Нафталин. Часть IV

Я леплю из нафталина,
Нафталин прочней, чем глина,
Он и пахнет нафталином,
Бесполезно руки мыть…
Даже водкой из графина,
Вышибая этим клином,
Все, что надо заклеймить.

Не очень, да? Это я прикинула на себя платочек девушки из харчевни. Нет, тесноват все же неброский цветастый платочек поэтической юбилярши.

Как, интересно, она в таком платочке "демократические преобразования" прошла, ничуть не полиняв даже? Чай, не молоденькая уж была. Вот ведь, наверно, хлебнула юшки...

Гражданская поэзия сегодня не просто нафталин, это настоящая пехота. Имею в виду политически неангажированную, исконную русскую позию, класс которой выдала Новелла Матвеева к своему 80-летнему юбилею так, что истошный визг по этому поводу заглушили лишь очередные объявления Эльвиры Набиуллиной о ключевой ставке.

Конечно, здесь нельзя не учитывать сам повод. Все же в 80 лет человек принимает последний бой, не рассчитывая особо кому-то понравиться... понимая, что речь, скорее всего, уже не  идет о следующем юбилейном застолье, а о том, как вспомнят те, кто придет совершенно по иному поводу.

Тут бы, конечно, подсуетиться, да хоть премию получить... ведь награждал же Владимир Путин этой осенью Аллу Пугачеву и Александру Пахмутову... Можно было бы свой нафталин до кучки прилепить... глядишь, хоть бы на местечко, где лежать, не поскупились.

Хотя... какая разница, где лежать?.. Мне так и разницы нет, где напишут

А здеся прикорнула
Зубастая акула.
Не подходите близко,
Вдруг, падла, оживет!
Ее мускулатура
И вредная натура
Хоть и таится низко
Но яд в себе несет…

Это я опять, конечно, подражаю бесподобной Новелле Матвеевой. Но никак развернуться не могу, все же не пехота. У прозы ведь не штыковая атака,  проза - "Царица полей", тут позиция нужна солидная и постоянная. Впрочем, надо отметить, что и штыковая пехоты будет совершенно бессмысленной без предварительной артиллеристской обработки позиций противника. И здесь одними стишками не обойдешься.

Но ведь и с гражданской поэзией... такая красота получается! Как говорится, вместе и батьку бить сподручнее. Я имею в виду, конечно, двойственную и безнравственную позицию Александра Лукашенко в отношении Украины.

Однако это мечты, а на 80-летие Новеллы Матвеевой на рекогносцировку ее позиций вышел Дмитрий Быков, которого она когда-то радушно принимала в своем доме, наивно считая, будто что-то смогла ему объяснить в литературе, куда он рвался, конечно, прятаться от жизни, а не делать ее лучше.

Что говорить, в этом не только особенность ее мировоззрения, но и наша личная вина. То, что с поздравлениями Матвеевой на первой полосе выходит в день ее 80-летия только «Литературная газета», а большинство прочих изданий ни о какой Матвеевой знать не хочет, — такая же культурная катастрофа, как глухое невежество многих новых школьников, которые слышать не слышали «Каравана», «Следов», «Богов»…

Сколько раз был у нас за последние годы повод спеть одну из лучших ее песен: «Боги! Ваш гнев великолепен, но и мелочен. Столько грома, столько пыла, чтобы суму у нищего отнять… Боги! Просить вас больше некому и не о чем. Это все однажды было, не стоит повторять».

Я вырос в учениках Новеллы Матвеевой и ее мужа, поэта и переводчика Ивана Киуру (1934–1992). В их пересказах я слушал многие литературные шедевры, о которых в те годы и не слыхивал. От нее я услышал о ее любимцах — о Жане-Поле Рихтере, Честертоне, Мэтьюрине; у нее учился понимать Диккенса, благодаря ей избавился от множества советских штампов — и увидел в Грине не «романтика», а глубочайшего психолога, фантаста, символиста.

Это такое типичное местечковое отталкивание от юбилярши всех булками - с непременным попутным созданием образа самого себя-любимого. А вообще-то не только проза на русском не пишется от первого лица... гражданская поэзия тоже.

Поэтому и для проекта "Гражданин Поэт" Быков пошло выхватывал хрестоматийную любовную и гражданскую лирику.

