Песнь Алконоста. Часть I

Когда ставила оперу Н.А. Римского-Корсакова «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» в программу вебинаров сентября , была искренне уверена, что испохабить режоперой эту странную сказку о русской Золушке на православной основе, рука ни у кого не поднимется. Это же надо быть последней сволочью, просто какой-то... на редкость самоотверженной гадиной.

Ну, как водится, накануне выяснилось, что я слишком хорошо подумала о наших "деятелях", так сказать, ихнего "искусства". Вроде бы уж должна была понимать, видела ведь и не такое, а отчего-то про град Китеж подумала иначе.

Можно было учитывать длительное время господствовавшие "общих тенденций" загаживания прошлого, истории и культуры. Их, конечно, все же немного удалось притушить и умерить, поскольку нормальному человеку все это отвратительно на самом деле. Однако... сталкиваться с этими "общими тенденциями", заключавшимися у нас в торжестве местечковой культурки "а вот я влезу прямо к вам на стол и сделаю вам кучку!", именно на этой опере, сама музыка которой заключает квинтэссенцию русской духовности... было почти физически больно.

И кстати! Вот кто еще в нашем Отечестве раскроет поганый ротик возвещать о "духовных ценностях", "духовных скрепах", истории и культуре и прочей херне с точки зрения конъюнктуры цен на нефть и энергоносители, - пусть вначале ответит, сколько раз сам лично в жизни слушал оперу Н.А. Римского-Корсакова «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии», в чьей постановке и в чьем исполнении. А без этого пусть заткнется!

А то привыкла уголовная босота на грязной пятерне про "духовные ценности" возвещать, орденами с ворованными бриллиантами обвешиваться и самоё православие изображать со свечкой в виде селфи на Пасху. И это уже начинает доставать. Не может на память отличить Похвалу пустыне от Сечи при Керженце, но имеет наглость в России рассуждать о его "духовных ценностях", про которые не при детях рассказывать. Прости меня Господи!

И кстати!.. Иосиф Виссарионович, которого тут еще смеют обсуждать при мне, после того, что учинили со мной... как говорится, не при детях будет сказано про эт-самое, так вот Вождь всех народов не пропускал ни один спектакль с Надеждой Обуховой в партии Февронии.

А у наших ревнителей нравственности, любителей покритиковать усатого генералиссимуса за репрессии, которые им при их делах от него бы светили непременно и в самом кратком прочтении, - за плечами никакой оперной наслушанности. Зато при них кто только и как над русской оперой не изгалялся! Надо ж привычным уголовным бордельером малость разукрасить "современное прочтение".

Но таки да. Подумалось, что на граде Китеже может хоть какие-то тормоза сработают. Зря надеялась, конечно. Тормозов у нас нынче никаких. Законодательная система рухнула, нынче любой закон можно написать, хоть обратной силой, а с этим ведь исчезает даже общественная мораль, не говоря о нравственности. Тут же растворяется-размывается смысл искусства. Думаешь, а за что там при Креженце пластались? За что гибли? За землю русскую? За веру и честь? А сколь за это нынче по текущему курсу выручить можно?..

Но как же тут не устроить из этой оперы черти, что когда многое в ее сюжете имеет самые прямые аллюзии к сегодняшнему дню? Да, особенно много на мой чисто женский взгляд, поскольку оперу бы вообще можно было назвать просто "Феврония". Речь там практически исключительно о ней.

Начинается все... сказкой о Золушке. Кстати, у нас нынче такие "золушки", что и не помнят, что вообще-то даже в европейском варианте название сказки приводится неполным, а чтобы соображать, где нынче "Золушка", а где шлюха на съеме (у нас, простите, это нынче основной контингент госслужащих женского полу), надо вообще-то знать наименование целиком.

Ведь даже когда приводится сокращенное наименование, подразумевается (и отражается в сюжете) именно полное наименование. Торжество шлюх на съеме, которых нынче отчего-то относят к сказке "Золушка", на самом деле относятся к другой сказке.

