Трудно быть… богом. Часть VIII

Вначале братьями Стругацкими предлагается выбор наименее худшего из заведомо худшего. Затем этот выбор несколько усложняется: герои поставлены перед жестокой необходимостью выбирать между возможностью творить под угрозой смерти, либо отказаться от своих убеждений ради спокойной жизни.

И здесь не надо быть семи пядей во лбу, чтобы не заметить, что "тема выбора" не просто "главная тема творчества", а вообще единственная его цель.

Свобода нравственного выбора... это, пожалуй, единственное, что всегда вносит свои коррективы в любые, самые выдающиеся и замечательно сверстанные планы. Заметили, кого нынче выдвигают на все посты? Исключительно тех, кто давно не следует голосу совести. А дальше можно лишь убедиться, насколько нелепо такие люди выглядят на общественной сцене именно в России. Кажется, что с уничтожением голоса совести в них отключены и все функции интеллекта человека разумного.

Главная тема творчества Стругацких — тема выбора — стала основной для повести «За миллиард лет до конца света» (1976), герои которой поставлены перед жестокой необходимостью выбирать между возможностью творить под угрозой смерти, либо отказаться от своих убеждений ради спокойной жизни.

Тогда же был написан роман «Град обреченный» (1972, опубл. в 19881989), в котором, по словам Марка Амусина, предпринята попытка «построить динамическую модель идеологизированного сознания, типичного для самых широких слоёв нашего общества, проследить его судьбу на фоне меняющейся социальной реальности, исследовать различные фазы его „жизненного цикла“, и в частности, драматического перехода думающих советских людей от позиции фанатичной веры в коммунистические идеалы к условиям идеологического вакуума, характерного для целого поколения».

Все, кто читал "Град обреченный", вряд ли мог заметить "динамическую модель идеологизированного сознания, типичного для самых широких слоёв нашего общества". Странно, что сами творцы этих моделей не заметили, насколько не лепится любая "идеологизированная модель" к их собственному сознанию.

Спрашивается, а для кого же они творят, если таким образом представляют себе сознание собственных читателей? Каждый раз упираешься в простую констатацию, что как раньше эти братья творили в условиях "партийности в литературе" по назревшему заказу, пытаясь предложить альтернативную визуализацию, так и продолжали нагонять тоску, апатию своим "Градом обреченным"... по прямому заказу.

Хотя сама эта партийность в литературе именно на их творчестве, на нашей истории показала не просто ущербность, а вообще человеконенавистническую сущность. Разве не выяснилось, что все партийные функционеры самым беспринципным образом могут в любой момент отойти от декларируемых "идеалов", а далее навязывать "идеи" преступных элементов, решивших завладеть общественным достоянием, не способных жить с людьми по-человечески?

Да если бы ко мне не обращались с первоначальными шикарными заказами сочинить липкую ловушку сознания "широких слоёв нашего общества" - в виде романа "Дом ведьмы", а после дали уж... почти благотворительное предложение налабать "жесткое порно". Я-то, простите, имею личный практический опыт того, как это делается. И уж точно не поверю, будто к Стругацким не обращались напрямую, пояснив все преференции.

Нынешние рассказы о том, как типа они страдали от цензуры... тоже не слишком катят. У нас ведь "страдают от цензуры" несколько иным образом, куогда перекрываются все проходы. И, как видим по моему тяжелому случаю, это не просто цензура! Это вообще-то прямой наезд на свободу совести.

Сергей Чупринин писал: «Эти чуткие к требованиям дня писатели бьют в одну и ту же точку. Недаром доказывают, что недопустимы, нравственно преступны эксперименты над человеком и обществом, даже если экспериментаторы движимы самыми вроде бы добрыми побуждениями… Недаром, не боясь повториться, убеждают, что добро, породнившееся с насилием, неминуемо перерождается в зло — и тем более опасное, что оно-то по-прежнему считает себя добром».