Я не говорю об ожоге от самих матвеевских песен — самого беспримесного, подлинного искусства, с которым мне приходилось иметь дело: слышать поющую Матвееву — значило прикасаться к источнику абсолютной чистоты и силы.

Песнями своими она с отрочества — довольно голодного и временами беспросветного подмосковного отрочества, когда ей выпало работать в подсобном хозяйстве чкаловского детдома — защищалась от чужого хамства и непонимания, от чужой злобы и глухоты.

Да никто не "защищается" в таком вот местечковом понимании лирой, если песни льются! Это ведь лишь свидетельствует, что сам Быков ни черта в творчестве не понимает, он здесь имитирует вдохновение. Нет у него настоящего, не вторичного, не раз пережеванного.

Он не соображает, что матвеевскими песенками от чужого хамства не защитишься, а напротив встанешь голой, беззащитной, без кожи, с оголенными нервами - под град чужих насмешек.

Привыкнув повсюду самому себе искать "крышу" в качестве "защиты", он даже не осознан и не оценил стойкость этого нафталина от Новеллы, когда через много лет можно привычно подтянуть под ее гитару и тоненький голосок песенку юности, радуясь, что в тебе нисколько не изменилось то прежнее восприятие.

Знаете... я очень долго шла к мысли, что человек в целом - существо безусловно нравственное. Помню, как меня ломала необходимость писать с верой в людей в самое темное и сложное время... Просто потому, что очень хорошо мне лично дали понять, что если я хоть чуть-чуть отойду от веры в людей, то не напишу ни строчки.

А когда веришь в людей, то... уже не можешь опуститься до нотаций. Человек, как по своей природе нравственное существо. А потому отлично знает сам, что такое хорошо, а что такое плохо. Да-да, чем бы он при этом не занимался.

Что бы он не решил на твой счет... а потом он пойдет в кино на "Властелина колец" - и будет без всяких подсказок понимать, где "наши", а где - орки с гоблинами. И при этом он ведь будет руководствоваться своим нравственным чутьем.

А в России читатель, слушатель, зритель - имеет особенно острый слух не только на любую фальшь, но и на нравственное (то есть творческое) начало. И этому есть два доказательства: карта страны даже после ее развала в 1991 году и сохранившаяся любовь к простым песенкам Новеллы Матвеевой.

Они и посейчас — абсолютная защита: Матвеева терпеть не может, когда ее голос называют хрупким, и он в самом деле один из самых сильных голосов нашего времени. Сильных — потому что в ее музыке, словах, интонациях любой расслышит звуки горнего мира, а раз горний мир есть — никто ничего с нами не сделает. Если Бог за нас, кто против нас?

Это общее чувство постоянного присутствия других звуков и красок, которые нет-нет да и проступят здесь, в реальности, — сплачивает сильней любых разделений; и человек, который открыл нам эти ярчайшие и чистейшие краски, донес до нас эти мелодии, — вправе рассчитывать на нашу восторженную благодарность, каковы бы ни были наши земные расхождения.

— Я не лирик, я аскет, обо мне с пафосом говорить нельзя, — сказала мне Новелла Николаевна Матвеева, когда я ее навещал накануне юбилея.

Новелла Николаевна, я очень старался. Живите долго, пишите много.

Ну, типа Новелла Матвеева просто "абсолютная защита"... Наверно, слишком суховато поговорила с Дмитрием Львовичем? Может, пускать на порог не желала? По стишкам-то не скажешь, что юбилярша решила "защищаться". Так ведь в штыковую поднимаются, нет? С Воландом, со Сталиным, со сковородкой наперевес... в таком хорошем, традиционном смысле.

Разгул

                  Новелла Матвеева

Затвердили: "Сталин... Сталин...." 
Хитрый сброд нечист и мелок: 
Он под Сталина подставил 
Много собственных проделок. 

Кто бы как вождя ни понял, – 
На Руси не он гапонил. 
И не с ним (хорьки проекта) 
Уговаривались те, кто 
Пытки тайно узаконил. 

Мы в предателях увязли; 
Их – уж вон какая сила! 
Но откуда же вы взяли, 
Что при нём их меньше было? 

Не вчера взвились их своры! 
Не вчера – в переговоры 
С чёрным Воландом пустились... 
Диво ли, что их терроры 
Против них оборотились? 

Их деяний, слишком гнусных, 
Не оправдывайте, детки. 
Ан неймётся снять вину с них? 
Это ж были ВАШИ ПРЕДКИ! 

