Трудно быть… богом. Часть ХV

88255-solaris_library-900x389

Никогда не задумывались, почему фильм "Солярис" входит в число величайших фильмов в истории? Если проанализируете свои впечатления, то в остатке там будет нечто настоящее, затронувшее вашу душу. Так вот это что-то невысказанное прямым текстом, недосказанное... и не требует уточнений. Вы это просто чувствуете... и все!

Это почти невыносимая боль человеческой души, которая гибнет и понимает, что с ней гибнет целый пласт бытия, с прошлым, настоящим и будущим. Хотя все подается... вполне так... фантастически. И мы благодарны, что повод сопереживания подается именно так, без никому ненужных исповедей и обременений реальными подробностями. Чисто так... фантастически. Типа боль невыносимая, конечно, хотелось бы ею поделиться... ведь с этим надо как-то жить, делать вид, будто ничего такого не было... но как бы так... гипотетически... уж точно не по реальному случаю, вызвавшем такой взрыв почти вселенской... всеобъемлющей и всепроникающей душевной муки.

1972_solyaris_1«Солярис» — драма, снятая Андреем Тарковским в 1972 году по мотивам одноимённого фантастического романаСтанислава Лема об этических проблемах человечества через призму контактов с внеземным разумом. Широкоэкранный фильм состоит из двух равных частей. Главные роли исполнили Донатас Банионис и Наталья Бондарчук.

Обладатель Гран-при Каннского кинофестиваля. По результатам некоторых опросов входит в число величайших фантастических фильмов в истории кинематографа[1][2].

Угу, наверно, это встреча такая всего человечества с внеземным разумом, поэтому такая невыносимая боль... расставания с иллюзиями о себе самом.

Согласитесь, что там есть понимание, что теперь вся жизнь будет причинять одним случайным воспоминанием резкую и невыносимую боль, с которой чем дальше, тем все труднее мириться... а избавиться невозможно.

И когда-то эта боль казалось совершенно несущественной в сравнении с высокой целью сохранения собственного бытия. Точнее, физического существования. И когда работает одно чувство самосохранения, многое отметается, казалось бы, навсегда. В этот момент и не задумываешься, то однажды все старые истории станут весьма актуальными.

m179625— Сегодня, выходит, эта история снова стала актуальной?

— Да. Мне Путин вручал премию, и я ему сказал, что снимаю фильм «Трудно быть богом» и что самым заинтересованным зрителем должен быть он. Возникла в этом зале такая гробовая тишина — пока он не шевельнулся. Будет терпеть долго-долго, потом озлится, поймет, что ничего из этих реформ в России не получится, потому что одни воры кругом, и тогда начнется… вторая половина моей картины. Ничего сделать нельзя. У нас так же воруют, и все вокруг берут взятки, университеты пускают на доски, а рабы не желают снимать колодки. Им и не рекомендуется. Если говорить о политике, этот фильм — предостережение. Всем. И нам тоже.

«Это картина о поисках выхода в мире — рубить, быть ласковым, наблюдать, помогать, как быть? Нет выхода, все оборачивается кровью, что герой ни сделает. Не хочешь убивать, хочешь быть добрым — будет вот так, почти никак»

«Я абсолютно разлюбил кино»: одно из последних интервью Алексея Германа.  © Геннадий Авраменко

Именно с "Солярисом" я однажды оказалась самым заинтересованным зрителем в зале. Всех уговорила пойти на этот фильм именно я. Вот мы и пошли всем пионерским лагерем, прихватив с собой и поварих... которые первыми не выдержали. Короче, досматривала я "Солярис" практически в пустом зале добротного советского типового дома культуры, все ушли лакомиться мороженым, раз так не повезло с фильмом.

Я бы назвала это... "Хроника потерянной души". И поскольку тогда еще мало накопила собственных скелетов в шкафу, весьма и весьма интересовалась чужими. Это было лето 1972 года, мне было 12 лет, когда все уже отлично соображаешь, но пока еще особо не о чем сожалеть... настолько же сильно.