Для этих произведений, как и для романа «Хромая судьба» (1982, опубл. в 1986) характерно наделение главных персонажей автобиографическими чертами. Роман «Хромая судьба», повествующий о жизни пожилого писателя, включает в себя повесть «Гадкие лебеди» (опубликована за рубежом без согласия авторов в 1967 году).

Очередное обращение к Миру Полудня — романы «Жук в муравейнике» (1979; премия «Аэлита» 1981 года) и «Волны гасят ветер» (1985) — подвело окончательный итог развитию утопической темы в творчестве Стругацких. Никакой технический прогресс не принесёт счастья человечеству, если основой его не станет Человек Воспитанный, который сможет избавиться от «внутренней обезьяны», — таков вывод многолетнего исследования возможного будущего. Тема воспитания стала ключевой для романа «Отягощённые злом, или Сорок лет спустя» (1988) — многопланового повествования, исследующего предназначение и рост сложности задач Учителя на примере двухтысячелетней истории.

«Смысл всех этих экскурсов в прошлое видится вот в чём. Один Учитель (даже экстра-класса) не в состоянии одной лишь силой своего Знания, своей Убеждённости необратимо подвигнуть социум к прогрессу (в понимании Учителя) и при этом застраховать свою педагогическую концепцию от искажений во времени. Но и не пытаться сделать это он не может!» (Ф. Снегирев, «Время Учителей» — «Советская библиография», № 1, 1990).

А добро не может "породниться с насилием", между прочим. Такое начирикать могут лишь люди, вообще никогда не делавшие осознанного нравственного выбора. Меня лично в этом плане поражало, как искренне и до нервического визга в 90-х доказывалось... многое, в частности, что все подвиги советский народ в Великой Отечественной войне совершал исключительно под воздействием "заградительных отрядов".

Да еще ведь уже под конец нулевых эта лабуда про исключительную роль заградительных отрядов всплывала не раз. И что в результате? А уже даже в массовке военных фильмов не видишь ни одного достоверного... блика настоящей правды жизни. Об образах не говорим. Но ведь сейчас уже нет и проблеска какой-то... картинки, чтобы сознание могло ухватиться, чтобы создать образ самостоятельно.

Вспоминаю... сколько раз мне твердили, что я - "непредсказуемая", что от меня можно дождаться чего угодно. Ну, не гарантированный типа результат. Однако сразу замечу, что негарантированным он был лишь в том случае, когда мне удавалось заставить себя промолчать. Правда при этом... я слишком громко думала, никто и не сомневался, о чем именно.

Напротив, всех ведь заранее настораживал вполне предсказуемый и гарантированный результат! Ведь, несмотря на гипотетическую склонность широких масс к оболваниванию идеологиями, все ведь прекрасно соображали, о чем речь... в том же фольклоре, в тех же народных сказках..., уж не говоря о настоящем искусстве.

Как видим, здесь идут вкрадчивые, осторожные поиски возможности уйти от нравственного выбора... по-тихонькому отползти так, чтоб случаем не вспугнуть. Проблема здесь ведь не в идеологиях, а в том, что... чего уж только не было под Луной. И само существование искусства в любых условиях  - есть прямое доказательство, что каждый человек способен в любых условиях отличить правду от лжи, добро от зла, что его душа нуждается в поддержке, в "пище духовной".

В свое время этому феномену у меня был посвящен цикл "Псевдокультура и частная собственность". А уж после того, как меня неимоверно разозлила нынешняя уголовная гопота, вообразившая, будто способна хоть что-то создать, причем навечно, не соображая, как прямо под ней рушится и оседает почва..., пришлось вернуться к циклу "Нравственные критерии анализа". И повторю, там ведь был главный вывод, который мне в момент обрушения моей жизни хотелось бы делать в последнюю очередь: человек по своей природе существо глубоко нравственное.

Еще раз отметим, что этот вывод я делала в тот момент, когда была невероятно зла! Ух, как бы мне хотелось заклеймить все общество и дать понять "широким слоям населения", независимо от национальности, социальной или половой принадлежности, как я зла.. Но анализ зарождения, развития и существования искусства в любых условиях, несмотря ни на что..., позволял сделать единственный возможный в таких случаях вывод.

