Психическое расстройство. Часть IХ

Teun Hocks

Так что прошу никого не заблуждаться на свой счет.  Всех вас, дорогуши, держат за дебилов. Про меня-то аж две справки имеют. Доказанные судом.

Опаньки! Кстати, судом доказано, что я могу сказать такое, от чего у некоторых простата лопнет...  Хм... Заманчиво... Попробовать стоит! Тем более, что ведь они сами не знают, что именно я могу сказать. Я и сама точно не знаю, но приговор есть приговор. Бум пробовать!

Это я о том, что не стоит думать, будто навязываемые сегодня мотивы некоему гражданину Копылову-Копытову  чем-то отличаются от общей ориентировки "ви даже не знаете, какой дебил у нас нагод". Но зачем поддаваться такой назойливости?

Отсюда и литературка соответствующая... для дебилов, отсюда и дальнейшие действия: набрать болтунов с бору по сосенке, добавить безответственных молокососов, проституток с панели... и объявить из них Государственную думу! Все вокруг дебилы, им думать нечем, вот эта мозглятина за всех думы будет думать. Вдобавок законами всякими народ-дебил дрючить. Дебилы ведь любят, чтоб закон был? Вот пусть и исполняют!

Напрасно Копыловы-Копытины считали, что по шапке прилетает лишь тем, "кто  высовывается". Вот сидел он с тыковками у мусоропровода, никого не трогал... А тут самые умные и красивые довели дело до ручки, все его жалкое имущество ухнуло, да вдобавок, поди, мать-старуху придавило... Как же таким затруднением не попользоваться?

Вот только, когда он позволил на себя напраслину лить, он ведь поневоле взял часть сакральной вины на себя. Типа, а вот мы тут все должны догадываться, что он врет из безвыходного положения. А он нам даже глазками мигать не станет, будет честно строить из себя типичного представителя народа-дебила.

Ну, правильно... Можно подумать, что я не замечу, как вначале была труба, он ее выдергивал. Как выяснили, что труба на сварке, тут же спохватились, что там же наоборот шланг был, а он его резал... Хотя дом 70-х годов сдачи, там все же была труба. И тут опять промахнулись, потому что взрыв был снаружи, а не внутри. Но приперся этот Копытин-Копылов типа с дачи, дом в руинах, матери нигде нет... спросить не с кого! Выяснилось, что прямой спрос с него, голубчика! Прокуратурка, пообщавшись с шипящими соседями, вычислила, кого можно упечь в психушку без ущерба для общества.

Но какая мотивация... просто залюбуешься! Такому народу-дебилу действительно никакой литературы не надо, раз всех изначальных мотиваций от Октябрьской прокуратурки хватило лишь на горячечную фантазию о том, как всем мать родную газом придушить... или ваще подорвать... ну, что стакан воды выпить!

Мы, конечно, изворачиваться и запираться станем, а они-то все заранее вычислили! Жрут за наш счет, ничего не делают, только разлагаются... а всех оправданий, будто на месте Колпылова-Копытина так бы поступил каждый, поскольку... что им еще о нас думать?

В первой части романа "Безбрежные воды Стикса" я описываю, как у нас прямо в квартире на семейном торжестве убили заместителя министра МВД Перевозчикова, а после во всем обвинили зятя, который просто хорошо спрятался от убийц. Выжил только он и грудной малыш. Ну, естественно, у него тогда обнаружились жуткие бандитские наклонности, хотя зять этот бывший СОБРовец.

Дело в том, что город у нас... сплошные горы и пригорки, через пень колоду каждый кого-то знает. Вот и я знала мужика, которого загребли сразу и долго держали в заключении, жестко допрашивая, а не он ли убил замминистра?

У него в том дворе машина ночь стояла, а раньше у нас не принято было машины во дворах держать. Раньше местный народишко почти поголовно места на стоянке имел и гаражи. Хоть и дебил, а соображал, что не дело просто во дворе держать машину.

А мужик к одной даме приезжал... ну, сами понимаете. Короче, некогда ему было замминистра мочить. Так вот за эту пустячную слабость ему выбили все зубы, весь ливер отбили, он совершенным инвалидом после этого следствия вышел. Но не признался...

А живым оттуда вышел и не признался... тоже из-за небольшого пустячка. Дверь-то не взламывали! А у нас тогда было принято двери не просто взламывать, а предварительно прошивать автоматными очередями. Вот бы тогда кому из нынешних рьяных все же хоть немного побороться-то с экстремизмом! Хоть бы булки поразмять. Но нет, сидели на этих булках ровно и ссали кипятком, чтоб их не замели.

Понятно, что позвонили в квартиру свои в доску, а хозяева решили, что люди поздравить пришли... с тортиком-цветочками, не с огнестрелом, короче. И поскольку дело имело выраженный шкурный оборот, то уж на том мужике с машиной разминались от души... Но только сами не смогли объяснить, как он один всех положил, с какой стати ему дверь открыли.

Зато готовность повесить все на постороннего была просто нечеловеческой, практически животной. Замечу, что дело было в 1994 году, а по конституции 1993 года смертная казнь была, отменена она была лишь с апреля 1997 года. Поэтому мужик шел в несознанку, сражаясь за собственную жизнь.

Кстати, всех друзей зятя, объявленных убийцами, расстреляли, а самого посадили на 13 лет, но так что-то вроде и не выпустили.

Вот это такая общая криминальная обстановка, которая сразу начинается, когда из принимаемых решений уходит профессиональная суть. И все считают, что коснется кого-то другого...  Надо уметь все же заранее выставлять защитные барьеры. А последним форпостом будет литература. Поэтому и надо уметь выбирать именно ту литературу, которая действительно выступит вашим форпостом.

Видите, как все получается совершенно случайно? Совершенно случайно я хорошо знаю, что произойдет потом, поскольку я в местных грунтах сижу под завязку с 10-ти лет. И хорошо знаю, что с ними происходит. Совершенно случайно я знаю и того мужика, которому зря зубы выбили и почки отбили, все равно все пришлось на зятя валить. Поэтому хорошо знаю, что и Копылов-Копытин себя напрасно оговорил. Процессы суффозии не остановятся, даже если они сами себе зконить перестанут, угрожая подорвать к чертовой матери все вокруг.

