Нравственные критерии анализа. Часть 1

Primavera, Sandro Botticelli, 1477

Primavera, Sandro Botticelli, 1477

Нравственные качества обнаруживаются в связи с намерением.

Природа дала человеку в руки оружие — интеллектуальную моральную силу, но он может пользоваться этим оружием и в обратную сторону, поэтому человек без нравственных устоев оказывается существом и самым нечестивым и диким, низменным в своих половых и вкусовых инстинктах.

Аристотель

Сложно переоценить актуальность и практическое значение нравственных критериев анализа именно в то время, когда требуется нравственная оценка происходящего. Легко быть «нравственным», рассуждая о прошлом, осуждая тех, кто уже не в состоянии тебе ответить. Но лишь решения, принимаемые индивидом каждый день, в полном соответствии со своим «нравственным законом внутри» (с. Эммануил Кант) – не только характеризуют личность человека, но и уровень демократичности всего общества.

Многие (не без давления извне) считают, будто голый «ум» в анализе на что-то способен без учета в априори нравственных критериев. Как правило, эти люди неспособны сформулировать ни один собственный вывод, к которому пришли самостоятельно, причем, задолго до того, как его озвучили другие.

Как раз сегодня можно дать вполне объективную оценку тем «выводам», к которым можно прийти в результате полного отрицания нравственного начала. Однако утверждения о превалировании в анализе голых фактов без их предварительной нравственной оценки – приводит не только к тому, что результате все общество получает безнравственные выводы.

Беда в том, что эти выводы – оказываются несовместимыми с жизнью самого общества.

Но начинать рассматривать нравственные критерии следует… с искусства, которое, казалось бы, вовсе не относится к сфере выживания общества.

Странно, что всех, кто утверждает, будто «настоящее искусство» можно создавать, не руководствуясь никакими нравственными критериями, что искусство «создается ради искусства», а писать романы можно и «в стол», - страшно возмущает, как только подобный подход распространяется и в отношении их самих. При всем зашкаливающем цинизме чьей-то личной позиции, – самой публичной фигуре страстно хочется, чтобы любой анализ в отношении деятельности публичных фигур последних лет, участвовавших в разрушении прежней морали советского общества, - базировался бы на самых высоких нравственных критериях, под которыми понимаются самые высокие планки общечеловеческих ценностей.

Но стоит лишь попробовать создать их образы средствами искусства, как все встает на свои места, поскольку сама ткань литературной основы, отражая реальную жизнь, немедленно впитывает в себя многообразные личные оценки их деятельности, аккумулируя самое главное.

И этот процесс далек от политической конъюнктуры, где, напротив, сегодня не учитывается «отклик снизу» - общественное мнение. Искусство не воспринимается душой человека, если в нем не будут отражаться нравственные принципы… которые каждому известны с рождения.

Искусство – тот самый «глас народа», выражение его духовных стремлений, к которому обычно не любят прислушиваться, поскольку удобнее подменять его расхожим мнением, убеждая себя, будто «народ спит». Но мнение народа выражается в общенародной приверженности к отдельным произведениям, а вовсе не ревом безликой толпы на митингах. И если наступает такой период, когда люди не читают книг на русском, предпочитая им жанровую литературу, не претендующую на мировоззренческий уровень, если они откровенно презирают отечественное кино, не имеющее добротной литературной основы, - это и есть «глас народа», свидетельствующий, что качество «пищи духовной» не соответствует потребностям общества.

Пожалуй, главным нравственным выводом из истории России ХХ века может служить вывод, что жизнь отдельного человека и человечества в целом можно значительно улучшить и приподнять над житейской суетой лишь средствами искусства.

Потому сегодня остается неизменным интерес к русской классической литературе, к классическому балету, постоянно растет интерес к опере, которую Рихард Вагнер считал «синтезом всех искусств». Люди постоянно тянутся к прекрасному хотя бы на уровне голливудских блокбастеров, являющихся куда более качественными кинофильмами. Причем, «массовая любовь» здесь весьма требовательна и избирательна. Одним словом, постоянная тяга к искусству, удовлетворяемая сегодня, в силу его недоступности, и через Интернет, доказывает, что это – важнейшая человеческая потребность, отражающая качественное изменение жизни индивида к лучшему.

Искусство творится лишь для того, чтобы в современных образах запечатлеть систему нравственных ценностей, – те маяки, которых каждый старается придерживаться в анализе. Вряд ли подобные вещи подвластны разуму, где для учета всего комплекса нравственных благ, без которых невозможно достичь полноты… человеческого счастья.

Не стоит ежиться при словосочетании «нравственные критерии», поскольку это вовсе не «чтение моралей» и, тем более, не «моральные обязательства», где идеология (или корпоративные интересы) стараются победить… совесть. Нравственность человека – это необходимое, но, к сожалению, не всегда достаточное условие человеческого счастья.

Мы все хотим любить и быть любимыми, но не за то, что обладаем деньгами или властью. Мы хотим материального благополучия и довольства, но достигнутого трудом, а не в качестве лагерной обслуги крематория.

Прошедший ХХ век позволил рассмотреть нерасторжимую связь человеческого счастья и нравственного удовлетворения – в различных социальных катаклизмах. И то, что лучшие образцы искусства постоянно находят отклик в душе читателя, слушателя, зрителя – как раз свидетельствует о высоких нравственных потребностях «нашего народа».

Если произведение искусства несет в себе правильно расставленные при создании художественных образов нравственные акценты, результат его воздействия на душу человека будет иметь очищающий и облагораживающий характер. В своем учении о трагедии Аристотель назвал такое воздействие катарсис. По Аристотелю, трагедия, вызывая сострадание и страх, заставляет зрителя сопереживать, тем самым очищая его душу, возвышая и воспитывая его. С его точки зрения, катарсис - очищение духа посредством душевных переживаний/сопереживаний.

Со времен Аристотеля человечество видело столько массовых трагедий, а изобразительные средства настолько приблизились к документальности, что большинство сочтет предлагаемые им методы… «чернухой».

И это предъявляет постоянно растущие претензии к нравственному аппарату самого «деятеля культуры», которые должен безошибочно определить, какие сюжетные линии и технические детали может отражать искусство, а какие факты нашего бытия, даже поданные в косвенном виде – навсегда опустят произведение на уровень «кича», псевдоискусства.

В соприкосновении с настоящим искусством человеческая мысль и чувства не расчленяются, идут слитно, одним энергетическим потоком, где воедино собрано все прошлое, настоящее и прогнозируемое будущее. Это как генетический код вечных исканий человеческого духа.

Интересно, что о жизни не стаи или стада, а именно человеческого общества – мы с древнейших времен судим не столько по останкам, сколько по наскальным росписям, украшениям и прочим памятникам культуры. И понять эту необъяснимую в иных условиях «тягу к прекрасному» можно лишь с нравственных позиций, рациональное начало здесь будет абсолютно бесполезным.

Что заставляло неизвестного художника палеолита оставлять в веках наскальные росписи, отрывая время от еды, житейских благ, «борьбы за власть»? Эти картины нельзя продать, унести с собой, их можно лишь отдать с кусочком души всем людям. Но если еще можно предположить некие личные мотивы художника, далекие от чистого альтруизма (желание славы, поклонения и т.п.), то ведь никто из зрителей не был обязан на них смотреть.

Пещера Ласко во Франции – важный палеолитический памятник по количеству, качеству и сохранности наскальных изображений. Живописные и гравированные рисунки пещеры не имеют точной датировки. Долгое время их приписывали древней мадленской культуре, но последние изыскания показали, что скорее они относятся к более ранней солютрейской культуре.

Конечно, автор этих росписей, начиная трудоемкий процесс их создания, не имел никаких гарантий, что она дойдет до потомков, что ее не уничтожат вандалы из соседнего племени, что она понравится его соплеменникам. Он творил, поскольку иначе не мог. И сегодня от фантастических картин невозможно отвести глаз. Но можно быть абсолютно уверенными, что в каждом нашем успехе, в потребности к творчеству, во всех достижения человечества – неизвестным нам «геном» уже вписано это наскальное полотно.

* * *

В широко известном восклицании Цицерона «О времена! О нравы!» нормы сложившихся общественных отношений на уровне «прилично/неприлично» - привязываются к определенному временному периоду. Впрочем, время определяет не сами нравы, а сложность проявления лучших человеческих качеств, совокупность рисков сохранения в себе человеческого достоинства.