А это означает, что теплящаяся надежда отнюдь не беспочвенна, надо лишь на многие вещи взглянуть... иначе. Уж точно не так, как на них предлагали смотреть братки Стругацкие. Да стоит лишь их очки в 15 диоптрий принять в качестве значимого фактора, так их мнение сразу становится ничтожным. Кстати, кто хоть раз от них услышал, хотя бы о чем-то..., элементарно интересное мнение, которое не было бы кем-то пошамканным, вторичным, трусливым..., чаще всего подлым? А вы думали почему есть в словаре Ожегова выражение "подлое отродье"? Ага, по этой причине. В целом ведь про людей думать подло, будто все предложенное Стругацкими даже не "вершина развития", а хотя бы "исторически закономерный этап". Нет , там ведь по любому случаю тупиковый путь подсовывается.

И, кстати, подсовывается всякий раз дозировано,  расчетливо. Вспомните, что произошло со Стругацкими, как только они получили большой тираж "Града обреченного"? Тут выяснилось, что сравнительно небольшой тираж "Химии и жизни" они поддержать могут, а вот массовый тираж один на один... нет. И там ведь опять вещь без начала и конца, с распадающимися в кашу образами. В образе чувствуется изначальное заимствованное зерно, затем его начинают... размывать.

Кто-то очень хорошо продумал браткам эту нишу с интеллигентными журнальчиками. Одномоментно в начале 90-х "Наука и жизнь", помнится, публиковала захватывающую сагу Ле Гуин, а вот "Химия и жизнь" (сам по себе очень интересный журнал), давала "Жука в муравейнике", где заранее можно было сказать, что никакого финала не будет, братья не смогут честно признаться, кто же там сидит в роли жука в муравейнике, мешая жить и работать, засирая мозги широких масс новыми находками "добра" в куче дерьма.

Также в муравейниках паразитируют жуки из рода ломехуза, имаго и личинки которых питаются яйцами и личинками муравьёв. ...

Муравьи

Так что не все так просто с этими жучками. Любят они, знаете ли, все переиначивать... на вкус насекомоядных. А для этого ведь стоит лишь лишить человека свободы выбора, заменив вечные идеи - очередной идеологией.

Любая попытка встать между человеком и его нравственным выбором - от Лукавого. Если Господь снабдил каждого свободой воли, то кто может требовать от человека лояльности, любви и уважения, зачастую не имея в душе элементарного сострадания к ближнему? А только очень слабый, извращенный человек, которому требуются гарантии..., вот только чего? А личной безнаказанности и только.

Искусство опирается на лучшие личностные качества, оно создается изначально... без всяких гарантий. Даже без гарантии, что оно элементарно дойдет до того, кому в этот момент, может быть, нужно больше всего, чтобы удержаться на скользкой кромке над бездной.

И мне кажется, у нас сейчас очень важная задача... очищения от очистков. Сделать вывод, что человека недостоин выбор из худшего - наименьшего зла... это отнюдь не всякому по силам. Некоторым это не под силу даже  во вполне благоприятных условиях. А выбор зачастую приходится делать в условиях... вполне экстремальных.

Именно искусство, настоящая литература - являются объективным доказательством того, что большинство людей... достаточно непредсказуемы в своем выборе теми, кому нужны гарантии. Но... вполне предсказуемы с точки зрения Того, Кто верит в человека настолько, чтобы полностью положиться на его свободную волю, дав ему жизнь, душу и весь мир.

И человек остается человеком, стараясь не изменять самому себе, следуя всему лучшему, что заложено в нашу душу свыше. Вовсе не потому, что уж так подвержены каким-то идеологиям. Не более тех, кто навязывается с идеологиями от безбожия и неспособности жить по-людски на общих основаниях.