Russian film director and script writer Alexey German. Russia

Russian film director and script writer Alexey German. Russia

— Как возник новый заголовок — «Хроника арканарской резни»?

— Как только стало известно, что я снимаю «Трудно быть богом», по телевизору стали беспрестанно показывать фильм Флейшмана, раз за разом. Как будто специально. После этого мы поссорились с Леней Ярмольником, он записал пластинку — аудиокнигу «Трудно быть богом». И я подумал: наступайте, варвары-враги. Фильм мой все равно будет другой. Сделаю, допустим, «Хронику арканарской резни» и что-то потеряю — допустим, многие сейчас богом интересуются. А я на афишках всегда смогу приписать внизу «Трудно быть богом». «Хроника арканарской резни» — может, и не лучшее название, но как-то соответствует всему, что происходит в картине.

«Я абсолютно разлюбил кино»: одно из последних интервью Алексея Германа.  © Геннадий Авраменко

Вообще замечательно, да? Совок уже закончился, а официальные небожители продолжают реализовываться... не замечая, что там происходит со всеми. Больно им это интересно?

Они потирают руки, когда все вокруг начинает все больше и больше напоминать выдуманные миры, пока еще не осчастливленные учением Маркса и Ленина, как раз накануне "арканарской резни".

Согласитесь, ведь единственная идея у Стругацких - непреложная закономерность этапов (типо) развития (якобы на веки вечные определенная Марксом):

- Средние века (ага!) должны закончиться Возрождением (с картинками голых дядеденек и тетек типа богов и богинь), а там и резня должна нарисоваться, как же без нее?

- Затем переползание от феодализма к капитализму... трудное становление, так сказать... всех, кто шляпу надел и мордочку начитанную состроил, будут макать мордой в унитазах, приговариваривая: "Если такой умный, то где твой капитал?.."

- А уж после всего начинается прелестнейшее социальное развития! Конечно, опять-таки после большой резни, поскольку после предыдущего исторического промежутка остается слишком много буржуев недорезанных.

Такие вот замечательные исторические периоды, прямо как клеймо на лбу у братков Стругацких "тупая гэбня". И Герман даже при визуализации этой мертвечины не видит... что не взлетает! Стоит ли жизнь класть, чтоб оставить после себя это гниющее болото, хронику какой-то резни?..

Думашь, как же славно быть такими вот официальными фантазерами... Казалось бы, именно в фантастике человек ближе всего подходит к... почти божественному экстазу! Взял, да и сотворил свой мир, придумал свои законы! Ан, нет! Раз официальный небожитель, продвигаемый пусть и нетрадиционными и даже левыми способами, все равно и выдуманных мирах будет у тебя "старая песня о главном". Все же только резни не хватает на почве местечкового культпросвета.

2— В чем главные отличия вашего фильма от романа Стругацких?

— Это картина о поисках выхода в мире — рубить, быть ласковым, наблюдать, помогать, как быть? Нет выхода, все оборачивается кровью, что герой ни сделает. Не хочешь убивать, хочешь быть добрым — будет вот так, почти никак. Хочешь убивать — реформы пойдут, но ты будешь страшным, кровавым человеком. Стругацким было проще: у них в романе коммунары с благополучной, счастливой, цивилизованной планеты Земля, люди, которые знают правду и знают как. А сейчас на Земле — какие там коммунары! Мы у себя не можем разобраться, в Чечне той же. Так вот, ученых герой ищет всю картину, не как у Стругацких — чтобы спасти, а чтобы они ему что-нибудь подсказали, что делать в этом мире. Чтобы этот ужас прекратить, когда книгочеев в нужниках топят.

— Мочат в сортирах!

— С этого начинается кино, когда одного из умников топят в нужнике. Параллели берутся часто из реального опыта: вот, например, сцена с охранным браслетом, который надевают, чтобы монахи не поймали. В Киев я ехал с барышней, был 1957 год. И я ехал с человеком, который вышел из зоны и возвращался к своей семье. Он сидел с 1936 года, двадцать один год, и договорился письмом: чтобы его узнали, он повяжет себе на руку пионерский галстук. Мы приехали в Киев и часа полтора бегали по перрону, как сумасшедшие. Он задирал вверх руку с галстуком, и так никто его и не встретил. Что тут было делать? Я попрощался.

