Ген власти. Часть II

81779116_large_0004003PoliticheskijportretPetraPervogoПо-тихому, "в личке" у меня уже интересуются, почему для нового цикла взято такое название? У всех возникает множество ассоциаций! Некоторые рассчитывают, что я отвечу с научной точки зрения, смогут ли закрепить потомки нынешней "элиты" свои "наследственные признаки"?

Но, во-первых, я не специалист в генной инженерии, а во-вторых, считаю, что, конечно, многие черты характера, склонность и прочее, передаются по наследству, но как раз в России мало кому помогала передача по наследству богатства и должностей. Особенно, в период гуманитарной катастрофы, которая вообще как бы давно назрела.

А потом посмотрите, что вообще передается по наследству? Если обобщить эти "наследственные признаки", то вместе со счетами и собственностью за рубежом потомству передается стойкое неприятие жизни в России, ее истории и культуры, а главное, ее народа. То есть по сути сегодня элита передает неумение жить в России по-людски. Что, простите, сложно отнести к "гену власти".

Да ведь это не власть, когда между народом и "элитой" - в качестве некого механизма посредников выставляются "зарубежные инвесторы", мигранты, просто нелегальные граждане, сбежавшие от правосудия - для которых создаются более благоприятные условия, чем для собственных граждан. Половину лета все занимались устройством личных дел сбежавшего американского шпиона, высиживавшего свои права в Шереметьево. Ни с одним "обычным" российским гражданином (кроме гражданки в Ливии, совершившей там уголовное преступление) у нас так не носятся.

Скажу просто, что название этому циклу дала такая заметка одной дамы в социальных сетях, размечтавшейся о "знатном происхождении". За ходом ее абсолютно правильных рассуждений можно проследить, пропустить через себя, но выводы сделать свои.

По телевидению шла передача, где рассказывалось о том, что на Западе существует секретный проект, по выявлению гена Рюрика у отдельных людей. Гена, якобы дающего человеку силу власти. Этот ген выявлен у всех королей Европы и у многих правителей не королевских кровей, вот якобы они и есть потомки Рюрика.Получается, по версии создателей передачи, что потомков Рюрика очень мало и они рассеяны по земле. А так ли это?Попробуем рассуждать логически, от Владимира Красно Солнышко, правнука Рюрика, до нас прошло 1000 лет, это примерно 40 поколений, если брать на поколение по 25 лет.А теперь посчитаем, от скольки предков должен был получиться каждый из нас за 40 поколений. В первом поколении два человека, папа-мама. Во втором – уже четыре, в третьем – восемь… Удвоение в каждом поколении, в 40 поколении это будет составлять более 1 триллиона человек!!! Но во времена Князя Владимира жило на Руси примерно 5 миллионов человек. А это значит, что каждый живущий в то время человек приходится каждому из нас предком в среднем по 200 тысячам различным линиям. И следовательно  в каждом из нас течет кровь Рюрика. Правда очень сильно разбавленная, примерно 1 к пяти миллионам.Но возможен и другой вариант, если бы в каждом поколении от Рюрика было бы только по одному ребенку, тогда да, распространение крови не произошло бы. Моя схема работает при наличии двух и более детей в каждом поколении. У Владимира Красно Солнышко законных детей было 13 сыновей и 10 дочерей от шести жен. Сколько незаконных неизвестно, а значит моя схема еще как работает...Мои выкладки не такая уж и галиматья, по подсчетам ученых, каждый второй житель Европы несет в себе ген Рамзеса второго. А мы в своей отчизне точно несем ген Рюрика.Так что каждым может по праву считать себя царских кровей.

У нас, конечно, любят рассказывать о "тайных проектах", которые осуществляются за рубежом, будто у себя дома хоть часть "демократических преобразований" могут открыто обсудить с народом, а не ставить перед фактом, что опять устроили на ровном месте "трудные времена" без всякого анализа собственных ошибок. Это мягко сказано, конечно.

Но ведь надо понимать, что все эти "царские крови" тоже ведь из общей массы вскипали. Поэтому я и три года назад задумалась, что ведь никто не знает, в ком заговорят наследственные способности к управлению. Сейчас-то оно только уничтожается.

Некоторое время назад, когда граждане как-то без участия правоохранительных структур регулировали межнациональные отношения, я выслушивала восторженные рассуждения одного гражданина, расписывавшего историю своего народа на две тысячи лет. Думаю, все не раз слышали подобное.

А нынче вообще появились какие-то "генетические теории" вне всякого здравого смысла. Но адекватное восприятие реальности позволит легко прийти к выводу, что раз каждый из нас дожил до сего дня, то его предки плясали у костра еще в палеолите.