Это я не впадаю в нравоучительные сентенции, а несколько раз утюжу линию обороны всех этих особей с гарантиями. Это вообще будет... просто шикарно, роскошно и опофигительно, если мы раз и навсегда покончим с этой серой плесенью! Это... означает, что все у нас было не напрасно.  Это мы как раз не потеряли ни минуты, а вот те, кто пытался остановить время, повернуть время вспять, воспользоваться чужим временем и чужими жизнями, заняв не свое место, взяв то, что им принадлежать не могло, - вот они все лишатся всего именно в тот момент, когда поправить уже ничего невозможно.

Я оттачиваю мысль, подбираю слова, делая мысль более точной и выверенной..., и когда я закончу этот цикл, к старому путь будет закрыт навсегда.

Это не означает, что они опять и опять не полезут с тупостью осатаневшего быдла, как лезли не раз. Но сам этот шаблон будет раскрыт, а на что-то более изысканное, менее трафаретное, у них точно вару не хватит.

Ну смотрите, к чему под конец таки скатились братки.

Последним совместным произведением Стругацких стала пьеса «Жиды города Питера, или Невесёлые беседы при свечах» (1990) — предупреждение излишне горячим оптимистическим надеждам новейшего времени.

Аркадий Стругацкий написал несколько произведений в одиночку под псевдонимом С. Ярославцев: бурлескную сказку «Экспедиция в преисподнюю» (1974, части 1-2; 1984, часть 3), рассказ «Подробности жизни Никиты Воронцова» (1984) и повесть «Дьявол среди людей» (1990-91, опубл. в 1993). Никита Воронцов попадает в кольцо времени и много раз проживает одну и ту же жизнь, но не в силах что-либо по-настоящему изменить в окружающем мире. Ким Волошин, пройдя муки ада в реальной жизни, становится могущественным «дьяволом среди людей», но также неспособен сделать этот мир хоть чуточку лучше.

После смерти Аркадия Стругацкого в 1991 году Борис Стругацкий, по его собственному определению, продолжил «пилить толстое бревно литературы двуручной пилой, но без напарника». Под псевдонимом С. Витицкий вышли его романы «Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики» (1994—1995) и «Бессильные мира сего» (2003), продолжившие исследование неумолимого рока и возможностей влиять на окружающую действительность.

Представьте себе двух таких братиков... с червоточинкой внутри. Это потом они начнут метаться вплоть до "жидов города Питера", а тут они по сказочкам всенародным пустились, концовки перекраивать, сюжетные линии рвать, а значит подтачивать нравственную основу "сказка - ложь, да в ней намек!.."

И не столько их, как выяснилось, манил прорыв в Космос, совершенный на их глазах, трудом тех, кто сражался и прошел войну отнюдь не благодаря близости к чужому молоку и интендантской части. А на самом деле манила идея Мира вечного Полудня, чтоб ни утра, ни вечера не наступало, а чтобы все время было одно и то же время - пить чай...

Мир Полудня литературный мир, в котором происходят события, описанные братьями Стругацкими в цикле романов, «представительской» книгой которого является «Полдень, XXII век» (от которого и произошло название мира), а последней — «Волны гасят ветер». Несмотря на кажущуюся утопичность вселенной, мир Полудня полон проблем и конфликтов, не чуждых и нашему времени.

Да, все так и манит, так и тянет братков пожить, погужевать  и как можно дольше потянуть волынку в этом славном мире Полудня, где люди такие бе-е-бедные, убогие, все во власти глупых средневековых суеверий, такие податливые на всяческое издевательство, такие беззащитные... Прямо так и манят братков подобные фантазии.

И что же за образы возникают на этой почве?.. Знаете, я не стану разбирать Германа с его переснятым фильмом. Он там решил "воспарить духом" на этой почве, даже намекал Владимиру Путину, мол ему надо этот фильм смотреть. А зачем? Этот фильм никому смотреть не надо, начиная с Путина.

Фильм снимался на наши деньги, ничего, кроме плевка в душу, этот фильм в себе не несет. Но...ведь и зритель от него массово и технично самоустранился, как и от фильмов Федора Бондарчука по Стругацким.