Ценность нравственной позиции заключается как раз в неизменности представлений о добре и зле – вне зависимости от тех условий, в которых протекает человеческая жизнь. Нам и сегодня вполне понятны духовные стремления и поступки людей далекого прошлого. Нравственные критерии остаются неизменными, не меняясь с местом и временем, поэтому мы легко входим в прозаическую ткань исторического романа, ориентируясь среди персонажей хотя бы на уровне плохой/хороший. А изречение Цицерона превратилось в афоризм, поскольку люди частенько употребляли его для характеристики современной им действительности.

Античность вообще дала многообразную основу определения нравственности, как совокупности общепринятых общественных нравов, т.е. того, что принято в современном обществе, а что не может являться общепринятой нормой в конкретный временной отрезок.

О времена, о нравы! Сенат отлично все знает, консул видит, а он все еще жив! Жив? Мало того, он является в сенат, желает быть участником в обсуждении государственных дел; он взором своим намечает и предназначает к смерти из нас - то одного, то другого. А мы - подумаешь, храбрые люди! - воображаем, что все делаем для спасения государства, если стараемся уклониться от безумных его выходок, от его покушений! На смерть тебя, Катилина, давно уже нужно отправить приказом консула, на твою голову обратить эту гибель, которую ты замышляешь против нас.

Была, была некогда в нашем государстве такая славная доблесть, что люди решительные дерзали укрощать вредного гражданина более суровыми мерами, чем самого жестокого врага. И сейчас, Катилина, есть у нас против тебя сенатское постановление огромной силы и важности; государство имеет мудрое предуказание сената; мы, мы, говорю открыто, мы, консулы, медлим!

[Из речи Цицерона против вольноотпущенника Катилины]

Чезаре Маккари (1840 - 1919) «Цицерон обличает Катилину» (1882—1888 гг.)

Цицерон снискал широкую известность выступлениями против вольноотпущенника Катилины, любимца диктатора Суллы, и в ходе процесса против наместника Сицилии Вереса. Он произнес речи в защиту общественных нравов - против людей, пользовавшихся близостью к власти в своих личных интересах. С его стороны участие в этих делах было изначально безнадежным шагом, но общественная поддержка в этих процессах была целиком на его стороне, поскольку он выступал с нравственных позиций, требуя справедливости.

Его речи дошли до нас наравне с памятниками литературного творчества, что само по себе доказывает, насколько важны для человеческой цивилизации именно нравственные критерии поведения в обществе.

Вижу, я судьи, ни у кого нет сомнения в том, что К. Веррес на глазах у всех ограбил в Сицилии все здания - как священные, так и мирские, как частные, так и общественные, и что, совершая всякого рода воровство и грабеж, он не только не чувствовал страха перед богами, но даже не скрывал свои преступления. Однако против меня выставляется особого рода защита, пышная и великолепная: мне следует заранее обдумать, судьи, какими средствами отразить ее. Дело ставят так, что провинция Сицилия благодаря его доблести и исключительной бдительности в смутные и тревожные времена была сохранена в безопасности от беглых рабов и вообще от опасностей войны. Что мне делать, судьи? На чем мне сосредоточить основу моего обвинения? Куда обратиться?

Всем моим натискам противопоставляется, словно какой-то барьер, эта слава хорошего полководца. Я знаю этот прием, вижу, в каком пункте будет торжествовать Гортензий [Известный римский оратор, противник Цицерона, защищавший Вереса]. Он опишет опасность войны, трудные времена государства, недостаток в командирах, затем станет умолять вас, а далее выставит якобы справедливое требование, чтобы вы не дозволили сицилийцам их показаниями отнять такого главнокомандующего у римского народа, чтобы по вашей воле обвинение в алчности не затмило его славу хорошего полководца.

[Из речи Цицерона против Верреса]

В речи Цицерона против известного полководца Вереса перечисляются его безусловные заслуги в «смутные и тревожные времена», которые его защитник Гортензий неоднократно напоминал присутствующим, отмечая, что ни обвинители, ни судьи не имеют таких личных заслуг перед Отечеством.

Вместо того, чтобы отрицать всем известные факты, Цицерон, выступая против мощной официальной защиты Вереса, сам перечисляет достоинства обвиняемого, показывая, глубину его нравственного падения именно на фоне его безупречной репутации «главнокомандующего римского народа». Цицерон доказывает, что прежняя безупречная служба на благо Отечеству не давала нравственного права известному полководцу
грабить и разорять сицилийцев, т.е. делая то, что не смогли сделать их военные противники и беглые рабы, от которых Верес защитил сограждан в свое время.

Цицерон впервые говорит о том, что от внешней угрозы обществу защититься намного проще, чем от человека, облеченного властью, проявляющего безнравственное отношение к собственным гражданам, считая, что они многим обязаны ему за прежние заслуги.

Биография Цицерона с его жизненными взлетами и падениями, может сама по себе являться обоснованием особой важности нравственного выбора для публичной фигуры. К сожалению, абсолютно правильное нравственное понимание дел Катилины и Вереса, не уберегло самого Цицерона от тех же ошибок. Он начинает болезненно воспринимать то, что многие его нравственные поступки сограждане воспринимают как должное, не замечая, что во многом это происходит и под влиянием его речей, где он доказывал, насколько естественно для человека быть нравственным, а не наоборот. Тем не менее, его карьера идет в гору, а слава и влияние Цицерона достигают своего пика так, что, восхваляя его решительные действия, Катон публично называет его «отцом отечества».

Однако в это же время Плутарх пишет: «Многие прониклись к нему неприязнью и даже ненавистью — не за какой-нибудь дурной поступок, но лишь потому, что он без конца восхвалял самого себя. Ни сенату, ни народу, ни судьям не удавалось собраться и разойтись, не выслушав ещё раз старой песни про Катилину … он наводнил похвальбами свои книги и сочинения, а его речи, всегда такие благозвучные и чарующие, сделались мукою для слушателей

Плутарх отмечает, что Цицерон не сделал ничего дурного, он выставил личные интересы выше общественных иным путем, не «распиливанием бюджета» или грабежом мирного населения непомерными поборами. Но он в точности так же в каждой речи позволял себе упрек всему обществу в «старой песни про Катилину», как его противник Гортензий пытался упрекнуть общество заслугами Вереса.

С литературной точки зрения, ораторская деятельность Цицерона в этот период идет по изначально безнравственному пути, поскольку он сам пытается создавать в речах свой образ, - вне общественной критики, исключая любую стороннюю оценку собственной личности, в сущности, навязывая обществу собственный культ.

Но, полностью исключая общественное мнение из нравственной оценки собственной личности, - Цицерон терпит настоящий крах всех своих надежд.

В борьбе за власть между Марком Антонием и молодым Октавианом, наследником Цезаря, он принял сторону последнего отнюдь не из нравственных соображений или государственных интересов. Он решил, что сможет манипулировать юношей и с его помощью добиться личной безраздельной власти.

С целью ослабления позиции Антония он произнёс 14 направленных против него речей, которые он назвал «филиппиками» по аналогии с речами Демосфена, в которых он обличал Филиппа Македонского. Однако когда Октавиан, благодаря поддержке, оказанной ему Цицероном, пришёл к власти, он немедленно включил имя Цицерона в проскрипционные2 списки «врагов народа».

Но вначале к его речам, избыточно наполненными моралью и нравоучениями за гранью личной скромности, с игнорированием общественного мнения, - стали оставаться равнодушными слушатели и читатели из-за безнравственного снижения требовательности к самому себе.

Говоря об общественно значимых вещах, Цицерон мог использовать свой личный опыт, но не в качестве самооправдания и самовосхваления, выдвигая себя самого за рамки общественной критики и, в конечном счете, за рамки общества, - а лишь для того, чтобы полнее раскрыть мысль, объяснить, что именно подтолкнуло его прийти к таким выводам.

Его публичная деятельность в определенный момент, когда Цицерон уже мог считать, что «жизнь удалась», - начала рушиться из-за отсутствия элементарного сопереживания, которое уже не могли вызвать в согражданах его блестящие речи «немного о себе». Хотя при его славе и известности, блестящей карьере, он мог счесть пустяком то, что его… перестали слышать.

