Правовые вопросы. Часть V


Хорошая дата... знаете ли! Сейчас просто посмотрела и вздрогнула. Скриншот выкладывать не стану, придется поверить мне на слово. Статья эта была запланирована на 22 ноября 2017 года. Планировала я ее еще в сентябре, уже догадываясь, что дело-то затянется.

Мужчины могут несколько расслабиться, а то и напрячься, поскольку речь пойдет о правах тех наших дам, кто ручки Грушенькам не целовал и целовать не собирается! Как бы их к этому не принуждали.

А принуждают каждый раз подло, спекулируя уж на форменном выживании, на концлагерном уровне. А раньше вынуждали... под соусом "социальной справедливости". Потом выдумали какую-то "толерантность" и прочее.

Кстати, с оторванными женскими головами в качестве вещдоков и пояснениями "она сама этого захотела" начали таскаться в точности с теми же мотивациями, чтобы мы Грушенькам ручки целовали. Не совсем понимая, что пробудят этим самые древние сакральные силы на уровне самосохранения, которые поменяют в ближайшие семь лет картину мира.

Можно было бы поменять ее ранее, конечно, но заставить уголовное быдло отойти от своих преступных схем невозможно, оно так и будет колотиться машинкой-зингер в рамках одной отработанной схемы.

Именно поэтому все дедукции-шмудукции и даже генетические экспертизы особого значения иметь не будут. А всегда будет рулить системный анализ, легко достраивающий все скрытые пазлы мозаики. Привет убогим от советской ментовки!

Итак, вначале я все же приведу наш разговор с Еленой Бертрановной. И по нему понятно, что есть и у нее личная заинтересованность в этой теме. И здесь прямо сейчас будет присутствовать десяток, сотня... да куда больше самых симпатичных, самых красивых, достойных, умных и талантливых женщин... с личной заинтересованностью.

Да, все мы не захотели удерживать прежний социальный строй... в точности так же, как сейчас его готовы восстановить. С некоторыми выводами и отправными точками, конечно. И никто из живых перед нами не устоит, поскольку все до одного после оторванных женских голов перешли точку возврата. Надо было сразу требовать расследования каждого случая, поскольку здесь ведь подлая ложь на саму женскую природу.

Всем известно, что если уж женщина докатится до подлости убийства, то она будет действовать  "женскими способами", например, ядом... Ну, всякими "совершенно случайно", как это очень хорошо описано у Агаты Кристи. И будет отпираться до последнего.

А вот чтобы она сделала такое... это ведь только Грушеньки могут на приличных женщин наклепать подобное. Нам это смешно читать у Достоевского, что там эта Грушенька в запальчивости лепит... Но когда аналогичное начинают нести на уровне Генеральной прокуратуры, СКР и ФСБ, то становится уже не до смешков.

Особенно, когда всех этих распоясавшихся врунов, сросшихся с самой позорной и тупой уголовной сволочью, еще и никто не осаживает. По чисто совковым замашкам! Когда над приличными женщинами обкомовских шлюх ставили и сами же им глумливые прозвища давали типа "Валька красные трусы". Согласитесь, такое ведь об этой "Вальке" мог сказать лишь тот, кто ей в трусы заглядывал. Мерзость.

... Ладно, ближе к телу, как говорится. Каждая из нас, имея свою тварь-Грушеньку, не поцеловав ей ручку, - обладает огромной силой именно потому что Грушеньки у нас пользовались вседозволенностью, а вот мы, в силу того, что нам вообще не дозволялось и свое законное место занять, накопили огромный потенциал. В сравнении с которым после оторванных женских голов ядреный взрыв - просто семечки.

Ну... у Достоевского ведь и методика дается... на отрицательном примере. Как не надо поступать. И вот уже, отстояв свою сменку с нашими грушеньками... думаешь, насколько же более матерым человечищем оказался куда более скромный Федор Михайлович... Он чувствовал, что та кровавя муть наступает именно по стриженным девкам без тормозов, по всем этим грушенькам, ударившимся нынче в гламур и мещанство.

И если Толстой дал всем для целования ручки (вольного-невольного) проститутку Катюшу Маслову... то образы Федора Михайловича трактовались уж слишком вольно, хотя там все было на ладошке, ничего сложного! Никаких душевных кривляний Толстого, когда надо было непременно гулящей девке, которую в дом с помойки взяли, а она им приплод поднесла, - надо было бы заставить всех дам ей непременно ручку поцеловать...

А выходит, что нам нынче всего и осталось, что у нынешних эсэсовских сучек сапоги нацеловывать?.. Да щазз! Жили шлюхами погаными - ими и сдохнут. И нам есть  у каждой, что к этим словам приложить.

А ежели вылезет какое чмо, при котором нас в угоду шалашовкам распинали, так оно сгорит с отродьем в адском пламени при жизни. Как с некоторыми и происходит нынче, Александр Иванович, верно? Тепло ль тебе, красавчег? Может, жару поддать?..

elina:  15 декабря 2017 в 17:45

После очередной части «Правовых вопросов» вспомнила великолепнейший вебинар по «Братьям Карамазовым» весной 2015 , после которого перечитала роман. И что сейчас вспомнилось? Вот эти разговоры про «скучно», «малоинтересно» и т.д. и т.п. Когда перечитывала 8 главу про поиски «влюбленного паразита» трех тысяч, а особенно — описание его сборов, чтобы ехать к Грушеньке. Накупил шампанского, леденцов — монпансье для девок, другой всякой снеди. В какой то момент не выдержала и захохотала в голос. А потом опомнилась в удивлении — ведь читаю то не юмористический рассказ, а …Достоевского, такого сложного и скучного! Но было не удержаться.

