Человеки в футлярах. Часть IV

 Сегодняшние человеки в футлярах в точности так же, как чеховский Беликов, стремятся влезть со своим уставом в каждый дом, создавая себе футляры из понятий, которые всегда составляли смысл жизни в России - дом, семья, правосудие, управление, государство, да и само слово "Россия".

На наших глазах каждый предмет закономерной гордости в их руках предстает в виде футляра достаточно отвратительных человеческих качеств, которые раньше было не принято выставлять напоказ.

...Что, к примеру, может быть нравственного или элементарно достойного уважения в способах приобретения и вывода средств на Кипр? Ничего. Ведь и само стяжательство, как и ростовщичество, пусть даже в рамках абсолютно законных способов существования в качестве финансового механизма, - выявляют не лучшие стороны человеческой души. Но когда вывод капиталов из России является основной макроэкономической проблемой, требующей иных механизмов финансового регулирования и давно назревших мер юридической и экономической санации внутренней жизни, то перечисленный давеча списочек направлений "научной" деятельности ученых, которые с легкостью могут сбежать в Париж с пафосным намеком на собственную "прогрессивность"... вызывает тяжелое чувство меланхолии.

Сегодня оно стало настолько привычным по любому поводу, что воспринимается совершенно иначе, нежели в античные времена, когда было введено в обиход. Тогда к этому чувству относились вполне серьезно, понимая, что оно мешает жить и органично воспринимать сущее. Это душевная тяжесть, которая дает знать, что общество давно живет не по божеским законам.

Термин был предложен ещё в древности «отцом медицины», греческим врачом Гиппократом. Нынче, когда принято все сводить к микроуровню, объясняя, что человек сам виноват, раз испытывает подобные чувства, обычно поясняют, будто "...слово переводится с греческого как «чёрная желчь». На протяжении столетий причиной меланхолии считался избыток в организме этой жидкости". Хотя это уже изначально тревожно, поскольку рвота с темными желчными сгустками была признаком тяжелого отравления. А раньше люди питались более здоровой пищей, они не употребляли в таких количествах консерванты, нитраты, пищевые красители и разного рода "добавки".

Поэтому... некоторый "избыток жидкости" черного цвета в рвотных массах в качестве "меланхолии", согласитесь, сам по себе вызывает... некоторую опаску.

Меланхо́лия происходит от древнегреческого слова μελανχολία «меланхолия», состоящего из μέλας «чёрный, тёмный» и χολή «желчь; гнев», то есть может быт переведено и как "черная желчь" и как "темный гнев".

Сейчас очень много рассуждают о том, что у нас в расхожем общении употребляется иная языковая среда, не среда Пушкина или Гоголя. Мы непременно поговорим на эту тему, поскольку наши лингвисты не оставляют попыток навязаться с распилом бюджетных средств на пресловутую "реформу русского языка". Да и будет еще время понаблюдать, кто кого в результате "отформатирует".

Сейчас достаточно понять, что и после Пушкина и Гоголя языковая среда сильно поменялась, поскольку они сами приложили огромные усилия к ее изменению. Но говорить, будто прежние более архаические языковые среды куда-то исчезают, могут лишь филологи, обуянные жаждой наживы и стяжательства. Они все имеются в полном комплекте и прежних версиях прямо в человеческой душе. Утверждать обратное могут лишь весьма ограниченные люди. Мы отлично понимаем и Гаврилу Державина, и Пушкина. Ну, может быть, с некоторыми понятными допущениями.

Вот я прошу прислушаться к слову "меланхолия" - как оно бы прозвучало при Александре Сергеевиче Пушкине... Слышите? Там к нему очень серьезное отношение. А сейчас прислушайтесь к нему, как оно звучит уже в нашей жизни, в нашей языковой среде. Разница есть, правда?