А сколько раз я совершенно случайно оказывалась в самых неподходящих местах в наиболее неподходящее время?.. Думаю, это у меня такая привычка сформировалась на испытаниях, когда я должна была подкараулить именно центр сдвига и потери прочности... Так это ведь и в литературе самое интересное. А как ты до этого сидишь дней десять с булкой и кефиром, а ничего не происходит... кому это интересно?

Но это я к тому, что... какую бы дрянь в качестве литературы нынче не подсовывали, а надо все же не переставать читать, не утрачивать эти читательские навыки замыкания эстетической триады. Надо наоборот отметать всю чушь - и читать нормальную литературу. А она всегда будет там, где срыв прочности всего массива. И зачастую ее приходится откапывать. Некоторые откапывали, так знают, каково это. Но... потом она прямо как новенькая!

Знаете, у меня все время крутится в уме пример с "Тихим Доном", который читали "с колес". Вспомните, сколько грязи вылили на этот "Тихий Дон"... по сравнению с которым я, честно говоря, чувствую себя может даже и не совсем кошерно. Эх, мне бы немного еще размасштабиться... все же там полотно просто эпическое, грандиозное и колоссальное.

Я же говорила вам, что совершенно спокойно пристроилась бы со своими сказочками к всяким там обмылкам вроде набокова-бродского. В сравнении с ними я просто гений космического масштаба. А перед "Тихим Доном" откровенно очкую. "Мастера и Маргариты" не боюсь, мы  в одной весовой категории, а тут... ну, уж не смогла! Извините-с!

Зато заметили, как сразу тихо стало. никто больше не наезжает на "Тихий Дон", стоило обсудить это местечковое празднование 100-летия Шолохова? А потому что вся эта шелупонь отлично знает... магическую силу замкнутой эстетической триады.

У нас тут в какой-то недостойной суете прошло 100-летие октябрьской революции... Все там прикидывали, как бы лучше было... типа из огромной жалости к нагоду. И многие, очевидно ловили себя на мысли, что нисколько не верят этим лживым высказываниям, поскольку ораторам явно нисколько не жаль ближних, пока еще живых.

Именно поэтому надо непременно выбирать себе литературу, которая пишется для живых, анализирует настоящее. Пусть даже так, как это делаю я нынче - прямо по газетным вырезкам.

И каждый раз думаю, сколько же жизней спас "Тихий Дон" в свое время... полностью изменив историю. Знаете, никаких процессов 1937 года, никакого подъема производства с 1927 года и второго этапа индустриализации с первыми сталинскими пятилетками бы не было, если бы читатели не замкнули бы эту триаду сразу, взахлеб, понимая, что эта та настоящая литература, написанная... уж не станем уточнять чем. Обычно в это бездонное жерло идет все, особенно, когда весь состав несется к финалу.

«Тихий Дон» — роман-эпопея Михаила Шолохова в четырёх томах. Тома 1—3 написаны с 1925 по 1932 год, опубликованы в журнале «Октябрь» в 1928—1932 гг. Том 4 закончен в 1940 году, опубликован в журнале «Новый мир» в 1937—1940 году[1].

Сопоставили годики? Через два года после первой публикации Сталин берет никому тогда не нужную власть... с совершенно другими мотивациями, не делая упора на том, что "народ сам этого захотел" и "какой же дэбил этот русский народ!"

И Шолохов успел закончить в акккурат перед Великой Отечественной! А то, что война будет, тут и сомнений никаких не было, ведь как только у нас в начале января 1930 года закрылись последние биржи труда, так в США тут же началась Великая депрессия...

Что это с точки зрения именно моего сказового метода? Мне на днях один давний читатель (кстати, из Киева!) признался, что ему интересна мысли про петлю времени, но он ее пока не ухватывает до конца.

Но вот если посмотреть на мощь воздействия "Тихого Дона", видно, как страна вышла из временной петли. Кстати!.. Опаньки! Есть такое очень четкое определение рубежа 1925 года. Причем, это определение давно бытует, оно не мое, просто пока никому в голову не приходило связывать это с публикацией "Тихого Дона".

У нас как при царе-батюшке был объявлен сухой закон, так он продержался точненько до начала публикации романа в 1925 году. Как-то даже говорила по этому поводу, что при этом все гнали самогон, поэтому все происходящее воспринимали в спиртовом дыму, под анестезией.

de08972bb4eae5cb9fb286256f6b1595В самом начале Первой мировой войны государь Николай II решил провести смелую реформу, которая была особенно близка его сердцу: запрещение продажи спиртных напитков. Сначала был введен запрет как обычная мера, сопровождающая мобилизацию; затем, 22 августа 1914 года, было объявлено, что запрет сохранится на все время войны; он был постепенно распространен не только на водку, но и также на вино и пиво. Затем, в начале сентября, принимая великого князя Константина Константиновича в качестве председателя Союзов Трезвенников, Николай сказал: «Я уже предрешил навсегда воспретить в России казенную продажу водки». И эти слова царя полностью соответствовали в то время общему народному мнению, принявшему запрет спиртных напитков как очищение от грехов. Никому потом не приходило в голову, что такая законодательная мера, предрешенная царем, могла бы встретить сопротивление в представительных учреждениях.

А сколько у нас было разговорчиков о том, как народ спивается? А кто понатыкал повсюду алкогольных ларьков при этом? И чем заниматься во временной петле, когда жизнь остановилась?.. Потом конторские провокаторы организовывали националистические движения "русский - значит трезвый"... И то, и другое - из расчета "какой дебил у нас народ".

309062-d511601e87db459617db071fbdea7a23

Видите ли... уж какого бы мнения я не была о народе, а тему народности могу поддержать лишь тем, что человек по своей природе нравственное существо, а народ-дебил не сможет создать такую грандиозную страну. Ее дебилы лишь могут ограбить и покоцать. А воссоздать ничего не смогут.

Так вот и пример с "Тихим Доном" показывает, что народ и страна все же выходят из временной петли. А вот те, кто способствовал попаданию в нее... не смогут оттуда выбрать до конца. Даже сделав все, чтобы страна вышла на нормальный путь развития.