И Митя то не соображает, что на него как на идиота смотрят и купец Самсонов, которому он пытался отцовский лес сторговать, и хозяин лавки, где снедь закупалась, и хозяин заведения, куда Грушенька умчалась со своим поляком. На суде весь этот люд, который он в щедрости и благородстве поил и кормил с удовольствием даст против него показания.

Да, с сарказмом Достоевский эти сцены «тонких движений Митиной души» писал, зная, как нелегко деньги зарабатываются. И Ваш вывод о нравственном выборе — по никчемным деткам Карамазова и по папаше нельзя судить обо всем русском обществе. Карамазовщина — она по собственному выбору, не для всех. Митя как кутить поехал, ни с кем не советовался как и на что деньги спускать. Кто-то кутил по «широте души», а вернее, недомыслию, а кто то храмы возводил коллективно. Вспоминаю фото с высоты птичьего полета великолепного храма в Старой Руссе. Храм — коллективное творчество. Как говорится, кому что.

Но я продолжаю ждать или вебинара или цикла статей о женских образах Достоевского. Вы снова вспомнили о героинях Достоевского на вебинаре по лесковским «На ножах» зимой, Вас очень беспокоили последствия нашего коллективного просмотра сериала по этому роману Лескова.

ogurcova15 декабря 2017 в 18:25

В том-то и дело, Елена, что это ведь не очередная часть, а внеочередная. Посмотрите, пятой части пока нет. Есть огромная заготовка по встрече Грушеньки и Катерины Ивановны с целованием ручки.

В том-то и дело, что здесь Достоевский продолжает все женские образы Лескова из «На ножах». Женский характер динамичнее, женщине надо быстрее перестраиваться, у нее возрасты ограничены самой природой физиологически.

И смех (и грех) возникает ведь в том, что мужские образы еще не перестроились, ведут себя… ну, прямо как с Грушенькой из «Очарованного странника», те же цыгане, та же страсть к увозам и выкупам из табора… а все вокруг уж совершенно другое! И Грушенька другая. Но ручку-то ей Катерина Ивановна решила целовать как прежней!

У каждой героини есть самый известный женский прототип у Лескова. Даже у Лизы Хохлаковой, не говоря уж о ее матери.

Мужские характеры почти и не поменялись. И не случайно вам храм вспомнился, потому что в «Очарованном страннике»… там же вера неколебимая! А здесь… все зыбко, все на неверии…

И выясняется, что бога можно отринуть в неверии, а вот от черта не избавишься.

В подготовке этой встречи Грушеньки и Катерины Ивановны идет встреча Мити и Алеши, там тоже ведь рассуждение о женских характерах Достоевского — что одна простит, а другая точно не поймет. И все заканчивается самым идиотским образом.

Но разве «Идиот» наполнен аналогичными образами? Нет, там уже столичные штучки, там «преобразования всего общества» не просто глубже, они другие.

Романы Достоевского ведь написаны на самом изломе, там все прогнозируется очень точно, там типы, которые получат развитие в дальнейшей гуманитарной катастрофе, с истоком их «мировоззрения», где только ржать, обнять и плакать вместе с дебилами, пока они сатанинского зла не наделали.

Все равно попытаюсь сосредоточиться на этой сцене… Интересно уже то, что она называется «Обе вместе», из чего тупой Дима Быков делает вывод, будто они одинаковые. А это не так, потому что Дима Быков из тех, кто не знает писаных и неписанных приличий русского общества. Достоевский здесь описывает то, что было немыслимо раньше. Свобода же пришла! Ветер перемен и новые веяния! И вот шлюха (а Митя с Алешей так и говорят раньше) — в гостиной приличной барышни и до своего уровня ее опускает… уж после того, как та ей ручку поцеловала…

А это немыслимо раньше было!

Но ведь сейчас быдло уголовное всем нам шлюх поганых бесстыжих и тупых навязывает, чтоб мы им ручки целовали… когда нам Федор Михайлович все показал, чем подобное заканчивается.

Для Димы Быкова они все одинаковы! Но Настасью Филипповну еще в гостиные не приглашают и ручек ей за «страданья» не целуют. О ней и не говорят!

И в социальных сетях многие отчего-то не понимают возмущения нормальных женщин, когда к ним в гостиные запихивают через телевизор поганых пользованных отребьем шлюх, представляемых прокуроршами и героинями японского аниме одновременно.

А такая «одинаковость»… всегда чревата Апокалипсисом. Мы же не зря нынче Вавилон рассматриваем.

Чтобы понять всю глубину целования этой ручки, многим нашим дамам надо было пройти этап конфронтации со мной по той же Поклонской («надо дать ей время!»). Еще ведь и обижались некоторые, что я всем этим шлюхам, начиная с гимнасточек в думе, отказывалась ручки целовать.

Вот когда уж все слаженно вышли против выдвижения всяких там девок с панели «Дома 2″… вот тогда уж можно точно точно сказать, что мы уже готовы и к разбору женских образов Достоевского. А какие они «одинаковые»… так надо вначале «Дядюшкин сон» перечитать, они там так славно друг другу физиономии чистят и патлы на кривой пробор чешут. И каждая, кстати, уверена: «Вообще-то я не такая!»

Но сейчас, честно говоря, застряла на названии главы, где Митя с Алешей рассуждают о собравшемся в романе женском батальоне — Исповедь горячего сердца. «Вверх пятами».

Вверх пятами — это очень-очень старая, еще до пушкинской поры русская поговорка, аналогичная фламандскому варианту «вверх тормашками».