Он не понимал, что попытка вознестись над обществом в речах – показывала тот же уровень нравственного падения, отмеченный им у полководца Вереса, когда он стал глух к мнениям сограждан.

Плутарх лишь отражает сложившее двойственное мнение о жизни Цицерона, повторяет уже данную ему оценку, закрепившуюся в общественном мнении. Здесь особенно интересно, что наиболее рискованные поступки Цицерона, продиктованные его нравственной позицией, - «сходят ему с рук», способствуют широкой известности, к которой он так стремился. Более того, именно они увековечивают его имя. А вот весьма расчетливые «филиппики» в поддержку Октавиана, - приводят его к гибели.

С этих пор слово «филиппика» носит уничижительный характер в отношении набора пышных никчемных эпитетов, не только не соответствующих реальности, но сказанных вне нравственной оценки, «ради красного словца».

* * *

…Искусство – это не жизнь, но ее отражение. Именно оно останется тогда, когда никого из нас не останется. Перед ним все равны и, кстати, равны как нравственные, так и безнравственные, ведь нравственный выбор, лежащий в основе каждого произведения, - для всех одинаков. Кроме того, все вполне одинаково чувствуют… несправедливость, поскольку главная мысль искусства – всегда о справедливости, о том, как должно быть при неком идеальном стечении обстоятельств.

Человеку проще прийти к нравственным выводам на чужом примере, в искусстве, где сюжет произведения и художественные образы могут помочь восстановить наивную детскую веру в справедливость, как в естественную меру между деянием и воздаянием.

В основе такого искусственного отражения – останется запечатленным образ времени, в данном случае, «нашего безнравственного времени». И все, абсолютно все спохватываются об этом «пустячке» лишь тогда, когда бывает уже очень поздно что-нибудь изменить. В особенности, поздно сделать это на словах или другими методами искусства.

Впрочем, именно поэтому многие произведения искусства вызывали резко негативную реакцию власть имущих и даже преследования. С древних времен возникают сказки о животных, а затем басни, в героях которых люди легко узнают себя и своих современников, несмотря на иносказательный «эзопов язык».

Образ времени в художественном произведении проявляется как раз в нравах героев, в том нравственном выборе, к которому они склоняются в ходе развития сюжета - своих мечтах и стремлениях, как судят о поступках других людей, проявляя нравы, заложенные автором в их образ. И то, какие человеческие качества выявляются автором в образе, дошедшем до нас исключительно благодаря на века замкнувшейся эстетической триаде автор-образ-(читатель/зритель/слушатель) - лучше всего характеризует и образ времени.

Открытые морали и нотации, к которым можно отнести и поздние речи Цицерона, свидетельствуют о том, что произведения искусства в своем нравственном уровне – не решают проблем современного ему общества.

Со времен Цицерона человеческая цивилизация сделала грандиозные шаги в процессе технического сопровождения распространения информации, но и в новых технологиях процесса создания новых и «оцифровывания» классических произведений искусства. Однако и технически развитое общество не свободно от попыток чтения моралей и нравоучительных сентенций, от методик «воспитания нравов»… репрессивными мерами, когда власть и закон используются в качестве своеобразной проскрипции2
инакомыслящим.

Основная роль искусства заключается в своеобразном нравственном посредничестве между обществом и властью. Особое значение оно приобретает в те моменты, когда властью обличены люди, испытывающие острый кризис легитимность власти. Обычно они пытаются обосновать легитимность нахождения на вершине прошлыми заслугами, открытой моралью всему обществе, стараясь придать своему образу необходимую харизматичность на уровне родоплеменных отношений, из которых человечество давно выросло.

Отметим, что и в палеолите искусство наскальных росписей дает человеку ту степень внутренней духовной свободы, которая необходима для свободы его нравственного выбора. Итак, этот выбор должен быть сделан, прежде всего, свободно, вне связи с давлением реальности, в ходе размышлений человека о жизни. Чаще всего это становится возможным лишь в иллюзорных рамках искусства при мобилизации всего жизненного опыта индивида.

Настоящее искусство при этом должно стоять на принципах безусловной важности для всего мироздания каждой человеческой жизни, настаивая на уникальности и ценности каждой личности читателя/зрителя/слушателя, поскольку создаваемые в сотворчестве образы только так могут обрести необходимую силу человеческой души.

Искусство должно освободить эту мощную творческую силу, чтобы в ходе катарсиса человек смог подняться над тяжестью приземленных сиюминутных размышлений и… ощутить радость бытия, зачастую заслоняемую материальной несвободой реального мира, отодвигающей духовные потребности на задворки человеческого сознания.

Но искусство – это еще и воплощенная мечта человека о бессмертии. Искусство способно «законсервировать» в своих образах времена и нравы, сквозь века передать образы ушедших веков.

Дошедшее до нас изречение Екклесиаста «Все было под Луной», означает, что изменяются лишь внешние условия нравственного выбора, а его суть остается прежней. Мы полагаем, будто живем в «новом времени», технические возможности которого превосходят самые смелые фантазии авторов прежних времен, мы считаем, будто наши проблемы уникальны, а переживаемые чувства и мысли никого ранее не посещали. Но лежащий в основе наших поступков нравственный выбор ставит нас перед прежней дилеммой: как остаться порядочным человеком вопреки внешним условиям. Поскольку ни при каких технических достижениях не меняется верх и низ, черное и белое, а безнаказанное преступление не становится доблестью.

Искусство доносит до нас душевные муки навсегда ушедших поколений, испытывавших аналогичные чувства… несправедливости, поскольку главная мысль настоящего искусства – это стремление к справедливости, к разумной мере деяния и воздаяния. И если порок остается безнаказанным современниками, он получает осуждение в искусстве, выносят на суд читателя/зрителя/слушателя все бывшее под Луной так, что можно одновременно примерить на себя роль и судьи и подсудимого.

В искусстве осуществляется преемственность поколений, прошлое остается живым образным примером нравственного выбора, а не ущербной ступенькой настоящего. Повторение на новом витке аналогичных ситуаций прошлого, уже неоднократно получивших нравственную оценку, - в настоящем современном искусстве осуществляется с опорой на памятники прошлого, так называемую классику. В нравственной оценке потомков заключается исключительно важная для человечества связь между временами, поскольку и для конкретной личности важно знать, насколько порядочными были его родители, чтобы, руководствуясь их примером, встречать все невзгоды судьбы со спокойной совестью.

Эта важнейшая задача искусства, выступать связующей нитью Ариадны в лабиринтах истории, лучше всего иллюстрируется фразой из трагедии «Гамлет» Вильяма Шекспира (акт I, сцена 5 встречи Гамлета с Призраком):

Эжен Делакруа (1798—1863) Иллюстрация к сцене встречи Гамлета с Тенью отца

«Прервалась связь времен».
Шекспир

Порвалась дней связующая нить.
Как мне обрывки их соединить!

Борис Пастернак

Век расшатался - и скверней всего,
Что я рожден восстановить его!

Михаил Лозинский

Сорвалось съ петель. - Подлое коварство!
О, лучше бы мне вовсе не родиться,
Чемъ исправлять тебя.

Аверкiевъ (1895)

Ни слова боле: пала связь времен!
Зачем же я связать ее рожден?

А.Кронеберг (1844)

Век вывихнут. О злобный жребий мой!
Век вправить должен я своей рукой.

А.Радлова

О, Боже! Время - в беспорядке и смятеньи,
Неужто жребий мой внести в него успокоенье?

В.Рапопорт

Расстроен мир... Проклятый жребий жизни —
Зачем совершить я должен этот подвиг!

П.Гнедич

Читать по теме:

©2010 Ирина Дедюхова. Все права защищены.

Статья вошла в книгу "Нравственные критерии анализа"

6f6e70f44428c928c42b86154f73a335

Комментарии (45) на “Нравственные критерии анализа. Часть 1”

  1. agk:

    Спасибо, дорогая Ирина Анатольевна!