То есть каждый из нас - временное хранение совершенно уникального набора генов. Важно ведь... как они проявят себя! И каждый чисто в духовном плане - имеет свою очень важную функцию, которую тоже должен осмыслить, а затем проявить.

Посмотрите там скипетр с державой и шапкой Мономаха... вдруг что-то да заговорит? А сейчас приступаем к основам государственного управления с учетом тех изменений, которые уже произошли. С макроэкономическими секторами мы познакомились в заключительных главах цикла "Денежные иллюзии".

Итак, приступим к классическому макроэкономическому анализу... но только договоримся, что весь негатив, испытываемый нами по поводу современных "методов" государственного управления - мы будем именовать "стратегия центральной координации".

Чтобы каждый раз не орать про "воров, проституток, предателей, подонков, уродов" и проч. Всем, кого мы захотим наименовать столь ненаучно, - нисколько не будет обидно, они себя знают лучше, чем мы, к тому же вряд ли могут испытать по этому поводу угрызения совести в виду ее отсутствия.

Но мы ж не знаем, в ком проснется этот ген! А вдруг найдем-таки современного Рюрика, а он от такого обидится?

Сектор государства в условиях осуществления стратегии центральной координации

Рассмотрим подробнее признаки плановой макроэкономической модели по Селищеву А.С., [классический труд "Макроэкономика"]:

  • отсутствие предпринимательского сектора;
  • недостаточное развитие в общей макроэкономической модели рынков, прежде всего рынка денег и рынка труда;
  • отсутствие рынка ценных бумаг;

Это такая научная основа нашего насильного "осчастливливания". Однако является ли наличие этих признаков – гарантией отсутствия «регламентирующего экономические отношения административно-управленческого аппарата»? Напомню, что главной "свободой", гарантированной нам подправленной и далее все время исправляемой Конституцией явилось как бы "освобождение" от этого "аппарата. В результате, лишь по данным конца 90-х годов (впоследствии такие данные не публиковались)  только в фискальных органах разных уровней оказалось 53% трудоспособного населения страны. Вместо одной правящей партии оказалось четыре парламентских, аппарат которых содержится из бюджета.

Наличие этих партий вовсе не улучшило "рынок труда", поскольку председатель правительства Дмитрий Медведев, безвозмездно оказывавший финансовому сектору щедрую "помощь в кризисной ситуации" в качестве президента страны в 2008 году из золотовалютных запасов страны, нам недавно заявил, что рынок труда должен формироваться сам, за счет дальнейшего обнищания граждан.

Все знают, что два переезда равнозначны одному пожару. Погорельцам у нас, кстати, тоже помощь больше не оказывают.

Кстати, сразу хочу пинцетом убрать с предметного стеклышка стереотип "но мы ведь лучше жить стали!" Уже не раз говорила, что держимся на плаву из-за слоя подкожного жира, накопленного в так называемый "советский период". В СССР был самый большой размер среднего банковского вклада в национальной валюте в мире, перед "перестройкой" он превышал 5 тысяч рублей. А ведь в среднем на семью приходилось 1,7  сберегательных книжек.

В печати партийные журналисты и начетчики высказывали бурную "заботу" о "деньгам населения, лежащих в сберегательных кассах мертвым грузом", будто этот "груз" не давал им жить спокойно. Но править, бубня тупые догмы на уровне 1917 года - не давал точно. Вообще любой, в ком заговорит "ген власти", должен заранее понимать, что сытым, самодостаточным, реализованным и уверенным в будущем народом - управлять намного сложнее! Здесь уже надо четко знать основы системного анализа.

Заявить от имени государства то, что мы в последнее время слышали от Д.А. Медведева, начиная с чудесных экспериментов по "социальным нормам" с законодательными актами, во многом возвращающими нас к временам военного коммунизма, - можно лишь измордованному населению, добавив социального напряжения.

Но ведь такое поведение в высшей иерархии государственного управления лишь доказывает, что "гена власти" у нашего председателя правительства явно не имеется. Иначе этот ген бы подсказал Дмитрию Анатольевичу, что даже если он длительное время и без всяких объявлений проводит именно такого рода государственные мероприятия, когда столица разрослась до половины Московской области из-за людей, приехавших в поисках работы, то незачем это озвучивать вдобавок вслух.

Но если бы он мог проанализировать ситуацию с государственной точки зрения, он бы понял, что государству намного выгоднее , когда население не кочует, а все же кормится по месту жительства.