Энциклопедическое пояснение "в русской терминологии «хандра, мрачное помешательство»" — звучит архаично, мы понимаем, что так к меланхолии относились до революции, когда обществу объяснили, что у него есть куда более важные задачи, нежели душевное состояние каких-то слабых и "несознательных". Но тогда хоть "переходный период" объявлялся к "светлому будущему", а нынче... куда?

Если господин Гуриев, после обнаучивания "переходного периода" как "экономики развития" сбегает в Париж, сам-то отнюдь не желая "развиваться" подобным образом, - так всем остальным представляется подходящий случай впасть в меланхолию. Совершенно очевидно, что сам господин Гуриев сбежал в Париж в меланхолии, понимая, что это чувство мешает ему радоваться жизни.

Это случай, когда говорят: "Не от хорошей жизни", т.е. чувство меланхолии - вообще-то реакция организма на противоестественные условия, несовместимые с самой жизнью.

И действительно, далее мы читаем, что на русском меланхолия - это "термин, обозначавший до начала XX века один из видов психических расстройств, приводящих к неприятным, болезненным душевным мучениям". Как видим, меланхолия воспринимается весьма серьезно, это душевная мука, вызывающая почти физическую боль, приводящая к психическому расстройству.

Но всем желающим покуражиться с уже привычным штампом о "дурке", "канальчиковой даче", "психушке" и прочем, следует прислушаться к глумливому ерническому тону, чтобы понять, насколько этот тон не соответствует человеческому духовному началу. Мы слышим совершенно иной отзвук отношения к душевным страданиям человека. Надо же понимать, что это объяснение меланхолии возникло в обществе, не прошедшем через кафедры "научного атеизма", когда демонстрировать цинизм и отсутствие внутренней культуры считалось недопустимым. А уж тем более, проявлять насмешку и презрение к людям, испытывающим такую душевную боль. Не говоря о том, чтобы намеренно стараться ее причинить.

Мы понимаем, что человеки в футлярах вдруг начали рядиться не в калоши с зонтиком, а в "интересы трящего класса", в "пользу гражданского общества", закономерно меняя и языковую среду. Здесь используются чуждые приемы, которые внесены как раз с Запада. Ведь испытываемая сегодня духовная несвобода, тяжелое чувство меланхолии - вызываются пониманием, что нам навязываются чисто советские приемы подавления личности, но... уже без всяких достойных перспектив в будущем, а главное - без каких-либо социальных гарантий и возможностей развития.

Учение Маркса, использовавшееся в России в качестве узды человеческому сознанию (мол, за тебя гении все придумали, законспектируй и заткнись!), прилично отравившее жизни многим поколениям, - это ведь не что-то "органичное" в русской языковой среде. Потому столько зверств при его укоренении, а главное - столько неологизмов в Великом и Могучем.

Энциклопедическое описание всех видов и проявлений меланхолии (так, как она понималась на Западе в XVII веке) - уже очень далеко от древнегреческого источника. Оно приведено в объёмном трактате Роберта Бёртона «Анатомия меланхолии» (1621). И там рефреном уже звучит... обвинение  человеку, который со своими мыслями и чувствами не может вписаться в общество, все дальше отходящее от религиозных (не говоря о нравственности) основ.

Заметим, этот трактат возникает в период, отмеченный в  западной литературы, как бесчеловечный, циничный, абсолютно аморальный. При этом не стоит все эти "завоевания" западной цивилизации без всяких поправок распространять на Россию, где подобное навязывание всегда воспринималось крайне болезненно.

А сегодня «меланхолией» уже и вовсе называют "просто грустное, унылое настроение". Весьма характерно, не правда ли? Мы понимаем, что меланхолия становится чем-то обыденным и привычным, куда более естественным, чем радость жизни. И это... безбожно!

