такую мощь... да нынешним лживым штафиркам для поедания чужих мозгов?.. Смеетесь, что ли? Я-то вам и говорила, что настоящее искусство - это свобода нравственного выбора! Только при ней читатель с целехонькими мозгами завершает эстетическую триаду, образы начинают жить сами по себе, возникает особая магия. Кстати, в аббревиатурках книжки про это есть. На полном серьезе и без книксенов "мистика-пистика". С советами, как такое не допустить.

Поэтому... сидите и радуйтесь, что, в отличие от остальных, мне ваши мозги нужны... не подъеденными. Но особо не расслабляйтесь, Стругацким и Герману ваши мозги совершенно ни к чему, они больше... по психицкой части. Это ж удобно! Мозги консервируем на будущее, на черный день... а дальше на психику давим. Единственный "творческий прием", который аббревиатурки и местечковые освоили в совершенстве.

Действие картины происходит на другой планете, погружённой в глухое Средневековье, в городе Арканаре, столице Запроливья. История пошла здесь своим путём: Возрождения не было, проблески науки и культуры гибнут под гнётом реакции. Земля послала сюда три десятка учёных наблюдателей. Один из них, Румата Эсторский, уже 20 лет живёт под легендой благородного дона. Он пытается спасти одиночных носителей научной мысли, ищет умников и книгочеев. За ними охотятся отряды «серых» под руководством Дона Рэбы, узурпировавшего власть в городе.

Румата узнаёт о некоем табачнике с Табачной улицы — одном из умников и книгочеев, как считают соседи. На каменистых островках среди болот, окружающих город, Румата прячет тайно вывезенных учёных. Здесь время от времени встречаются земляне, всё больше увлекающиеся пьянством. Целитель Будах, которого должны были доставить в убежище, пропал вместе с конвоем.

В поисках пропавшего учёного Румата попадает на приём к королю, но терпит неудачу. В городе Румата встречает своего знакомого барона Пампу. После пьяной ночи Румату во дворце задерживают люди Дона Рэбы и препровождают на допрос к министру. Рэба сообщает Румате, что теперь он магистр Ордена, и пытается открыть секрет кто он на самом деле. После их разговора министр оставляет Румату в покое и даёт ему охранный знак. В городе появляются монахи Ордена, ночью захватившего власть в Арканаре. Утром Румата отправляется в казематы Весёлой башни и вызволяет Будаха и оказавшегося здесь же барона Пампу. Пампа, пытаясь скрыться из города, гибнет и остаётся лежать на обочине дороги, истыканный стрелами. Румата беседует с Будахом, пытаясь понять, что бы учёный посоветовал богу, как исправить положение дел в мире Арканара. Ответ Будаха не удовлетворяет землянина. Румата с Будахом возвращается домой. Замок дона ночью пережил нападение, и двое слуг убиты. Здесь Румата встречает Арату Горбатого, который пытается убедить его возглавить восстание рабов, но Румата ему отказывает. Вскоре после этого женщина Руматы Ари гибнет от арбалетной стрелы. В помещение врываются солдаты, наведённые «по ошибке» неким монахом, в описании которого несложно угадать Арату. Румата сообщает их предводителю Ариме, что убьёт их всех. Первым он убивает Ариму.

Группа землян пробирается через руины Арканара. Они обнаруживают горы трупов, среди которых Арата и дон Рэба. Из их разговора становится понятно, что Ари погибла от стрелы Араты, желавшего натравить Румату на монахов Ордена. Наконец, дон Кондор и Пашка обнаруживают Румату, одиноко сидящего в луже в одном рубище. Он отказывается возвращаться на Землю.

Зима, двое из скрывавшихся на болотах книгочеев повздорили и убили друг друга, Румата играет на саксофоне, процессия всадников медленно уходит вдаль.

Трудно быть богом (фильм, 2013)

Спрашивается, а где здесь позитивный смысл... ну, чтоб аж два блокбастера на эту тему городить?.. Однако отметим такие... липучки-мухоловки для решивших окунуться в искусственно созданный советский литературный "дефицит" времен самой читающей страны мира.

Вроде планета-то чужая совсем, а читателю предлагаются исключительно земные признаки приключенческого исторического жанра, куда так приятно было погружаться в подростковом возрасте... Все эти доны-бароны с игривыми кликухами типа будахи-руматы... сама по себе средневековая атрибутика с арбалетами, стражниками и предводителями... Лучше всего отражает неискреннее, вымученное вступление, отражающее детские игры.

Раньше были такие развивающие книги для детей младшего школьного возраста, когда дети попадали в прошлое, чтобы в виде такое дополнительной школьной экскурсии увидеть лично семь чудес античного мира. При этом, конечно, им вешались всякого рода штампы про рабовладельческий строй в духе общественных формаций, чтобы они проникались социальной несправедливостью.

Здесь... продолжение такой игры-притворства, но уже для более старшего возраста... правда, нисколько не повзрослевшего. Все те же занудные штампы "общественных формаций" и неизбежности пролетарской революции.

