Случай на охоте. Часть IV

3a25350965c941c422094db1d6261852Так и бывает... Проходишь земную жизнь до половины... и вдруг возле тебя поднимается сумрачный лес поганок!

И все, вроде бы, то же самое, но уж немножечко иное. И пока ты изо всех сил таращишься, трешь глаза, пытаясь понять, что ж так изменилось вокруг, что же это с нами произошло... как вдруг слышишь заунывный и тоскливый собачий вой.

Сердце сжимается, а душа уходит в пятки - и ты несешься через пеньки и кочки, ветки и сучки, подальше в болота... как можно дальше от взбесившейся слюнявой своры, как-то давно и почти незаметно утратившей человеческий облик...

И, стараясь отдышаться, кашляя и чихая, чтобы попросту не разреветься от бессилия и обиды, вспоминаешь старый, выцветший на солнце плакат: "Человек человеку - друг, товарищ и брат!"

9ca56e800886fed48c88605e98b97312Когда-то глядела на него и думала: "Слава богу! Ладно, раз вы так, значит и я буду так же, считайте, что вам повезло!" Вот и привыкла, разнюнилась.

Ну, такие простые вещи, конечно, утверждаются в жизни отнюдь не плакатами, а настоящим искусством, прежде всего, литературой. Настоящая литература потому и является прерогативой сложившейся нации, что ограждает общество от наглого наезда местечковой маргинальщины.

Именно литература, а не пафосные нотации очередного ничтожества во власти - должна расставить все нравственные акценты в том, что происходит прямо под носом.

Но это деление происходит лишь при замыкании читателей эстетической триады в таком выборе, который все в абстрактном отвлеченном виде делают на автомате, в полном соответствии с собственным нравственным началом: что прилично, - а что неприлично; что порядочно - а что непорядочно; что благородно, - а что подло и т.д.

В жизни этот выбор осложняется разного рода практическими и материальными соображениями: тот - богат, а этот - влиятелен, а вон тот и вовсе знаменит, а другой может сделать какую-то пакость, хоть сам - полное ничтожество, но умеет льстить и пресмыкаться, "где надо".

А в литературе - там ведь ничего такого нет! Уроки литературы для большинства закончились навсегда, никто не накажет оценкой и записью в дневнике, если кто-то, например, сочтет Наташу Ростову - малахольной дурочкой, что, кстати, совпадет с мнением о ней многих других персонажей "Войны и мира".

Но при этом мало кто понимает, что подобным выбором уже программирует и свое ближайшее окружение и, во многом, в том, что ему доведется увидеть в жизни. Настоящая литература - такой растянутый во времени магический заговор, а потому незаметный. Да там и учитывается ведь не то, что кто-то говорит, чтобы понравится в обществе или задерганной отчетами и проверкой сочинений учительнице литературы. Учитывается почти незаметное самому читателю - движение души.

И если вместо литературы - идет ненастоящее, подделка, эрзац, когда все силы души читателя направлены на построение веры в то, будто это не ложь, а такая "современная литература",  и на оживление образа, который просто вытягивает жизнь, но никогда не оживет... то стоит ли дальше удивляться тому, что происходит под носом.

У нас в чем основная проблема в этом происходящем? У нас делает вид, будто имеет право занять место личности - вообще мираж, пустое место, бесплотный миф, ложь. Эти вещи не имеют творческой силы на то, чтобы что-то создать. Разрушить могут, а вот создать - нет. Мы же каждый раз именно на моменте создания - сталкиваемся с пустотой.

А начинается все... с пренебрежительного отношения к литературе. А только в литературе нация имеет голос. А "современная русская литература" - дает голос... тем, кто все равно личностью здесь обладать не будет. Они же личность добирают и создают "образом автора" - не просто за ваш счет, но и за счет ваших душевных сил. Это отнюдь не безобидно, как некоторые считают. Получая вместо жизни - бесплотный мираж.

Я же не зря говорю, что романы на русском не пишутся от первого лица. Можно и поспорить! А можно попытаться вместить в голове истинные масштабы России, ее многообразие и многонациональность. И если даже я говорю, что на таком гигантском "материале" - просто невозможно написать настоящее от первого лица, так все остальное уже можно было отбросить за ненадобностью.

Нет? А хоть одна строчка от  очередного "яколы" - пригодилась? Хоть от какой-то пакости избавила в жизни? И что, стыдно потом не было за время, потраченное на эту чухонь?.. Это вы уж сами решайте!

Но, уж извините, это ведь по сути неприлично, когда "финский правозащитник" - выступает в защиту наших детей от "ювенальной юстиции". Это из разряда детской сказочки: "Приведите-ка, мне, звери, своих детушек, я их за ужином скушаю!" Вот нашим дедам-прадедам обрыдаться, перед кем вдруг великая нация испытывает беспомощность... да еще кто ее типа защищать вылез.