Из коллекции Якиров, 
Тухачевских... Им подобных... 
Отчего загинул Киров? 
Не от их ли козней злобных! 

Не проскакивайте мимо; 
Умилительное – рядом; 
Разве Горького Максима 
Не они убили ядом, 
А Есенина – забили? 

Тут кошмар да на кошмаре... 
Сталин? Дело глубже. Старе. 
А как сил-то накопили, – 
Не они ль вождя гнобили, 
Чтоб задумался о каре? 

Осади назад, вонючки! 
Оскользнётесь на развилке! 
Доведут же вас "до ручки" 
Ваши адские дразнилки! 

Нет-с. Не чешут и в затылке. 

Разгулялась мариула – 
Навлекла на табор горе! 
И, – как следствие разгула, – 
Кара. Грянувшая вскоре. 

Плачут нажранные рожи, 
Что безвинно сгинул кто-то... 
Плачьте, дети: – это тоже 
Ваших родичей работа! 

Тех, кто в кайфе угорелом, 
Завладел наганным делом. 
Чьих садизмов личных залежь 
На Империю не свалишь. 

Тех, кто нам готовил "счастье", 
Расписавшись так знакомо 
На "обломках самовластья" 
И... Ипатьевского дома. 

Июль, август 2014

Хороша же "защита", если на юбиляршу за эти стишки поднялись... истреблять и карать, насколько я это понимаю. А уж мне-то все в таком вопросе могут доверять на все 100%! Включая самого Диму Быкова.

Таки да! В погромах, истреблениях и всяческих карах я понимаю глубоко и основательно. Намного лучше нынешних холокостников, которым отчего-то карать, доносить, оплевывать и изуверствовать - не привыкать. Успела вникнуть, как говорится.

Но вдруг я чего-то преувеличила? Давайте посмотрим, как отметили юбилей Новеллы Матвеевой на "Радио Свобода".

Палачи от культуры . В день юбилея Новеллы Матвеевой "Литературная газета" публикует подборку ее новых стихов, в частности произведение под названием "Контра", посвященное российской оппозиции. О том, почему деятели советской и российской культуры склонны к политическим доносам – историк советской литературы, профессор Шеффилдского университета Евгений Добренко и литературовед, автор двухтомника "Идеология и филология" Петр Дружинин. Ведущая Елена Рыковцева.

Елена Рыковцева: Я представляю гостей нашей сегодняшней программы: с нами Евгений Добренко, профессор университета Шеффилдского и историк советской литературы, с нами Петр Дружинин, автор совершенно уникального замечательного двухтомника "Идеология и филология" – это документы ленинградской писательской организации, советские документы 1940-х годов. Это страшные документы эпохи, в которых видно, как советская интеллигенция друг друга топила, мочила, гнобила. Собственно говоря, в продолжение темы лежит у меня еще одна книга Михаила Золотоносова "Гадюшник", тоже документы ленинградской писательской организации. Одним словом все сказано, о чем эти книги. Кстати говоря, Ирина Прохорова главный редактор этого издательства, я помню, было с ней интервью по поводу вашей книги, она говорит, что мы ее издавали как просто историческую, а оказалась она актуальна, потому что это модель погромных настроений в этой интеллигентской среде. Правда, тогда вы и не думали, что она станет такой современной?

Петр Дружинин: Тогда это было историей, сейчас повторяется.

Елена Рыковцева: То есть вы не думали, что вы пишете современную книгу в тот момент?

Петр Дружинин: Я вообще не по этой части.

Елена Рыковцева: А в итоге вы соглашаетесь, что она теперь руководство к действию.

Евгений Добренко: Очень своевременная книга.

Елена Рыковцева: У нас даже есть некий информационный повод для нашей сегодняшней программы. Вчера, вы помните, что праздновал свой день рождения Владимир Путин, не он один, много хороших людей праздновало – Лилия Шевцова праздновала день рождения 7-го числа, Люба наша, между прочим, Чижова, сотрудник Радио Свобода, тоже праздновала свой день рождения. То есть 7 октября люди необязательно празднуют свой день рождения такие, как Владимир Путин. Но при этом самое интересное, что вчера я включила радио "Эхо Москвы" и услышала Дмитрия Быкова, который говорит, что я счастлив, что живу в одну эпоху с юбиляром, и он называет юбиляром Новеллу Матвееву. Оказалось, Новелла Матвеева тоже праздновала в этот день свой юбилей. Но чем же отпраздновала Новелла Матвеева, которую очень многие любят, я думаю, свой юбилей? Новыми стихами, которые сегодня "Литературная газета" опубликовала. Давайте мы первое послушаем из них, оно называется, такое забытое слово, что я все время подсматриваю, не могу запомнить, "Контра" называется стихотворение Новеллы Матвеевой.

