Песнь Алконоста. Часть III

46990683_5

Иван Яковлевич Билибин. Эскиз декорации к опере «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии». 1929

Наверно, смешно теперь говорить, но я когда-то я была искренне уверена, что как только всякие там журналы или издательства получат мой роман "Повелительница снов", то... сразу обрадуются. Поймут, что Алконост воспел и сам по себе так просто не заткнется. Там как раз рассмотрена вся жизнь, которая казалась банальной, несправедливой, жестокой, глупой, ненужной... а в результате получилась... песня.

Ну, не обрадовались, зато много дерьма перелопатили, от которого никакой радости, одна душевная маета. А жить-то надо с радостью! И раз уж получается, что все мы здесь гости временные, то и тратить отпущенное золотое времечко следует только на то, от чего идет радость душе, а не... разная там... сознательность, идейность и прочая толерантность.

И здесь ведь не с одной мной такая непруха получилась. Взять хоть Достоевского Федора Михайловича... ведь там все понятно, просто, увлекательно, узнаваемо... А над всем - филологическая жуть ковыряния в носу такая, что это многим ведь отбивает охоту самим знакомиться с его творчеством без посредников наших трупоедов.

Такое  же отношение у нас умудряются раз и навсегда создать в отношении оперы Н.А. Римского-Корсакова «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии». Хотя ведь каждому интересна сама-то по себе фабула возникновения этого образа стольного града, появляющегося призрачным видением, внушая неизъяснимый ужас всем "иностранным инвесторам" и их приспешникам. Разве не интересно узнать предысторию невидимого града Китежа? А вспомните, все время сталкивались с устоявшимся мнением, будто там... скука несусветная, типа "смотреть не на что".

Тут вопрос, конечно, еще и с больной совестью. Она и так болит, а боишься сделать себе еще больнее. Ведь у нас в привычку вошли все эти неуместные нотации про нравственность от людей, которые всю жизнь считали людей с совестью - убогими, ненормальными и глупыми. Разве  не так?

Выходит такой "лидер"... заметим, далеко не из "лучших людей", те уж далече, в Лондоне, типа "страшно жалеют" (с. Жванецкий). Далеко не первого отжима выходит такой "лидер" и начинает рассусоливать, как бы у народишка-то нравственность повысить, ведь такой вокруг безнравственный народ, что просто ужас-ужас-ужас...

Президент РФ Владимир Путин встретился с победителями всероссийского конкурса "Учитель года России" и высказался по поводу нравственных ориентиров, Михаила Лермонтова и своей работы с историческими трудами.По мнению российского лидера, среди детей надо развивать любовь к родине, и это "главная миссия гуманитариев", отмечается на сайте Кремля.

По его мнению, патриотизм должен быть нравственным ориентиром для подростков в России. "Мы ничего другого не придумаем. Я много размышлял на эту тему; это патриотизм в самом хорошем, здоровом смысле этого слова. Ничего другого придумать нельзя. Любовь к родине надо развивать", - заявил Путин.

В этом особую роль должны сыграть преподаватели гуманитарных дисциплин. "Главная миссия гуманитариев, на мой взгляд, как раз в этом и заключается", - считает президент. "У нас много патриотических вещей, но только от таланта учителя, преподавателя зависит, как он сможет довести это. Не просто превратить это в знания, а превратить это в убеждения маленького человека, будущего полноценного гражданина страны", - пояснил он.

Также Путин рассказал о своем отношении к историческим источникам. Президент поведал, что перед большими публичными выступлениями часто обращается к трудам русских историков. "Я не просто читаю, а иногда, когда нужно, когда большие публичные выступления, я с ними работаю: открываю книжечки, сижу с карандашом, выбираю", - рассказал Путин.

В качестве примера он привел присоединение Крыма...

За Михаила Юрьевича сегодня я дежурная по блоку. Поэтому можно себе представить, что бы сказал сам Михаил Юрьевич в качестве подобной интерпретации его творчества человеком, решившим, будто на определенных должностях ведь глаголят исключительно мудрые и бесспорные истины.