Государство не должно поддерживать склонность населения к воровству, разбою, пьянству и наркомании. Но оно должно всячески способствовать желанию населения производительно трудиться. Ведь сегодня в производстве в России и так занято меньше 15% трудоспособного населения. Прежде всего потому, что рабочие места уничтожаются рядом непродуманных государственных мер и решений.

В точности так же нелепо выглядят заявления президента Владимира Путина о повышении производительности труда, составленные ему малограмотными референтами. Впрочем, заявления на эту тему стали давно "общим местом", когда что-то надо заявить, а заявлять больше нечего.

В каких отраслях, на каких производствах должна вырасти производительность труда? В каких показателях она должна отразиться? Какие суммарные мультиплицированные макроэкономические эффекты и в какие сроки должны быть достигнуты? Это ведь не телеконкурс швей-мотористок "А ну-ка, девушка!" И если государство планирует поднимать производительность труда на частных предприятиях, выведенных из государственной собственности, то кому надо корячиться на "эффективных собственников"?

Чувствуется, референты президента скоренько перелистали "программы партии", составлявшиеся Советом министров СССР  по отраслям к съездам, то есть заведомо без "марксизма-ленинизма", на базе системного анализа. Но ведь можно там посмотреть - разбивку по отраслям народного хозяйства... и понять, что при уничтожении государственной собственности, постоянное напоминание о "производительности труда" следует как-то... расшифровать.

Да и не мешает объяснить, как увязываются предыдущие меры по резкому повышению зарплат работникам судебных органов, правоохранительным органам и прокуратуре... с заявление о повышении производительности труда, введением особого государственного законодательного давления в области ЖКХ и объявлением, что многим придется потерять работу и переселяться? Это ведь у нас продолжение единой политики? Следовательно, председателю правительства и парламентским партиям, находящимся на бюджетном содержании, - следует прямо пояснить населению: нас в ГУЛАГи собрались загнать, что ли? Ну а где еще можно "повышать производительность труда" при таких "государственных мерах"?..

718784_original...Но можно ли утверждать, будто предпринимательского сектора на момент "демократических преобразований" начала 90-х не было вообще? Напомню, что с 1987 г. действовал закон о малом предпринимательстве, а малые предприятия платили налоги. Кстати, государственные предприятия производственной сферы тоже платили налоги, прежде всего - налог на прибыль, отчитывались о фондах и резервах, которые учитывались в составлении производственных планов на будущий год. То есть план надо было выполнить с прибылью. Поэтому говорить о том, что нынешние "эффективные собственники" стали эффективнее советского руководителя, который должен был давать плановую прибыль, прирост и обновление производственных мощностей ежегодно - как-то даже некрасиво.

Мне ближе рассмотреть ретроспективу мер по "повышению производительности труда" в сфере строительства. Итак, предприятия в советский период платили налоги! О фонда заработной платы - только подоходный налог 12% и налог с холостяков обоих полов.

Из прибыли предприятий производственной сферы и подоходного налога - развивалась непроизводственная сфера (наука, культура, образование и здравоохранение), общегосударственная инфраструктура, формировались фонды социальной поддержки.

А теперь - уберите общегосударственную собственность группы "А" - и что получите? Необходимость резкого увеличения фискальных органов и перераспределение всей этой мощной нагрузки на оборотные средства. И какая же будет кому-то необходимость увеличивать производительность труда, если больше половины заработанного отправляется во внебюджетные фонды? Причем сразу же! Ежемесячно.

Да, во многих странах тоже имеются страховые отчисления, но не в таких диких размерах. Так там Подоходный налог с зарплаты не изымается, поскольку зарплата нигде не рассматривается доходом, кроме наших малограмотных экономистов.

На свои страховые взносы люди повсюду получают не воровство в этих фондах, а нормальное социальное обслуживание. И надо сказать, что такие ставки страховых взносов должны были хоть как-то быть оправданы! А когда все построено, население только сокращается, так почему вдруг про подоходный налог забыли, про весь комплекс налогов с производства - и начинаем добивать частника, решившего проявить хоть толику активности?

Страховые взносы должны людей страховать от каких-то рисков, а не усугублять их, делая налоговую нагрузку невыносимой.

Налоговая система всегда решает какие-то определенные государственные задачи. Ведь если государство не может решить проблемы, оно не имеет права и деньги взымать с гражданина, чтобы дать ему возможность решить эти проблемы самостоятельно.