И в этом плане можно говорить о том, почему Сталин не отошел от навязываемой федеративности с удельными княжествами для кормежки местных элиток... Почему потом Берия усугубил эти процессы... А потому что при всем том, чем мы до сих пор обязаны их деятельности, за ними был нелегитимный приход к власти.

Кстати!.. Пусть барахло барохлянское тоже не считает, будто обучение ерунде в Литературном институте им. Горького - типа легитимный вход в литературу. Сам Горький такого института не заканчивал, да и партийность в литературе давно отменена.

Попадание во временную петлю в начале 90-х было уже... после всей кровавой каши ХХ века. И за все эти уроки Россия сполна заплатила кровью.

Поэтому... нынче все, кто делает карьеру и состояние на развале страны, грабеже ее достояния и всего населения - совершают смертный грех. И неважно, сколько человек замыкали триады на созданных мною образах. Вернее... важно, конечно, с точки зрения спасения души хотя бы, но что тут поделаешь. Надеюсь, хоть это послужит для кого-то предостережением.

После такой великой литературы нельзя довольствоваться местечковым суррогатом. Это очень вредно для души. Это... насилие над собственной душой! А она у вас способна на очень многие вещи, на настоящую магию... в том момент, когда вы делаете правильный выбор. У каждого это происходит по-своему.

Петля-времениНо при легитимном входе, при правильном выборе магия возникает всегда. Вначале вы даже не понимаете, что, собственно происходит... вроде бы все, как всегда. А потом вы выясняете, что вам нельзя заломить руки, выбить зубы и объявить способным задушить газом родную мать.  Кроме того, вокруг все начинают на подобные зверства смотреть исключительно с нравственной точки зрения. И вы понимаете, насколько это удобно.

Потому что... лишь настоящая литература выводит и освобождает от петли времени, удавки, в которой высасывается ваша жизнь... И что характерно... вы ведь это уже заметили, да? Любой государственный переворот, назовите его хоть революцией, хоть цветной революцией, - загоняет в петлю времени! И самое циничное, что все эти устроители цветных революций потом полезут к людям с воем "народ сам этого захотел!" и "у нас народ - редкостный дебил!"

Как видите, там достаточно всего лишь  поинтересоваться денежными потоками, народ-дебил скоренько додумает до всего остального. Все это ведь устраивают люди, не умеющие работать, а тем более организовывать чужую работу.

Все неважно, потому что много разных слов, от которых освобождается душа, я уже сказала. Многие вполне бы смирились с отсидкой в петле времени. Проблема в том, что их душа рвется наружу.

Теперь вновь сопоставим то, что имеем сейчас - с одной ловушкой для дебилов, которая была расставлена в прошлом году и усиленно раздувалась.

Давайте, вы вначале сами посмотрите на все это... а потом я поясню, в чем дело. Итак, как раз на начало работы этого цикла (а время здесь имеет значение) вдруг распространились такие вот сайтики.

Risunok11

Ирина Васина

27.10.2016
Бунт содержанок: о роскошном и забавном выступлении Райкина

То есть начали в марте, достигают апофигея к октябрю, мол, всегда тут были, боролись с "экстремизмом в культуре". Тянут за уши все того же Сорокина с очередным дерьмом, его защищает Дима Быков, повсюду даются такие вот интервью от "православной активистки".

Опубликовано: 19 сент. 2016 г.

Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Ирина, добрый день.

Ирина Васина. Здравствуйте.

Д.Ю. Представьтесь, пожалуйста.

Ирина Васина. Васина Ирина, руководитель общественного движения «Гражданское противодействие экстремизму.

Д.Ю. Так, и о чём мы сегодня поговорим?

Ирина Васина. Хотелось бы поговорить о национальной идее России — имеем мы её или не имеем, или что мы имеем под видом её, и те течения, которые у нас сейчас есть, направленные на нравственность, антинравственность, и всё, что с этим связано.

Д.Ю. Тема...

Ирина Васина. Размыта?

Д.Ю. Жёсткая. Вот уже злые силы включили дрели и мешают нам записываться.

Ирина Васина. Но мы прорвёмся, я думаю.

Д.Ю. А экстремизм — что вы называете экстремизмом?

Ирина Васина. Знаете, экстремизм многогранен, я думаю, основная его идея — это унижение человека человеком. Экстремизм всегда начинается с унижения, когда какая-то нация, какой-то человек считает себя первым сортом, а своего противника считает сортом вторым. Вот это начало экстремизма, и он может быть как на национальной почве, на религиозной почве...

Д.Ю. Политической, само собой.

Ирина Васина. Политической, само собой, и к сожалению, сейчас, в последнее время, он очень сильно у нас показан в сфере культуры, в сфере влияния на умы, в сфере ряда популярных персон, которые тоже транслируют некие идеи, отдающие, я бы сказала, экстремистским душком.

Д.Ю. По-моему, это не только у нас. Недавно президент Обама рассказал, что Америка — страна исключительная, передовая и вообще лучше всех на свете. Может, это правильно — позиционировать себя юберменшем, а все остальные унтерменши?

Ирина Васина. Был в 1941 году такой опыт, как-то он не очень хорошо закончился. Наверное, не стоит его повторять.

Д.Ю. А у нас кто с такими выступает?

Ирина Васина. Знаете, у нас действует как-то так, я бы сказала, такими незаметными укольчиками, что ли, т. е. через какие-то культурные события, т. е. какое-то художественное произведение, какой-то художественный фильм, какая-то выставка, т. е. через какие-то якобы... Потому что, слава Богу, у нас то, что было — Болотная площадь, допустим, это краник прикрыли, громко действовать стало неудобно, народ немножко рассосался, а те, кто хочет продолжать, они действуют так сейчас более точечно, но от этого не менее опасно: фильмец, выставочка, рассказик, романчик — и когда всё это подаётся под таким соусом, что это правильно, что это хорошо, что это даже нравственно, что любой образованный человек должен это прочитать и одобрить, а если ты это не прочитал или если ты это не одобрил, то ты вообще деревня какая-то просто, какой-то мракобес.