Может и глаголят, но при этом ведь не забывают проанализировать результат собственного пребывания на высокой должности. А то, знаете ли, легко корчить из себя этакого мудреца и провидца, устроив гуманитарную катастрофу на ровном месте, солгав не единожды, а по любому поводу, даже особо не интересуясь, какую зарплату за это безобразие ему приносят в клюве верные подручные.

Да и самый щекотливый вопрос... а которая по счету родина у самого чтеца исторических книжонок? Может, он решил, что и Михаил Юрьевич... типа нынешних подлецов? Расчленят Родину на удобные кусочки, разворуют, сведут домок в комок, совершенно бесстыдно щеголяют обновками, полнейшим презрением к этой самой нравственности, засунутой в жэ... после сообщают о своей начитанности, культуре и стремлению воспитывать подрастающее поколение.

А эти поколения уже без горнолыжников-дзюдоистов-хоккеистов сформировались. Некоторые забывают, что эта нравственность формируется не в аббревиатурах на три буквы, человек изначально нравственное существо. И если этого Владимир Владимирович не знает, то он в Бога не верует.

А также этот удивительный факт означает, что пока Владимиру Владимировичу не довелось пользоваться  собственной совестью по ее прямому назначению. Видите, он даже не в курсе пресловутой "свободы совести", данной каждому свыше, отнюдь не по наитию некогда скромного питерского безработного по фамилии Путин, который нынче открывает книжечки за пару лямов в месяц.

Совесть еще в нем не заговорила, хотя песнь о нем давно пропета. И вот тут-то ему самому здорово бы подсобила рассматриваемая опера, в которой Гришка Кутерьма тоже много рассуждает о нравственности, а после... обретает эту нравственность сам. И что характерно, мало ему не кажется, ему в этот момент кажется, что нравственность... это не просто для "бла-бла-бла", чтоб перехватить темку у одной бабы, типа возвыситься.

Впрочем, до этого еще надо докатиться. Но раз уж принято нынче ссылаться на мнение народа, обратим внимание, что народ изначально знает цену Гришке Кутерьме.

Здесь будет весьма полезно рассмотреть прямой диалог Февронии и Гришки. Уверена, что и этот Гришка весьма начитанный, обратите внимание на его прочувствованную речь, как бы обращенную к нравственности подрастающего поколения. Гришка явно разные книжечки перелистывал!

Константин Коровин "Малый Китеж", эскиз декорации, 1907 г.

Константин Коровин "Малый Китеж", эскиз декорации, 1907 г.

ХОР
Это Гришка, окаянный пьяница.

ПОЯРОК
Госпожа, не слушай бражника,
С ним беседовать не велено.

ФЕВРОНИЯ
Не грешите, слово доброе
Богом нам дано про всякого.
Подойди поближе, Гришенька

КУТЕРЬМА (нахально)
Здравствуй, здравствуй, свет княгинюшка!
Хоть высоко ты взмостилася,
а уж с нами ты не важничай:
одного ведь поля ягоды.

Кутерьму хотят прогнать, но Феврония останавливает движением.

ФЕВРОНИЯ (смиренно и искренно).
Где уж мне девице важничать?
Свое место крепко знаю я
и сама, как виноватая,
(низко кланяется народу)
всему миру низко кланяюсь.

Здесь финансирующие Гришку "лучшие люди" и не высовываются, как бы они не при делах. Пока свадебный поезд не приехал, они возбуждали народ, возбудив одного Гришку. Причем, натравливали на беззащитную женщину.

Но вряд ли они до конца понимают, с кем связываются, вряд ли вдумываются в прозвание Гришки - "кутерьма". Сколько "лучших людей" у нас устраивало публичные истерики о том, как они ошиблись в очередном Гришке Кутерьме. Однако изначально-то они возвышали Гришку из самых паскудных побуждений, ненавидя и презирая окружающих, желая манипулировать людьми.

И тут... мы видим, чем для народа заканчивается возвышение такого Гришки. Но ведь и "лучшие люди" оказываются в полной жэ. Потому что Гришка... он - Кутерьма!