  2. Проклятый Андрей:

    Очень интересная статья насчёт искусства и нравственности. Опять понял процентов 10, но сердце, как всегда, подсказывает, что вы очень правы. Сам-то занимаюсь по зову души просеиванием, сортировкой и миксованием музыки в умопомрачительных масштабах (по 10000 треков в месяц и более просеиваю), только потому, что сразу, за секунду чую, имеет ли право на жизнь конкретное «произведение».
    У меня внутри всё вопит буквально о том, что я ДОЛЖЕН это делать.
    Сам не знаю, почему, зачем, ведь никто не платит. Но оплата всё равно
    приходит/придёт, пока не знаю, как и откуда. Очень непросто выкидывать
    такие куски времени на эту работу, но что-то внутри не даёт бросить.
    И сам вывел точно тот же критерий: «чтоб изменяло жизнь к лучшему».
    Кстати, меняет. Стоило мне подслезть с «хипхопа» и перейти на более
    светлые жанры, как сразу «сами собой» решились некоторые большие
    жизненные затруднения. :) И та же ситуация у нас в музыке, что и в
    литературе — на троне всякая плесень, и гроздья плесени, наросшие на
    ней. Диву даюсь, как только мы всё это терпим и принимаем вообще.
    Будто воском уши людям позалепило, кушают и кушают чернуху.
    Но ничего, всё будет хорошо. :)

    Cпасибо!

    • Светлый:

      А к чему сей опус? Что то ничего не понял. И почему проклятый. Железнодорожник что ли?

      • Проклятый Андрей:

        Не «к чему сей опус?», а «зачем ви пишете такой корявый комментарий к такой замечательной статье?». Впрочем, это поинтересней, чем комментарий к комментарию, так? :)

        Если вам, или кому-то ещё не понятно — объясняю короче: я согласен с автором, настоящее искусство действительно меняет жизнь к лучшему, в чём я уже убедился на примере собственной, теперь ещё более счастливой, несмотря ни на что, жизни. Только и всего. :)

        Луч счастья вам, Светлый (уж извините, непредставившегося не знаю, как по имени назвать). :)

      • Проклятый Андрей:

        А проклятый потому, что меня лично И.А. прокляла, по почте. А я потом «дрыгал ножками и пищал: не беееейте меня ирииина анатоооольевна!»

        Уважаемый Светлый!
        Вы перепост анонса в жж сделали?

        • Светлый:

          Спасибо, повеселили. Прям заряжаете оптимизмом. Да, хорошая штука молодость. Да вы не обижайтесь, я на самом деле не понял, о чем ваш пост, и какое отношение имеет это ваше просеивание музыки к искусству. А в жж обязательно отмечусь. Вот только все осмыслю, сделаю выводы. А смысл перепосты делать, весьма сомнителен. Какой смысл вести дневник, не записывая своих мыслей. Так что счастливого вам проклятия. Да вы не переживайте, оно только на железнодорожников действует, а если вы не заменяете слова: Родина, Россия, словами «рашка» и «эта страна», то пусть вас хоть сам черт проклянет, не хрена с вами не будет.

        • Antik:

          Вот так это и происходит. Сначала у человека пропадает осторожность. И он начинает делать вещи, которые бы раньше и не подумал делать. Нести такое, что раньше бы трижды подумал зачем это ему надо. А сетки то уже и нету.

      • alex:

        Уважаемый Андрей, прошу Вас, потратьте секунду, почуйте, есть ли право на жизнь у этого произведения:
        http://www.youtube.com/watch?v=p5V7y3iWF4M&NR=1
        и вот этого, если не трудно:
        http://www.youtube.com/watch?v=NpO81OnoLUg
        Ибо было мне высказано, что типа «ура-патриотизм» это хорошо канешна, но увлекацца нинада. Упомянутые выше произведения есть навешанные местечковыми товарищами стереотипы или Правда с большой буквы? Вот что хотелось бы узнать. Спасибо.

        • Проклятый:

          1) Пессимистическая алкохрень про «ненужный путь» и корявенькое слайд-шоу с неуместными инопланетными спецэффектами. Может, это и найдёт отклик в душе офицера (которым я не являюсь), но общий настрой песни располагает нажраться с горя и рухнуть в салат — разве конструктивно?

          2) Тут содержание получше, но опять сама форма (унылое бренчанье) к трезвости и бодрости разве располагает? А ведь эмоциональная составляющая воспринимается прямее и острее, чем смысловая.
          Так что и её в топку.

          Послушайте группу Комба Бакх. Песен бесплатных много у них на сайте.
          Вот там — и «православие», и не занудно. Жизнеутверждающе, оптимистично, честно. Без спекуляций на чужих боевых потерях.

  3. Проклятый Андрей:

    Внимание всем сочуствующим! :)

    Заходим сюда
    http://ptas.livejournal.com/516821.html

    Жмём кнопку «опубликовать у себя в жж», открывается форма создания новой записи (вы должны быть залогинены), жмём «отправить».

    У вас в журнале появится анонс этой статьи со ссылкой прямо сюда.

    У кого нет живого журнала – срочно заводим себе по адресу http://www.livejournal.com.

    Вот сколько здесь подквакнет «императоров», столько пусть и анонсов будет опубликовано. Я всё уже за вас сделал, разжевал и в рот положил. Осталось только кнопочку нажать.

    Через недельку проверю, сколько нашлось честных людей.
    Сразу увидим, кто есть ху. Кто не опубликовал анонс — отмазки не принимаются.

    Всем спасибо и хороших выходных!

  4. fw:

    Как в тему насчет искусства…У меня недавно был конфликтец с деканом (какая ирония!) факультета искусств университета, где я сейчас учусь, по поводу поганой карикатуры на Сталина, которую состряпал какой-то отморозок-студентишко, и которую повесили как экспонат галереи прямо напротив входа.
    Я спросила его (декана), не думает ли он, что это – верх неуважения, если не оскорбление, к стране, ее истории и лидеру, человеку (для справочки) уже мертвому. Этот старый маразматик мне на понтах заявил, что-де это свободная страна, и каждый может плести все, что угодно, а насчет Сталина ему учитель из Венгрии сказал (!), что в нашей стране его никто не уважает, и вообще, мне бы надо почитать, кем он был. Я опешила от такой аргументации, признаться. И когда послала ему несколько карикатур на НАТО одного сербского художника с вопросом – ну как, а вот его работы на этой выставке разместишь, свободолюбивый ты наш? – он не ответил, но с обидой настучал на меня главе иностранного отдела универа, потому что эти работы его оскорбили. Это был мой второй нокдаун. Поведение из серии «Че ты здесь стоишь, я же тут еду, че ты тут едешь, я же тут стою?»
    А потом поинтересовалась у тетки-организаторши выставки, которая мне тоже начала блеять о свободе слова, о чем вообще были выставочные картины? Какова была их концепция, их смысл? Сказала, что у меня они вызвали лишь ощущение дефекации в мозги посетителей – потому что они совершенно пусты и омерзительны. Понятно, что художнички их наляпали, исходя из принципа «из себя меня корежит», чтобы показать, какой у них там внутренний мир. И лучше б они этого не делали – там же нечего смотреть, в лучшем случае у них внутри стерильно, в худшем – психопатологии, которые обычно всеми силами стараются спрятать поглубже, а не выпячивать. Что более убогой и безыдейной халтуры и бесталанщины, чем это их искусство, сложно себе представить. А ведь искусство без идеи мертво, оно не может существовать само по себе, в отрыве от мира людей. И оно должно учить, приносить людям радость, развивать, чтобы быть настоящим искусством. Чего невозможно сказать ни об одном экспонате этой помойной выставки «ни о чем».
    Вот теперь читая Вас – я рада, что, кажется, я на правильном пути, и кое-что понимаю в нашей жизни.

    • Ogurcova:

      Знаете, с совка коробит определение «идейности в искусстве».
      Странно лишь, что после длительного периода торжества «идейности» даже на открытках к Новому году – последующие 15 лет тупо блеяли «нам нужно искать национальную идею».
      Ведь пришлось эти «поиски» – нагайкой по морде прекращать. Пока настоятельно не посоветовала вшей у себя поискать – не прекратили .

      Кстати, в советское время на тему «идейных поисков» существовала масса студенческих шуточек у технарей и медиков, которые помогали адекватно воспринимать навязываемые «идеи» карламунизмов. Типа – «Эй, субъект! Дай объект – вычесать идею!» – это как раз послевоенная шуточка медиков по поводу марксистско-ленинской философии. Бригады студентов использовались для борьбы с послевоенным педикулезом.
      Есть целые студенческие поэмы, подначивающие «идейность». И просто удивляешься прозорливости талантливых безызвестных авторов. Фольклор, созданный при изучении карламунизмов, еще ждет своих исследователей.
      Но пока не дождется, поскольку делается попытка уже без самого карламунизма – удержать всех в прежней узде.