Это когда верх с низом перепутаны. А речь там как раз про баб-с.

elina: 15 декабря 2017 в 20:12

Оглянешься назад на два с половиной года в тот апрельский вебинар про Карамазовых, как раз на Пасху и понимаешь, какой огромный путь пройдет с тех пор на вебинарах. Все иначе видится! Про целование ручки в точку абсолютно! И контраст с питерским «Идиотом». Там ведь обратная сцена между Настасьей Филипповной и Аглаей. Содержанка надеялась «разжалобить» барышню своими страданиями, а та ей с носка ответила : «Шли бы в прачки!» С Настасьей Филипповной истерика случилась! Как же так! Она то Аглаю заранее в ангелы произвела в надежде на тот самый поцелуй ручки, а ей выдали вместо жалости и сострадания такое «жестокосердие», удар с носка ниже пояса!

В «Идиоте» красной нитью проходит тема «камелий». Дюма -младший ввел моду жалеть этих падших дев. Некоторые писатели даже намекали, что падшие создания «нравственнее» иных барышень, способны на самоотверженную любовь как вот Эстер из бальзаковского романа. Ну и Настасья Филипповна мечтала о том, кто придет и скажет «не виноватая ты». От Аглаи того же ждала — а не вышло.

Но что меня поразило после чтения Вашей статьи, на что раньше не обращала внимания: как друзья сердца Грушеньки быстро просекали,что у «нее деньги точно есть». Друг поляк не польстился на безденежную «барышню». Но Грушенька не в пример Настасье Филипповне оказалась ушлой процентщицей (невольно воображается ее финал в старости а ля «Преступление и наказание», чтобы недоучившийся студентик на ее голове проверил «тварь ли он дрожащая или право имеет) — купец Самсонов научил ее деньги в рост пускать, что ей позволило состояние поднакопить. Как капиталец у нее завелся так и прежде гордый поляк примчался с предложением руки и сердца как в долги влез.

Митя тоже о ее деньгах помнит, но ведь и Катерина Ивановна — очень богатая наследница. Митя мечется между весьма состоятельными дамами. Но его дурь в кутеже изумляет — только лошадей не просил шампанским напоить, а вся остальная цыганщина была.

В комментариях после того апрельского вебинара 2015 года рассуждала о поколениях. Большевики, Ленин — дети 1870 года рождения. Сколько им было в момент действия романа? Те, кто действовал, вполне могут дожить до эпохи русских революций. В последней версии «Анны Карениной»,которую не стала смотреть, Сергей Алексеевич Каренин, сын Анны, встречается с Вронским во время русско-японской войны. В статьях про этот сериал упоминались прототипы Вронского, офицеры, которые дожили до гражданской войны.

Герои «Братьев Карамазовых» вполне могли дожить до тех дней. Мальчики, перед которыми выступает Алеша Карамазов, точно дожили по возрасту и как сложилась их жизнь, к кому примкнули — вопрос. Да, Вы еще тогда заметили связь между «Братьями Карамазовыми», с рабочим названием «Атеизм», и «Мастером и Маргаритой» Булгакова, который начинается на Патриарших прудах с разговора о Боге, вернее, его отсутствии, так как по признанию Берлиоза Воланду «большинство населения в нашей стране сознательно отказалось от веры в бога».

Елена Бертрановна про своих грушенек разжала зубы только в ответ на мое пояснение в личной переписке о своих. И то очень схематичное, просто... особо острыми детальками. Жалящими.

И рассказывать я про этих грушенек пока не могу, потому что здесь надо иметь силу Федора Михайловича, чтоб непременно выразить это в художественных образах. А рассказывать как оно было, не пропустив через себя, не переработав в художественных образах... нельзя ни в коем случае.

И единственное, что нам остается в утешение, что мы этим мерзавкам ручки не целовали... да и то, что ни одна достойная женщина без такой грушеньки в самом ближнем кругу не обошлась. Слабое утешение, конечно, но будем помнить, что каждая грушенька дается в назидание. Да и чтобы удержать окружающих от скатывания к такому уровню. Чтобы было с чем сравнить!

Я напомнила Елене Бертрановне главу "Урания" из романа "Парнасские сестры" (или как это еще называют по броской маркетинговой фразе из романа - "Время гарпий"... для контрафактных публикаций). Ну, чтобы она не расстраивалась, что все абсолютно имеют своих грушенек. Это ведь все на реальном материале написано. Там грушенька вплетается в общий контекст торжества гарпий над музами, от чего всем становится некошерно, даже любителям унизить до своего уровня тех, кто заведомо выше уровнем и классом, природно, так сказать. Это же типичная такая "классовая борьба"! Как все эти плебеи любили "щелкнуть по носу" тех, до чьего уровня им точно не подняться. Время упущено. Работать надо было над собой, а не по подвалам кошек мучить.

В романе "Братья Карамазовы" как бы... не акцентируется внимание на том, что в жизни повсеместно с общественным переломом берут верх именно грушеньки. Но... поймите же, что в ХIХ веке все же религиозные основы были не столь расшатаны именно в области отхода от Заповедей Господних.

Ведь все последующие "учения" и политические доктрины шли в отрицание Заповедей Господних, прежде всего, в области сотворения кумира, отхода от нравственности... а дальше там уж по мелочи. Можно стало убивать "из идейных соображений", вне формулировки "Мне Отмщение и Аз воздам!", а все ведь сводилось к переделу собственности, чтоб жрать чужое, не работая, по линии "социальной справедливости". Типа настрадалось какое-то чмо "при царизме"... или как в наше время - в "холокосте", в "сталинских репрессиях"... Только-только жить начало, а тут... кризис!

И вот в этом плане надо четко сказать, что уж как ни принижали Федора Михайловича, а шиш он вместо революции все же выкрутил надолго всем этим некрасовым-чернышевским, положившим жизнь на ожидание этой революции, всем доносителям и гапонам вроде салтыкова-щедрина... Ну, то, что уж Толстой сотворил после его смерти в "Воскресении", этого он обойти не мог, умер уж к тому времени-то.