Это, простите, прямое доказательство, что кое-кто, после недавнего расцвета "литературного творчества", массы "букеров" и "больших книг", после внезапного проявления интереса к литературе со стороны высокопоставленных чиновников, - счел, что кое с чем покончено навсегда.

Натали: Ну, и что вы на такое скажете, Ирина Анатольевна? Вас-то даже не пригласили!

Ирина Анатольевна: А… вы про это? Какое-то там «Первое Российское литературное собрание»? Ну, они же знают, что никакого смысла меня приглашать, я же все равно откажусь…  Примерьте еще вот эту! Натали, у вас лицо какое-то…

Натали: Да, я знаю, что у меня внешность нестандартная! Шляпку подбирать замаешься.

Ирина Анатольевна: Мягко сказано! Ни в одну шляпу такая внешность не влазит. Давайте еще раз попробуем! Смотрите, как ленты гармонируют с… сами по себе!

Натали: Нет, у меня лицо в этом капоре какое-то… хищное!

Ирина Анатольевна: Так правильно! Вы же всегда знаете, где укусить! «Ах, что же это вас-то даже не пригласили? Как можно?» Вылитая ехидна! (в сторону)

Синий чулок. Часть I

Ну, с чем же кое-кто счел расправу и травлю законченной? Со мной, что ли? Нет, господа, меня и травили, чтоб после расправиться даже не с вами, а с вашими детьми. Вас без меня ведь никто и в расчет не берет. А дети... дети другое!

У нас у всех, можно сказать, уже нет будущего. А помните такие назойливые плакатики "Дети - наше будущее!"? Это не совсем так. Дети будкт судить всех нас без исключения - по тому будущему, которое мы им оставим. И когда никто из нас ответить им не сможет... вот тогда мы и получим это окончательное суждение.

А этот кое-кто, в отличие от прочих, весьма серьезно относится ко всем моим констатациям. Что, кстати, лишь подтверждает организованная им встреча всяких там писательских потомков с Владимиром Путиным (про которого я сомневаюсь, что он в курсе небольшой разницы между Достоевским и Толстым, поскольку не уверена, что он и "Муму" читал вовремя и не в кратком пересказе).

Поэтому я отлично понимаю, что травля детей и родителей (которая у нас поднимается в разном виде, но, прежде она, конечно, выразилась в литературе), - из-за одной моей мысли о том, что приватизация государственной собственности и инфраструктуры в такой стране, как Россия, - не учитывает ни ее истории, ни культуры. А значит, эти люди ничего изначально не смогут создать.

Ведь при такой приватизации оказались обобранными и обманутыми не только живые, но и мертвые, и те, кто еще не родился.

Я выделила то, что уже не поддается иной трактовке даже мне. Эта уже - жесткая синтагма! Именно это уже "отливается в граните", а не то, над чем хихикали Сурков с Дворковичем у Медведева.

Не скажу, что звучит... как-то очень красиво или там... поэтически. Просто так сказала как-то один раз, потом хотела фразу-то подправить - а все уже! Оно отлилось в граните!

А вот у Дмитрия Медведева - просто пролилось, но отлилось. Ему приходится самому за собой подбирать и переливать, как следует. Тоже, наверно, "Муму" не читал.

— Я подписал специальное поручение о подготовке изменений в существующие государственные программы, в том числе развития сельского хозяйства, направленные на то, чтобы придать необходимую динамику развитию именно тех областей сельскохозяйственного производства, которые у нас до этого не развивались и которые в значительной мере зависимы от импорта, — заявил Медведев.

Дмитрий Медведев: Делаем упор на импортозамещение!

Но сказал ведь это вовсе не потому, что там нечто позитивное сообщил кто-то из "современных писателей" или потомки Толстого или Достоевского как-то смогли привести в чувство реализма Владимира Путина. Нет, с упором (и даже некоторым пережимом) на сельское хозяйство Дмитрий Медведев это говорил по причине небольшой заметки - Чиновники Таможенного союза уничтожают отечественного производителя. В особенности, после фразы Сергея: "Резать своих свиней и торговать мясом запрещали только фашисты."

Дальше он, правда, скатывается до заявлений о каких-то "логистических центрах" и поддержке торгашей импортной сельхозпродукцией, не соображая (как и во многих других случаях), что несет вслух. В Минсельхозе это вообще воспринимается... в прежнем русле - Минсельхоз превратился в рыночного барыгу.

Тут остается с грустью констатировать, что Дмитрий Медведев "Муму" все же не читал...

Так вот вернемся к нашим детям. Заморозить я это смогу. Но... к сожалению, ликвидировать до конца... уже нет! Время упущено. Ведь многие предпочли "не заметить" открытого противостояния в 2001 году в драматургии для детей - моего подхода и навязываемой (с депрессией, суицидами, неверием в родителей и тому подобным) Ксюшей Драгунской, дочерью автора "Денискиных рассказов".