      В том-то и дело, что искусство никаких САМОСТОЯТЕЛЬНЫХ идей не несет. Это слишком тонкая ткань, она моментально рвется, стоит наложить на нее несвойственные ей задачи.
      Внушение принципов партийности в КПСС для слабых на голову – неминуемо выливается в эпическое творенье «Герой Золотой Звезды» гражданина Бабаевского с занудными протоколами партийных собраний. И типа все согласны с идеями, только в некоторых головах отчего-то эти идеи дают неправильные всходы. А Бабаевский их пропалывает. Душит-душит… душит-душит… а оне все нарастают и нарастают… и конца-краю этому не видно.
      Может, уже забыли гениальную трилогию «Малая земля», «Возрождение» и еще какая-то аналогичная хрень.
      Или как нынче Дениска Драгунский на деньги Ходорковского, пока того в тюрьму не упекли – проводил «литературные» конкурсы «Жизнь состоявшихся людей». И никого вокруг не видать, кому такое помогло «состояться». Даже, блин, самим авторам не помогло, не говоря уж.

      Может, я изложила какие-то невиданные «идеи»? Не-а. Все, кто принимает сказанное органично, ощущает, что оно лишь точно соответствует попранным нравственным принципам, без которых нормальный человек чувствует себя неполноценным. Ведь не всем, простите, приятно жить возле тюремной параши и жрать помои из свиного корыта.

      Рассмотрим, с чем выхожу я: « Верх с низом не поменялись, все по-прежнему! Добро остается добром, даже если ему никто не служит! А зло – остается злом, даже если все кругом злы!
      Посмотрим, какая они – «элита»! Хотят войны? Получат! Никому войну звать не надо, она найдет каждого.
      Я тюти-мути разводить не собираюсь, я вам не сказочка Андерсена про голого короля, а большая русская проза! Русскую речь подзабыли? Так я сейчас напомню!»

      Складывается именно такой образ, поскольку мне приходится работать в основном публицистическими методами.
      Эстетическая триада «автор-образ-читатель» здесь будет работать через образ самого автора, что в самой большой прозе недопустимо. Там каждый читатель должен узнать свое отражение, а вовсе не отражение автора. Даже если сама сюжетная канва абсолютно автобиографична.

      Искусство – это работа на микроуровне, где проходят нравственную проверку все идеи, спускаемые с макроса. Прежде всего, на соответствие нравственности, заложенной в главной идее, выше которой на русском никто не сможет ничего предложить – России.
      Человек, осознающий, что макроса ему навязываются какие-то вшивые идеи уголовных субъектов – должен получить в искусстве нравственную опору.
      То есть искусство – тыл каждой индивидуальности, личности.
      Тут подтягиваются обозы, полевые кухни, встает прикрытие артиллерии, взмывают штурмовики и начинается артподготовка нравственных позиций макроса. Как говорится, «от нашего дома – вашему дому».

      А сейчас искусство пытаются использовать на советский манер. Как бы оно «не замечает» уголовной безнравственности макроса, в лучшем случае, на известный манер деланно «сочувствуя» личности: «А кому сейчас легко?»

      То есть настоящее искусство – это проверка нравственных критериев личности – и уже от личности – через общество – идет давление на макрос. Здесь нет каких-то отдельных идей! Здесь проводится постоянная и непрерывная проверка спускаемых с макроса идей – по незыблемым нравственным критериям!

      Как только в искусстве появляются «самостоятельные идеи», будто искусство это сама жизнь, а не ее отражение, – реальная жизнь тут же превращается в постановку дурного вкуса, всеобщее лживое притворство и дешевое фиглярство.
      С демонстрациями к Первому мая, маршами физкультурников, оранжевыми революциями, рок-концертами на Майдане, Русскими маршами и вывешиванием желто-черных флагов. С пупсиками-президентами вместо недавнего «Генерального секретаря ЦК КПСС, дорогого…» весьма дорогого, как окажется в последствии.

      Но главное, «методами искусства» – уже с макроса жестко навязываются некие «идеи», убеждающие в статичности ситуации, в окончательности выводов, в бессмысленности нравственного поиска. Это – сатанизм!

      Однако при этом хочется, чтобы… типа все было по-человечески. Вот не плевка за такое напоследок, а как бы искренности и сочувствия. В разливанном море лжи.

      Но здесь остается все же предварительно определиться: а чего больше хочется? Потреблять не заработанное, лгать всю жизнь, а потом стать прахом и получить плевок? Или все же хочется долгой благодарной человеческой памяти, которая оказывается весьма кстати? Чего больше хочется?
      Искусство – это мгновенное исполнение истинных желаний. Проблема в том, что не каждый стремится признаться, какие желания его на самом деле обуревают. Но отмечу, что у большинства присутствующих никогда не было уголовных желаний расчленить страну, ограбить государственную экономику и уничтожить ближнего. Я всех вижу насквозь, особого оптимизма у меня это видение не вызывает. Но по поводу отсутствия подобных желаний у большинства – я могу положить душу в залог на автомате.

      • Светлый:

        «Проблема в том, что не каждый стремится признаться, какие желания его на самом деле обуревают».
        Спорная формулировка. По моему все свои желания выпячивает наружу, только полный идиот. Проблема в том, что не каждый способен понять, чего именно он хочет, а даже разобравшись с желаньями, редкий человек способен оценить последствия его желаний. В нормально работающем государстве, у большинства и не может быть уголовных желаний, вроде как за этим и следит репрессивная система с ее УК. Ну а господа железнодорожники очень хорошо умеют упаковывать свои желания в красочные упаковки. Вот весьма показательный пример такой упаковки, под видом борьбы с несуществующим коммунизмом или карломунизмом, как вам больше нравится. http://forum-msk.org/material/video/2493684.html

        • Анна:

          Историческая зарисовка к теме о желаниях:

          “ИВАН СУСАНИН”

          В Большом театре готовили новую постановку оперы Глинки “Иван Сусанин”. Послушали члены комиссии во главе с председателем Большаковым и решили, что надо снять финал “Славься, русский народ!” — церковность, патриархальщина…
          Доложили Сталину.
          — А мы поступим по-другому,— сказал Сталин,— финал оставим, Большакова снимем.

          • Светлый:

            А Иосиф Виссарионович никогда не страдал отсутствием чувства юмора. Но заметьте, в тоже время был очень неплохим искусствоведом и быстро находил подобающее место подобным железнодорожным «художникам» http://www.bednoe.ru/ из недавней статьи Ирины Дедюховой «Пермская аномалия».

          • Анна:

            Это так, и своим не спускал:

            ДОСТАЛОСЬ И ЖДАНОВУ

            Во время войны Сталину сказали, что его сын Василий на дальней даче пьет с женой одного артиста. Сталин велел привезти сына. Когда Василий вошел в кабинет, Сталин снял ремень и хлестанул его по лицу:
            — Подлец! Ты подумал, что люди скажут о твоем отце? Идет война, а ты пьянствуешь!
            Жданов попытался защитить Василия, но Сталин хлестанул и его — сгоряча.

  5. Евгений:

    Художник палеолита, создававший наскальную живопись в пещере Альтамира принадлежал к тому же виду, что и его современный коллега. При этом творческий потенциал, экспрессия и стилевое совершенство много выше потуг большинства членов творческих союзов. Интересно, какими нравственными критериями в своей первобытной жизни он руководствовался? Что для него ДОБРО и ЗЛО?
    ХОРОШО и ПЛОХО?
    Нисколько не сомневаюсь, что свои твёрдые нравственные понятия у него были, ибо была своя племенная социальная структура. А племенная этика может весьма сильно отличаться от кодекса строителя коммунизма или этики общества потребления.
    В условиях лимитирующих факторов, типа ограниченности пищевых ресурсов, вполне моральным могло быть употребление на обед иноплеменника, поскольку это сохраняло природный баланс и качество генофонда…
    Процент людей, способных к творческим исканиям всегда мал и плохо коррелируется с системами нравственности. Талант, он или есть или нет. Или я неправ?

    • Ogurcova:

      Если вы именно таким образом воспринимаете первобытную жизнь, то как вы впишете в нее нынешние сопли про «искусство ради искусства»? Не улавливаете противоречия?
      Ну, если существуют некие лимиты на пищевые запасы, то подобная позиция неминуемо выключает тех, кто ей следует, из пищевой цепочки.