Не верите? Сказка "Золушка" имеет полное наименование - "Золушка, или Торжество добродетели". Теперь немного понятнее, верно? Когда молодая девка выходит за олигарха, не интересуясь источником его обогащения, - это не сказка про Золушку! Потому что в сказке про Золушку непременно происходит торжество добродетели. Если торжествует разврат, пошлость, воровство, продажность, глупость, зависть - это ведь другое. При таком "торжестве" с настоящей добродетелью обычно сводятся счеты. Начинает доходить?

А тут... живет такая Феврония со своим братом-древолазом, который летом добывает мёд, в мире и согласии с природой. Диснеевская Белоснежка - жалкое подобие, мол, к той тоже дикие звери приходят, чтобы она их кормила и выхаживала. Но отшельничество Февронии не вынужденное, как у Белоснежки, опера открывается вступлением «Похвала пустыне». Феврония живет в «пустыне» (от «пустынь»), то есть вдали от суеты мирской.  Она относится к природе, как к «Церкви Божией», но вовсе не угрюмая отшельница, она убеждена, что жизнь человеческая должна быть «в радости».

Ах ты лес, мой лес, пустыня прекрасная,
ты дубравушка, царство зелёное!
Что родимая мати любезная,
меня с детства растила и пестовала.
Ты ли чадо своё не забавила,
неразумное ты ли не тешила,
днём умильныя песни играючи,
сказки чудные ночью нашёптывая?
Птиц, зверей мне дала во товарищи,
а как вдоволь я с ними натешуся,
нагоняя видения сонные
шумом листьев меня угоманивала.
Ах, спасибо, пустыня, за всё, про всё;
за красу за твою вековечную,
за прохладу порой полудённую,
да за ночку парную, заволожную,
за туманы вечерние, сизые,
по утрам же за росы жемчужныя,
за безмолвье, за думушки долгия,
думы долгия, думы тихия, радостныя.

В таком душевном мире и согласии ее встречает княжич Всеволод, заблудившись во время охоты. Он покорен и красотой, и простотой, то есть кристально чистыми убеждениями Февронии, которые дала ей наша природа. Конечно, он говорит ей, будто ловчий князя, а не княжич, чтобы не спугнуть ту простоту общения.

То не с неба ль светлого
к нам явился на землю
серафим невидимый,
обернувшись девицей?
Али то болотница,
на купавках сидючи,
в тину манит молодца?
Сгинь ты, наваждение,
разойдися облаком –
свято место здешнее.
Сгинь, лесное чудище!

Вот так воспринимает молодой человек даже не физическую красоту девушка, духовную. Александр Сергеевич писал, что лучшим украшением любой девушки являются ее семнадцать лет. Это нынче "межполовое общение" намеренно опущено к чисто физическим параметрам и статям, а уж сынок какого-нибудь нынешнего бюджетного вора с гордостью сразу представляется, чтоб отхватить наширмачка без риска быть отвергнутым, да и... не расплатиться после. Как это водится у нынешних.

Здесь молодые люди торжественно обмениваются кольцами, а лишь когда за Февронией приходят дружинники, она понимает, кто ее сосватал за себя.

Исполать, уста сахарные,
таковую мудрость рекшия!
Исполать тебе, дубравушка,
красоты такой кормилица!
Гой еси, девица красная,
отвечай по правде-истине:
люб ли я тебе, по нраву ли?
Люб, так кольцами сменяемся.

Дальше идет очень интересная сцена. "Сказание" - одна из тех редких опер, где работа либреттиста... практически равноценная работе композитора. Уж не знаю, по каким источникам, нынче они точно уничтожены, но Бельский поднимает давнишний обычай женитьбы по доверенности, который бытовал на Руси лишь у Рюриковичей, с ними и сгинул. Вообще обычай женитьбы по доверенности существовал повсюду, во Франции он продержался чуть не до ХVIII века, там им пользовались все сословия. Не от избытка нравственных качеств.

У Рюриковичей этот обычай был прочно связан с лиственным правом, проще говоря, его издержками. Да и... с самой весьма рискованной их жизненной стезей. Напомню, что Рюриковичи - это не "династия", как считают малограмотные историки КПСС и те, кто вообще не имеет представлений о создании государства, кто не способен на честно заработанные средства "создать" и нужник на огороде. Рюриковичи - псы войны, исполнительная ветвь власти с полной ответственностью, о которой нынче вообще понятия приблизительные и расплывчатые.