Далее мы читаем в духе жестко форматируемой языковой среды, что "...в настоящее время вместо понятия «меланхолия» в медицинских целях используется термин «депрессия»". И уже сразу рождает подтекст, окончательно уничтожающий первоначальный античный смысл этого слова, в котором звучит не только презрительная, но и мстительная нотка - "сам виноват". Дальше уже сразу в наших реалиях напрашивается - "молчать надо было!", хотя именно замкнутость, боязнь/нежелание  выразить свои мысли чувства - первый устойчивый признак депрессии.

... Вообще подобная подмена понятий, попытки формировать языковую среду методами, коренным образом отличающимися от методов Пушкина и Гоголя (созданием художественного образа и вовлечение каждого в участие в "эстетической триаде"), - достаточно коварно отражается в языковой среде.

Спрашивается, а почему люди, ратующие о "чистоте языка", раньше-то молчали по поводу "экспроприаторов", "пролетариата" и "коммунизма"? Или непонятно, какой вред нанесли эти неологизмы? Почему они не разобрали нравственную основу "почти русского" понятия "эффективный собственник"? Почему не вынесли на суд общественности античный смысл навязшего на зубах неологизма "олигарх"?..

Но ведь всем лингвистам была дана отличная возможность убедиться в том, что Ленин с его "правом нации на самоопределение" - занимался, мягко говоря, не созидательной, а разрушительной деятельностью. И аналогичные спекуляции лишь свидетельствуют, что мы имеем дело с государственным преступлением. Ведь лучше всего подобные "права наций" отражает языковая среда.

Если, простите, на украинском языке можно невероятно смешно шутить, но невозможно вести государственную деятельность и описать инструкции персонала атомной станции, - тут ведь возникает вопрос не только к штампу "народ сам этого захотел", но и к самому "праву наций". Прежде всего, кто это захотел за новоявленную "нацию" подобной расчлененки?.. А сколько потом вопросов возникает... Стоило ли проливать столько крови, чтобы конкретные, ничем не проявившие себя граждане на государственном поприще - вдруг получили личную "державу" да еще под "научную подливку".

Отсюда и все последующие попытки отформатировать удобным образом языковую среду, заверения, будто в русском языке есть специальные "уголовные слова", произнесение которых... является чуть ли не магическим обрядом (не шучу, все изыскания на счет "экстремизма" вытекают из американской низкопробной книжонки "Магия слова", как все поняли, псевдонаучной).

Отсюда борьба против русского языка в бывших советских республиках. Поскольку родной язык вовсе не был готов к такому государственному перевороту, он вообще не был на момент переворота языком сложившейся нации.

При этом отчего-то никто "не обратил внимание" на характерную сцену в "Днях Трубиных" Михаила Афанасьевича Булгакова в приемной гетмана, когда офицер не может объяснить на украинском элементарное в сложной военной обстановке: "Думаю... думоваю..." И окрик на эту околесицу, коверкающую язык: "Говорите по-русски!"

А сколько произведений было написано о том, как в условиях ленинской "расчлененки" во власть полез кто попало, какие страдания это вызывало у граждан, не имевших подобных амбиций.

Разве не аналогичное происходит и сейчас? Во власть можно попасть непрозрачным путем, можно быть оттуда изгнанным, а после делать карьеру в качестве "оппозиционера". Но при этом к населению предъявляются нравственные претензии по нежеланию воспринимать массу отчаявшихся людей, мигрирующих против своей воли, - в качестве части нации за счет окончательного ущемления своих прав? Само наличие мигрантов отчего-то не заставляет задуматься об аморальности разрушения единого государства и созданной гуманитарной катастрофы. Не говоря уж о всех последствиях такой "демографической политики".

...Чувство меланхолии вызвало неспособность внятно объяснить, каким государственным, научным и практическим функциям вдруг перестал удовлетворять русский язык, чтобы на ровном месте начинать вой о необходимости бюджетного финансирования на его реформу. Опять "переходный путь" в никуда. Но ведь сама языковая среда всем тут же подсказывает: "Это чтобы никто на русском не говорил, чтоб вообще читать на русском бросили!"