Д.Ю. Это мне сразу напоминает небезызвестное произведение гражданина Набокова «Лолита». Вот сейчас всеобщее поветрие, что нет страшнее угрозы для человечества, чем педофилия, это вообще настолько омерзительно и отвратительно. Тут вот, кстати, буквально позавчера новость была о том, что 2 девочки, 2 сестры вроде как летели в самолёте, одной 9 лет, другой 12, а сидевший рядом 72-летний дедушка совершил в отношении одной...

Ирина Васина. Слушайте, какой ужас!

Д.Ю. Дослушайте: развратные действия. И тоже дикий крик: порвать на куски, расстрелять, повесить, ещё чего-то. Задаю вопрос: вы не пробовали поинтересоваться — это же самолёт, там люди вокруг сидят, в общем-то, всё видно, и должны быть живые свидетели, которые за этим безобразием наблюдали. Дети, которые летят без родителей и которых сдают стюардессе, которая должна за этим смотреть. И вот она смотрит: гражданин, который залез в самолёт по паспорту, и установление личности которого не составляет никакой проблемы, и соответственно, в 72 года можно соображать уже, что за собой влечёт какие последствия, но я не про это. Т.е. мои-то вопросы, как у милиционера: кто это, что это, свидетели, ещё чего-то — с чем вы в суд-то пойдёте? С рассказами девочки или её мамы? Но реакция однозначная — повесить, расстрелять, убить, порвать крюками, там, и всю семью, и ещё чего-то.

Ирина Васина. Но просто тема ужасная, просто тема сразу вызывает такое отношение.

Д.Ю. Тема ужасная, а Набоков прекрасен. Это же произведение, это же литература, это искусство.

Ирина Васина. Вы знаете, Дмитрий Юрьевич, я хочу сказать, что на фоне того, что мы имеем сейчас, вот наши художественные произведения, которые сейчас считаются классикой, которые сейчас продвигаются активно, Набоков по уровню невинности...

Д.Ю. Детский сад.

Ирина Васина. … это просто «уронила Таня мячик, тише, Танечка, не плачь», к сожалению.

Д.Ю. А кто же выступает нынче?

Ирина Васина. Ну вот вы все слышали, что, как радио «Свобода» - православная активистка преследует Сорокина. Эта православная активистка — это я, как я преследую Сорокина, я не знаю, бегаю, наверное, за ним с топором: «Эй, Сорокин!» Но в общем, да, на уровне вот этой вот сорокинщины, серебрянниковщины, богомоловщины господин Набоков — это просто невинный младенец, я бы сказала, на фоне того, что сейчас происходит.

Д.Ю. Конкретный пример?

Ирина Васина. Конкретный пример — то же самое, которое всколыхнуло интернет недавно, этот рассказ «Настя», на который мы сейчас подали заявление, и правоохранительные органы его рассматривают. Рассказ «Настя», в котором описаны такие запредельные вещи, что...

Д.Ю. Гражданина Сорокина, да?

Ирина Васина. Гражданина Сорокина.

Д.Ю. Которого вы преследуете?

Ирина Васина. Которого я преследую, да.

Д.Ю. И что же там?

Ирина Васина. Это обязательно пересказывать?

Д.Ю. Я вот железно уверен, что подавляющее большинство граждан России вообще не знает, кто такой Сорокин — это раз.

Ирина Васина. Я думаю, что после...

Д.Ю. Они никогда не читали, и я вас уверяю, читать это не будут.

Ирина Васина. И не читайте, граждане России, не читайте это.

Д.Ю. Нас, конечно, обвинят в том, что вы рекламируете Сорокина и его мерзкие произведения.

Ирина Васина. Да, но вы знаете, как я вам говорила, когда мы с вами беседовали ранее, что на форумах писали, что вот идиоты, сделали рекламу Сорокину — прочитаю рассказ. И через 3 сообщения: начал читать, после трети рассказа остановился, меня чуть не вырвало, и так далее.

Д.Ю. Что там такое?

Ирина Васина. Так что могу сказать, что даже кто захочет прочитать этот рассказ, не все дойдут до конца, прямо скажем, не все его осилят. Там описана патология, и мне не хотелось бы её описывать, просто каннибализм во всех подробностях. И то, что там описано, мне действительно противно.

Д.Ю. Т.е. люди едят друг друга, да? В трезвом уме, здравой памяти или это...?

Ирина Васина. В трезвом, в здравом, и всё это...

Д.Ю. Не голод толкнул, ничего?

Ирина Васина. Не голод толкнул, и всё это ещё, самое мерзкое, что это смакуется, понимаете? Т.е. это смакуется.

Д.Ю. Тут важный вопрос, постольку поскольку вы, как православная, его преследуете, я надеюсь, в рассказе все православные, да?

Ирина Васина. В рассказе, да, даже присутствует православный священник, как один из соучастников этого. Вот почему господин Сорокин, как и господин Богомолов, как и господин Серебренников всё время в отрицательных персонажей берут православных священников, вот у них просто какой-то пунктик. У них в рассказах, там, в спектаклях, если какой-то негодяй или какой-то мерзавец, который делает совершенно мерзкие вещи — это обязательно должен быть православный священник.

Д.Ю. Какая-то фиксация дня.

Ирина Васина. Может, они сговорились, может, им по 5 копеек идёт каждый раз, когда они назначают...

Д.Ю. Я вот извиняюсь, отскочу немного в сторону, мне нетрудно представить реакцию, если бы каннибализмом занималась некая диаспора с раввином во главе. Реакцию мне предсказать нетрудно, что бы это было в ответ на подобные произведения. А тут это, значит, нормально, да?

Ирина Васина. Значит, в свою очередь хочу заметить, что тут и проявляется экстремизм этими господами, т. е. они считают, что в отношении православия это делать можно, что православие — это некая религия второго сорта, а люди, которые её исповедуют, это такие люди второго сорта, над которыми можно так глумиться и которые это стерпят.