Но ожидаемая всеми революция после отмены крепостного права - не произошла лишь по тому, что в литературе сделал отсидевший хороший срок на каторге Федор Михайлович... Поэтому против него и Ленин злобой и ненавистью исходил в письмах к Грушеньке Арманд.

А там такое дело, что и у его старшего брата Сашеньки ничего не получилось (как и у других), потому что еще работали форпосты, выставленные Достоевским. И Толстой потом начал их все снимать... ради роста своей популярности в среде демократической молодежи. Это так литературоеды открытым текстом нынче и пишут.

А вот тогдашние литературоеды находились полностью на стороне грушенек в качестве "разночинцев", поэтому упрекали Федора Михайловича в том, будто у него персонажи "неправдоподобные".

Дамы, вспомните все своих поганых грушенек! Вспомните, как эта падаль удивляется, когда мы им отказываемся ручки целовать... Они же абсолютно были уверены в нашей лояльности! И сравните с образами Достоевского. Там ведь попадания в десяточку неоднократные! Начиная с того, что у всех грушенек проблемки с фигурой.

Литературовед Георгий Фридлендер отметил, что характеры персонажей романа казались современникам писателя «исключительными, нарочито взвинченными и неправдоподобными». Публицист и литературный критик Николай Михайловский упрекал Достоевского «в нарочитой жестокости» по отношению к своим героям, которые подвергаются «ненужным мучениям»[5].

В отличие от прочих персонажей романа, сведений о прототипе Фёдора Карамазова достаточно мало[6]. По мнению литературоведа и критика Аркадия Долинина, судя по отдельным чертам, его прототипом мог быть сотрудник журналов «Время» и «Эпоха» Пётр Горский[6]. По мнению Любови Достоевской, дочери писателя, некоторые общие черты совпадают с отцом самого Достоевского, в размышлениях о котором и создавался тип Фёдора Карамазова[6][7].

Если бы мягко, по-женски, но так чтоб хорошенько прокапать на мозги, меня в этом плане не поддерживала Елена Бертрановна (остальные-то дамы и пикнуть не решались... потому что это, во-первых, очень больно, там у грушенек на это основной расчет) - я бы тоже, как можно дольше держала в этом плане паузу.

Ну и, наплевать, что прямо на мне многие грушеньки прокололись. Это ведь вы не помните, как мне присвоили кликуху "валькирия", когда у меня действительно из всех ныне дотянувших потомков Рюриковичей было свейское имечко, которое у нас все знали. Второе мое имя Хильдегарт... или Хильда. Кстати, Хиля из "Мы сидим на лавочке" - тоже отсюда, а не от Рахиль, если уж совсем по чесноку. И поскольку для меня в гимнастике всегда ритуал взвешивания был еженощным кошмаром (взвешивали утром), то я и Клаву сделала нарочно жирной-прежирной (поезд пассажирный).

Нда. Если на валькирию я промолчала (поскольку Хильдегард - это "под защитой Хильды", а просто Хильда - это св. Ольга, которая древлян пидарас... пардон, карала; изначально Хильда - именно валькирия, но не на поле брани, а в... восстановлении всяческих справедливостей так сказать), то дальше пошло сравнение с Ларисой Рейснер, "валькирией революции" от местечкового быдла.

Тут пришлось дать понять, что местечковым грушенькам сами будут ручки целовать вечно, а не пытаться их подкинуть кукушатами в чужое гнездо. От своих "валькирий революции" не отмажутся, а к нам свое дерьмо подкладывать нечего.

Но сам факт интересен, что этот образ чудный именно апофеоза всех сучек-грушенек - решили как-то от себя клешнями отпихнуть... причем, в самый разгар гуманитарной катастрофы, когда матери детей в сибирских деревнях вынуждены были комбикормом кормить... это в ХХI веке! В мирное время, в богатейшей Сибири... чтоб всякие шлюхи вовсю резвились. Вот и эти тут решили задним числом свое реноме подправить... за мой счет!

А вот в восьмом классе я с обожанием слушала другую, очень мною любимую учительницу литературы, выросшую в Зареке – исконном ижевском рабочем поселке. Тогда быть первой меня заставляла безграничная преданность к приказам моей главнокомандующей. Да я была готова для нее не только учиться, но и пахать на себе. Однажды мы пили чай у нее дома и смотрели телевизор, который родители мне не разрешали смотреть в будние дни. Шла как бы патриотическая и почти литературная передача о постановке пьесы Всеволода Вишневского «Оптимистическая трагедия». Главная героиня была прототипом Ларисы Рейснер – прекрасной комиссарши в приталенной кожаной курточке и хромовых сапожках. Уж не помню кто из известных артистов проникновенно читал воспоминания об этой «валькирии революции», как типа она была прекрасна, как необыкновенно блистали ее глаза, когда она говорила о революции, как ею восхищались окружающие матросы.

Замечу, что в 15 лет я нисколько бы не возражала, чтобы и обо мне рассказывали с таким же романтическим придыханием. Да и Вячеслав Тихонов в роли революционного матроса заставлял серьезно задуматься о снискании всеобщего матросского восхищения. Несколько грубоватые шуточки на счет «комиссарского тела» и витавшие возле каждой фразы достаточно скользкие намеки на комиссарскую жизнь на корабле, оставляли много вопросов. Я обернулась к Маргарите Викторовне, и осеклась.

Моя любимая Маргоша сидела с потемневшим лицом и сжатыми огромными кулаками с побелевшими от напряжения костяшками. Похоже, она шептала какие-то ругательства. Не знаю, как в ваших школах, но я хорошо помню, что все учителя, которых я любила, никогда здесь не заставляли детей читать про «баржи смерти» и ни разу не упоминали о таком выдающемся драматурге, как Всеволод Вишневский.