Идеи у них примитивные! Вообще всё, стоит лишь вынуть нравственный стержень, получается аморфным и беспомощным. Но пускай с Германом и Бондарчуком разбираются кинематографисты. А то привыкли снимать что попало не для зрителя, а для зарубежных премий, а искусство должно менять жизнь к лучшему. Не меняет - значит, не искусство, паразитирование жука в чужом муравейнике.

«Тру́дно быть бо́гом»российский художественный фильм 2013 года по мотивам одноимённой повести братьев Стругацких; последний фильм режиссёра Алексея Германа. Работа над картиной продолжалась более 10 лет и завершилась уже после кончины режиссёра (ум. 21 февраля 2013).

Мировая премьера состоялась 13 ноября 2013 года на Римском кинофестивале, посмертно присудившем Герману премию «Золотая Капитолийская волчица» за вклад в киноискусство (премьера фильма прошла вне конкурса)[2]. 27 февраля 2014 года картина вышла в российский прокат[3]. В марте 2015 года фильм был удостоен семи премий «Ника».

Все же... не понимаю я такого. Как хотите, а не понимаю. Такого настырного желания обгадить образ и подобие Божье! Обворовать мало, надо непременно в душу нагадить..., не соображая, на что решили покуситься. Нда, в такой ситуации и с такой "визуалочкой", только и осталось себя богом вообразить..., а там только бац! Кишка не того диаметра!

Да и никогда не думала, что придется пояснять такие вещи взрослым людям. Но уж когда сами выстроили этот отвратительный визуальный ряд, то зачем, спрашивается, писать статейки, вроде ОПЫТ ОЗВЕРЕНИЯ (О фильме Алексея Германа «Трудно быть богом»), если это явно сперли из "Последнего дюйма", написанного на десять лет раньше, в 2004 году? Там одна журналистка рубрику "Озверение" вела в газете на деньги олигарха со сложным этническим происхождением.

 Девушка-билетер: «Приятного просмотра!»

Иногда в кадр впихивается птица, оставляя перья, иногда – черепаха, иногда – рука или ж…а. Даже вещи здесь агонизируют – как сдувшийся барабан во время погрома.

И трупы, трупы, трупы… Даже в момент мнимого покоя или интимной близости изо всех щелей вдруг вылезает страшное безымянное большинство - то ли слуги, то ли враги, коммунальное Средневековье. И всё, что хоть немного устаканилось, снова возвращается в подробный, до миллиметра продуманный ад.

Эффект – что-то вроде измененного состояния сознания.

Нет, можно, конечно, тем не менее устроить и такой "опыт", когда уж никуда не деться от моих образов. Можно девок голяком погонять, всяких перемазанных фигляров и лицедеев..., только это даже не Средневековье! Этот тот ад, который бы так хотелось устроить каждому..., да вот кишка не того диаметра... К тому же все давным-давно ушли в развитии и переросли эти шаблоны, а те, кто их пытается навязать..., навсегда останутся с ними внутри. Это называется "не рой яму другому".

...Неоднократно приходилось говорить, что самое прекрасное в искусстве и литературе - это благородство человеческой души. У нас и так слишком много особей вылезло, которых не принято отражать в искусстве. Их место - на самом дальнем плане, маленькими точками у горизонта.

А тут... и шарахается, и ползает вся эта плесень в драных штанах..., типо с экстервизмом борется. Ни мысли, ни чувств, полное равнодушие.

И вот тут подведем небольшой итог. Почему же концовочки-финалы у братков не удавались? А потому что не ведомо им было благородство человеческой души. Уж как так с ними получилось..., это не ко мне! Мужики взросленькими померли, могли бы в городе Питере... хоть в Эрмитаж сходить, что ли. Согласитесь, в Питере все же сподручнее к искусству приглядеться, чтоб не только имитировать внешне, а посмотреть, что ж люди от искусства ждут.

Продолжение следует...

Читать по теме:

©2016 Ирина Дедюхова. Все права защищены.