«Я абсолютно разлюбил кино»: одно из последних интервью Алексея Германа.  © Геннадий Авраменко

Эта тупая филологическая прослойка все так и будет бубнить про "реформы", "развитие", "будущее", если не поинтересоваться, на какие шиши они тут свои банкеты закатывают. Вот уже и пенсии все просрали, резни нет как нет. Запамятовали, как в XIX веке целая филологическая прослойка во главе с придурком Чернышевским так и жила в ожидании неминуемой резни, которая все спишет, а они станут необыкновенными героями... богами!

В системном анализе четко сказано, что чего-то достичь можно, но при этом надо довести истинные цели до нижних слоев иерархии. Не лживые (или желаемые с прежора) цели, а... конкретные! С полной выкладкой, с раскрытием всех этапов решения масштабных задач, с цифрами, графиками, не залезая никому в карман, развиваясь с того, что имеешь.

Здесь человек всю жизнь прожил в совке, все социальные блага поимел, а в гнилой башке единственный способ решения задач - убивать! Этих ипанутых на советское производство бы направить в качестве месячной стажировки, чтоб они организовывали "авангард всего общества", распрогандированный партийными холуями. Пусть бы они сытым советским работягам заявили, что если те чего не сделают, они их убивать будут. И посмотрели бы, что с ними бы сделали!

Не хочешь убивать, хочешь быть добрым — будет вот так, почти никак. Хочешь убивать — реформы пойдут, но ты будешь страшным, кровавым человеком

Вот эта скотина даже в мыслях не держит, каким образом организовывались все производственные достижения! Причем, с уважением к человеку, с соблюдением его прав, при срастании естественного и позитивного права! Ему на это плевать, он - официозный гений от партийных паразитов и гэбни, он на государственные средства будет самовыражаться.... Вот и видим, насколько все эти боги и гении развитого социализма пригодились в момент общественного излома.

Они о развитии пеклись? Слушайте... мы в этой жопе с конца 80-х, когда гэбня намеренно товарный дефицит форсировала. По вполне понятным причинам, весьма далеким от решения глобальных задач, повторяться не будем. Но если ни разу за все время не были достигнуты показатели 1986 года (с которого все это говно начинается), то можно сделать позитивный вывод о том, что это не развитие, а херня на постном маслице от тупой уголовной сволочи?

Но... далее они решают соваться опять с теми же штампами... А потому что либо ты мыслишь в нормальном системном подходе, делая и весьма неприятные выводы (прежде всего на свой собственный счет, но из критерия "от меня все зависит! это моя жизнь, мать вашу", отметая местечковое нытье "от нас вить ничо не зависит... работа у нас такая... нам вить тожа жить надо...") - либо ты деградируешь и окончательно окостеневаешь в давным-давно опровергнутых штампах.

Вы обратили внимание, насколько неряшливо человек мыслит? Он не уважает ни собеседника, ни тех, кто потом что-то попытается извлечь для себя из этой каши. ато необычайно хорош для иллюстрации "небожительства" в качестве социального иждивенца. Помните, как раньше некоторые выбирали всякого рода гуманитарные и "творческие" направления с единственной мотивацией "лишь бы не работать".

А это хитрая мотивация! Она превращает человека в неработня... что неминуемо сказывается и в видимом со стороны скисании мозгов. И вот уже в последнем построении про пионерский галстук на киевском вокзале наш небожитель  не замечает, что яркая деталь из визуалки совершенно не подходит к 1957 году хотя б из оговорки, что все обсуждалось ранее в переписке. Они же договорились обо всем, верно? Значит, что-то пошло не так.

Кроме того, все помнят, что падение интереса к пионерскому галстуку произошло отнюдь не в конце 50-х, а в середине 70-х. А это две большие разницы. И вот уже из-за чисто режиссерской визуальной детали начинает рассыпаться весь текст, а без того слабая хаотичная мысль и вовсе куда-то ускользает и испаряется...