Там интонацию надо слушать, всю эту "идеологию". Чтобы понять главное: эти люди так и не уяснили, что вся русская проза и поэзия идет от искреннего и горячего чувства к Родине.

То есть вытекает не из отвлеченных понятий чьей-то личной свободы (выгоды), чьих-то нравственных удобств и комфорта, а является культурной средой нации, создавшей собственным трудом, никого не колонизируя, не угнетая, - великую страну. И чтобы со страной не происходило, а этого величия ушедших поколений - не пропьешь и в карты не проиграешь.

Они пытаются найти какое-то "идеологическое" объяснение выступлению Новеллы Матвеевой, которая своей лирой вдруг поддержала своего читателя и слушателя, мучительно делающего нравственный выбор в наших сегодняшних безнравственных временах, а точнее - в безвременьи.

Так кто же здесь защищается, огрызаясь на юбиляршу? Давайте посмотрим, что же вызвало столь ожесточенное сопротивление, пропустив непременно нытье про двух аморальных выскочек Синявского и Даниэля.

Мне совершенно фиолетово, что там они хотели кому "доказать", им надо было получить грин-карту, только и всего. Но в русскую литературу они ничего, кроме мерзости, не вложили. Поэтому я буду возражать в одном, но наиболее важном аспекте: пусть именно с ними разбираются идеологически, так как "русскими писателями" они не являются.

В то время как Новелла Матвеева - русский поэт, чему свидетельством является длительная и непреходящая читательская любовь. Здесь, кстати,  отнюдь не важно мнение школьников, ведь это не они смотрели в 1977 году "Почти смешную историю" с песенками Новеллы Матвеевой, где по-новому раскрывались актеры, только что сыгравшие в многосерийном фильме "На всю оставшуюся жизнь" по роману Веры Пановой.

Что приставать к школьникам с советским нафталином, если у них сейчас совершенно другой нафталин с бандитскими 90-ми?

И тут... надо сделать и другое важное дополнение! Для чего собрали эти очередные посиделки на "Радио Свободе"? А чтобы вновь, на советский манер, в духе идеологического давления "партийности в литературе" - разбить эстетическую триаду "автор-образ-читатель", в очередной раз лишить читателя выбора, навязать ему очередных местечковых бобиков с помойки в качестве "писателей". Но при этом как бы и "отдать должное" юбилярше.

Однако с  Новеллой Матвеевой и Дмитрий Быков постоянно оперирует созданными ею образами, а кто-то хоть разок слышал от защитников Синявского и Даниэля - хоть об одном художественном образе? Можете мне возразить и порыться в их творческом наследии. Если самим тошно не станет, я возьму свои обратно.

Но уже не раз говорили о невозможности самого сравнения такого рода местечковой поросли - с Михаилом Александровичем Шолоховым. Хоть это и нафталин, но стоит вспомнить 100-летний юбилей этого писателя Земли русской. Там, кроме меня, на его защиту встали созданные им образы так, что об этих идеологических построеньях (которые вообще-то являются сиюминутными стереотипами, готовым нравственным выбором, чужим и заведомо аморальным) пришлось надолго забыть, да?

Нынче сели книжки чирикать. Вот только не все читается, что пишется. На русском, конечно. И хочу еще раз жестко подчеркнуть, что Михаил Шолохов встал на защиту русской литературы, поскольку туда пытались пропихнуть в качестве очередных "страдальцев от режима" - двух аморальных выскочек, откровенно пакостивших в русской литературе.

Не создав ни одного образа, кроме собственного. А когда создается только собственный образ, он заведомо ложный.

Но мы можем ведь сопоставить их ситуацию - с сегодняшним временем. Посмотрите, мы имеем отражение той ситуации в обратном зеркальном виде. Допустим, что это Шолохова осудили за его высказывания - по статье 282 УК РФ, как его и осуждали после смерти. Ведь и в названных книжках ему содержится такой приговор, причем, на основании "лингвистической экспертизы".