32e96ea8bb23b6681436ae80362bbd96

Комментарии (6) на “Трудно быть… богом. Часть VIII”

  1. Anna:

    «…и когда я закончу этот цикл, к старому путь будет закрыт навсегда»

    Вот, очень замечательно и прекрасно!

  2. agk:

    Вот-вот. Все время вылазит это заклинание — этот фильм НАДО посмотреть, эту книгу — НАДО прочитать. И всегда оказывается, что мура какая-нибудь.
    Спасибо за закрепление пройденного материала на этом конкретном примере.

  3. Спасибо, Ирина Анатольевна, за Ваш труд!
    Как всегда, просто и гениально!

  4. Leo:

    Да, «Трудно быть Богом» как фильм, помню, разочаровал. Книгу читал много раньше. В восторженной молодости читаешь книги немного иначе, додумывая за автора только в благородную и возвышенную сторону. Облагораживая то, что в общем, того и не стоило. Взглянув другими глазами, отследив все мотивы и мотивчики, понимаешь, что авансы были выданы напрасно.
    Так надо аванс-то выданный вернуть, а этим браткам и нечем.

    А в общем-то приличный «Пикник на обочине» с его мясорубкой, куда попал начинающий юрист, плавно вытек в сентенцию братка Витицкого — дешевую колбасу можно делать только из человечины.

    • Ну, им ведь дали возможность ответить за все сказанное!
      И что? Они накатали про «жидов города Питера». Все мотивации сами выложили.
      Впрочем, еще раньше, в своем «Граде обреченном» до донышка прокололись. Потом попытались извернуться, мол, это все про «блокадный Ленинград». А у нас что, блокадный Ленинград за чирик с кукишем сдали? Нет, там фируля пятой точкой смысла не имели. Массовый тираж они не выдержали. Но попытка отбрехаться с «Градом обреченным» показала, что проект братков был изначально рассчитан на журнальные варианты, когда можно сослаться, что типа формат у журнала такой. А оне типа как угодно могут переписать.
      Да даже с «Чародеями» там ведь не работа братков, там профессиональный сценарист постарался, привел все к нормальной новогодней истории, а дурацкие нитки «из стругацких» торчат повсюду.
      Что за писатели, когда ни одной нормальной любовной истории написать не могут? А перечитайте вступление к «Трудно быть богом»! Это нынче даже для пятиклашек не покатит. Все лживое, натужное… это ведь не сюр 60-х! Слишком быстро сдохло. Это попытка закосить под начало 60-х!

      В целом — это типичная диверсия, но совершенно беспомощная и бесполезная. Поскольку это же русская литература!
      Тем не менее, это диверсия, наезд на душу, на язык, на нравственную основу. Под видом «социальной фантастики». Им, заметим, можно было идеологические шуточки шутить, но… из подсознания постоянно насекомые вывались типа «жука в муравейнике».
      Это действительно — пикничок на обочине в тупичке. Там ведь всякий путь ведет в никуда. Насекомому все равно, но человеку нужен внятный анализ.

      Ну и, на кой сгодились-то? Да ни разу не пригодились… «фантастики». Как журнальчик в деревенском сортире с выдранными страничками без начала и конца. Туда же еще, «в мыслители» с одной извилиной на двоих.

      • LLIAMAH:

        Засада ещё в том, что по мотивам Чернобыльской катастрофы и «Пикника на обочине» слепили серию игр СТАЛКЕР, стрелялку — квест от первого лица. И в рамках этого же прожекта существует дикое количество псевдолитературы, которую, пока с удовольствием, запоем, читает молодежь. Тем самым производится попытка оживить картонные гнилые образы.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Календарь вебинаров
Архивы
  • 2019 (44)
  • 2018 (78)
  • 2017 (87)
  • 2016 (103)
  • 2015 (90)
  • 2014 (68)
  • 2013 (71)
  • 2012 (78)
  • 2011 (71)
  • 2010 (91)
  • 2009 (114)
  • 2008 (58)
  • 2007 (33)
  • 2006 (27)
  • 2005 (21)
  • 2004 (28)
  • 2003 (22)
Авторизация