Большое искусство - это всегда шаг вперед, это и есть развитие. А здесь попытка остановить время, развитие мысли... в то время, как человечество уже получило совершенно иной, куда более продвинутый, всем доступный, а главное, апробированный инструмент систематизации мышления.

Каково на этом фоне смотреть на шамкание ржавых консервных банок стереотипов и клише с давно сгнившими чужими мозгами?

Вы сами говорили — для того чтобы фильм получился, вы должны увидеть в нем себя, маму или папу. А кого и где увидели в «Хронике арканарской резни»?

— Я всех нас увидел. Мы делали фильм про всех нас. Ничем этот Арканар от нас не отличается — такие же доносы, такая же подлость, такие же тюрьмы, такие же Черные, такие же Серые. Ничего мы не достигли: что было в XVI веке, то и у нас в XXI-м. А земляне — далеко не лучшее произведение.

— В первом варианте сценария вы так же мрачно смотрели на вещи?*

— Это было менее философское и более приключенческое кино. И финал был другой. Румата не возвращался на Землю, как у Стругацких, и не оставался в Арканаре, как в теперешней версии. Он погибал. Зато на планету возвращались люди. Другая экспедиция. Вот какой был финал: идут какие-то купцы, монахи средневековые по современному аэродрому, а в небо начинают подниматься и таять там странные белые корабли. Но и я был другой, в какие-то другие вещи верил. Я знал, что в нашей стране творится ужас, но все–таки считал, что при всем ужасе, который творится у нас, сама идея не должна погибнуть — сама идея благородна! Вместе с тем я помню, как примерно в те годы сказал Володе Венгерову, что Сталин и Ленин — одинаковые убийцы. Был страшный скандал…

upload-1TASS_209643-pic4_zoom-1000x1000-4118— Теперешний Румата в исполнении Ярмольника — кто угодно, но уж точно не человек из светлого будущего.

— Румата — человек с современной Земли, он от нас прилетел. Он твой кореш. На Земле точно такое же говно. Даже были слова в сценарии о том, что «на Земле опять готовились к очередной войне, и всем было не до того». На Земле — психушки и тюрьмы, Земля полна идиотов. А на эту планету землян послали, потому что там начали после пожаров строить странные высокие желтые дома, и это привело землян к выводу, что в Арканаре началось Возрождение! Поэтому бросили экспедицию в 30 человек, чтобы этому Возрождению помочь. Но Возрождения, может, никакого и не было. Так, мелькнуло только. А вот реакция на Возрождение — страшная: всех книгочеев и умников убивают, и они ползут с лучинками через жуткие болота, попадая в руки то бандитов, то солдат, и везде веревка-веревка-веревка и смерть-смерть-смерть.

«Наступление фашизма, что, мне кажется, грозит нашей родине. Потому что при фашизме наконец все делается ясно. Кого мочить, кого не мочить. У нас никогда по-хорошему не получается. Даже в конкретных вещах»

«Я абсолютно разлюбил кино»: одно из последних интервью Алексея Германа.  © Геннадий Авраменко

Как говорится, "Остапа понесло"... Тут тебе и наступление фашизма, и начало Возрождения в Арканаре, и "фильм про всех нас" (мыкало задолбало, особенно от тех, кто и в мыслях не держал жить с нами одной жизнью)... И все эти фантазии фантазерские опять из каких-то садистских штампов про очередную войну (или революцию, или "холод-голод-братоубийственные войны")...

На Земле — психушки и тюрьмы, Земля полна идиотов.

Твою ж мать... Здесь галочку ставим на традиционном вопросе: "А от кого мы это слышим?" От спившегося идиота, который никак фильмы (занудные и скучные) не мог доснять в нормальные сроки без поджопника?

И при этом никаких решений не предлагается, раз Буратинка сказал "Резня будет!", значит... куда ж Карабасу деваться?.. Да и потом... чего ж типа у нас может что-то наступить, акромя фашизма? То, что все эти вполне продвинутые-образованные предали Великую Победу, подло предали невиданный в истории подвиг народа... это семечки. Сидят в своей теплой кучке и наступление фашизма предвкушают...