Только нынешних прошу губки не раскатывать, с вами, господа, у Рюриковичей был бы разговор непродолжительный. Это бы Прекрасный Иосиф, размягченный оперным спектаклем, какими-нибудь подробностями еще и поинтересовался. А у тех... кстати, одна весьма печальная сюжетная коллизия связана именно с этой... гм... "скоростью на руку". Даже соревнования были и тотализатор в некоторых случаях. Ну, кто скорее. Ага-ага, типа норм ГТО только все взаправду.

Кто ни встретит, всяк убьёт тебя.

Что нынешние слыхали про ответственность?.. Сегодня же вся государственная машина пашет только на то, чтоб отсрочить эту ответственность, которая все наступает, ети ее, и наступает. Заметили, что уже никого не тянет цитировать "Власть - это ответственность!" из давней статьи Плебс на царстве ? А ведь еще недавно это произносилось легко, с лукавым прищуром... Мол, прочли твой опус, гадина, будет тебе на орешки.

Там ведь формулировка универсальная. У тебя именно столько власти, сколько ответственности ты готов на себя принять. Не хочешь ответственности - получишь "кризис легитимности". А чтобы принять ответственность... тут-то и выясняется смешная вещь про "духовные ценности". Ага-ага! Без них в наших пустынях и задворках никто ответственность на себя принять не может. Не к чему ту ответственность крепить. Как-то так.

Рюриковичи прикрывали другую власть, вроде исконную и истинную, но стоящую за исполнительной. Только, блин, местечковое уе могло выделить "феодализм" на Руси, да в добавок "феодальную раздробленность". Чот у нас Господин Великий Новгород ни дня не дробился, а напротив только прирастал. И чот потом пришлось ему московским князьям поклониться, хотя уж и за литовцами побегали, кого только в марионетки не искали. Неважно.

Важно то, что в Малом Китеже (Керженце) Февронию ждет Федор Поярок, которого ошибочно считают "слугой княжича", но по тому значению, которое придается в опере этому персонажу, можно считать, что за княжича выехал боярин его отца, князя Юрия. Он распоряжается всеми, что, конечно, проходит мимо ушей нынешних толкователей опер и оперетт.

Заметим, что именно по его приказу начинается свадебный обряд, причем, при нем, а не при княжиче. Приехал боярин отца, настоящий хозяин, по достоинству оценил выбор Всеволода, одобрил, дал отмашку - можна!

У княжича своего боярина пока нет. А самому ему скоро сменять пожухлый лист отца, вот Федор Поярок и явился сам, посмотреть, что за хозяйку нашел в лесах молодой князек.

Федор Поярок - в опере баритон, а его князь Юрий - бас. Мужские басы - это стержень русской оперы. У нас ведь не Италия, где стержень - тенор. Кстати, княжич Всеволод - тенор, потому по музыкальной культуре надо соображать хотя бы, что Федор Поярок не может быть его слугой, представляя его на свадебном обряде.

Ну, для нынешних козельтонов это все мелочи, конечно. Но не подскажет ли мне кто, почему у нас нынче басы повывелись? Надтреснутые, надломанные, какие-то больные и... неприлично высокие. Где густота и рокот, чтоб сердце в пятки уходило? А, наверно, подличать надо поменьше, мужики, да? Перед кем попало не лебезятничать. От такого басы в контр-тенора превращаются, не замечали?

Ох, какие басы были после Великой Отечественной! Ведь такой густоты, что сметана сразу в  масло сбивалась! А нынче... ведь соображать надо, что пару раз сподличаешь, особенно с женщиной - и голосишко-то мигом выдает. А бас должен душу женскую обнимать, утешать и давать глоток надежды, что все хорошо будет. Даже при наших срамных нынешних делах и делишках.

...Пока люди ждали приезда невесты княжича, идет народное гуляние. Что характерно, нет сцены с представителями администрации о местной оппозиции, а все делается для удобства народа. От души все идет, от сердца. Куда ж без медведя?