Обратим внимание на несколько неестественное для "слуги княжича" поведение Поярка. Он - баритон, а на протяжение диалога Гришки и Февронии - у него такое... почти басовое бурчание, в баритональной партии это очень точно передает недовольно-отстраненное замечание сквозь зубы.

Нетипично... для слуги княжича, особенно на фоне народного негодования и вполне однозначной оценки. Да еще и в безличной форме "не велено", а кем не велено?..

Был бы Поярок слугой княжича, он бы пару раз огрел плетьми Гришку, вмиг бы тот утихомирился. Либо пиханул бы по голени, чтоб ножонки подломилися. Согласитесь, на карачках охальничать менее сподручно.

А тут... стоит и явно недовольно дает понять, что поведением Февронии недоволен, имея самого себя... в третьем лице. Чувствуете? Поярок и сам из "лучших людей". И многое показывает, что, возможно, он был не прочь посмотреть, как Гришка немного "обломает" прилюдно будущую княгиню. Конечно, исключительно "для ее же пользы".

И Гришка... сколько же в нем больной зависти ничтожества.

Илья Глазунов "Малый Китеж" (Голод), из серии "Ленинградская блокада. 1941-1944", 1956 г.

Илья Глазунов "Малый Китеж" (Голод), из серии "Ленинградская блокада. 1941-1944", 1956 г.

КУТЕРЬМА (продолжая)
Только больно ты не радуйся!
человеку радость в пагубу.
Горе лютое завистливо,
Как увидит и привяжется.
Уходи ты во полупире,
скидывай обряды пышные,
Горю кланяйся нечистому,
и босому и голодному.
Он научит, как на свете жить,
а и горе припеваючи.

ПОЯРОК
Госпожа, не слушай бражника,
с ним беседовать не велено.

Да... сколько нам внушали, будто устроили государственный переворот 1917 года совершался в "поголовно безграмотной, нищей стране", а когда сами-то книжечки полистали без посредников ревнителей нравственности, там немного иная картина складывается, верно? Но ведь уж и Михалков снимает пафосные фильмы про то, как этому самому "горю нечистому" всех заставили покланяться.

Стоит на будущее запомнить, сколько кровищи возникает, стоит начать кланяться "горю нечистому" в виде каких-нибудь "пролетариев всех стран" или шибко пострадавших в холокосте или в Кишинёвском погроме 1093 года. Сколько нам мозги кочкали, наплевав на жертвы всего народа, сражавшегося не во "времена холокоста", будь они неладны, а в Великой Отечественной войне? Сколько грабили, рушили, уничтожали - под сопли про какой-то Кишинёвский погром? И ведь все рушили, на что изначально неспособны!

И смотрите, те же самые интонации подонков и мрази подноготной! Типа жить-то нам всем своей жизнью и собственными заботами... зачем? Мы ж типа "сознательными" должны быть! Тут "горе нечистое" куражится, изображая страданье! А мы все типа ему нанимались ряшку подтирать, оно ведь обожралось, да из кабака на свет божий выползло!

Поинтересуйтесь у любого аналогичного страдальца, чем оно до того как занималось. Охота враз пропадет о такое "горе" пачкаться, которое выставляют бесстыдно. Да еще типа мужик, тьфу!

Но я ж вам не Феврония. А она-то лучится радостью, со всеми готова поделиться! И в этот момент она с совершенно чистыми намерениями дает весьма ценный совет подонку, который это считает за издевку. Гришка безобразно срывается так, что срывает всю затею выставить на посмешище новоявленную княгинюшку.

Пьяница Кутерьма и горожане на торгу (с бутылкой один из горожан, Кутерьма слева в серой одежонке) , спектакль ГАБТ, 2009 Г.

Пьяница Кутерьма и горожане на торгу (с бутылкой один из "уважаемых людей", Кутерьма слева в серой одежонке) , спектакль ГАБТ, 2009 Г.

ФЕВРОНИЯ (кротко)
Помолися, Гриша, Господу
да Василию угоднику:
он ходатай бедных бражников,
чтоб тебе не пити допьяна,
не смешить собой народ честной.