April 8, 2012. - Russia, Moscow. - 25th Nika Awards Ceremony at the Crocus City Hall. In picture: Actor Leonid Yarmolnik and film director Aleksey German.

April 8, 2012. - Russia, Moscow. - 25th Nika Awards Ceremony at the Crocus City Hall. In picture: Actor Leonid Yarmolnik and film director Aleksey German.

— Картина выглядит вполне реалистично. И что — никаких шансов на решение, даже при безграничных возможностях небожителя?

— Зачем Румата ищет книгочея Будаха и произносит нашу замечательную фразу из «Гибели Отрара»: «То, что мы с тобой разговариваем, вовсе не означает, что мы беседуем»? Он ищет Будаха, потому что тот из этой среды и умный: вдруг сможет что-то подсказать? Ведь Румата может все — королевство изрубить может, как мы видим; я просто выбросил чудеса, где он золото делает из говна. Румата, впрочем, не бог, он играется. Когда все сделано, чтобы его казнить, он начинает играть в то, что о нем говорят, изображать сына Бога, и берет противника на испуг.

— Изменился до неузнаваемости и демонический дон Рэба из книги Стругацких…

— В моем фильме он — чудовищного класса интриган; Румата не может понять, как этот кусок сала его, аспиранта по средневековой интриге, обвел вокруг пальца. Но испугать средневекового человека очень легко — и Румате удается остаться в живых, хотя он обвинен в убийстве короля.

— Оставшись в живых, он и понимает, что никакого ответа на вопросы все равно не отыщет.

— Он находит Будаха. А потом? Будах оказывается дураком и начетчиком, который цитирует что-то, очень похожее на земную философию. И проссаться не может. Начетчик, но умный — его ведут в бочку мыться, а он говорит: «Тело человека покрыто маленькими дырочками»… Что делать дальше, Румата не знает. И никто из землян не знает, но остальные устроились какими-то эрцгерцогами и неплохо живут. Румата — диссидент. Остальные в итоге улетели и послали эту планету куда подальше. А он остался. Правда, потому, что он в безвыходном положении — страшно нарушил устав, вырезав полгорода. Но ведь и у Араты, средневекового Пугачева, была такая же программа, как у Руматы! И он через двадцать минут впарывается во все то же самое: все воруют, все пьют, все режут друг друга. Надо выстрадать, и то не получается.

— То есть средневековая притча напрямую связана с нашими днями.

— О-го-го, ее тема — наступление фашизма, что, мне кажется, грозит нашей родине. Потому что при фашизме наконец все делается ясно. Кого мочить, кого не мочить. У нас никогда по-хорошему не получается. Даже в конкретных вещах. Сколько себя помню, были статьи: «Овощи идут, тары нет» Мой умирающий папа за три дня до смерти попросил меня: «Лешка, я умираю, ты посмотри потом в газетах, интересно, долго еще будут писать «Овощи идут, тары нет?» Папа умер в 1967 году, вот и прикиньте, когда перестали это писать… Всегда в России было два несчастья: ужасные неурожаи и огромные прекрасные урожаи. Между ними всегда и жили, никакой разницы не было. Если был потрясающий урожай, об этом долго писали в газетах, а потом начинали робко сообщать, что урожай сгнил по такой-то причине, и все стало еще хуже, чем в прошлом году, когда был очень маленький урожай. А когда был очень маленький урожай, то он просто был очень маленьким.

«Я абсолютно разлюбил кино»: одно из последних интервью Алексея Германа.  © Геннадий Авраменко

Ну, никак у некоторых без фашизма не получается Средневековье навязать, будто фашизм прямо наше всё, как еще недавно - сталинские репрессии.  И столько ноют про это фашизм, старательно не замечая, где же он действительно скалится изъеденным червями черепом... Хоть нам урожай, хоть неурожай... одна фашистская херня на выходе.

И ничего не поделаешь! Остается лишь руками развести... Раз уж фашизм наступил, так куда типо денешься. А с ним и уровень идиотизма зашкаливает... хоть не расстреливай всех подряд, раз урожай "мы, счастливые" продали.