Д.Ю. Я бы увидел в этом дополнительно ещё следующее. Я хорошо помню перестройку, я тогда уже большой был, в перестройку все граждане подобного толка, наша самопровозглашённая интеллигенция, они все хором орали, что проклятые большевики запрещали религию, они над ней по-всякому издевались. Ну т. е., как мы понимаем, Советский Союз, история которого состояла из ряда этапов, на которых происходили вещи в том числе и чудовищные, например, в период Гражданской войны, когда стреляли всех без разбору: отец сына, сын отца, брат брата, в том числе убивали, естественно, и священников — никого не минула чаша сия. Но потом была война, после войны было мирное строительство, а потом была мирная жизнь, во время которой никого почему-то не стреляли, не волокли, как у Александра Исаевича, миллионами на Колыму, и в общем-то, было совсем другое, и лично я в своей жизни, я вообще не помню, чтобы были какие-то притеснения. Помню одно притеснение: сестра моя пела в церковном хоре и рассказывала, что, типа, мы платили 4 копейки за киловатт, а в церкви надо было платить 40 копеек за киловатт, и поэтому свет в церкви включали не очень часто, только на время службы, а в остальное время ничего нам не горело. Ну, собственно, и всё. Все из окружающих моих, кто хотел ходить в церковь, те ходили совершенно спокойно, и как-то это никого не парило.

Ирина Васина. Слава Богу.

Д.Ю. Вот, к чему это я: перестройка грянула, и в перестройку вот эти деятели принялись провозглашать, что коммунистическая партия жестоко расправлялась, туда-сюда, хотя всё это было в разные этапы. Мы христианство не меряем инквизицией, которая была в Испании на определённом историческом промежутке. Кстати, ведьм больше всего сожгли почему-то в Швеции, а не в Испании.

Ирина Васина. Это католики.

Д.Ю. Неважно! Мы христианство не замеряем вот по этому, оно про другое несколько. Коммунисты, стало быть, всё запрещали, а теперь давайте разрешим, а теперь давайте подтянем к СМИ и прочее, и прочее, священников — пусть они расскажут. И вот пока священники рассказывали о том, какая плохая была советская власть, всё было хорошо. А потом на определённом этапе, когда Православная Церковь выступила, как мне кажется, чего она хочет в настоящее время, как организация объединяющая народ на основе религиозных идей, то внезапно всё оказалось плохо. Всё оказалось очень плохо и все священнослужители вдруг стали плохими...

Ирина Васина. Толстые попы на «Мерседесах».

Д.Ю. Да, и всё стало резко отвратительно. Т.е. оно в исторической перспективе выглядит, мягко говоря, забавно: как это у вас вчера все были хорошие, и это было абсолютно правильно, а сегодня вдруг они стали какие-то плохие — почему? Потому что выступают за целостность и единство? Ну, как-то странно это выглядит.

Ирина Васина. Вы знаете, я даже скажу такую маленькую реплику: у меня знакомые живут в печально известном районе Торфянка, где год уже не могут построить храм, и там постоянно у них происходят баталии с т. н. местными жителями. Я один раз приехала посмотреть, что там происходит, и меня больше всего поразило, что там местные жители говорили с очень хорошим таким украинским акцентом: «Халя, Халя, иди сюда». Человек, который вырос в этом районе Бабушкинска, умудрился за 40 лет жизни сохранить акцент «Халя». Т.е. это местные жители, соответственно, платные. Поэтому да, вы правильно говорите, что если православная церковь, если другие какие-то институты выступают за нравственность, за какое-то объединение, за целостность государства, их тоже нужно объявить какими-то жадными, ворюгами, деструктивными, какими-то мракобесами, которые думают только о своём кармане, жуликами, ну эпитеты можно продолжать.

Д.Ю. Я бы отметил, как бывший милиционер, что жулики, жадные, воры — они там, безусловно, есть, потому что церковь — это организация человеческая, со всеми человеческими грехами и пороками. Но опять таки, как бывший милиционер, осмелюсь заметить, что подобные граждане никогда не составляют большинство, никогда, и не могут составлять большинство.

Ирина Васина. Я хочу сказать, что нас, может быть, отчасти спасает, что та пропаганда, которая сейчас ведётся, я бы сказала, антипропаганда, даже не буду называть её контрпропагандой, вот именно антипропаганда, которая против власти той же самой, мы постоянно слышим: власть сделала не то, министр образования назначенный...

Д.Ю. Почему это антипропаганда? Это самая настоящая пропаганда.

Ирина Васина. Ну хорошо, пусть будет пропаганда. Министром образования назначили какую-то ужасную женщину, Антон Вайно тоже какой-то учёный-неудачник или что-то такое.

Д.Ю. Ну не устраивает.

Ирина Васина. Да, не устраивает. Но нас спасает то, что на данном этапе эта пропаганда делается настолько неталантливыми людьми, настолько устаревшими методами и настолько бездарно, что пока мы ещё держимся.

Д.Ю. Давайте вернёмся чуть-чуть обратно — а Сорокин-то талант, не талант?

Ирина Васина. Сорокин, вы знаете, я не являюсь литературным критиком, поэтому дать оценку, как специалист, не могу. Кто-то из литературных критиков пишет, что он талант — я почитала отзывы — кто-то из критиков пишет, что он достаточно посредственный писатель, что это не литература в глубоком понимании этого слова. С моей точки зрения, как человека, который просто воспитан на хорошей литературе и на хорошей поэзии, вот мне повезло — у родителей была большая хорошая библиотека, поэтому с детства я имела возможность классику русскую, зарубежную, поэзию читать.

Д.Ю. Наследие кровавого «совка», по всей видимости.

 

И так далее, все в таком духе. Попутно поносятся все недовольные Вайно и какой-то бабой, поставленной министром образования... А сама она не специалист в литературе, а литература-то для специалистов... поэтому она не знает, к чему отнести творенье Сорокина, но зато не сомневается, что это типа "экстремизм в культуре.

Здесь Новая газета приняла участие... Короче, серьезная такая подготовка... Рассказик маленький, с трудом вымученный, а все поднасели... даже РОД пытается опять раскрутиться под "национальную" идейку... Танцуют все!