Про рынок "ценных бумаг" уже писала в давней статье 2003 года "О фашизме в России", как вместе с нашими чиновниками на нашу зарплату в ГКО и ФЗО в самое сложное время весело "играли" и "зарубежные инвесторы". А ту статью написала, поскольку в частном порядке получила несколько упреков от наших бывших соотечественников за рубежом, что вот они потеряли на "дефолте 1998 г." чуть ли из-за моей личной "безответственности". А ведь они... "вкладывали в Россию"! Добавим, вкладывали, рассчитывая получить на фоне гибнущего производства и при ставке рефинансирования 198% годовых (а делали намеренно и за 200%, "наивно" удивляясь "высокой инфляции") - 43% годовых. А когда эта ставка стала падать, Кириенко объявил дефолт, остановив ее на 23%, а то бы они все ведь еще больше "потеряли"...

Рынок ценных бумаг был введен в начале 90-х в России и регулировался непосредственно административно-командными методами вне существующей законодательной системы. Программа ваучеризации имела строго ограниченное и непродолжительное время вложения (хождения) ваучеров – ценных бумаг, выданных населению. При этом своей доли собственности лишались все граждане, рожденные после начала выдачи ваучеров. Государственный сектор намеренно сложил с себя функции контроля и регулирования оборота на рынке ваучеров. В этот же момент возникают ценные бумаги «инвестиционных фондов», не связанных ни с производственным сектором, ни с оборотом ваучеров, рассчитанных исключительно на вложение наличных средств населения. Эти фонды получили меткое наименование «финансовых пирамид» и имели неограниченный доступ проката собственной рекламы на государственных каналах телевидения и в СМИ. В условиях общей нестабильности, обвальной инфляции, громких банкротств многочисленных коммерческих банков – предложения этих частных инвестиционных фондов являлись практически безальтернативными.

В этот же момент «развитие» рынка денег ознаменовалось административно-командным решением заморозить все денежные вклады населения в кассах Сберегательных банков. В условиях полной безнаказанности и атрофии гражданского законодательства у обратившихся за собственными средствами вкладчиков изымались расчетные книжки, уничтожались на их глазах, а в паспортах записывалось сальдо замороженного вклада. Процедура была не только крайне жестокой в период растущей безработицы и обвальной инфляции, но и намеренно оскорбительной. К такому «развитию» следует добавить предшествовавшую «павловскую» денежную реформу, лишившую наличных средств наименее социально защищенные слои населения, прежде всего, в сельской местности, хранивших деньги в наличном виде.

В 1994 г. во многих регионах появляются так называемые «жилищные сертификаты». Как и в Удмуртской республике выпускают их на рынок создаваемые в рамках административно-управленческих аппаратов коммерческие структуры (в УР – «Жилищной фонд Правительства Удмуртии»). Стоимость 1 м2 жилой площади по этим ценным бумагам превышала рыночную стоимость в 1.5 раза. Бумаги реализовывались не только в офисах «Жилищного фонда», но даже через сеть киосков «Союзпечать». При этом пояснялось, что стоимость учитывает «инфляционные процессы» на момент сдачи будущих сооружений. Через два года эта странная, никем не контролируемая азартная игра с государственным сектором прекратила без всяких пояснений и отчетов существование. «Фонды» занялись «реальным делом» - выдачей жилищных сертификатов военнослужащим. Манипуляции спроса без учета сферы предложения тут же «взвинтили» цены не только на рынке первичного жилья. После выброса (распыления средств по множеству потребителей) крупных партий жилищных сертификатов в 2000 г. - цены на первичном и вторичном рынках жилья России окончательно сравнялись, что явилось еще одним препятствием развития строительства нового жилья.

До официальных «игр» сектора государства с ГКО, ФЗО, ОСЗ по инициативе С.В. Кириенко с 1996 г. вводится система «взаимозачетов» с бюджетами различных уровней путем распространения «векселей Минфина» под налоговые отчисления «будущих периодов». Реальная их стоимость сразу же упала до 67% и выше не поднималась. Выпуск этих ценных бумаг особенно тяжело сказался на всей строительной индустрии и более всего ударил по кормчим отрасли – крупным домостроительным комбинатам и трестам гражданского строительства. Все уровни бюджета предпочитали расплачиваться за государственные заказы исключительно путем выдачи векселей. Получить «живые деньги» хотя бы на выдачу заработной платы можно было только под «серьезный откат». «У государства денег нет!» - стало знакомым ответом всех государственных заказчиков. Не отставали от них и частные заказчики, поскольку с момента невыполнения основного обязательства государственных заказчиков – непрерывного финансирования строительства с целью обеспечения надежности и безопасности производства работ, прекращает свою фискальную деятельность и ГАСК.