— Что-то изменилось после распада СССР?

— Уровень идиотизма начал зашкаливать. Большой урожай мы, счастливые, продали (вот оно, преимущество капитализма), а в неурожай должны привычно покупать, возможно, свой собственный прошлогодний большой. Теперь вопрос. За маленький урожай крестьянин ничего не заработал — понятно. А за большой-то почему не получил? Кто из последующих вождей расскажет уже нашим детям о раскрестьянивании страны? Мы исходим из того, что нам говорит телевидение. Может, вы поделитесь с населением? Как бы это произошло в какой-нибудь африканской стране Уганде? Такого министра сельского хозяйства, как у нас, зажарили бы. Село бы правительство вокруг, посыпало бы его перцем и съело. Или в нормальной демократической стране министра отправили бы преподавать сельское хозяйство, допустим, во Французскую Гвиану, где сельского хозяйства, по слухам, нет. Есть еще вариант харакири. А у нас? Ничего. Должен кто-то за что-то отвечать!

— И в кино — то же самое?

— Пришла вот к нам на студию губернатор Матвиенко, вызвали ведущих режиссеров. Я говорю: «Валентина Ивановна, мы очень рады, что вы у нас губернатор, замечательно, спасибо вам большое. Только у меня один вопросик. Это, правда, случалось при разных губернаторах и в разных городах, но всех людей, которые сидят перед вами, очень сильно избили. Меня очень сильно избили, мой сын чуть не потерял глаз, Сокуров болеет до сих пор, директор студии был избит и ограблен в собственном лифте. Бортко — у своего дома, мой замдиректора — на улице, мой второй режиссер едва не погиб, кинорежиссера Воробьева просто убили. Ведь это входит в ваши обязанности, господа правительство, не услуга — обязанность нас защитить. Нельзя как-нибудь это сделать? Хорошо бы, чтобы нас не избивали, не убивали. Ах, это оборотни в погонах. Открыли новость. Вся страна хохочет». Это что — не средневековье? В обязанность всего правящего класса вообще-то входит защита населения. У нас еще пока не Арканар, но банды фашистов на улицах — это уже что-то похожее.

«Я абсолютно разлюбил кино»: одно из последних интервью Алексея Германа.  © Геннадий Авраменко

Рз урожай продан, а фашизм наступил, приходит время и для штампов о Сталине (которому приспичило "строить империю") в духе Средневековья.

— Неужели все настолько безнадежно?

— Один талантливый человек, по профессии врач, убедительно сконструировал разговор, которого, возможно, никогда и не было, между Зиновьевым и Сталиным перед казнью Зиновьева, где Сталин говорит: «Я не могу вас не истребить, вы — революционеры и будете революционерами, а революция давно кончилась и всем надоела, пора строить империю. Я империю строю и выстрою, а вы мне будете все время мешать, скулить и составлять против меня заговоры». Сталин и выстроил кровавую, но империю. Опять случилась революция. На этот раз полудемократическая, полуворовская. Что строить — мало кто знает. Как в «Пятнадцатилетнем капитане»: все кричат: «Америка, Америка!», а негр говорит: «Это не Америка, это Африка». Хотя, несмотря ни на что, мы уверены: Россия не пропадет. Хуже, чем было, скорее всего, не будет, а скорее будет лучше. Если не случится фашистский или коммунистический переворот.

— Я присутствовал на репетиции одной из сцен картины, потом смотрел на видео рабочие моменты — кажется, подобного перфекционизма не бывало не только во всей истории отечественного кино, но даже и у вас на предыдущих картинах.

— Я сначала со всей группой встречаюсь и все очень подробно рассказываю. Потом без Ярмольника, без артистов мы ее выстраиваем. Сюжет фильма в том, что есть такое средневековое мерзкое государство, где убивают интеллигентов, книгочеев и умников, и наступает момент, когда главный герой сам превращается в зверя, в животное. Эту сцену ты и видел — мы над ней долго работали. А суть ее вот в чем. Ссора, назовем ее ссорой с возлюбленной, хотя это не совсем так, строится на том, что у него все штаны мокрые из–за дождя. Она в диком ужасе, ей прислали повестку в Веселую башню, то есть в КГБ, монахи требуют ее выдачи. А герой ест суп и говорит: «Найди сухие штаны, я их всех сейчас разгоню». В результате вместо сухих штанов она получает арбалетную стрелу в затылок.