Надежда Мандельштам учит нас, что в темные времена (пусть они даже не тянут на полноценный террор, зато уже дотянули до абсурда круче брежневского) надо думать не о причинах, а о целях. В самом деле, гадать о скрытых механизмах путинской эпохи, о перспективах культурной политики, о том, на каком повороте опять проскочили выход и вернулись на круг, — роскошь непозволительная. Негодовать еще смешней. Выяснять отношения и навешивать критические ярлыки тем более неправильно. Кому-то не нравится Константин Богомолов, кто-то не в восторге от рассказа «Настя» (есть у Сорокина рассказы гораздо лучше), — все это сейчас не важно. Объяснять читателю или самой Ирине Васиной, кто такая Ирина Васина (православный аналитик, руководитель общественного движения противодействия экстремизму или как она там себя величает), тем более глупо. С Ириной Васиной все понятно, в том числе самой Ирине. Когда она рассказывает Life, что обнаружила в рассказе «Настя» глумление над русским народом и православным духовенством, в ее глазах горит нехороший огонек. Мне кажется, в этот момент она испытывает самое что ни на есть глубокое удовлетворение — хорошо, если только моральное.

В рассказе «Настя» обнаружено глумление над православием и унижение русского народа. В зажаривании шестнадцатилетней Насти участвуют православный священник о. Андрей и представители русского поместного дворянства. Ничего принципиально нового тут опять-таки нет — в 1947 году Михаил Бубеннов обнаружил глумление над русским народом в романе И. Эренбурга «Буря», поскольку русских героев там гибло больше, чем еврейских. То есть убивать русских автору нравилось больше. Тогда, к счастью, роман Эренбурга личным письмом защитил Сталин. Трудно предположить, что Путин читает Сорокина и вступится за Богомолова. Спасти картину, которая уже более чем наполовину готова, можно другим способом, применимым, кстати, к перелицовке прочей русской словесности. Этот способ кто-то должен был изобрести, потому что эдак глумление и русофобию можно обнаружить в любом тексте, где фигурирует русский отрицательный герой или гибнет положительный. Я предложил бы назвать этот новый метод письма васинским реализмом, поскольку социалистический упразднен, а другого пока не придумали.

Не думаю, что рассказ Сорокина и его экранизация станут хуже, если действие в них будет перенесено в США. Ницше читают везде, природа в рассказе вполне нейтральная, и какая разница, где съели Настю? Вместо русского попа нужно вставить американского евангелиста, телевизионного проповедника, сектанта, лучше бы, для верности, чернокожего.

Поскольку русофобию можно усмотреть и в классике, все отрицательные герои должны быть срочно переделаны в иностранцев. Так, Анна Каренина была замужем за американским сенатором, Грушницкий был французом (и Печорин убил его в рамках борьбы с иностранной агентурой), Раскольников был украинцем, старуха-процентщица — еврейкой, а проститутка Соня Мармеладова — гастарбайтером (не важно, какого пола). Оно же, скорее всего, и убило.

В рассказе Сорокина разглядели пропаганду каннибализма. Это резонно, поскольку герои действительно с аппетитом поедают жареную Настю. Предметом литературы должны быть только те вещи, которые пропагандировать можно и должно. Герои современной российской прозы должны присоединять Крым, задерживать проникающих туда диверсантов, побеждать в медальном зачете, разоблачать НКО, креститься. Если же автору в художественных целях кровь из носу необходимо изобразить каннибализм, это может быть каннибализм украинских бойцов на территории самопровозглашенных республик. Богомолову в экранизации «Насти» достаточно всего лишь заставить Настю говорить по-русски, а жарящих и съедающих ее персонажей — по-украински, причем лучше одеть их в жовто-блакитное или черно-красное. Компьютерная графика позволяет и не такое.  Или пусть положительные герои съедают представителя пятой колонны, который изжарил себя сам по заданию Госдепа. Возможен, наконец, вариант с усыновленным американцами русским ребенком. Представители православных экспертов ведь не против жестокости как таковой: один из руководителей «Антимайдана» уже пообещал посадить на кол и повесить за язык кандидата от «Парнаса» Мальцева. Просто эта жестокость должна быть направлена в верное русло.

Секс допускается, но лишь при условии сознательного участия героев в демографической политике России или как акт воздействия на упомянутую пятую колонну. (В последнем случае разрешается даже гомосексуализм.) Педофилия — вопрос тонкий: пожалуй, можно инсценировать и «Лолиту» (спектакль по мотивам набоковского романа был однажды в Петербурге сорван казачьим патрулем) — при условии, что Лолита будет европейской девочкой русского происхождения, а растлевать ее будет мигрант при попустительстве Ангелы Меркель. Мастурбация тоже может быть допущена на страницы литературы или театральные подмостки — при условии, что исполнителем акта будет кто-либо из движения «Антимайдан», а объектом эротических грез — кто-либо из представителей администрации уровня не ниже муниципального.

Таким образом обойти цензурные ограничения представляется плевым делом. Достаточно маркировать порок украинским или английским языком, а добродетель — камуфляжем, и извращайтесь, сколько позволит фантазия. Проблема ведь не в том, что в современной России чего-то нельзя. Она именно в том, что все можно: такое можно, что и не снилось. Вопрос — кому.

Новая газета

По поводу написано куда больше самого рассказика... Сорокин исписался, а этот рассказик большей частью переписан из самых отвратительных откровений Эдуарда Тополя, которого в никому в голову не пришло обвинить в "экстремизме в культуре". Как можно! Ведь Эдуард Тополь - еврей! А Сорокин... условно-русский...

Однако сразу понятно, что этот рассказ не относится к литературе, к культуре, как сами защитники и противники, то есть, все желающие поговорить на эту тему. Причем, неважно, к какой конфессии высказывают приверженность, просто культурные люди об этом не говорят. Без комментариев про то, что кому еще попутно не нравится, и кто чем-то недоволен. Просто вообще не говорят по поводу!

Не создают этот повод. Как только повод создан - все говорилки вылетают за рамки традиционной культуры культуры, без обозначения конфессиональной принадлежности. Потому что культурный человек вообще не станет спекулировать на такой принадлежности... Но втягивать Господа нашего в разборки с пакостником Сорокиным... это уж что-то за гранью..

Короче, дальше аналогичным образом стали раскручивать "Матильду". По отработанной схеме. А где схема, там серьезное финансирование и где торчат фиолетовые уши нашей славной аббревиатурки на три буквы, во всех случаях твердо уверенной, что "народ у нас - редкий дебил!"