Хождение векселей Минфина, чья реальная стоимость в 1997 уже не превышала 35%, совпали с основным фискальным критерием финансового анализа налоговых органов – намеренно недополученной прибыли. Т.е. после «обналичивания» векселей предприятие обязано было выплатить весь объем налогов по номиналу векселя. Причем, разница между номиналом и реальной стоимостью ценной бумаги (более 60%) облагалась налогом на прибыль в размере 35%.

В Удмуртии векселя Минфина прекратили хождение после уголовного разбирательства осенью 1997 г. В милицию обратилось множество предприятий, сдавших на комиссию в известную фирму векселя Минфина под 78%. Придя на следующее утро за наличными средствами, вкладчики не нашли фирмы, существовавшей не первый год. Вначале от вкладчиков попытались отмахнуться в точности так же, как и от вкладчиков «финансовых пирамид», пояснив, что все они – «лохи», раз сдали векселя под 78%, в то время как их реальная стоимость опустилась ниже 20%. Но в этом случае – векселя имели гарантию государства и являлись оплатой услуг государственному сектору. До суда дело, естественно, не дошло, следователю Яблонскому, который вел данное дело, пришлось срочно покинуть г. Ижевск, а в лесополосе были обнаружены обгоревшие «неопознанные» трупы. В этот же момент банк ЕВРАЗИЯ, являвшийся «агентом правительства УР», значительно поправляет свои дела за счет «пропажи» крупного пакета векселей.

Окончание «игр» в векселя и «пирамиды ГКО» вовсе не означало, что стремительно растущий административно-командный аппарат вернется к принятию решений в интересах всего общества. Из функций контроля его деятельности исчезло главное – показатели роста реального сектора производства. «Саморегулирование экономики» представляется менеджерам высшего звена отличной отговоркой собственного бездействия, а развитие страны «проходит» под лозунгом «Сама-сама! Скорей-скорей!» (кф «Вокзал для двоих»). Министерство экономического развития России публикует странные прогнозы, в которых утверждается, что страна переживает период «дикого капитализма» и лишь к 2034 г. сможет догнать… Португалию.

В ходе реформ сектор государства пытается искусственно разделить экономику страны на два абсолютно автономных сектора: реальный и денежный («неоклассическая дихотомия»). При этом за основу берутся монетаристские постулаты:

  • в отечественном предпринимательском секторе необходимо выстроить отношения «совершенной» конкуренции;
  • все экономические субъекты действуют не исходя из собственных потребностей и ряда субъективных факторов, а согласовывая свои действия с «концепцией адаптивных ожиданий»;
  • в области совокупного предложения на рынке благ необходимо добиваться «абсолютной гибкости» цен;
  • изменения на рынке денег первичны по отношению к изменениям в реальном секторе экономики;
  • экономика «должна быть» саморегулируемой, вмешательства сектора государства в экономику может расцениваться лишь как «неизбежное зло».

Понятно, что после таких статей мне как бы не приходится думать о защите докторской диссертации, да? Ладно, подумаем о другом. Все равно каждому нужен нормальный анализ того, что происходит с макроэкономике.

За годы следования этим постулатам можно было убедиться, как они далеки от реальной жизни и насколько разрушительными оказались для экономики страны в целом. Превалирование процессов на рынке денег не дало никаких результатов, кроме разрушения финансовой системы России. Печально известные «валютные коридоры», бесконтрольные и немотивированные внешние займы, «пирамиды ГКО» - окончательно оторвали реальный сектор от денежного, способствовали невиданным масштабам вывоза капитала за рубеж. Стимулирование совокупного спроса окончательно закрепило за Россией в области жилищного строительства место страны третьего мира, довольствующейся темпами и технологиями, признанными неиндустриальными еще в середине прошлого века.

Первоначально градуалистские методы перехода к рыночным отношениям в экономике предусматривали развитие малого и среднего бизнеса в сфере оказания бытовых услуг населению. В СЗХ жилищного сектора развитие сектора предпринимательства было бы весьма успешным не только при производстве ремонтных и восстановительных работ сравнительно небольших объемов, но и субподрядных работ при возведении зданий и сооружений индустриальными методами. Такой подход не только способствовал бы не только упрочению государственного сектора строительной индустрии, но и служил бы гарантией выполнения всех требований нормативного пространства.

Переход государственного сектора к «шоковой терапии» и выбор монетаристского макроэкономического курса основывался не только на «объективном» анализе ситуации американских советников, направивших экономические реформы в России под давлением МВФ (в котором США контролируют более 20% голосов) [Селищев]. Основную роль сыграло то, что этот курс наиболее отвечал личной заинтересованности менеджеров высших эшелонов власти. При этом администрирование – было слишком легким и удобным путем личной наживы, чтобы от него кто-либо отказался из «политических интересов» или соображений «блага страны». Само государственное управление на всех уровнях становится необычайно легкой и прибыльной сферой деятельности.