Зашоренный совковый взгляд, никакого творческого осмысления действительности. Тяжелый случай, когда пищу духовную сочиняют социальные иждивенцы, неспособные ничего создать самостоятельно, зато прекрасно умеющие воспользоваться уже созданными общественными отношениями.

Из головы-то не выходит, как старший из братьев героически войну отстрадовал на чужом молоке! Ни одного фрица не порешил, ни в одну атаку не поднимался, зато спасал сам себя и ближайших родственничков. А от кого спасал? В широком таком понятийном смысле... от войны. Ну, конечно, от всех, кому типа "воевать нравится". А им вот не нравилось воевать, они спасались.

И все последующее время, если посмотреть не предвзято, находились в постоянных попытках спастись любой ценой (выставляемой за чужой счет).

Постоянно возмущало, что у нас современная литература представляется некоторым таким спасительным плотиком для узкого круга лиц. Их совершенно не канает, где и по каким водам они путешествуют, а главное... куда. Современность или читательский интерес их тоже волнует очень мало, им бы успеть "образ автора" увековечить, чтобы... спастись...

Потом удивляются, что плюнешь на все это "творчество", и все "образы авторов" разом в плевке утопнут. Позорище просто.

Обратим внимание, что и герои этого жалкого бреда... в точности повторяют все эти местечковые повадки. Тянуть лямку вместе со всеми они, конечно, не могут. Очень уж нежные и ранимые по натуре. И все, как один, - прекрасные и сознательные, никаких противоречий! Удивительно лишь, отчего ж главный хмыреныш из того мира - так рвется в новый дистиллированный мир, который представляют эти заигравшиеся на чужих костях доны-бароны?..

Что, и терок с начальством в новом мире не бывает? Ой, у них так все прекрасно, так идеально, никаких конфликтов... поэтому им надо непременно в просторах Вселенной отыскать концлагерь, чтобы там, жуками в муравейнике, устроить очередной местечковый кипеж. Восстание рабов, страдания от погромов... видно и в светлом будущем некоторые никак себя без этих вещей не могут ощущать себя живыми.

Ну, это мы в целом уже обсудили... здесь интересен сам этот проект братьев Стругацких. В силу того, что наши не слишком продвинутые в умственном отношении кинематографисты воспринимали этот проект, как нечто действительно ценное в художественном плане, как произведение искусства - они при визуализации вытряхнули недосказанности, вывернули из наизнанку...

Особенно хорошо (даже качественно) поработал в этом отношении Алексей Герман. Все эти уродливые сопливые создания, когда нагота - это лишь способ показать, насколько беззащитен, уязвим и... безобразен человек.

Это уже не просто "не искусство". Это уже клевета на творение божье. Если человек настолько слаб, безобразен, недоразвит, то для него и такие Руматы сойдут в качестве "прогрессоров". Словечко, между прочим, очень точное... сразу рождает ассоциативную рифму "агрессор", моментально дает остро негативные нравственные оттенки, которые не услышит.... разве что полностью аморальный тип.

Ну-с, начнем рассмотривать уже упоминавшийся выше отклик современного молодого зрителя, которому уже непонятны чисто совковые приемы создания легенды  из... посредственных авторов, - приданием ажиотажного интереса к их творчеству... путем... пустого места! Согласитесь, это был основной метод создания советского дефицита.

Там много чего идет такого... сопутствующего, поэтому все сразу в кучу сваливать не станем. Куда торопиться?

Но ведь здесь еще что интересно? Повсюду эти шкурные интересы к инопланетным мирам! В "Трудно быть богом" эти доны-бароны еще почему себя чувствуют богами, хоть и жрут собачатину вместе с аборигенами? А им на советский манер доставляют дефицит из партийного распределителя.

Помните, как в советское время слово "снабжение" имело совершенно иное значение? Там ведь вопрос был: "А у вас хорошее снабжение?"

А еще там богами и донами были те, кто имел американские джинсы. А нынче они на каждой заднице.

Вспомните, как под закат советской власти путем дефицита, создания пустого места (при ломившихся товарных базах) - создавался ажиотажный потребительский спрос даже на товары далеко не первой необходимости.

Я вот вспоминаю, как у нас на кафедре в конце 80-х люди играли в лотерею, выигрывая заячьи шапки, какой-то хрусталь... все, что у них и так было. У меня тогда уже возникал этот образ намеренной манипуляции, отработка ажиотажного интереса, спроса. Самыми унизительными для человека способами.

И фильм Германа тоже ведь подается... каким-то давно ненужным советским дефицитом, как и фильмы Тарковского. Мол, массу премий получил в Венеции... будто там в нашем кино понимают лучше нас.

ОПЫТ ОЗВЕРЕНИЯ (О фильме Алексея Германа «Трудно быть богом»)

4 апр, 2014 в 16:49  Девушка-билетер: «Приятного просмотра!»

«Трудно быть богом» - не фильм для анализа. Это такое «иди и смотри». Тут нет идей.