      С другой стороны, глупо полагать, будто неизвестный первобытный художник творил для ваших просвещенных размышлений. Думаю, вас он имел в виду в последнюю очередь.
      Сохранение генофонда его тоже заботило куда меньше вашего.

      У вас очень примитивное представление, будто в первобытные времена и человек был столь же первобытным и недоразвитым. Если человек не нажимает кнопки на клаве, а носится по округе, соображая, как ему добыть пропитание – так типа ума ведь надо куда меньше вашего.
      Единственно, в чем действительно «развился» человек с того периода (особенно некоторые) – в умении находить себе оправдания при отходе от незыблемых нравственных принципов. А они и отличают человека от животного.
      Поэтому… я и говорю, что это весьма опасно, когда лицам, ведущим полуживотный образ жизни, имеющим недоразвитое нравственное начало – позволять корчить из себя «деятелей искусства».
      При этом все общество может упасть ниже плинтуса, вплоть до наименования «демократические преобразования» – откровенного геноцида себе подобных.

      Вы решили, что древний художник жрал людей? Но не являетесь ли вы сами – омерзительным людоедом? Который отлично знает, что всю Россию «сокращают» до 45 млн человек, но спокойно продолжает жить, понимая, что и ему в столицах перепадает от щедрот этого славного кострища не в последнюю очередь.
      Так вам ли интересоваться чужой нравственностью? Может, пора свою завести?

      Древний художник творил в точности по тем же причинам, по которым пишу я, отнимая время золотое у занятного ремесла добывания пищи в «наше тяжелое время».

      • Евгений:

        Что примечательно, так это то, что по смыслу с Вами я совершенно согласен за исключением пассажа про «омерзительного людоеда».
        И вовсе не считаю, что в палеолите люди были «недоразвитыми» в нравственном или зстетическом плане. Иная нравственность не есть её отсутствие. Напротив, современные деграданты типа гельмана или трахтенберга (не могу писать их фамилии с большой буквы) рассуждают о исскустве, не имея к исскуству никакого отношения.
        Кстати, принято считать, что главным отличием людей от других приматов является наличие второй сигнальной системы, особенностью кот. является способность с помощью символов – слов доносить друг до друга с трудом нашкрябанные модели сущностей реального мира, то биш мысли. А нравственность в очереди свойств человеческих, увы, на втором месте.
        Вот и получается, вроде человек – два глаза, два уха, разговаривает, а по сути только ходячий потребитель и пользы от него только как от пищевого ресурса в тяжёлое время…
        Единственное, что мне хотелось услышать от Вас, Ирина, так это Ваши чёткие определения таких этических категорий как «нравственность», «мораль», «добро и зло». Давая определения словам и понятиям люди тщатся поставить на фундамент и пришпилить приданный смысл символу, что в дальнейшем сократит время на проиводство звуков в процессе синхронизации при общении двух и более особей.
        Лучше понять друг друга сейчас, пока ещё есть время для разговоров, потому, что когда настанет время конкретных действий не искать многозначную истину в облаках многомерной логики.
        Кстати, для некоторых, истина однозначна. Она всегда в нулевой точке на оси, проходящей через неё и мозги ищущего. Знак и значение имеет не обьективная истина, а субьективное представление о истине, при том, что оценивать положение от себя любимого. Что не есть хорошо, ибо личная оценочная шкала может быть неизвестного происхождения…
        Хотелось бы думать, что нравственные принципы НЕЗЫБЛЕМЫ. Однако понятно, что эти принципы могут быть различными, иногда ложными, кастрированными, имеющими основание в совсем разных религиозных системах или без оных. Мне кажется, что прежде всего, нравственные принципы должны соответствовать здравому смыслу, то есть УСЛОВИЯМ ВЫЖИВАНИЯ ОБЩЕСТВА ВО ВМЕЩАЮЩЕМ БИОТОПЕ.
        Тогда и окажется вполне моральным плюнуть на труп врага и восхвалить друга, усилиями которого тушка врага остывает…

        • Ogurcova:

          Что вы конкретно имеете в виду, когда говорите «настанет время конкретных действий»?
          Странно вообще слышать от вас. Ведь в данном случае я – книжка на полке, а не вы.

          Все вытекает из вашего непонимания, почему первобытный художник рисовал охоту так, что это потрясает до сих пор. Или вот есть еще первая в истории человечества живописная уточка из Египта. Вряд ли кто-то ее заказывал, вещь явно делалась не за деньги, «просто так». Но ведь до сих пор можно на нее посмотреть, чтобы понять, насколько все мелко, что корчат некоторые в телике из мск. Будто всем мск так до сих пор и не произошли из обезьян. Очень старались, но не смогли.

          Никаких «конкретных действий» вам предпринимать не доведется, если вы не сможете участвовать в общем процессе сотворчества, который несет с собою лишь настоящее искусство. Все ваши действия уйдут в песок, если вы не выверите их по компасу, который оно дает.
          А вы вряд ли сможете это сделать. Вас ведь интересует «практическая сторона».

          Надо ведь еще и перешагнуть через себя. А это нелегко. Как и понять, что всей мск проедаете будущее России.
          Вы могли бы многое сделать и давно. Но… просто некогда, неохота, что-то мешает. Типа зачем?.. А теперь вы мне предлагаете с вами дожидаться «времени конкретных действий»?

          Но я работаю, а вы – нет. Я двигаюсь и занята конкретным делом. Дожидаться с вами вашего «времени» – у меня жизни не хватит.
          Да и чего я могу дождаться в вашем случае? Из мск ежедневно валит на всю страну – зло, воровство, разбой, ложь, бесстыдство…
          На мой взгляд – вполне достаточно «конкретных действий».
          И непонравившееся вам замечание – это чистая правда, Евгений. Не из мск презрительно говорить о первобытном каннибализме. Куда более ужасающим выглядит каннибализм просвещенный, в мирное время «высоких технологий».

          Но оттуда валит и абсолютное непонимание природы искусства. Сейчас все радуются тому, что российская лента, «показавшая глубину низости слабого человека» (мой пер. с нем.), – «взял два медведя» на кинофестивале в Берлине, среди фильмов о педиках, каком-то «садо-мазо хорроре». Не знала даже, что есть такой жанр.

          Все это – мерзость. Но связана она с тем, что не на все деньги можно есть. А вы хотите плотно покушать в мск, а потом приступить к «конкретным действиям»? Да еще и разбираться в искусстве? Нет, вы так и будете ходить по кругу.

          Первобытный художник рисовал, чтобы острее почувствовать собственнную жизнь. Искусством тогда действительно занимались «ради искусства». Никто бы его картину на стене пещеры не приобрел, а увидеть ее мог каждый. Да и стоянка, уверена, была не такой уж долгой.
          Ну… и кроме того тогда искусство не маскировалось под школы и стили, не корчило из себя науку. Оно было тем, чем и является на самом деле – магией. Потому, если сделаешь все правильно, оно начинает менять мир.
          Без искусства мир катится в тартарары.
          Не стоит его путать с голой эстетикой, дизайном и прочим «сделайте мне красиво». Это был способ общения. Но отнюдь не с людьми:) По крайней мере, не с живыми людьми. Поэтому мнением живых иногда откровенно манкируют.
          А вот сам язык тогда был чисто функциональным, бедным, не образным. Как только язык приобрел силу, визуализация, действующая сильно, но кратковременно и не прочно, – стала отходить на второй план.
          Но… это не то, чтобы такой уж сложный разговор, просто вам он ни к чему. Да и мне особо некогда об этом задумываться.