Монетаристский сценарий реформ позволили сектору государства исключить контроль, а, следовательно, и финансирование, не только бюджетообразующих отраслей, основных направлений экономического развития государственного значения в науке и технике. На «самофинансирование» с момента создания внебюджетных фондов переводятся важнейшие направления внутренней социальной политики, прежде всего, в сфере возведения и эксплуатации жилья.

Исторически во многих странах государственный сектор включает капиталоемкие объекты транспортной системы, сооружения и сети снабжения ресурсами, использование природных богатств – т.е. имеющие характер коллективного пользования, а, следовательно, являющиеся основой ресурсной сметы при осуществлении любой макроэкономической стратегии. Россия, в отличие от всех зарубежных стран, имела мощную индустриальную базу жилищного строительства, наиболее рациональную и передовую систему унификации и поточного строительства, нормативное пространство, связанное не только с научно-технической стратой, но и с социальными составляющими внутренней политики.

С применением на практике «рыночного» постулата о «неэффективности» государственной собственности не только в бюджетообразующих отраслях, но и «той экономики, которая была раньше» (И. Хакамада) в целом, о том, что собственность может быть эффективной лишь на условиях частного владения, вызвало лишь повышение сырьевых цен до мирового уровня при обвальном падении производства и прогрессирующей безработице. Казалось бы, довольно было уже первых лет действия программы «разгосударствления» экономики (1996-2000 гг.), когда уровень налоговых отчислений упал на 28% и даже добыча нефти сократилась только по официальным данным на 1,5%, чтобы отказаться от заведомо ложного утверждения, будто частный владелец станет действовать в государственных макроэкономических интересах, согласно «концепции адаптивных ожиданий», тем самым способствуя «эффективному распределению ресурсов в целом в обществе» [Асаул А.Н. «Роль государства в смешанной системе хозяйствования», журнал «Регион: политика, экономика, социология», 2002, № 1-2].

Государство не существует для того, чтобы где-то в МВФ его сочли «эффективным» или «правильным». Его граждане платят налоги, названные основоположником российской налоговой системы Н. Тургеневым «объективной необходимостью» [Тургенев Н.И. Опыт теории налогов. – М.: Международный фонд «Знание», 1994.], в убеждении, что государство отслеживает и организует для удовлетворения социально-значимых потребностей как всего общества, так и для его малообеспеченной части. Что нерыночный сектор («квазирыночный») государства существует не только «за счет рыночного сектора и не может превышать размеров его «консолидированного излишка» (т.е. суммы «излишка потребителя» и «излишка производителя») [Асаул А.Н. «Роль государства в смешанной системе хозяйствования», журнал «Регион: политика, экономика, социология», 2002, № 1-2]. Нерыночный сектор развивается и за счет разумного управления государственной собственностью, прежде всего, в отраслях, приносящих немалый доход.

Однако логика реформ, проводимых сектором государства, несмотря на обвал производства и уровня жизни населения, по-прежнему озвучивается многочисленными исследователями вне макроэкономических показателей экономической эффективности:

  1. Увеличение рыночного сектора равно сокращению государственного сектора;
  2. Экономическая «обеспеченность» государственного сектора прямо зависит от «эффективности финансового потенциала» рыночного сектора;
  3. «У государства слишком много собственности» (А. Жуков, Г. Греф, М. Кудрин и др.). Поэтому процесс приватизации (в том числе и земли) будет в России до тех пор и до тех размеров, пока «весь государственный сектор не перейдет на «содержание» рыночного» [Асаул А.Н. «Роль государства в смешанной системе хозяйствования», журнал «Регион: политика, экономика, социология», 2002, № 1-2].

Эффективность экономики в целом определяется последователями подобных «реформ» не макроэномическими показателями, а «эффективностью деятельности предприятий (фирм, компаний), которые в условиях смешанной системы хозяйствования непосредственно подвергаются воздействию рыночных механизмов, а также государственному регулированию» [там же]. Т.е. эффективность экономики страны предлагается определять дискретными, ограниченными, не мультиплицированными эффектами микроуровня, на котором никто из участников не может преследовать интересы государства, согласно законодательству РФ (ч.1 ГК РФ), оговаривающему для каждого участника лишь соблюдение налогового, гражданского, уголовного и административного законодательства, но, прежде всего, преследующего в своей предпринимательской деятельности лишь «получение прибыли».