Успокоившись, Марго устало сказала, что эта Рейснер плавала не на корабле, а на барже, превращенной в тюрьму и пыточную. И здесь ее многие очень хорошо помнят. А глаза у нее действительно всегда блестели весьма необычно, она была упертой наркоманкой. И что она творила с людьми под кокаиновым кайфом, об этом ни в одной оптимистической трагедии не расскажешь.

Я - из Ижевска!

Кстати, там же все знают, что эта грушенька-райснер больше всего глумилась над аристократами. Офицеров с аристократическими фамилиями для нее специально ото всюду на эти баржи свозили.

Вот он - пик нравственного развития для Катюши Масловой! Сама мстит проклятому Олоферну! Поспала, посношалась, поела-попила... там можно и поизуверствовать...

Мы же понимаем, что в то время на гулящих девках женились только в романах. А женитьба на не крещенной еврейке для офицеров была приравнена... к женитьбе на гулящей девке. Одинаково непристойна.

Отметим момент крещения, перед которым нынче местечковые начали фыркать, намекая, будто бы у них типа очень вера таинственная и чувствительная на внешние раздражители. Возможно... была когда-то и вера, но до лживой резни в синагоге на Малой Бронной. Это раз.

Во-вторых, если уж девушка настолько правоверная еврейка, так ей и надо выходить замуж за правоверного еврея, а не лезть в общество офицерских жен где главная - попадья, жена полкового попа. Как-то приличия в вере надо все же соблюдать. Не ходить же всем полком в синагогу, если один расторопный мерзавец в ряды затесался. Нормальных девушек на выданье ему мало оказалось, перчику захотелось. Так и пусть отправляется в синагогу, какие проблемы?

А вот на сладенькое у меня будет вопрос по использованию нынче христианской атрибутики всеми этими посетителями синагог. Как и мечетей, впрочем!

Вводили повсеместно в качестве атрибутики власти герб с Георгием Победоносцем - именно посетители синагог! В результате у нас Георгий Победоносец нынче висит над каждой коррумпированной мордой... в качестве воровского пахана! Как золотой божок, как кумирчик!

Захожу я, значит, как-то в кабинет один налоговый, достаточно весомый, не рядовой. Там на красном фоне висит Георгий Победоносец как золотой телец над татаркой. А она у себя в кабинете мебель из черного ламината поставила, губы красит кармином, как проститутка. В целом впечатление... ну, как будто случайно к вампирше попала! И морда вампирская с таким выражением, как бы с тебя пару стаканов кровищи нацедить. А сколько цедили стаканами, так ведь и не упомнить!

А я знаю, что она-то - мусульманка, в мечеть ходит... ее там мой зять видел. Кстати, когда мой зять приезжает, я ему в его комнатах убираю все иконы и кресты, у настоящих мусульман, не подлых врунов и воров, - это очень строго. Да и... зачем своим ссориться по пустякам?

Но в налоговой над всей этой мерзостью... Георгий Победоносец повешен еще и глаза отводить, мол, все вить для государства... надо пострадать, расслабиться, пока из тебя мрази кровищу хлещут и врут про "сырьевую экономику". У нас вся нынешняя экономика на крови. С воем: "Мы вить столько с вами вместе кризисов пережили!" Без уточнений, кто - переживал, а кто их вполне эффективно устраивал, да?

И вот стою я в этом черном кабинете,как в гробу, а сама эта вампирша-татарка сидит под  красно-золотым Георгием Победоносцем! Просто Дракула Брема Стокера... И чот при этом не вспоминает про мусульманские ценности и сродство с турками! Очень ей нравится, между прочим! Особенно эсэсовский мундирчик. Пользуется на полную катушку харизматикой православного святого! И будто право на это имеет...

Это они сделали нарочно, чтобы Его силу использовать против нас, по атрибутике государственной власти, на которую вообще прав не имеют.

Но затем входит к ней... не пойми что... мать удмуртка, отец татарин, по всем нашим местным колдунам таскается, поскольку этих баб очень хорошо местные проклинают, когда они их под орех разоряют. То есть вообще по сути проповедует шаманизм. И вот они под Георгием Победоносцем (в которого, поди, еще и камера видеонаблюдения вставлена) начинают глумиться над каким-то несчастным налогоплательщиком, пытающимся спастись от разорения...

И обе наслаждаются, что мы, видя Георгия Победоносца, входим в этот вертеп нынешних грушенек как в церковь... Уж они своего не упустят! Они всем докажут их никчемность в условиях нового переворота... типа "народ сам этого захотел"! А грушеньки-то там собрались наиболее "народные", прям ведь, соль земли!

И, конечно, я ведь это все из зависти леплю. На сарказм внимания не обращайте, потому как... если я такого не могу сказать ни о нашем прототипе Урании, ни о Елене Бертрановне, то о себе говорю и говорила неоднократно, что из меня бы Грушенька вполне могла произойти и получилась бы всем Грушенькам Грушенька...

А может не произошла бы. Мне это, если честно, с детства настоящая моя грушенька твердила. Но ведь как подумаешь, что все усилия с малолетства могли пойти прахом, так брало верх всегда желание довести работу до конца! Как подумаешь, а для чего я с детства по этим натурным испытаниям таскалась... чтоб сейчас все бросить на потребу кому попало, это и ложилось последним доводом, чтоб до никчемного состояния грушенек не опуститься.

Давайте сейчас почитаем сумбурный рассказ Мити про то, как Катерина Ивановна не стала ни Грушенькой, ни Катюшей Масловой... хотя уж вот в его лапах была!