          • Евгений:

            Поверьте, я очень ценю, что Вы тратите время на ответы мне.
            Но, простите, на этот раз Вы собирали землянику экскаватором.
            Написанное Вами подходит под идею «сжечь Москву, что бы спасти Россию» – это не Ваш уровень.
            Эмоционально, да, понимаю, в Москве русских осталось около 30%, это чужой город, мне противно то, что с ним сотворили. Из Москвы выдавили почти все реальные производства, работать невыгодно, выгодно «пилить бабло». Это центр опухоли, но не вся опухоль. И даже здесь, в фокусе негатива, есть люди, которые сопротивляются, работают, стараются затормозить деградацию. И в системе высшего образования, в науке и в остатках производства. Эти люди отключили себя от «матрицы» и зомбиящик с кривляющимися рожами на них не действует.
            Впрочем, хрен с ними, сжечь нах. Скажу только, что польза подобной операции крайне низка. Могу сходу предложить более нравственную и эффективную методику.
            В Советском Союзе количество чиновников превышало все разумные пределы в несколько раз. В России количество чиновников выросло в 2-2,5 раза, а население уменьшилось. Несложно подсчитать, что количество априори СОЦИАЛЬНЫХ ПАРАЗИТОВ выросло на душу населения в 5-8 раз. :)

            Уклонились мы от начальной темы, однако.
            Тема нравственности в исскустве мне близка и очень интересна, ибо по прихоти судьбы сам художник и 30 лет работаю руками с бронзой, камнем и стеклом. Более того, в этом году, если не случится приход пушного северного зверя, выйдет наша книга по прикладному исскуству. А насколько я хороший художник, могу предоставить возможность судить Вам, ибо дерево узнают по плодам, а творца по сотворённому. Если интересно, то без лишней саморекламы укажу адрес сайта в личном письме и даже, при оказии в ненавистной столице, приглашу на кофе с плюшками. И легко докажу и свою профпригодность и то что в мск остались нетипичные, но очень прядочные люди.

  6. TNT:

    С детьми-инвалидами ситуация еще смешнее. Немного знаком с проблемой. Недавно разогнали институт, который ими занимался. Дело в том, что большинство детей рождаются с той или иной родовой травмой. Одни восстанавливаются, другие становятся дебилами или инвалидами. Причина по которой разогнали институт развития детей – «дебилы» детства становились умнее нормальных детей. А куда тогда могут развиться нормальные дети??? Кому нужны умные люди? Колонизаторам нужны дебилы, среди которых будут ходить умные белые люди со стеком.
    Как поможет в этой ситуации искусство? Русская литература? Без знания всех этих приемов колонизаторов Россия так и останется колонией, фпостоянно наступающей на грабли то революции, то войны.

  7. Виктор:

    Здравствуйте!
    Нашел вот это:
    «Пишет Федя (alekcei)
    @ 2007-02-23 20:40:00
    Отличная статья Дедюховой!
    Не могу не поделиться ссылкой. Про правду, про нашу страну и про жильё. Букв очень много.

    http://zhurnal.lib.ru/d/dedjuhowa_i_a/sektor.shtml
    »
    Самой статьи по этому адресу нет. Названия статьи почему-то Федя не указал.
    Пожалуйста, подскажите, где можно найти статью или её название.
    ~
    Уважаемый админ.
    Добавьте заглавную статью.

    В интернете несколько сайтов, и *.ru и *.com где фигурируют фамилии
    Огурцова и Дедюхова.
    Это одно и тоже лицо ?
    Какие их этих сайтов поддельные ?
    Где первоисточник материалов?

    • Ogurcova:

      Ссылка трехлетней давности, которую приводите вы – расположена в поисковом запросе обо мне – на 7-й странице. Люди, которые действительно хотят в чем-то разобраться – вначале проверяют первые прямые ссылки. На каждой из них, в том числе и в шапке этого блога, – есть полное разъяснение ваших вопросов. А здесь имеется статья об авторе.
      То есть, вы пропахали шесть страниц ссылок. И чем решили поинтересоваться?
      Скажите, что вам мешало задать вопрос о статье вежливо, с элементарным проявлением общепринятой в России культуры? Вы решили, что так уже можно? После местечковых «биеннале»?
      Но они устраивают биенале за бюджетный счет, а мною данная статья написана бесплатно. Однако это вовсе не означает, что за нее можно расплачиваться хамством.

      Вам здесь кто-то чем-то обязан? По-моему, это вы обязаны. Именно тем, что «отличная статья» написана бесплатно, хотя нужна всем (кроме вас).
      Но этот ваш «интерес» – очень дорого обходится всему обществу и каждому лично. Статья могла бы сделать за три года очень много – а вместо этого все общество имеет экономический кризис, монолитные халабуды, закон о СРО и биеннале.
      Вот это – цена вашему личному хамству.

      P.S. Поскольку такое из Германии (не прошло и три года), придется пожалеть.
      «Как нам реорганизовать жилищный сектор России»
      http://www.ogurcova-uchebka.com/blog/?p=395

      Первоисточник здесь:
      http://zvezda.ru/authors/227.htm

  8. дмитр:

    Понимаю. Надо этих козлов или рыб заманивать в их же расставленные сети,только так .Они другого не понимают и не поймут,разницы что-то сделать и руководить этим.Жаль что дураков ставим в ЛИЧНОМ плане ,но не в Государственном.

  9. Владимир А:

    Ирина Анатольевна желаю вам здравия в теле и уме. Просто от души , просто потому, что подспудно понимаю вас как человека. Потому, что моя мать 1927 года рождния испытала оккупацию и не мало мне о том поведала. Род наш Тверской мужицкий выбит в Мясном бору и подо Ржевом. Мало теперь у меня родственников. Сам я технарь и уж 36 лет работаю на заводе мастером. Спросите почему не вырос? А не хочу! Ну тошнит меня от галстуков и «чего изволите». Железяки и наши русские мужики мне гораздо ближе и понятней. Да, извиняюсь в этой статье идёт речь об искусстве. Так вот такая закавыка. У нас в деревне была общественная баня и топили её для мужиков в четверг и пятницу, а в субботу для женщин. И мы пацаны регулярно её посещали дважды в неделю. А почему? Нет, мы не вшивые были, а просто было интересно послушать мужиков. Если помните, то в 60х ещё много народа мужицкого ходило увеченного. Кто на протезе в виде деревянной бутылки пристёгнутого к ноге на ремнях через плечо, кто с обрубком руки, но ловко держащим коробок спичек, когда здоровой рукой о тот коробок чиркают спичкой, кто вообще задницей привязанный к доску не четырёх подшипниках, а иные при руках и ногах, но со страшными рубцами на теле. Вот они, напарившись и выпив водочки, оттаяв душёй и затевали интереснейшие разговоры о жизни и о войне. Мы пацаны забившись в угол слушали их . Каждый из этого вынес свою правду, просто как кто это понял. А по сему и на сегодня нет для меня правдивее и талантливее писателей чам Васильев и Курочкин. Что бы написать «А зори здесь тихие» или » На войне как на войне» нужно быть не только очень талантливым человеком, нужно это пройти. Именно по этому словестый понос штатных «светил журналистики» приправленный еврейским душком не стоит ни гроша. Нет там таланта, нет там русского патриотизма, нет там ничего совершённого во имя Родины и во славу земли Русской. Есть местичковые интересы, есть злоба илюши убивать «Сколько раз ты увидешь. столько раз и убей» Ну просто Тора какая то, а не поэзия. Сиё чужеродное племя много смуты и лживых истин принесло на нашу землю. Но дал Бог есть на Руси ещё светлые головы и чистые лица, что несут правду в народ Русский. Спасибо Вам и поклон.

  10. СВЕТА Н:

    Здравствуйте Ирина Анатольевна! Мне очень понравилась статья и не только эта. Я не все понимаю, я еще совсем недавно читаю Ваши статьи. Только что прочитала «Повелительница снов». Дала читать дочери.
    На Ваш сайт попала случайно. Теперь читаю регулярно, хочу прочитать все. Спасибо за Ваше творчество, читаю с большим удовольствием. Судя по комментариям и собственным впечатлениям, Ваше творчество не оставляет читателей равнодушными(хотя кому то нравится, а кому и не очень). В моем лице Вы приобрели еще одного читателя. Я не очень складно может быть написала, но думаю Вам ценно было бы это знать.

    • taranchik:

      Света, извините меня пожалуйста, но ваша мысль похожа вот на что: «Уважаемый боец! Ваша меткая стрельба из пулемета по врагу не оставляет равнодушным никого! Одним она нравится, другим не очень…» : ))
      Попробуйте из комментариев понять, кому нравится меткая стрельба образного «пулеметчика», а кому не очень. И почему такая стрельба не оставляет равнодушным никого. Особенно тех, по кому стреляют…

  11. Вы Ирина Анатольевна поднимаете очень важную тему : нравственности в исскустве. Сейчас во всех видах и направлениях основной задачей является то, что выдается за искусство способно лишь опошлять человека.