Демократическое государство не может руководствоваться и критерием оптимальности экономического субъекта, т.е. стремлением к максимуму потребления при минимуме трудозатрат: С/N max, С – потребление; N – затраты труда. Иначе экономика страны превращается по меткому определению китайского философа Сей Сюэмо, «в кость, брошенную голодным собакам».

Непреложным законом в нормальном обществе принято считать, что экономика увеличивается в масштабах, т.е. реальный объем ВНП или ВВП, либо национальный доход (НД) на душу населения возрастают с течением времени. Различают фактический рост (реальное увеличение ВНП и др. макроэкономических показателей) и потенциальный рост (скорость, с которой экономика могла бы расти). Факторами потенциального роста являются:

  • увеличение ресурсов, прежде всего природных, труда и капитала;
  • увеличение эффективности использования ресурсов посредством технического прогресса и улучшения организации производства.

При этом выделяются четыре основных макроэкономических фактора роста:

  • увеличение количества рабочей силы;
  • накопление производительного оборудования;
  • технологический прогресс;
  • продуктивность.

Косвенные факторы макроэкономического роста обычно выделяют, как «особенности экономической политики государства»:

  • налоговая и ценовая политика;
  • создание конкурентоспособных рыночных условий производства;
  • степень эффективности размещения производства по отраслям и регионам;
  • особенности распределения доходов населения;
  • активная внешнеэкономическая стратегия.

Несмотря на наименование, косвенные факторы имеют определяющее значение в экономическом росте. Как показывает практика, наиболее важным косвенным фактором является наличие активной внешнеэкономической стратегии. Не обладая полным набором факторов потенциального роста, такие страны, как Япония, Южная Корея, Сингапур и многие другие добились впечатляющих успехов в экономическом развитии, располагая лишь разумной внешнеэкономической стратегией. Напротив, пример России убеждает, что какими бы мощными данными для потенциального роста не обладала бы страна, но если ее руководство ставит целью догнать к 2034 г. Португалию, то экономический крах неминуем, что и показал дефолт 1998 г.

Однако выводы из произошедшего не были сделаны вообще! Никто не анализировал, какими методами выводили страну из кризиса Примаков и Маслюков. Зато на всех углах радостно рапортовали, будто сам кризис способствует экономическому росту! Мол, кризисы и дефолты - только "подстегивают экономику". Остается удивляться, что после официально объявленного кризиса 2008 года - что-то не произошло никакого "подстегивания", напротив, страна все дальше сползает в кризис, который приобретает черты стагнации, предсмертного состояния экономики...

Ну, давайте, сделаем здесь небольшую передышку. Самое время проверить, каково там дышится "гену власти"... Вдруг в ком-то и в самом деле... что такое отзовется?

Продолжение следует…

Читать по теме:

 

©2013 Ирина Дедюхова. Все права защищены.

.

Комментарии (7) на “Ген власти. Часть II”

  1. agk:

    Было бы интересно узнать, интересен ли такой анализ тому же, например, Медведеву или, скажем, Путину. Боюсь, что нет. Там другим мозги заняты, похоже. До сути дела — дела нет. Мы все по умолчанию полагаем, что наши управители «хотят как лучше», стараются,но у них не выходит. Но они стараются, они «рабы на галерах».
    Боюсь, что как раз наоборот — все очень хорошо у них выходит, и именно то, что задумано. Притом, КЕМ задумано — тоже очень важный вопрос.

    • Это — их проблемы! Но всем надо тихонечко втягиваться!
      Излагаю «классику жанра», сама особо формализацию не люблю, но при рассмотрении всех макроэкономических моделей немножко формул понадобится. Вообще в систематизации главное разложить все по полкам.
      И это вообще-то важно! Потому что с правильным образом мыслей можно управлять системой из любой точки.
      Вы же сами слышите, как меня целыми абзацами цитируют. Но не только из-за патологической привычки к воровству. После завершения процесса анализа и синтеза — там уже иначе и не скажешь.
      А сейчас еще раз подчеркну, что излагаю систематизацию на уровне Прекрасного Иосифа и его трогательной беседы на катере в открытом море с Косыгиным. Это когда он накануне «совершенно случайно» успел выдернуть Косыгина из конвоя. У нас же до 1968 года международные симпозиумы по системному анализу проходили! В 1990 г. Совет Министров вновь продавил преподавание системного анализа для инженерных специальностей, но 93 г. это первым делом придушили! Уже потом — теорию надежности.
      С системным анализом инженер уже полностью готовый спец для любого уровня.
      Это я всех завлекаю, конечно, уговариваю! Но ведь я никого не обманываю! И граждане, постоянно пытающиеся меня прикончить — понимают это лучше любого.
      Системный анализ, как матанализ, полностью аполитичен, никак не увязан ни с какой идеологией, попутно легко доказывая, какая все это чушь. Короче… если есть желание — будет интересно.
      Вопросы задавать можно, я нынче вся такая нежная.