Тогда он с мечами выползает на балку под потолком. И, как богомол перед ударом, должен застыть. Мне кажется, будет эффектная штука. Это будет всего минута. А дальше врываются монахи — их много, он с мечами прыгает вниз. И вот я все растолковал и жду какого-то результата, чтобы на видео мне показали схему. Штаны надо было палкой зацепить, чтобы они закрывали декорацию, чтобы только ее кусочек можно было видеть. А для того чтобы дать художественное право медленно штаны опускать, мы так сделали, чтобы из них сыпались золотые монеты. Я им все растолковал до слез, а штаны не так висят, ничего не закрывают и быстро спускаются!

«Это кайф непередаваемый — создать мир, быть автором мира, которого никогда не было. Мне самое интересное в этом во всем — даже не Леня Ярмольник, не проблема, а создание никогда не существовавшего мира, чтобы ты поверил, что этот мир есть и был, что он такой»

И какой же свой мир создают все эти беспомощные неработни? Они даже ничего позитивного не находят в людях, считая, что люди всегда будут жить и действовать по схеме, как отрядные насекомые. Хоть на Земле, хоть на расстоянии миллионов световых лет.

Точнее, "свой мир" у них получается лишь в преддверии резни (сразу после Возрождения), при наступлении фашизма и Средневековья. Тут они прямо как рыба в воде... И не замечают, что сами всегда действуют по одному уголовному шаблону, хорошо описанному в Сказке о рыбаке и рыбке.

Им нужны золотые рыбки, которые бы выполняли их пожелания, переданные социально защищенным элементом, которому они отказать не смеют. А у самих при всех общественных формациях одна мысль - как бы тут всем на шею пристроиться то ли в официальные гении, то ли в "вольные царицы", творить все, что душенька пожелает.

«Воротись, поклонися рыбке:
Не хочу быть столбовою дворянкой,
А хочу быть вольною царицей».
Испугался старик, взмолился:
«Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь!
Насмешишь ты целое царство».
Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа.
«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
Со мною, дворянкой столбовою?—
Ступай к морю, говорят тебе честью,
Не пойдешь, поведут поневоле».

А потом они сильно удивляются, когда остаются у разбитого корыта. И все удивляются, как же так с золотыми рыбками получается? Вроде ведь все могут... и чего им стоит, немного их в царицках потерпеть?..

Ирина Дедюхова  31 мая в 20:16 · Вот какая-то проблема нынче с лицами. Все хотят быть лицом... А не получается! Жопой получается, а лицом нет.


ZEN.YANDEX.RU Лицо российского капитализма. Состояние 98 олигархов превысило все сбережения граждан Вам может показаться, что наша экономика стагнирует (топчется на месте), а по ряду показателей, например по реально располагаемым доходам граждан и вовсе идет вниз ....

Юрий Борисов Звериное лицо! Так нужно понимать! А, социализм был с человеческим лицом!

Андрей Кочур Это что, такая тонкая ирония?

Юрий Борисов Андрей Кочур без иронии! Я за СССР и социализм!!!

Ирина Дедюхова Юрий Борисов в качестве кого вы все это хотите? качестве социального иждивенца? Чтобы не отвечать за все, чем занимались после развала СССР? А его и разваливали именно те, кто громче всех базлал про "социализм с человеческим лицом"! Никаких больше "изьмов" неработням и тупицам! Пока не ответите за все, посрать, чего таким надо. И это просто урок!

К тому же... разве нет примеров становления очередного божества, у которого все вроде бы получилось и все срослось?