- Теперь, - сказал Алеша, - я первую половину этого дела знаю.

- Первую половину ты понимаешь: это драма, и произошла она там. Вторая же половина есть трагедия и произойдет она здесь.

- Изо второй половины я до сих пор ничего не понимаю, - сказал Алеша.

- А я-то? Я-то разве понимаю?

- Постой, Дмитрий, тут есть одно главное слово. Скажи мне: ведь ты жених, жених и теперь?

- Женихом я стал не сейчас, а всего три месяца лишь спустя после тогдашнего-то. На другой же день, как это тогда случилось, я сказал себе, что случай исчерпан и кончен, продолжения не будет. Придти с предложением руки казалось мне низостью. С своей стороны и она все шесть недель потом как у нас в городе прожила - ни словечком о себе знать не дала. Кроме одного, вправду, случая: на другой день после ее посещения прошмыгнула ко мне их горничная, и, ни слова не говоря, пакет передала. На пакете адрес: такому-то. Вскрываю - сдача с билета в 5. 000. Надо было всего четыре тысячи пятьсот, да на продаже пятитысячного билета потеря рублей в двести слишком произошла. Прислала мне всего двести шестьдесят, кажется, рубликов, не помню хорошенько, и только одни деньги, - ни записки, ни словечка, ни объяснения. Я в пакете искал знака какого-нибудь карандашом - н-ничего! Что ж, я закутил пока на мои остальные рубли, так что и новый майор мне выговор наконец принужден был сделать. Ну, а подполковник казенную сумму сдал - благополучно и всем на удивленье, потому что никто уже у него денег в целости не предполагал. Сдал, да и захворал, слег, лежал недели три, затем вдруг размягчение в мозгу произошло и в пять дней скончался. Похоронили с воинскими почестями, еще не успел отставку получить. Катерина Ивановна, сестра и тетка, только что похоронив отца, дней чрез десять двинулись в Москву. И вот пред отъездом только, в самый тот день, когда уехали (я их не видал и не провожал), получаю крошечный пакетик, синенький, кружевная бумажка, а на ней одна только строчка карандашом: "Я вам напишу, ждите. К.". Вот и все.

Пока он кутил уже на его законные остатние рубли, он же знака ждал... А там никакого знака, кроме денег не было. Будто сами деньги были присланы нарочно с назиданием: "Прокути их, Митя! Немедленно! И жди знамения!"

Здесь речь-то о чем? Катерина Ивановна в момент Митиной удачи попросила денег для своего папаши-подполковника... такого же, видать, как Митя, раз ему в его рокировочках с казенными деньгами не повезло, а он типа очень старался двум дочками пристойное содержание обеспечить. Все ведь ради деток! Поэтому я и говорю, что не на все деньги можно детей растить. К слову сказать... для папы-подполковника дочки, скорее всего, служили прикрытием. Деньги-то он сдавал на финансовые махинации, у него по-своему азарт картежника проявлялся. Знакомо?

Потом эти все игрища военных, которые проигрывают в карты не столько уже собственные честь и достоинство, а честь и достоинство своего отродья, - неоднократно будет всплывать у Александра Ивановича Куприна ("Впотьмах"), у других... но пик этого куража был в "Очарованном страннике" Лескова. И потом, с новой силой вдруг вспыхнет перед 1917 годом... эпизодически во всех крупных романах полыхнет, опустившись уж самым отвратительным свечным огарком в "Беге" Михаила Афанасьевича Булгакова с Чарнотой и его тараканьими чемпионами.

И что нам нынче новенького открыла история с полковником Захарченко, который ворованное бабло на грушенек спускал? А он ведь не зря однофамилец другого полковника Захарченко с Донбасса, который заявил, что пока рано вторую часть референдума проводить, которую он у земляков прижопил... о присоединении к России! Это чтоб потом не говорить, о том, как такие типа Родину любят и Родине верны. У нас до таких "военных" ни в частных армиях нужды не было, ни в бандах и ОПГ, а кроме того, до них каждое сельпо не обзаводилось своей армией... паразитов.

А тут... считай у Скотопригоньевска своя почти частная армия, раз папаша-подполковник с легкостью пускает 4,5 тысячи казенных средств в свой личный оборот. Ну, это как нынче грушеньки из Центробанка возобновили игрища на ОФЗ и ГКО... раньше до дефолта доигрались, сейчас им тоже неймется.

И чего ж ждал это Митя? Какого "знака"? А приглашения в постель! Он же отдал 5000-й билет, это как депозит банка. Катерина Ивановна прибежала к нему свою честь продавать... но под его рэкетирским нажимом, обиделся он на нее. Она его не любила и унижала его достоинство. Поэтому он всем в назидание, чтоб показать свое величие и достоинство, решил из нее грушеньку сделать, только натура оказалась слабее.

Опять обратите внимание на точность подсчетов в немедленной обналичке казначейского билета. Вроде как Митя весь такой возвышенный... мятущаяся натура! А как точно подсчитал, сколько ему причитается, сколько Катерина Ивановна потеряла на досрочной обналичке...  Скоренько так все в уме подсчитал, потом деньги в пакетике проверил... пересчитал... только потом всполошился, что никакой благодарственной записочки ему не было. Мол, что за дела?

Подивимся и мы в принципе человеческому проценту обналички! У нас-то при нынешних грушеньках в Центробанке подобная обналичка в 750 рубликов в лучшем случае и самые "жирные" года вылилась бы! Вы вспомните обналичку депозитов Сбербанка в 2004-2005 годах! Там, чтоб у них депозит под 15% обналичить надо было побегать по всему городу поискать. То бишь.. хрен бы где Катерина Ивановна у нас казначейский билет в 5000= за 750 рублей обналичила! Понимаете? То есть при наших ростовщиках и распоясавшихся грушеньках она бы никак не смогла с 5000= за папашу долг в 4500= уплатить.