МЕДВЕДЧИК
Покажи, Михайлушка,
покажи, дурачливый,
как звонарь Пахомушка
прочь бежит, торопится,
с колокольни вниз долой,
поскорей к себе домой.
(Медведь резво бежит вокруг мелкими шажками. Народ смеётся. Медведчик играет на дудке.)

НАРОД
Ха, ха, ха, ха…
(Появляется Гусляр - высокий, белый как лунь старик, собираясь петь.)
Приумолкните, крещёные!
Призатихните на малый час!
Дайте песню нам повыслушать!
аль святой Ерусалимский стих!

ГУСЛЯР
Из-за озера Яра глубокого
прибегали туры златорогие,
всех двенадцать туров без единого;
и встречалась им старая турица:
„Где вы, детки, гуляли, что видели?“

НАРОД
Зачиналась песня в Китеже,
повелась от Яра светлого,
от престола князя Юрия.

ГУСЛЯР
„Мы гуляли вкруг стольного Китежа,
а видали мы там диво дивное:
что идёт по стене красна девица,
во руках несёт книгу чудесную,
а и плачет сама, заливается“.

НАРОД
И самим нам плакать хочется.
Песня словно бы не к празднику.
Ох, сулит она безвременье.

ГУСЛЯР
„Ах вы, детки мои неразумные!
То ходила Царица небесная,
то заступница дивная плакала,
что прочла она городу пагубу,
всей земле сей навек запустение“.

ДЕВУШКИ И БАБЫ
Господи, спаси нас и помилуй!
Потерпи ещё греху людскому.

СТАРИКИ
И откуда бы напасти взяться?
Тишь да гладь здесь в стороне заволжской.

МОЛОДЁЖЬ
Не бояться ж Чуди белоглазой,
а иного ворога не знаем.

СТАРИКИ
Бог спасёт великий славный Китеж
сирых ради, немощных и нищих.

НИЩАЯ БРАТИЯ
А и тем пристанище бывает,
на земле Ерусалим небесный,
кто, душою восскорбя в сём мире,
сердцем взыщет тишины духовной.

Гусляр выдает такую духовную импровизацию, древнерусский спиричуэлс, но в то же время повествует о своих печальных видениях. Может и не совсем кстати, ведь народ собрался в ожидании свадебного поезда.

Да чего уж греха таить, все это совершенно бывает некстати. Но, заметим, никто гусляра не хулит за его иносказание, никто не поносит, никто не объявляет экстремистом-террористом и не реквизирует гусли. Прощают ему и образность не по словарю Ожегова, и несвоевременность обращения к неким "духовным ценностям", которые и в их допотопном случае не сулят ничего хорошего.

Все, включая "нищую братию", понимают, что гусляр вообще-то просто передает то, что его просили передать те, кому не отказывают.  Да и народ перекрыл гоготание (причем, смеялись на духовными лицами, которых пародировал медведь) требованием дать послушать "святой Ерусалимский стих".

Нищая братия поясняет/напоминает присутствующим (авось, расчувствуются, да подадут), что есть Ерусалим небесный, где каждой душе найдется пристанище. Народ этому с готовностью поддакивает, но в небесный Ерусалим особо не спешит. А вдруг еще пронесет?

НАРОД
Всех-то там напоят и накормят,
оботрут слезинки, всех утешат.
(успокаиваясь)
Нет, не будет пагубы на Китеж,
Бог Господь престольный град не выдаст.

НИЩАЯ БРАТИЯ
Без него нам сирым жить неможно,
не прожить без князя Юрья вовсе.

НАРОД
Братцы! Что же свадьба-то не едет?
Не попритчилось бы что в дороге.

Тут вроде бы нищая братия заикнулась про геополитику, а народ не поддержал такого развития сюжета.  Чего напрасно воду в ступе толочь?