В книжках идет и полное оправдание природных антифашистов Даниэля и Синявского. Но разве это что-то меняет? С точки зрения литературы, это не меняет абсолютно ничего: у Шолохова есть образы, а у них - нет. То есть литература здесь - объективный критерий.

Это меняет... как раз в идеологической области. Посмотрите, оправдание Синявского и Даниэля сразу позволяет признать нравственным и соответствующим общественной морали - разрушение страны, уничтожение ее экономики с целью личной наживы, вплоть до устройства кровавых бесчинств при подписании банального газового контракта на поставку газа.

Что, упомянутая Ирина Прохорова что-то позитивное сделала для культуры? В русской культурной среде надо вначале честно ответить на вопрос: на какие средства ты сегодня утром позавтракал? Ирина Прохорова пытается придать хоть какой-то смысл нынешнему бессмысленному существованию так называемой "интеллигенции", то есть холуев от культуры, пытающихся придать внешнюю презентабельность абсолютно аморальному способу добывания средств к существованию.

Объективно-то здесь тоже ведь ничего не меняется. Объективно существуем и мы, и братец Прохоровой, и она сама. Далее пойдут уточнения по качеству существования/бытия, но они уже к культуре не относятся.

Но... что бы там не сообщила Ирина Прохорова, в основе всего будут лежать аморальные кутежи ее брата с девками в Куршевеле на украденные, не заработанные средства. И далее будет неминуемо вставать множество вопросов, которые никуда не исчезнут, сколько бы книжек эта дама не издала.

Ну-с, давайте посмотрим "литературоведческую" часть дискуссии, где, воспользовавшись стихотворением Новеллы Матвеевой "Контра", нынешние господа, провозгласившие себя "интеллигенцией", пытаются сделать очередной донос на Шолохова.

Елена Рыковцева: Евгений, вам ничего не напоминает это стихотворение, никаких ассоциаций не вызывает?

Евгений Добренко: Это не просто напоминает – это прямая реминисценция знаменитой речи другого такого интеллигента, выдающегося советского писателя Михаила Шолохова на съезде писателей как раз после дела , когда он говорил, что нечего их сажать, а надо поступить с ними так, как в эпоху гражданской войны мы бы поступили, следуя не уголовному кодексу, а революционному правосознанию. Вы знаете, что после этого было знаменитое открытое письмо Шолохову Чуковской. Как раз она и говорила о том, что интеллигенция всегда защищала и заступалась за людей, а вы выступаете совершенно не в той роли, в которой интеллигенция должна выступать.

Здесь следует напомнить об объективной основе суждений, если уж кому-то хочется выступать в качестве "суда потомков". Раз имеем два варианта отражений, самое время проявить здоровый эгоизм.

Итак, что мы там имели от Лидочки Чуковской? Большие претензии? А на выходе что? Одну повестушку? Не густо, жидковато. Да и что в ней новенького? Ну, "Собачьего сердца", после "Мастера и Маргариты"?.. Ровным счетом ничего, пустое место. Поэтому непонятно, чего ж все напоминать и напоминать об этом никчемном ее письме, полном иллюзий заблуждений, а главное - неправильного восприятия жизни.

Письмо, которого нормальные люди стыдятся. Поскольку такие письма пишутся вовсе не из тех соображений, о которых в них идет речь. А главное, соображения истинные и декларируемые - интересны и полезны весьма узкому кругу лиц, исключая их этого круга и самого адресата.

То есть... с точки зрения общечеловеческой культуры все эти нападки Лидии Чуковской на Шолохова изначально некультурные - в псевдо-гуманистическом смысле: "Нет, не вы будете говорить, что в русской литературе Даниэля и Синявского не стояло! Стояло и еще стоять будет, соплями при клеимся накрепко, тогда и мне стоять где будет, потому что нас всегда обижали, мы бе-бе-бедные!"

Хотя бы потому, что кому где стоять, решают далеко не те же самые люди, определяющие, кому где лежать. Это ведь решаю не я, не Шолохов, не Лидочка Чуковская, пытавшаяся придать своим обидкам на жизнь - "идейность", а никчемности - чуть ли не "историческую трагедию".

Потому и поинтересовалась, замыкал ли уже кто-то эстетическую триаду с героями Даниэля и Синявского, поскольку решает это читатель. Но, как видим, сейчас по их поводу решают те, кто может воплотить мечту Лидочки Чуковской о значимости в жизни - только в момент разрушения. При созидании им останется лишь злиться на всех и строчить письма-доносы.