После этого меня травят, но травят вместе с детьми - «Театральные ладушки 2001».

А вот Ксении Драгунской обеспечиваются свободные проходы - правда, через шесть лет после самой этой позорной истории: «Рыжая пьеса» (1998) (Поставлена на сцене Саратовского ТЮЗа Риммой Беляковой). Да, в Питер и Москву эта дрянь не попала и не попадет! Но фильм с шикарным предложением суицидов для подростков - был снят! И там, кстати, эта "драматург" описывает, что простая рыжая девочка у нас может запросто купить автомат и столь же "просто" - решить убивать людей, потому что они типа - "плохие".

А останавливают ее лошадки! Ну, ведь лошадки хорошие, а люди с лошадками перемешались, так если начать палить, можно ведь лошадок поранить.

И от такого разочарования ее, конечно, спасают посторонние дяди и тети, будущие ювеналы и защитники детских прав. Все начинается - именно с этого! А вы думали, что, пытаясь докричаться о совершенно бесчеловечной травле на театральном детском конкурсе, когда у всех без исключения детей уничтожалась сама надежда на справедливость. Ведь все видели полный зал, все видели хамское поведение жюри, а главное - все видели саму пьесу "Звезды над Иссык-Кулем".

 Однажды я заснул у батареи
В подъезде на четвертом этаже.
Мне снился сон, что стали все добрее,
И трудности закончились уже.

Правительство блюдёт о нас заботу,
Во всех киношках - дармовой сеанс,
А мама у меня нашла работу,
И ей тот час же выдали аванс.

И верил я, что станет мир добрее,
Что папа даже перестанет пить.
Как мне спалось у этой батареи!
Ой, братцы, не найдется закурить?

И мама больше сердцем не болеет,
Что за квартиру нечем заплатить.
Как мне спалось у этой батареи!
Ой, братцы, не найдется закурить?

Я восклицать, ребята не устану!
Давайте комплименты говорить!
А я, наверно, космонавтом стану!
Ой, братцы, не найдется закурить?

Про закурить, конечно, поет окончательно обнаглевший Шпынь. Потом все подбрасывают конверты вверх, посыпая зрителей деньгами. ЗАНАВЕС.

Театр-студия Птица на выездном спектакле Звезды над Иссык-Кулем

Что, кто-то станет оспаривать, что дети получают голос и отстаивают свои права - в таких спектаклях и постановках? Мы все учились говорить по-взрослому на таких спектаклях. Но... когда что-то настоящее, оно ведь дает возможность что-то сказать, чтобы с этим точно не столкнуться в будущем. Когда играют дети, это ведь всегда идет прогнозирование будущего.

А у меня при работе на этой пьесой вдруг неожиданно "выскочил" рассказ "Огонек". Отправленный в журнал, он был передан такой писательнице Елене Чижовой, которая распоносила мой рассказ на "роман" про некого "Бореньку". А потом повсюду трындела "про воспитание детей".

Эти вещи все равно сделали неприемлемым многое в нашей жизни, но то, что все равно упорно навязывается ювенальная юстиция - ведь даже не депутаты или Павел Астахов несут ответственность. Все же понимают, что это совершенно бесправные, ничего не решающие марионетки.

Вся полнота ответственности здесь - на Ксении Драгунской и Елене Чижовой. Они вылезли в "писатели-драматурги" вместо вполне понятных, простых вещей, которые должны были уничтожить саму возможность травли любого человека в рамках нового изуверства.

И хоть что-то в рамках того, что им отвалили за счет всего общества, за счет моей жизни - тнадо сегодня спросить. И не "мнения", а ответа! Пусть идут, как Дмитрий Медведев - и прибирают за собой! Вся ювенальная юстиция - это их заслуга, они кормились на том, чтобы такое стало возможным.

Это две никому не нужные гражданки, постов они не занимают, они как бы так "образно" отразили типа "проблемы всего общества". Так, простите, хоть за ювенальную юстицию их надо поблагодарить, не дожидаясь, пока они не сообщат что-то новенькое о "больной России", вон как Улицкая - из Львова.

Читать по теме:

©2014 Ирина Дедюхова. Все права защищены.

 

Один комментарий на “Случай на охоте. Часть IV”

  1. agk:

    Настоящая литература — такой растянутый во времени магический заговор, а потому незаметный.

    Как здорово сказано!

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Календарь вебинаров
Архивы
  • 2019 (26)
  • 2018 (78)
  • 2017 (87)
  • 2016 (103)
  • 2015 (90)
  • 2014 (68)
  • 2013 (71)
  • 2012 (78)
  • 2011 (71)
  • 2010 (91)
  • 2009 (114)
  • 2008 (58)
  • 2007 (33)
  • 2006 (27)
  • 2005 (21)
  • 2004 (28)
  • 2003 (22)
Авторизация