Сверхавторское кино, которое работает на физиологии, инстинктах, рефлексах. Экран засасывает зрителя физически, ты оказываешься в фильме «по уши». Чистый опыт врастания в грязь.

Фильм Алексея Германа1Истории – ни этой конкретно, ни Истории с большой буквы – на этой планете нет. Погружение в германовскую реальность могло бы продолжаться и шесть, и десять часов. Начало – это тот момент, когда появился наблюдатель, то есть ты, - случайная точка.

Всё здесь скрипит, кашляет, кряхтит, яростно пытается выжить. Ты тоже начинаешь выживать. Так, оказавшись на зоне, пытаются понять её законы. Закадровый голос, который объясняет, что это другая планета, а не Земля (кажется, будто это тот же голос, который был и в «Лапшине», и в «Хрусталеве»), - единственный атавизм нормального кино.

То ли люди, то ли нелюди, палачи и жертвы, просто смотрят тебе в глаза, оглядываясь назад, а потом уходят в завесу дыма. Они говорят лично тебе: «Посторонись», или «Здрасьте», или «Здесь он я». А кто именно, не поймешь, самого лица не увидишь, пропадает.

Иногда в кадр впихивается птица, оставляя перья, иногда – черепаха, иногда – рука или ж…а. Даже вещи здесь агонизируют – как сдувшийся барабан во время погрома.
И трупы, трупы, трупы…

Фильм Алексея Германа3Даже в момент мнимого покоя или интимной близости изо всех щелей вдруг вылезает страшное безымянное большинство - то ли слуги, то ли враги, коммунальное Средневековье. И всё, что хоть немного устаканилось, снова возвращается в подробный, до миллиметра продуманный ад.

Эффект – что-то вроде измененного состояния сознания.

– В фильмах Германа нет героев в привычном смысле, нет места симпатии, невозможно сказать, кто из этих людей хороший, кто плохой. За каждым мелькнувшим в кадре - бездны слабоумия, испорченности, боли.

"Трудно быть богом" (Россия), 2013 г.

Продолжение следует...

Читать по теме:

©2016 Ирина Дедюхова. Все права защищены.

32e96ea8bb23b6681436ae80362bbd96

Комментарии (5) на “Трудно быть… богом. Часть IХ”

  1. sealth:

    Невообразимо культурный Ярмольник, прям Штирлиц средневековый. Только ненастоящий ни разу. Удовольствие получает заметно.

    • Vanil:

      Про Ярмольника можно вспомнить, ведь, следующее. Роль Руматы должен был играть Лыков, который даже прервал контракт с сериалом «Улицы разбитых фонарей» (Казанова). Но, узнав о проекте Германа, Ярмольник осознал, что в его творческой биографии (фильмографии) много мелких ролей, известность и деньги тоже есть, а вот крупной работы, с которой можно остаться в истории, на тот момент не было. Поэтому он приложил (очевидно) немалые усилия, чтобы роль Руматы отобрали у Лыкова и отдали ему.
      Лучше бы он этого не делал … Съемки шли с 2000 по 2008, потом фильм еле собрали, показали… И вот с этим Г… Ярмольник остался в истории.

  2. Vanil:

    «Андрей Рублев» Тарковского был снят в 1966, в 1967 прошел ограниченный показ и до 80-х его особо нигде нельзя было увидеть.
    Так вот, если «Гамлет» Козинцева в 1964 году был мрачный, лаконичный и суровый, то вот уже «Король Лир» 1970-го поражал жесткой натуралистичностью.
    Сцена с нищими, к которым пристает (в смысле — присоединяется) Эдгар, срывая одежду, оставаясь в лохмотьях и вывалявщись в грязи. Сцена в сарае во время бури с тем же Эдгаром и нищими в соломе и грязи. Предельная натуралистичность, много грязи и жалкого человеческого тела. Явно, что это повторялась сцена из «Андрея Рублева» со скоморохом в сарае. Дождь, грязь, солома, лохмотья…

  3. Leo:

    И фильм Германа тоже ведь подается… каким-то давно ненужным советским дефицитом, как и фильмы Тарковского.

    Как ведь точно!

  4. Leo:

    творческая задача в том, каким образом погрузить сознание читателя в этот концлагерь.

    Вот оно это слово.

    Посмотрел несколько лет назад «музыку серебряных спиц» — некий мюзикл с песнями Гребенщикова. И там была у режиссера этой штуки именно эта задача. Справился режиссёр, но все кроме песен было как-то противно.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Календарь вебинаров
Архивы
  • 2020 (10)
  • 2019 (45)
  • 2018 (78)
  • 2017 (87)
  • 2016 (103)
  • 2015 (90)
  • 2014 (68)
  • 2013 (71)
  • 2012 (78)
  • 2011 (71)
  • 2010 (91)
  • 2009 (114)
  • 2008 (58)
  • 2007 (33)
  • 2006 (27)
  • 2005 (21)
  • 2004 (28)
  • 2003 (22)
Авторизация