Высокое и низкое у нас всегда рядом. От невеселых размышлений и грустных мыслей принято отмахиваться... иногда переходя к довольно рискованным шуткам. Медведчик с медведем развлекают публику танцем... с козой. Мол медведь - жених, а коза - невеста, как бы мезальянс. Чувствуется, там в этот момент полнейшая свобода слова, поскольку... многим, конечно, завидно на чужое счастье. Куда ж без этого?

Покажи, Михайлушка,
покажи, дурачливый,
как невеста моется, белится,
румянится, в зеркальце
любуется, прихорашивается?

На фоне этого искреннего веселья есть весьма характерная сцена... манипуляций общественным сознанием. Эти люди не названы "прогрессивными", "передовыми" или "лидерами", как нынче. Здесь они - "лучшие люди", как это и велось.

По каждой реплике этих "лучших людей" чувствуется, что у каждого имелись и свои кандидатуры на роль молодой княжны. А если и не имелось, то зависть свое берет. Тут они были "лучшими", а тут какая-то девица из захолустья - раз, и в дамки! Не хуже ихнего.

А любая женская роль в обществе... весьма и весьма уязвима, ежели хоть в чем- то может быть задето мужское (три раза тьфу!) самолюбие таких вот "лучших людей". Которым не зазорно с девчонкой счеты сводить.

НАРОД
Ха, ха, ха, ха...
(Приходят Лучшие люди. Медведь пляшет с козой.)

ПЕРВЫЙ ИЗ ЛУЧШИХ ЛЮДЕЙ
То-то рада голь безродная.

ВТОРОЙ ИЗ ЛУЧШИХ ЛЮДЕЙ
То-то клики да глумление.
А и то сказать: ведь шутка ли?
все со князем породнилися.

ПЕРВЫЙ ИЗ ЛУЧШИХ ЛЮДЕЙ
Уж и свадьба, что лиха беда!
Наши бабы взбеленилися,
не хотят невесте кланяться.

ВТОРОЙ ИЗ ЛУЧШИХ ЛЮДЕЙ
Мол, без роду да без племени.
(Из дверей корчмы выталкивают в шею Гришку Кутерьму.)
Вот и бражник Гришка празднует;
Сам себя не помнит с радости.

Конечно, лучшие люди полны зависти. А зависть - дурной советчик. И единственный из человеческих пороков, который не приносит удовольствия и радости даже тому, кто ею переполнен (с. О. Бальзак).

Интересное решение в вокальных партиях лучших людей: самый завистливый и злобный - тенор, а второй - бас. Здесь бас вторит петушиному тенору как фон, как подпевала, как будто "группа товарищей", зачастую не имеющая своего мнения.

Гришка Кутерьма - зол на всех, всем знает цену, всех ценит ниже себя. Повсюду утраивал драки, потасовки, скандалы... кутерьму. Очень любит представляться таким "самоё народом", говорить о себе "мы", как это обычно мычат платные провокаторы.

Лучшие люди полагают, будто это они заплатят сейчас деньги Кутерьме, да и устроят чужими руками скандал на княжеской свадьбе. На самом деле их умело "разводит на бабки" Григорий, для которого общественный беспорядок, скандал - давно профессия. Он уже сложившийся политик. Жириновский тоже начинал с кабаков и скандалов с бабами.

КУТЕРЬМА
(оправившись и выступая вперёд; к Лучшим людям)
Нам-то что? Мы ведь люди гулящие,
ни к селу мы не тянем, ни к городу;
никому не служили мы с юных лет,
никто службы на нас не намётывал.
Кто дал мёду корец, был родной нам отец,
кто дал каши котёл, тот за князя сошёл.

ВТОРОЙ ИЗ ЛУЧШИХ ЛЮДЕЙ
(к Первому)
Нам для нищего жалеть казны,
не жалеть её для бражника.

ПЕРВЫЙ ИЗ ЛУЧШИХ ЛЮДЕЙ
(к Кутерьме)
Ты ступай в корчму заезжую,
пей вина, пока душа берёт,
чтоб невесту веселей встречать.

ВТОРОЙ ИЗ ЛУЧШИХ ЛЮДЕЙ
Поделом ея и честь воздать.
(Дают Кутерьме деньги. Кутерьма кланяется.)