Ирина Дедюхова 31 мая в 20:37 · Как в лавке старьевщика. Причем раньше мне это нравилось, даже не казалось слишком серьезным и пафосным. А как наша голубятина взасос поперла... вот не катит! Сразу в глаза бросается вопиющая эклектика, дурновкусие. Это вообще напоминает какой-то почти военный грабеж, какой-то склад после шмона мирного населения. Сам Нуриев сидит траходеличной попкой на кресле, где ему не место, конечно. Ну, все же и в интерьере нужна мера, не говоря о жизни.

Много видела современных интерьеров для богатеньких нуворишей, Тоже собраны остатки и обломки чьих-то чужих жизней. И все как в музее. Там одна мысль возникает "вот, жили люди... потом пришли ЭТИ..." Через некоторое время интерьер будто высасывает жизни новых владельцев... будто им крыть нечем. И времени как-то отработать "нажитое непосильным трудом" уже не осталось. Все же надо окружать себя личными вещами. Ну, разве такое креслице у Нуриева может быть "личной вещью"? У нас нынче многие хапают что попало, что одному человеку принадлежать не должно по умолчанию, потом удивляются, сколько остается от их... личной жизни.


IZBRANNOE.COM Парижская квартира Рудольфа Нуриева Съемка журнала Architectural Digest, 1985 год

Продолжение следует...

Читать по теме:

©2019 Ирина Дедюхова. Все права защищены.

32e96ea8bb23b6681436ae80362bbd96

Комментарии (5) на “Трудно быть… богом. Часть ХV”

  1. agk:

    Да уж, выпуклый автопортрет нарисовал Герман в этом своем интервью. Кругом грязь, воровство, нет тары, и фашизм, фашизззззм наступает. А он, конечно, в белом фраке, в точности как в том анекдоте. Ну когда артист предлагает директору цирка новый номер: Барабанная дробь, гаснет свет, и с вершины купола падает и разбивается вдребезги бочка с говном. Все в говне. И тут выхожу я в белом фраке.

  2. agk:

    Кстати о Солярисе.
    Еще задолго ДО фильма был телефильм. Такой черно-белый, с характерной непосредственной озвучкой через микрофон. Я его смотрел в детском возрасте, и помню глубокое впечатление, которое он а меня произвел. А вот Солярис Тарковского смотрел уже будучи студентом, не на премьерных показах. Потрясения не было. Запомнилась струящаяся кругом вода. Это он вообще любит такой прием. Концовка, конечно, сильная там придумана.

    • Это был двухсерийный телефильм 1968 года с Лановым в роли Криса и Этушем в роли Снаута. Хари там была на втором плане, не было сборищ с монологами про совесть и «Крис миня любит», там на первом месте был космос, океан, контакт. И, кстати, переживания очеловечивающейся Хари. Никто не попрекал никого «постелью из идейных соображений», добротная вещь. Там была мысль «ты споришь с нами, а споришь с самим собой, потому что не можешь принять решения». И получилась совершенно другая вещь, не иллюстрация к электронному реквиему, когда все уже решено и поздняк метаться.

      • agk:

        Браво! Умеете же Вы доходчиво изложить суть дела.
        Пересмотрю-ка я эти Солярисы.

      • agk:

        Вчера выдалась пара свободных часов, и я таки решил пересмотреть Солярис. Который Тарковского. Призаюсь, что не досмотрел и первую серию до конца. Выключил, когда Крис уже прилетел на станцию, и там начались первые таинственные явления.
        Нуднятина и претензия. Все эти затянутые кадры, долгие многозначительные взгляды с умным лицом. Дискуссия с обсуждением показаний пилота — это вообще умора. Хорошо одетые господа бросают ироничные реплики.
        Общее ощущение — фильм устарел. Такое бывает с большинством фильмов, с этим тоже случилось.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Календарь вебинаров
Архивы
  • 2019 (30)
  • 2018 (78)
  • 2017 (87)
  • 2016 (103)
  • 2015 (90)
  • 2014 (68)
  • 2013 (71)
  • 2012 (78)
  • 2011 (71)
  • 2010 (91)
  • 2009 (114)
  • 2008 (58)
  • 2007 (33)
  • 2006 (27)
  • 2005 (21)
  • 2004 (28)
  • 2003 (22)
Авторизация