  12. баронесса (СПб):

    Прошу прощения, но нет слова «отчерпывать» в русском языке, уважаемая Ирина…
    Не буду больше Вас читать.

    • Ogurcova:

      Это очень печально, что вы отказываетесь меня читать, хотя именно на вас написанное не рассчитано изначально.
      В русском языке имеется более 400-т диалектов. Но ни в одном из них никогда не было слов «толерантность» или «холокост».
      А вот еще одно новое словечко – «саморегулируемость». Ворд отказывается такое принимать на русском, поскольку это местечковое словотворчество. Как шел от них исключительно уголовный жаргон и тюремная феня – так и нынче продолжается уже… прямо в Государственной Думе! Ни один филолух не возмутился.
      Хотя каждому русскому понятно, что регулировать какой-либо процесс можно лишь со стороны. А когда это «саморегулируемость» – так это иначе называется. И подтекст – чистая уголовка! Как только перед детьми не стыдно. Впрочем, у таких стыда не бывает.
      Ни ОДНОГО возмущения по данному коверканию русского языка с уголовными мотивациями!
      Так что я как-нибудь переживу момент вашего «скидывания клифтов», «отдавания концов», «сдергивания с нар» и т.п.
      Подите малявы своих «баронов» почитайте.

      • tt:

        прекрасно есть и черпать, и зачерпывать и отчерпывать и вычерпывать. вот те раз, какие знатоки отыскиваются! и, главное, без тени сомнения – раз не слышала никогда – значит, нет такого? ну в словари бы заглянуть для начала можно было?

        • Ogurcova:

          Вряд ли можно иначе выразиться по-русски, если иметь в виду, – в чем приходится находиться по уши из-за выводов, которые некоторые нелюди делают, не принимая во внимание нравственные критерии. ВЫчерпать такое невозможно. Но, чтобы не захлебнуться, надо регулярно ОТчерпывать.

      • mister_s:

        Вообще-то, русский язык очень тонкий и точный инструмент. Вот ваш ник взять и одну букву изменить, то получится точная Ваша сущность. Захотелось повластвовать, хоть и виртуально? Ну ну.

      • agk:

        Первый же тезис – нет слова «отчерпывать»,

        Потрясающий уровень аргументации.

        Ну только теперь смотрите – сюда больше ни ногой! Сами зареклись.

  13. дмитр:

    На форуме SRO-RU,упомянул Ваше имя. Во всяком случае молчать нельзя.

  14. КЭТ:

    по теме–стих емелина?–цепляет…

    Письмо украинскому русскому поэту А.П.Чехову Б.Г.Херсонскому.

    Вы мне все про Освенцим,
    Да про банальность зла.
    Но я, не будучи немцем,
    Не в ответе за эти дела.

    У меня дело другого свойства,
    Уважая национальные чувства,
    Хотелось бы поговорить об устройстве
    Современной поэзии русской.

    На всех местах председательских
    В премиальных жури,
    В редакциях и издательствах
    Сели новые секретари.

    Решают тайным советом
    Бульдогами под ковром,
    Кого назначить поэтом,
    Кого объявить козлом.

  15. …И нечего прятать уши зайцам.

  16. l k:

    Биография Цицерона с его жизненными взлетами и падениями, может сама по себе являться обоснованием особой важности нравственного выбора для публичной фигуры.

    О событиях далекого прошлого я, пожалуй, говорить не буду

    Здравый рассудок и опыты всех веков показывают, что одно благонравие власти образует благонравие народа.

    Невольно изречешь: «O tempora, o mores!»
    И вновь Шекспиром реют вихри, чьи-то напоминая вихры.
    Но как писать так удаётся! О Риме, вдруг из тьмы веков — маржект — маржи «проект» сейчас польётся… но нет, моржовый уд смеётся…

  17. l k:

    И.А., этот поезд в огне.

    энкиду это мы. Классический вопрос «Что делать?» будем? и как это обсудить

    задумали они переписать онтологический смысл бытия ещё раз, переворот устроить и новый закон сваять. создали рабочую группу по языку для выявления понятий речи и составлению модальной логики якобы для создания онтологического замыкания языка. Но это фикция,модальная логика у них дырявая, нас там нет, подход как и раньше при черноризце «И сами не знают, что говорят, окаянные, будто бы Бог повелел, чтобы [книги] были лишь на трех языках, как написано в Евангелии: «и была написана надпись по-еврейски, по-римски и по-гречески»»

    тут принцип, это построение «модальной логики», «кольцо смыслов», «уроборос» — http://www.kph.npu.edu.ua/!e-book/clasik/data/logic/kripke.html

    дискредитация прикладной математики, травля писателей, фоменковщина — от «Фома» — у них есть старый план и технологии библейские, церковь теперь окно овертона фасад=задний двор, от зарубежной завезли, началось через кгбешников и отдел внешних сношений

    разные фиктивные группы «масон»(масен/несам), религиозные (с анаксиос/сатана) типа сами вызывали и имитацией откровения апокалипсиса, «воссядет на облаке» — «облачные технологии»

    http://kuraeved.livejournal.com/77312.html

    «В 1992–1995 годах был инициирован проект «ИНОЕ. Хрестоматия нового российского самосознания». В его рамках было проведено сканирование интеллектуальных ресурсов страны и организовано прямое взаимодействие лидеров тридцати новых направлений общественной мысли. »

    В проекте «Иное» приняли участие:

    Михаил Гефтер (учитель Глеба Павловского)
    Теодор Шанин
    Ксения Касьянова
    Эдуард Кульпин
    Вячеслав Глазычев
    Александр Панарин
    Олег Генисаретский
    Симон Кордонский
    Владимир Махнач
    Сергей Кургинян
    Владимир Малявин
    Глеб Павловский
    Борис Капустин
    Шамиль Султанов
    Сергей Чернышев
    Татьяна Ворожейкина
    Андрей Фадин
    Владимир Каганский
    Сергей Лёзов
    Алексей Кара-Мурза
    Вадим Цымбурский
    Захирджан Кучкаров
    Александр Филиппов
    Петр Щедровицкий
    Андрей Белоусов
    Дмитрий Галковский
    Вячеслав Ушаков
    Вадим Радаев
    Диакон Андрей Кураев
    Владимир Пастухов
    Сергей Медведев

    «Зимой 1995/1996 года началось сближение с проектами и структурами Глеба Павловского, Юрия Милюкова и Ярослава Кузьминова, перешедшее в многолетнее сотрудничество. »

    «РЖ: «ИНОЕ», вероятно, возникло не на пустом месте?

    С.Ч.: У «ИНОГО» долгая предыстория, в которой наиболее существенны три линии. Во-первых, это Международный фонд «Культурная инициатива». Формально он был учрежден американским Фондом Сороса и двумя советскими — Фондом Культуры и Фондом мира. Фактически то, что фигурировало под этим названием в 1987-90 гг., было делом рук трех людей: Джорджа Сороса, Владимира Аксенова и одного из здесь присутствующих. Фонд никогда не был благотворительным — скорее походил на современный предпринимательский проект. Фонд задумывался как экспертно-инвестиционная машина, которая занимается систематическим поиском и поддержкой творческих проектов и предприятий, но не в сфере чистого бизнеса, а во всех областях человеческой активности: в праве, управлении, науке, журналистике, книгоиздательстве, краеведении, экологии, музыке, литературе и так далее. Центральное правление фонда состояло только из советских граждан, писателей и академиков, и Сорос туда не входил. Правление объявляло программы, распределяло между ними бюджет и формировало экспертные комиссии. Секретариат правления, — довольно эффективная команда, в которой в 1987-89 гг. вместе со мной работало всего 7 человек, — должен был вызвать на себя и организовать поток инициатив. Мощность потока составила примерно 5 тысяч заявок в первом году, и надо было из этих тысяч целенаправленно выбрать и поддержать всего пару сотен. Бюджет первого года составил миллион долларов, второго — 5 миллионов, третьего — 25.»

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Календарь вебинаров
Архивы
  • 2019 (30)
  • 2018 (78)
  • 2017 (87)
  • 2016 (103)
  • 2015 (90)
  • 2014 (68)
  • 2013 (71)
  • 2012 (78)
  • 2011 (71)
  • 2010 (91)
  • 2009 (114)
  • 2008 (58)
  • 2007 (33)
  • 2006 (27)
  • 2005 (21)
  • 2004 (28)
  • 2003 (22)
Авторизация