Мне кажется, будет важно, если мы начнем с этого разговор, а может быть к этому придем, здесь просто очень важно различать. Есть интеллигенция и интеллигенция. Книги, которые здесь лежат на столе, одна посвящена событиям 1949 года, очень важному моменту, когда произошел разгром литературоведения в Ленинграде. Тогда произошел разгром много чего, в частности, и литературоведения. Это была знаменитая кампания борьбы с космополитами и так далее. Вторая книга Золотоносова посвящена целой серии подобных погромов. Она тоже, кстати, начинается с 1949 года, но она тянется дальше, и в 1960-е годы, и в 1970-е, и история с Бродским, и с Солженицыным, и так далее. То есть во всех этих историях участвует огромное количество людей.

Говорить просто, что это было самоедство, интеллигенция, одни ели других, я думаю, что это неправда. Правда состоит в том, что здесь были палачи и были жертвы. В книге Петра Дружинина это особо очевидно, потому что в этой книге Золотоносова палачи и жертвы постоянно меняются, а здесь вы как раз не перепутаете. Вы не можете сказать, что Эйхенбаум с Бердниковым грызли друг друга, просто Бердников грыз – это было все просто и ясно. Есть Шолохов и есть Синявский, и они оба интеллигенция – это не так. Есть интеллигенция, то что называется либеральная интеллигенция. Я бы сказал так: понятие либеральной интеллигенции – это тавтология, масло масляное. Не бывает не либеральной интеллигенции. Бывают интеллектуалы либеральные и не либерального толка, но интеллигенции не либеральной не бывает по определению. Я надеюсь, что мы к этому еще вернемся.

В этом местечковом калейдоскопе "палачей" и "жертв", за уши притянутом к попытке судилища над Новеллой Матвеевой (Тык-мык, а никак! Заметили, да?) - так вот и видишь некоторую путаницу "погромов". Так кто там кому все же погромы устраивал?

После погрома мне-любимой можно еще и еще раз констатировать, что именно Синявский с Даниэлем, две бледных немочи, два ничтожества, которых точно никогда не стояло рядом с русской литературой - пришли устраивать там погромы. Я бы дальше не распространялась, а просто заставила каждого, кто пытается спекулировать на их "твогчестве" - прочитать все от начала до конца вслух, но только своим детям, не навязывая эту мерзость - чужим.

Елена Рыковцева: Значит та, которая не либеральная, она не интеллигенция, как-то по-другому ее нужно называть. Которая доносит и стучит и пишет стихи про контру и про радиоэлиту. Я не хочу точно ничего утверждать, но я даже догадываюсь, какая именно элита какого радио имеется в виду вот здесь, и самое интересное, даже догадываюсь, что та самая радиоэлита, которая восхищалась, что она живет в одно время с Новеллой Матвеевой.

Евгений Добренко: Вы знаете, я хотел бы добавить одну очень важную вещь, о которой стоит задуматься. У Новеллы Матвеевой был вчера юбилей, ей 80 лет. И очень грустно, что взгляды 80-летнего человека оказываются мейнстримными взглядами общества. Согласимся, что это так. И это очень печально, и это очень симптоматично. Потому что обычно взгляды очень старого поколения людей, как и очень молодого поколения людей, они, как известно, отличаются экстримностью своеобразной. Будем помнить, что это взгляды человека, сформировавшегося, она ведь даже не дитя 20-го съезда – она дитя 1949 года.

Да просто культурная среда русского языка уже полностью переформатирована. И неважно, что мы переживаем, важны те выводы, которые мы сделаем.

Новелла Матвеева очень точно уловила те выводы и сняла слепок с Великого и Могучего, почувствовав это внутреннее мощное движение.

Петр Дружинин: Я думаю, что она все это видела.

Евгений Добренко: Конечно. И она в этом сформировалась. Очень грустно думать о том, что человек, сформировавшийся в такое время, с такими взглядами в таком возрасте оказывается в сегодняшнем обществе носителем мейнстримной ментальности.

Елена Рыковцева: Поскольку оба моих гостя были удивлены, в начале программы я им сказала, что Новелла Матвеева пишет, они вообще были удивлены, что Новелла Матвеева еще что-то пишет. Думаю, что не они одни удивились. Поэтому мы можем предложить еще одно стихотворение из той же свежайшей подборки, опубликованной в сегодняшней "Литературной газете". Оно уже совсем называется мейнстримно "Крым (Чьи-то мнения)". И вот эти чьи-то мнения Новелла Матвеева от себя пересказывает в этом стихотворении.