Продолжение следует...

Читать по теме:

©2017 Ирина Дедюхова. Все права защищены.

32e96ea8bb23b6681436ae80362bbd96

Комментарии (8) на “Психическое расстройство. Часть IХ”

  1. Anna:

    Вот ведь, интересно получается. Отвечая в ходе «Прямой линии» на вопрос о фильме «Матильда», Владимир Путин подчеркнул, что его никто не пытается запретить… Никаких решений запретных нет, я очень рассчитываю, что открытый диалог в обществе сохранится». Такой продвинутый президент, как бы общественным мнением интересуется. А с другой стороны архивный историк Юрий Жуков не имеет возможности изучить личный фонд Сталина, все еще остающийся засекреченным в Архиве президента РФ,
    И пока народ слушает дебильные споры между депутатом Госдумы Натальей Поклонской и режиссером Алексеем Учителем, с которым Путин знаком лично, и уважает его как человека, настроенного патриотически, как человека, который делает талантливые вещи, Владимир Владимирович, значит, самостоятельно штудирует личный архив Сталина уже который год подряд и больше никому этого делать не разрешает. Правда, изучает-изучает, но видимо, пока осилить не может, и поэтому наследие Сталина запрещено.

    • Морозов:

      может не в тему, но все-таки: Аннушка, а он остался архив-то. Встречал воспоминания архивных работников, времен хруща, так они писали что архивы вагонами!!!! уничтожались. Не уверен что сохранились. А личный архив Лаврентия Павловича, вообще говорят найти не смогли. И еще, ну не верю я этому «журналисту» АПН (от кого мы это слышим (с)) перешедшему в историки, тем более в отношении ЛП. Ну и во времена горбатого очень много фальшивок в архивы сбросили.

      • Я считаю, что главное все эти архивы утраченные и оставшиеся — уже сделали. Ведь их главная задача — указать правильный путь.
        Саша, мы вчера знакомились пусть с неожиданными данными, но они в одном русле. Там другое! Почему все эти граждане, так хорошо знающие «ошибки Сталина» по федеративности, не сказали об этом раньше?
        Ой, а почему они это вынуждены сказать сегодня? А потому что я вот не пользовалась никакими архивами, а доказала, что Хрущев — кровосос и палач. А что государственный переворот у нас всегда происходит по сценарию, более подходящему к Австрийской империи, но никак не соответствующему нам. Напротив, потом стараются все национальности стравить.
        Тут тоже… стоит ведь заинтересоваться, на какие деньги все это делается.
        Сам не замыкайся во временной петле!
        Проанализируй, что тебя раздражает в этом Юрии Жукове?
        1. Сам не способен ничего создать, ничем не способен руководить.
        2. Врет, будто четверть века в архивах искал доказательства/опровержения… чему? А тому что уже получено было без него и без всяких архивов.
        3. Не знает главного вклада системного анализа, поставленного Сталиным и Берией. От которого Берия ненадолго отошел, поддавшись провокациям соратников — и поплатился. Но громадную работу он ведь сделал именно в методике системного анализа.

        А все, кто не знает системного анализа, не способен на верные выводы. Они всегда будут ниже на два уровня. Кстати, я доказывала, что третий уровень у нас именно с религиозным сознанием. А разве все, кто сегодня позиционирует «православную активность» — хотя бы в нашей действительности хоть разок оказались на правильной стороне? Разве они твердо помнят, что такое хорошо, а что такое плохо? Разве они сказали четверть века назад, что все принимаемые законы противоречат заповедям Господним?

        Вот это все тебя раздражает уже тем, что неважно, что там скажет какой-то архивист. На выводы он способен, значит, будет пребывать в тех иллюзиях, которые мы ему оставим. Мы-то движемся вперед! Он просто соплей тянется за нами. Но заметь, сейчас серьезный подход к истории — в доказательстве тех выводов, которые мы получили… ну, в данном случае, семь лет назад! А у него семь лет был день сурка!
        Это ведь достаточно посмотреть публицистику семилетней давности, чтобы понять, откуда же у них появилась твердая уверенность, что главной ошибкой Сталина была федеративность.
        А самого Сталина Хрущев обвинял в нежелании строить Дом Советом, когда немец был под Москвой. И про низведение роли партии до реального положения вещей. Когда он съезда проституток и паразитов не собирал.

        Там посмотреть, в русле чего сейчас ведутся эти архивные раскопки… Это:
        Голос крови
        Государственный экстремизм
        По зову России

        И заметь, мы это прошли именно потому, что меня обвинили, будто я кого-то возбудила государство разрушать! А государство не разрушилось, более того, пока я болтаю вслух, никаких революций при мне не будет.
        Манежка ведь ничем не отличается от Майданов.
        А что там главное с моей узкой точки зрения? Вообще-то Великий и Могучий признается орудием преступного промысла, экстремистской отмычкой.
        А орудие преступного промысла — ворованные финансовые средства! Потому что способ аккумуляции предусматривает и способ их расходования.

        Короче, здесь все в системе, с виду сложно, потому что все прочно связано, а связи видят не все.
        Я попытаюсь это рассмотреть подробнее.
        Главное… зацени! Мне никаких архивов не надо! Я пользуюсь исключительно объективными и всегда доступными открытыми данными. И отнюдь не млею наподобие придурка-Онтоле по поводу «какой я самый умный». Потому как это полная изоляция.
        Тем не менее, вас никто дебилами не считает, раз выставили меня, а не срамное дерьмо, навязываемой в качестве говорилок.
        И… как бы там ни было, а мы выбираемся из временной петли, решая задачи… да практически за половину тысячелетия. То есть мы готовим какой-то грандиозный рывок.
        А те, кто не способен заценить… будут тащиться на нами и пытаться самодеятельно усвоить те выводы, к которым пришли семь-десять лет назад.
        Короче, потому и пишу «продолжение следует».

        • agk:

          Этот «историк Юрий Жуков», с точки зрения самих историков, величина близкая к нулю. Никому не известен в научном сообществе, публикаций нет. Зато пихают в зубы его гражданам через все каналы. Гоблин особенно задействован. Чертик из коробочки. Еще тут один «экономист» подобный появился, пацанчик такой молодой, фамилию сейчас не помню, тоже пропихивают по-серьёзному. А это, кстати, денег стоит, и больших. Проекты.