Векселя Минфина у нас можно было обналичить от 30% до 52% к номиналу. А когда предлагали под 78% обналичить, то векселя забирали, просили прийти на следующий день, а назавтра там никого не было и след простыл, избушка на клюшке. И что делали с теми прокурорами, которые разыскать их пытались? Из города говнюков гнали взашей с волчьим билетом.

И все благодаря росту социальной справедливости в отношении грушенек! И растить и лелеять этих сучек с конца 60-х принялись. Я об этом писала на смерть певца грушенек с помойки в цикле Живи и помни.

Нет... видите, в один прием их рассмотреть никак не получится! Это же надо рассказать предысторию торжества Грушеньки! Ведь перед этим надо все красивое и достойное в женщине распять. И ради кого? А ради блудницы вавилонской, которыми как раз Достоевский тихонько, особо не подталкивая, но все же выставляя и Настасью Филипповну, и Грушеньку...

Честно сказать, хотела головенку прикрыть от той "первой части", которую, как решил Митя, Алеша не только теперь знал, но и понял. На французский манер "понять и простить". Мол, понял, насколько благородным его братец оказался в первом столкновении с Катериной Ивановной...

Все грушеньки силу обретают... постепенно,  но всегда после мужской подлости в отношении лучших женщин своего круга. И без вариантов, без местечковых повизгиваний "ви для меня не женщина!" Оно для нас вообще никто по половому признаку, пустое место.

И заметим, после того, как со мной тут разделались в пользу местной гопоты, дебильных грушенек и бурановских бабок... про золотые коронки из Освенцима и их дальнейшее использование в деле становления западной демократии и разрушения СССР  было выгодно вспоминать... единственному существу, живущему ныне в мировом пространстве. Ага, мне! Даже вам несколько стремно от такого, а мне... в моей нынешней ситуации всегда приятно и радостно! И это вы еще не видите всех последствий того, что с этими коронками вылезло на свет божий. Но я вам как-то говорила, что любой инициированный русский писатель - адвокат мертвых и еще не родившихся. Поэтому настоящей женщине всегда есть чем ответить. И насколько бы не были убедительными победы грушенек, они недолговечны, до тех пор, пока Катерина Ивановна по-настоящему не разозлилась.

Это я к тому, что нападки на наиболее достойных женщин, да еще и с уголовным воем "у миня совсем не было другого выхода", - всегда чреваты... полным обрушением мироздания в конкретных случаях. Не в целом, а в таких локальных областях.

Угу. Поэтому в самом конце Митя идет на каторгу, хотя типа не он папашу убил. А какая разница, кто убил этого подонка? Всем наплевать. Что касается Мити, то наказания без вины не бывает! И какое садистское наказание... вроде как получить полное прощение от Катерины Ивановны и даже большую светлую любовь... понимая, что место-то твое с трепаной хабалкой грушенькой... да и все косвенные убеждения как раз в виновности... получить от той же Катерины Ивановны!

Не зря... ох, не зря этот Митенька страшно опасался, что как раз Грушенька с напрасными формальностями на счет целования ручки большую бурю ему на башку соберет... И по этой причине, мальчики, нечего было Свет из Иваново, Ксюш Собчак и прочих прикармливать. Многое вам прилетит за них...  вроде как "совсем ни за что" и "откуда ни возьмись"... Будете потом доказывать, что зазря пострадали. Но ведь вы с самого начала знали, что нормальным дамам такое не понравится.

Вот и Катерина Ивановна демонстрирует в умении держать себя - просто филигранное мастерство! И когда Грушеньку и Настасью Филипповну вдруг делают положительными персонажами, а... не реалистическими (Толстой ведь и повелся со своей Катькой трепаной на Настасью Филипповну, из зависти!), вот тогда такие фигуры как Катерина Ивановна на их фоне мясистом сочном фоне выглядят с виду мелко... и из этого виду ускользает множество важных деталей.

А Федор Михайлович вовсе не опускает и так уже, задолго до его описания падшую женщину. Там ситуация провокационная с ними, они вызывают и человеческое сочувствие... и многое остальное. Но он твердо настаивает, что женщина опускается на моральное дно лишь в полной готовности это сделать. Как это ни грубо звучит в отношении всех грушенек и настастасий-филипповен. Но вот мы посмотрим историю Катерины Ивановны... и сразу понятно, что "сучка не захочет - кобель не вскочет!"

И знаете... стоит лишь начать делать преференции этим сучкам... ничо не понятно! Меня еще, главное, тихонько спрашивают по этому роману: "А Катерина Ивановна ведь спасет Митю с каторги?..."

Да вашу ж мать! Это до какой степени можно все прицелы-то перепутать? Отсидит наш Митенька от звонка до звонка, как сам Федор Михайлович отсидел. Там же... там намеренно ему диковинные выходы из положения предлагаются, вроде побега в Америку. Это ж просто, чтоб поржать. Ему ведь уже предлагали уехать на Аляску золото добывать.

Чарнота с его тараканами - это как раз Митенька в Америке! Или на Аляске.

А мне в ответ: "Вы не понимаете Достоевского! Митя Россию любит! Он не сбегает в Америку и идет... несправедливо осужденный на каторгу, потому что не может жить вдали от России!"

Даже не смешно. А России много надобности в таком Мите? Или вы полагаете, что Митина любовь (помните такой рассказик дурацкий?) - не унизительна для России?

Вот поэтому надо рассмотреть подробнее все же игрища подполковника Верховцева с казенными деньгами. И то, как своим скотским хотением быть рядом Митя замарал душевную чистоту Катерины Ивановны.