КУТЕРЬМА (злобно кричит)
Говорят тебе, не важничай!
Не тебе уж мной гнушатися.
Вот как будешь по миру ходить,
именем святым христовым жить,
ин сама еще напросишься,
чтобы взял тебя в зазнобушки.
Кутерьму выталкивают прочь с площади. Замешательство.

ХОР (народ)
Замолчи ты, окаянный пес!
Прогоните взашей бражника!

ПОЯРОК
Вы играйте, гусли звонкие,
заводите песню, девушки!

Знакомая картинка? Сразу же оскорбления, причем ниже пояса. Ну, это ведь многие видели. Типа Феврпония должна "с климакса и недотраха" напроситься к кому-нибудь в "зазнобушки", то бишь в полюбовницы. А ему всего лишь посоветовали... богу помолиться!

Феврония ему еще и Василия угодника назвала, вдруг этого Гришка типа не слышал, вот и пьет, как сивый мерин. А жить-то надо в радости, горю мерзкому и нечистому не кланяясь.

...Конечно, учителям бы тоже всю эту муть не выслушивать, как Владимир Путин решил книжечки почитать, откуда узнал о существовании Михаила Юрьевича Лермонтова, которого все в пятом классе проходили. В смысле, как поэта. В восьмом-то уж и с прозой ознакомились. Не считая кинофильмов, спектаклей по хрестоматийным вообще-то произведениям. Глядишь, так ведь и до Александра Сергеевича Пушкина докатиться можно.

И представьте себе, вдруг учителя-то посоветуют Владимиру Владимировичу не впадать в детство, а делом заняться? Или вот... представьте меня в роли такой Февронии...

- Вы уж, Владимир Владимирович, извините меня за климакс и недотрах, но какое вам-то дело до нравственности подрастающего поколения? Нравственности, кстати, семья учит, которая едва выдерживает нападки безнравственной "ювеналки". Вы хоть соображаете, сколько стоит при нынешнем уголовном беспределе - поить-кормить это молодое поколение три раза в день? Да еще и следить, как бы оно какой дряни не нахваталось от тех, кто у нас нынче в верхах куражится. То они пойдут мальчиков в животики целовать, то книжечки полистают!

А пора уж богу помолиться, Николе Чудотворцу особливо. О собственной нравственности пора подумать, а не повторять чужое, полистав книжечки, за которые не заплатили.

Да потому что... надоело! Посмотрите, с какого времени наш самый нравственный из людей начал бубнить "Власть - это ответственность!"? А со статьи  Плебс на царстве . А потом проверьте, заикался ли хоть разок наш бесподобный лидер о нравственности, ранее цикла статей Нравственные критерии анализа? Риторический вопрос.

Пользуется вовсю, ни копейки не заплатил, да еще после всего, что я тут повидала. Но разве я ропчу? Ропчу, конечно, есть немного. И при этом знаю, что все же стоило заставить начать этих граждан навязываться с ...нравственностью.

Посмотрите, там даже Поярку стало противно, он тут же маскирует оплошность Гришки Кутерьмы - приказом начать хоровод.

"Пустынь" в кувшинках, постановка Мариинского театра 2001 года, Режиссер и художник-постановщик – Дмитрий Черняков

"Пустынь" в кувшинках, постановка Мариинского театра 2001 года, Режиссер и художник-постановщик – Дмитрий Черняков

ХОР (девушки под наигрыш гусляров и домрачей).
Как по мостикам по калиновым,
как по сукнам да по малиновым,
словно вихорь, несутся комони,
трое санки в стольный град катят.
Играйте же, гусли, играйте, сопели,
в первых саночках гусли звончаты,
в других саночках пчелка ярая,
в третьих саночках душа девица,
свет Феврония Васильевна.

Странная все же и очень противоречивая фигура Поярка. Намеренно привела всю сцену диалога Февронии и Гришки Кутерьмы. Феврония Муромская из сказаний про нашествие татар в Заволжье - и по жизни девушка очень юная, чистая, неискушенная, да вдобавок жила в глуши.

Но Поярок-то с самого начала понимал намерение Гришки. Он-то знал, что Гришка решил публично оскорбить Февронию, поглумиться над выбором княжича.