Вернулся Крым в Россию!
Как будто б не к чужим?
Но кто-то ждал Мессию
И вдруг такое! – Крым!

Вернулся (ты, похоже,

\Занёсся, гений мест?)

И Севастополь тоже.

(" – Какой бестактный жест!")

Перекалился цоколь
Различных адских ламп…
" – Вторженье в Севастополь!" –
Скрежещет дама-вамп.

" – Столь дерзкое вторженье

"Любой поймёт с трудом.

"Как так? – без разрешенья

"Да с ходу – в отчий дом?

"Нам ваш триумф – обида!
"Нам ваша гордость – блажь!
"Нам – нé к чему Таврида,
"Чужд Севастополь ваш!

"У нас ведь есть премилый

"Отдельный понт и порт!

"У нас в Майами виллы,

"В Анталии – курорт…

"Для нас – отдельный выход
"Из всех мирских проблем!
"Любую нашу прихоть
"Исполнит дядя Сэм!

"И всё же… слёзы злые

"Душили нас, когда

"Весь Крым вскричал:

"– Россия!"

"А Кремль ответил: "Да!"

"Никто не может знать,
"Как сильно мы страдали!
"Как наши нервы сдали!..

"Зато теперь – опять

"Мы в четверть уха слышим

"Крымчан девиз прямой

"И – ненавистью пышем к ним, –

"Вернувшимся ДОМОЙ!"

Елена Рыковцева: Ну вот, видите, как объясняет для себя Новелла Матвеева причины крымского конфликта в обществе. Есть Крым, который рвется в Россию, есть Россия, которая готова его принять, есть некие отвратительные злобные существа богатые, жирующие, прикормленные дядей Сэмом, у которых есть в Майями виллы и курорты в Анталии, не думаю, что эти богатые существа живут на курортах в Анталии – там скорее как раз 98%, но неважно, рифмуется хорошо Анталия. Оставим Майями и дядю Сэма. Им не нужен Крым, потому что они живут в Майями. Их бесят крымчане, потому что они хотят в Россию, они им не нужны, их все это раздражает. Вот это причины крымского конфликта в изложении Новеллы Матвеевой. Причина непринятия частью интеллигенции крымской аннексии. Вот такая причина: зачем им Крым, у них есть Майями.

Продолжение следует…

Читать по теме:

©2015 Ирина Дедюхова. Все права защищены.

Комментарии (2) на “Нафталин. Часть IV”

  1. agk:

    Ну, за взаимодействие родов войск!

    Огромное спасибо за то, что напомнили о Новелле Матвеевой и ее юбилее. Какой человек! И как пишет! Современных стихов не знал.

    Очень сильное отрицательное впечатление оставляют импотентные пируэты Быкова и рассуждения «интеллигентов» на радио Свобода. Все, ребята, поезд ушел. Не катит уже, не интересны уже никому ваши страдания — кто там кого грыз, Эйхенбаум Бердникова или наоборот. Жалкие потуги с надоевшим выражением лица, изображающим мировую скорбь.

    Надоели, честно. Соберитесь сами уже на какой-нибудь междусобойчик и рассказывайте там друг другу, какие гениальные Синявский с Даниэлем, и какие плохие Шолохов с Матвеевой. Клоуны.

  2. Evdokiya:

    Насколько совпадает действительно все сказанное о Крыме в прозе, уже неоднократно звучавшей, выводам и оценкам, особенно строчка, что они «возвращаются домой». Ведь этот зов слышен здесь еще с публикации «Дорога домой», по-моему 2010 года. Что поражает, практически одна и та же лексика. Такое ощущение, что здешняя публицистика у Новеллы Матвеевой обретает высокое поэтическое звучание.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Календарь вебинаров
Архивы
  • 2017 (69)
  • 2016 (103)
  • 2015 (90)
  • 2014 (67)
  • 2013 (68)
  • 2012 (71)
  • 2011 (71)
  • 2010 (90)
  • 2009 (114)
  • 2008 (58)
  • 2007 (33)
  • 2006 (27)
  • 2005 (21)
  • 2004 (28)
  • 2003 (22)
Авторизация