      • agk:

        Чего у Вас не отнять, дорогая Ирина Анатольевна, так это умения завлекать. А раньше еще говорили — овладевать умами. Или еще вот кто-то написал, помнится — «глаголом жечь сердца людей». Я вот как прочел в свое время «Людям реального сектора» (http://ogurcova-online.com/blog/lyudyam-realnogo-sektora/), так с тех пор и Ваш.

        • Ну, просто вы уже сами искали нормальный системный подход. А так… пишешь, думаешь, кому это надо? Все взахлеб такой чушью восторгаются… что уже скулы сводит. Или начинают с каменными рожами строить из себя самое государство. Давеча выслушала выступление младшего брата Аркадия Дворковича о том, можно ли говорить «Государство — это я!» Пришел к выводу, что типо не только можно, но и нужно.
          Один уже это говорил, его потомки плохо закончили, вместе с «геном власти».
          Я говорила «Россия — это я!», когда масса людей вокруг не верила, что патриотизм станет модным, а полить Родину грязью считалось весьма прогрессивным. Но и себя путают с государством люди, которые пытаются таким образом преодолеть пять сил конкуренции. Они и свой карман все время путают с бюджетом.
          Но все, конечно, можно понять! А главное, вот за что меня всегда били с особой жестокостью… надо понять, что если система возникла и поставлена — она никуда не денется. Просто возле нее будут прыгать отдельные карлики и орать «государство — это я!» И все будет валяться в беспорядке вокруг, а не находиться разложенным по полкам. Но сами полки никуда не денутся! И более того! Некоторые вещи спустить с полок так и не удастся! И все будут ходить вокруг да около, делать вид, что не замечают этих вещей.
          Пример — ничего так и не смогли сделать со сметным нормированием. НИ ХРЕНАЩЕЧКИ! И это тут же ставит вопросы к налоговому законодательству, верстке бюджета, ФЗ94 и очень многим другим вещам.
          Однако процесс познания всегда включает в себя вопросы… контроль усвоения. Сейчас мы пока разминаемся. Но мне интересно, знаете ли вы, откуда пошло название болезни «грудная жаба» и выражение «жаба душит»?
          Кстати, ответ начисто уничтожит весь карламунизм в отношении России, подчеркнув ее историческую уникальность, непременимость к ней никаких «общих аршинов». Помните, сколь неподдельное удивление вызвало мое замечание, что каждый князь не по разу проходил избрание на народном вече? Так Николай II еще принимал волостных старшин, как исторический атавизм Поместных Соборов.
          Короче, что вы думаете про жабу?

          • agk:

            Ну вот. Теперь, вместо того, чтобы спокойно складывать шмотки в чемодан, придется думать про жабу…

  2. Жаба — это боярин князя! У нас же феодалы не имели собственности «феода». Военно-административная власть и самое владение было разделено. Поэтому «историки КПСС» даже смысла не понимают обращения: «Придите и володейте нами!» — это придите и командуйте нами в различного рода военных делах, ведите нас в бой (у вас хорошо получается) и помогайте соблюдать наши законы, встаньте выборными главами администраций, чтоб маненько придушить наших жаб.
    Жабы — это столбовые дворяне, то есть те, чьи земли были обнесены столбами его имени.
    Князья, военная аристократия, «псы войны». Там и риск большой был бы утраты имущества. Князь Игорь пляшет с Кончаковной, но Кончак его уговаривает пойти на Русь, считая, что он ведь и так наемный военачальник, какая ему разница? У него жаба злой, а он, Кончак, добрый!
    И при этом никто не понимает, что Кончак не считает, что с захваченным князем еще что-то захватил! Князь Игорь — тупиковый вариант, он гол как сокол, а на его место просто снимается другой «верхний лист», очередь длинная.
    Жаба — это и есть феодал, боярин. Но чтоб всех не передушил, оперативное управление передает князю.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Календарь вебинаров
Архивы
  • 2018 (78)
  • 2017 (87)
  • 2016 (103)
  • 2015 (90)
  • 2014 (68)
  • 2013 (69)
  • 2012 (78)
  • 2011 (71)
  • 2010 (91)
  • 2009 (114)
  • 2008 (58)
  • 2007 (33)
  • 2006 (27)
  • 2005 (21)
  • 2004 (28)
  • 2003 (22)
Авторизация