Здесь мы видим глубину нравственного падения ведь не в том, что Гришка выполз из кабака излишне "начитанный", а как раз в том, что своей душевной гадостью решил запачкать, смутить, сбить с пути истинного - как раз представительницу "нашей молодежи". Покусился на женщину, ребенка - так это уже предел.

А все остальное... идет довеском. И "лучшие люди" здесь получают по полной программе. Но ведь это они выпустили кутерьму на волю. Они-то полагали, что их это не коснется...

Ну, как в наши дни некто хвастает в Лондоне, что приложил руку к возвышению Владимира Владимировича, а после с ним происходит неприятность от собственного галстука. Типа взял и немножко раскаялся, на своем галстуке повесился. Повысил таки нравственность вместо подрастающего поколения.

Так и тут. На Малый Китеж внезапно нападают татары, грабят, убивают, жгут... Вряд ли в такой кутерьме могли спастись "лучшие люди". Февронию пощадили за красоту, которую оценили как товар, капиталовложение. Или... инвестицию.

ТОЛПА
Ой, беда идёт, люди,
ради грех наших тяжких!
И не будет прощенья,
до единого сгибнем.
Нам незнамый доселе
и неслыханно лютый
ныне ворог явился,
из земли словно вырос.
Попущением Божьим
расседалися горы,
расседалися горы
и нездешнюю силу
выпускали на вольный свет.
(Вбегает вторая толпа, ещё больше перепуганная.)
Ой, беда идёт, люди,
Ради грех наших тяжких!
И не будет прощенья,
до единого сгибнем.
Да то бесы, не люди,
и души не имеют,
Христа Бога не знают
и ругаются церкви.
Всё огнем пожигают,
всё под меч свой склоняют,
красных девок соромят,
малых деток на части рвут.
(Вбегает третья толпа в полном отчаянии.)
Ой, беда идёт, люди,
ради грех наших тяжких!
И не будет прощенья,
до единого сгибнем.
Ой, куда же бежать нам?
Ой, и где ж схорониться?
Темень тёмная, спрячь нас,
горы, горы, сокройте.
Ой, бегут, догоняют,
по пятам наступают.
Ближе, ближе; спасайтесь!
Ох, уж вот они, Господи! Ой!

...Помнится, потихоньку собирая факты о том, как пережили оккупацию у нас на хуторах, а приходилось собирать по крупицам, детям особенно такие гадости не рассказывали, каждый раз после прикидывала, кто из моих знакомых пойдет в полицаи, а кто побрезгует.

Я описывала эти постоянные поправки "полицай/порядочный человек" в романе "Повелительница снов". Описывала... больше как забавный казус. А ведь пока именно, полицаи повсюду берут верх. А как иначе расценить постоянное обращение к "иностранным инвесторам" поверх наших голов?

На момент написания романа (1997 г.) меня в этих господах волновало... иное. Понимаете, потенциальный полицай, это тот, кто непременно будет нападать на женщин. Мне тогда казалось, что это из-за женской интуиции, из-за которой я повсеместно мысленно прикидывала, кто, к примеру, из выступающих на комсомольском собрании пойдет в полицаи. Потом, кстати, увидела, как десант из обкома ВЛКСМ разваливал наш институт гражданского проектирования... И вспомнила, как меня эти граждане, "акционировавшие" государственное учреждение, за "несознательность" критиковали.

Не могла избавиться от мысли, когда уж в последний раз травили, что сами-то, окажись в таких условиях, будут на коленях ползать и сапоги целовать. Теперь-то уж можно понять, что человек, способный травить женщину "просто так" или в виде какой-то "идейной кампании", - конченный подонок, пытающийся реализовать "горе горькое" именно за счет чужой беззащитности.

И вот здесь мы видим, как беззащитная девушка Феврония достойно держится в плену, призывает держаться и "Гришеньку", а этот мерзавец уж на все готов... предавать кого-то ему не внове.

КУТЕРЬМА
Пощадите, ой, помилуйте,
вы князья мурзы татарские!
Ой, на что вам бражник надобен?
Пощадите, ой, помилуйте!