Катерина Ивановна - младшая дочь Ивана Верховцева, сестра по отцу Агафьи Ивановны Верховцевой. Вот как про нее рассказывает Дмитрий Алеше в "первой части", которая многим дамам здесь напомнить... всякие разности. Это когда всякое говно запросто мстило за свои обидки. Особенно, если на папу обижалось.

Когда я приехал и в баталион поступил, заговорили во всем городишке, что вскоре пожалует к нам, из столицы, вторая дочь подполковника, раскрасавица из красавиц, а теперь только что де вышла из аристократического столичного одного института. Эта вторая дочь — вот эта самая Катерина Ивановна и есть, и уже от второй жены подполковника. А вторая эта жена, уже покойница, была из знатного, какого-то большого генеральского дома, хотя впрочем, как мне достоверно известно денег подполковнику тоже никаких не принесла. Значит была с родней, да и только, разве там какие надежды, а в наличности ничего. И однако, когда приехала институтка (погостить, а не навсегда), весь городишко у нас точно обновился, самые знатные наши дамы, — две превосходительные, одна полковница, да и все, все за ними, тотчас же приняли участие, расхватали ее, веселить начали, царица балов, пикников, живые картины состряпали в пользу каких-то гувернанток. Я молчу, я кучу, я одну штуку именно тогда удрал такую, что весь город тогда загалдел. Вижу, она меня раз обмерила взглядом, у батарейного командира это было, да я тогда не подошел: пренебрегаю, дескать, знакомиться. Подошел я к ней уже несколько спустя, тоже на вечере, заговорил, еле поглядела, презрительные губки сложила, а, думаю, подожди, отмщу! Бурбон я был ужаснейший в большинстве тогдашних случаев, и сам это чувствовал. Главное то чувствовал, что "Катенька" не то чтобы невинная институтка такая, а особа с характером, гордая и в самом деле добродетельная, а пуще всего с умом и образованием, а у меня ни того, ни другого. Ты думаешь, я предложение хотел сделать? Ни мало, просто отмстить хотел за то, что я такой молодец, а она не чувствует. А пока кутеж и погром...

Вы обратили внимание, как споро Дмитрий прикинул, как его батальонный командир был дважды женат, чего там взял из приданного. Но тут еще надо обратить внимание, что Катерина Ивановна в этом мире Дмитрия тут же стала звездой. Его никто не ждал, а ее ждали и заранее боготворили! Денег за ней нет, это Митенька первым делом проверил, поэтому решил, чтоб она больше на него губки не надувала, когда ему вздумается над ней покуражиться.

Есть еще жуткая сцена, как пытается застрелиться отец Кати, когда узнает, что купец, которому он дал в рост казенные деньги, его попросту кинул. К нему бросается старшая дочь Агафья, и ружье стреляет в потолок...

А Дмитрий как раз тогда... получил от отца шесть тысяч! И еще не успел их прокутить. И он сам предложил покрыть растрату ее отца, если Катерина Ивановна придет за ними «лично».

А с предложением поспешил, потому что из-за этой попытки застрелиться все были в курсе затруднений семьи Верховцевых. Все знали, помочь ничем не могли. А Дмитрий имел такую возможность. И у него тут же возникло желание сломать ее, унизить и растоптать, чтобы молодая красивая девушка больше на него губки не надувала.

Она вошла и прямо глядит на меня, темные глаза смотрят решительно, дерзко даже, но в губах и около губ, вижу, есть нерешительность.

— Мне сестра сказала, что вы дадите четыре тысячи пятьсот рублей, если я приду за ними... к вам сама. Я пришла... дайте деньги!.. — не выдержала, задохлась, испугалась, голос пресекся, а концы губ и линии около губ задрожали...

Продолжение следует...

Читать по теме:

©2018 Ирина Дедюхова. Все права защищены.

32e96ea8bb23b6681436ae80362bbd96

Комментарии (5) на “Правовые вопросы. Часть V”

  1. Evdokiya:

    Чарнота с его тараканами — это как раз Митенька в Америке!

    А ведь и у Алова и Наумова и у Пырьева их играет один актер Михаил Ульянов… Неужели случайное совпадение?

  2. Evdokiya:

    Ирина Анатольевна, а к какому Александру Ивановичу Вы напрямую обращаетесь? Думаю, что это все же не Куприн. Может Бастрыкин?

    • Ну, конечно, к Бастрыкину! Он же решил, как это славно и замечательно будет на приличных женщин с прибором, а любовь-уважение к шлюхам вышибать под угрозой уголовного наказания. Потом выяснилось, что сами давно шестерками на посылках у бандюганов, в чем никто и не сомневался.
      И к нему, потому что он задницу в писатели мостил. Решил и тут ни за что не отвечать, потребовав с меня ответа со своими срамными держимордами. А писатели вначале должны обвинительное заключение писать научиться. И экспертизы не подделывать. Тьфу!

    • agk:

      Я не помнил, как Бастрыкина зовут по И.О. Думал Ирина Анатольевна к кому-то из местных, которые на букву гэ, обращается. Там ведь тоже есть красавчеги, которым можно адресовать подобные вопросы.

  3. agk:

    Это удар молнии. Не нахожу слов, чтобы выразить восторг.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Календарь вебинаров
Архивы
  • 2018 (64)
  • 2017 (87)
  • 2016 (103)
  • 2015 (90)
  • 2014 (68)
  • 2013 (69)
  • 2012 (78)
  • 2011 (71)
  • 2010 (91)
  • 2009 (114)
  • 2008 (58)
  • 2007 (33)
  • 2006 (27)
  • 2005 (21)
  • 2004 (28)
  • 2003 (22)
Авторизация