      • Ведь даже к Берии отношении изменилось по фразочке с многослойным образом, который мог быть только у меня, поскольку у меня отец занимался научной деятельностью, будучи советским руководителем большого строительного управления с огромным планом и грандиозными задачами каждого года, включая и социальные.
        То есть… только хорошо зная, как и сколько работал мой отец в сравнении с другими, я затем могу сказать: «Покажите мне мужика, который руководил снабжением фронта, СМЕРШем, ядерной и космической программами, лично запроектировавший вентиляционные системы сталинских высоток, выполнивший четыре проекта жилых домов в Москве, работавший ежедневно до 2-х ночи, а после типа еще и таскавшийся за школьницами по ночной Москве.»
        Ну, ясно же, что все это могла сочинить ни на что не способная плесень. Даже, кстати, на полноценный половой акт.
        Вот ведь после этого они начали задний ход давать. Но никто даже не пикнул, какая мерзость фильмец «Маленький гагнт большого секса». Там же еще и «Дамскими секретами» пришлось добивать эту мерзость.
        А типа это все Васина делает, оказывается, причем, с Сорокиным!
        А мы давно вне этой временной петли. И там ведь достаточно потянуть за веревочку.

  2. Морозов:

    «Главное… зацени! Мне никаких архивов не надо! Я пользуюсь исключительно объективными и всегда доступными открытыми данными.» — вот это я и имел ввиду, достаточно смотреть дела людей, но как всегда, вы лучше сказали))))))
    «От которого Берия ненадолго отошел, поддавшись провокациям соратников — и поплатился.»- а здесь мне думается (все-таки судя по мемуарам Серго, не такой человен=к он был), он поплатился за свое отношение к хрущу, бывает не разглядел тварь (и на старуху бывает проруха).

    • Саша, вот здесь и проводим разницу в уровнях сознания. Что с Хрущевым? Его решили к юбилею в 2008 году по новой увековечить, ведь вся эта плесень оттуда, из воняющих шестидесятников весны его имени. А пусть вначале дочке Шпаликова разъяснят, что произошло с ее родителями той весной, что с ней происходит. Пусть объяснят на ее личностном уровне.
      Что касается этой хрущевской оттепели для проституток и паразитов, то с горечью старшие поколения говорили: «Сколько бы мы успели сделать в жизни, если бы нам тогда дали свободу!» Свободу от дармоедов!
      Вот тогда, помнится, без мемуаров Серго, пришлось разбираться, почему эту скотину не пристрелили по законам военного времени после того, что он в Харькове устроил.
      И Юрий Жуков ведь исходит уже из моего анализа, из плесени никчемной никто ведь не допер, что Совнархозы были возвращением ко всяким там рабкринам и прочей ерунде. Но он что ставит в вину Берии? Что Хрущев проводил его идеи!
      Вот он этим мне не понравился. Где ссылка на просветление? Недобросовестное цитирование. А раз так, то какие у меня резоны считать, будто он другие документы добросовестно цитирует? Он точно многое упустил.

      Вот бы всей дессиде обрадоваться его выводам и расцеловать в копчик Берию, раз и хрущевская оттепель должна была стать бериевской! Чего мордашку-то воротить? Со сталинскими репрессиями первым Берия начал бороться. Так же выборочно, как и Хрущ.

      Но вот смотри… это каждый из нас может ошибиться на своем личном уровне. Думаю, каждый и ошибался не раз. Мы этого особо не знаем, потому что все за ошибки отвечают сами, дальше это ведь с личного уровня не распространяется.
      А посмотри, во что вылилась ошибка Берии на счет Хруща для нескольких поколений, для нас даже, потому что потом Путин повторил с министерствами тот же хрущевский финт ушами. И опять нынче для паскудной сатанинской плесени — новая весна за наш счет. И нисколько их не колбасит, на какие деньги жируют от культуры.

      А в этот момент на государственном уровне уже были жесткие критерии, которые на ать-два избавляли от перхоти подобных «ошибок».
      Нет, Берия считал, что может манипулировать этой гнидой, зная о нем все. Даже не желаю узнавать, что там в архиве Берии было, там как раз на всех компромат собран был. И то, как с ним расправились, как раз свидетельствует о том, что нисколько он на их счет не заблуждался, а знал о каждом все.

      Но… он начал играть в игры. А эти игры с мерзостью, которой не место в оперативном управлении, всегда чреваты. И в том-то и дело, что риски не только личные, но и для все страны, для многих поколений.
      Вот тут и надо было ощутить всю полноту ответственности. А он ее не ощутил. А я и говорю, что ответственность — это власть! Просто плесень не соображает, что как только начинает уходить от ответственности, так теряет и власть.

      Посмотри на Сталина! Помер давно, столько помоев вылили, столько всего навешали, а раз нес ответственность до конца, то и править будет вечно.

  3. agk:

    Интересное определение дает эта Васина экстремизму:

    «Знаете, экстремизм многогранен, я думаю, основная его идея — это унижение человека человеком. Экстремизм всегда начинается с унижения, когда какая-то нация, какой-то человек считает себя первым сортом, а своего противника считает сортом вторым. Вот это начало экстремизма, и он может быть как на национальной почве, на религиозной почве…»

    Во как. Это уже не проведение политики государством с использованием крайних средств, забудьте. Экстремизм начинается с унижения… Экстремизм может быть на национальной почве… Бред сивой кобылы, конечно. Но это не от заблуждения. Гражданка отрабатывает, затирает термин, делает его универсальным, чтобы ее кураторы могли кого угодно объявить экстремистом.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Календарь вебинаров
Архивы
  • 2017 (77)
  • 2016 (103)
  • 2015 (90)
  • 2014 (67)
  • 2013 (68)
  • 2012 (71)
  • 2011 (71)
  • 2010 (90)
  • 2009 (114)
  • 2008 (58)
  • 2007 (33)
  • 2006 (27)
  • 2005 (21)
  • 2004 (28)
  • 2003 (22)
Авторизация