БУРУНДАЙ
Так и быть, тебя помилуем.

БЕДЯЙ
Золотой казной пожалуем.

БУРУНДАЙ И БЕДЯЙ
Сослужи лишь службу верную,
рать Батыеву тропой веди,
той тропой лесной незнаемой,
чрез четыре речки быстрыя,
в стольный ваш Великий Китеж град.

ФЕВРОНИЯ (к Кутерьме)
Ой, держися крепче, Гришенька.

БЕДЯЙ (грозя Февронии)
Ты, красавица, молчи, молчи!

КУТЕРЬМА (в чрезвычайном волнении; про себя)
Ой, ты горе, мой лукавый бес,
учишь, горе, как богато жить,
да не токмо грабить, аль убить,
на погибель целый град отдать,
как Иуде мне Христа продать.
Хоть не верю я ни в сон, ни в чох,
не под силу Гришке грех такой.

БУРУНДАЙ
Ты что ж молчишь, не разумеешь?

БЕДЯЙ
А не пойдёшь, так рад не будешь.

БУРУНДАЙ И БЕДЯЙ
Ясны очи вон повынем,
твой речист язык отрежем,
кожу прочь сдерём с живого,
на жару тебя поджарим…
Ну а там живи, гуляй, коль хочешь.

КУТЕРЬМА (про себя; в страшной борьбе)
Смерть моя! Как быть? Что делать мне?

БЕДЯЙ
Он всё молчит.

БУРУНДАЙ (к татарам)
Берите дурня!
(Татары бросаются на Кутерьму гурьбой.)

ТАТАРЫ
Гайда! Гай!

КУТЕРЬМА
Стойте, нехристи безбожные!
(с великой тоской; тихо)
Мук боюсь …
(с отчаяньем; решительно)
Ин быть по-вашему.
Поведу вас, лютых ворогов,
хоть за то мне век проклятым быть,
а и память моя вечная
со Иудой заодно пойдёт.
(Радостный смех татар.)

БЕДЯЙ
Давно бы так.

БУРУНДАЙ И БЕДЯЙ (к татарам)
На Китеж, воеводы!
(Садятся на коней и отъезжают. Все уходят.)

ТАТАРЫ
Гай! Лютой казнью мы на Русь идём,
грады крепкие с землёй сравним,
Божьи церкви все огнем спалим,
старых, малых до смерти убьём,
кто в поре, того в орду сведём.

(Последними остаются Феврония со стражей. Часть стражи снаряжает повозку, чтобы посадить на неё Февронию.)

ФЕВРОНИЯ (молясь)
Боже, сотвори невидим Китеж град,
а и праведных живущих в граде том.

(Её тащат к повозке.)

Продолжение следует....

Читать по теме:

Запись вебинара:

Опера Н.А. Римского-Корсакова «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии»

 

©2015 Ирина Дедюхова. Все права защищены.

32e96ea8bb23b6681436ae80362bbd96

Комментарии (2) на “Песнь Алконоста. Часть III”

  1. LLIAMAH:

    Сдается мне, что про начитанность, это «типа отсыл» к Иосифу Виссарионовичу, который действительно много и постоянно читал. Взять хотя бы Сталинские премии по литературе, перед вручением коих Сталин сам знакомился с произведением будущих лауреатов. И сейчас многие из них доставляют удовольствие при чтении.

  2. Anna:

    «А пора уж богу помолиться, Николе Чудотворцу особливо. О собственной нравственности пора подумать,…»

    А, видимо, так с крестиком в подошве и ходит.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Календарь вебинаров
Архивы
  • 2020 (6)
  • 2019 (45)
  • 2018 (78)
  • 2017 (87)
  • 2016 (103)
  • 2015 (90)
  • 2014 (68)
  • 2013 (71)
  • 2012 (78)
  • 2011 (71)
  • 2010 (91)
  • 2009 (114)
  • 2008 (58)
  • 2007 (33)
  • 2006 (27)
  • 2005 (21)
  • 2004 (28)
  • 2003 (22)
Авторизация