НИЩАЯ БРАТИЯ
(к Лучшим людям; жалобно)
Кормильцы вы милостные,
Батюшки родные!
Сошлите нам милостыньку
Господа для ради.
Бог даст за ту милостыньку
дом вам благодатный,
покойным родителям всем
царствие небесное.
(Лучшие люди отворачиваются от нищих.)

КУТЕРЬМА
Вы бы нынче мне покланялись:
я авось вас и пожалую.

НИЩАЯ БРАТИЯ
(К Кутерьме)
Отвяжись, уйди ты, пьяница!

Кутерьме можно всех ненавидеть, перед ним не кланяется и нищая братия, честно просившая милостыньку за молитву. Кутерьма не понимает, что люди не просто "кланяются", они честно молят за покойных родителей благодетелей. Лучшие люди на их глазах просто решили, что их родителям такая молитва не нужна. Вряд ли те, прямо, святыми были, что сумели воспитать таких вот "лучших людей". Скорее всего, их сыновьям намного лучше известно, что у их родителей душа была пропащая, что никакой молитвой не замолить. Хотя это ведь не сыновье дело подобный суд вершить.

На Руси подавали, радуясь, что могут подать, а не просят сами. Да и от сумы и тюрьмы не зарекались.

Кутерьма еще почти трезвый, до своей нормы не набрался. Он не просто глумится над нищей братией, он, получив деньги, сам себя чувствует "лучшим человеком". При  этом искренне считает, будто нищая братия кланяется за деньги. А раз так, то поклонится и ему. А нищий запевала еще и поясняет ему, что их братии не просто кланяться, а "стреваться" с подобными типами заповедано.

С кем не велено стреваться?
С бражником, с бражником.
Кому всякий посмеётся?
Бражнику, бражнику.
Кто его увидит издали,
отвернётся, посторонится.

Просто прикиньте, перед кем бы из нынешних поклонилась та нищая братия. Они ведь и не за каждого родителя молится обещают. В песне гусляра про туров золоторогих и видения народ уже почувствовал предвестие печальной участи. Но все помрем, а пока живы, надо надеяться на лучшее.

Однако постановщик обязан знать все либретто целиком, он-то знает, как сбудется красивая песня про золоторогих туров.  Поэтому я подумала... что, может, хоть совесть заговорит. Или наши деятеля заранее, как "лучшие люди", даже не надеются, что и им придется рано или поздно обивать пороги небесного Ерусалима?..

Тут, наконец, подъезжает свадебный поезд с Февронией. Из кабака вываливается изрядно набравшийся Гришка, издеваясь над «невестой из болота».

КУТЕРЬМА
Братцы, праздник у нас,
в сковородки звонят,
в бочки благовестят,
помелами кадят.
К нам невесту везут,
из болота тащат;
рядом челядь бежит
и без рук и без ног,
а и шуба на ней
из мышиных хвостов,
лубяной сарафан
и не шит и не ткан…
(Кутерьму толкают и заставляют замолчать.)

НАРОД
Уходи ты, окаянный пёс!
Пропади, несытый пьяница!
Прогоните взашей бражника
со великим со бесчестием.

Продолжение следует....

Читать по теме:

Запись вебинара:

Опера Н.А. Римского-Корсакова «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии»

©2015 Ирина Дедюхова. Все права защищены.
32e96ea8bb23b6681436ae80362bbd96

Комментарии (3) на “Песнь Алконоста. Часть I”

  1. Evdokiya:

    Дааа….Вот это уровень оперной критики, которого невозможно достичь!(но стремиться надо). Именно о такой аналитике тоскует оперное сообщество и в равной степени ее не желает слышать.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Календарь вебинаров
Архивы
  • 2020 (6)
  • 2019 (45)
  • 2018 (78)
  • 2017 (87)
  • 2016 (103)
  • 2015 (90)
  • 2014 (68)
  • 2013 (71)
  • 2012 (78)
  • 2011 (71)
  • 2010 (91)
  • 2009 (114)
  • 2008 (58)
  • 2007 (33)
  • 2006 (27)
  • 2005 (21)
  • 2004 (28)
  • 2003 (22)
Авторизация