Сразу же скажу, что это уже невозможно. Мы уже пользуемся ожившим русским языком, наполненном современными образами. Как я говорила, вообще достаточно пяти человек, почувствовавших живое, воспринявших это признаком ожившей языковой среды и?.. И полностью ее переформатировать!

Возникли новые общественные стереотипы, поэтому так говорят и думают даже те, кто не привык задумываться ни о чем, кроме собственного благополучия.

Ах, кто-то поморщится - "она опять о себе!" Мол, как бы напоминаю, что все сегодняшние стереотипы, повторяемые с пафосным видом "прогрессивными деятелями" - обсуждались в этом блоге  три года назад - как невероятная крамола. Но я хочу лишний раз подчеркнуть, что та живая среда, которую мы творим вместе - она переформатирует и чужое сознание!

И о ком, простите, еще говорить, если множество поползновений против языковой среды я совершенно органично воспринимаю наездом на себя-любимую? Заметим, очередным наездом. И еще раз замечу, что на меня-то почему-то наехали в первую очередь и в новоявленных "репрессиях". Правда, отметим, что никому такие наезды особо ничем не пригодились.

И заметим, об этих наездах приходилось помалкивать... впадая в черную депрессию, верно? Поскольку языковая среда это тут же в себя включила сделанные выводы, а с ними многое другое полетело вверх тормашками.

Нет, я прошу вспомнить ернические замечания о том, что "подавляющее большинство" будет думать иначе, будет плевать на меня и постараться заткнуть, поэтому это они будут иметь свое будущее.  Щазз! В будущем прямо в их голове русский язык предложит общепринятые готовые формулировки - тот образ мыслей, который определяют... ага, единицы.

Матлингвистику надо было лучше изучать некоторым! Ну, и понимать, что после того, как я сделала шаг на эту галеру, то ведь и за мной присматривают, не без этого. И уж вовсе не имею в виду наших слухачей и профессиональных доносчиков, опустившихся до книжонок типа "Магии слова".

Этим неинициированным, абсолютно беспомощным людям, чей удел - молчание жующих челюстей и темная пропасть забвения при жизни, хочется самим отформатировать языковую среду! Но они не понимают, как это работает. Это действительно ... особая среда. Здесь от маячка распространяются волны, а от пустого места... не распространяются. А каждому пустому месту хочется распространиться и увековечиться, только на фоне прежних маяков Пушкина и Гоголя, которые дарят нас светом издалека - их "распространение" больше похоже на чиркание отсыревшими спичками.

Здесь стоит лишь одному создать образ, а пяти другим сделать над собой усилие и замкнуть эстетическую триаду - все, включая высшую иерархию, думать на русском иначе уже не смогут. Попытаются, конечно, но при этом выглядеть будут на редкость глупо и одиозно. Случай - "перед всем миром позориться".

* * *

Предлагая сегодня очередной фильм с Паолой Волковой по гравюре Дюрера "Меланхолия", хочу обратить внимание, что главная мысль этой гравюры осталась за кадром. Фильм опять интересен искусствоведческим подходом, общепринятым толкованием очень сложного аллегорического изображения.

Но попробуйте задаться вопросом: "А в чем же тогда... меланхолия?" Паола Волкова отвечает на это изречением Екклесиаста "многие знания - многие печали", как бы отказывая Дюреру в нравственном восприятии действительности.

Простите, это все без исключения картины Босха можно наименовать "Меланхолия" без какой-либо утраты заложенного в них смысла, а сверху присовокупить "многие печали" от Екклесиаста. Посмотрите этот фильм не столько во внутреннем монологе, сколько в языковой среде нашего абсолютно замечательно языка, который поведет вас за руку, вдруг сам расставит акценты, подскажет то, о чем сама искусствовед не догадывается.

Почему? Потому что многие искусствоведы, растолковывая подобные зашифрованные аллегорические изображения, считают себя чуточку выше Мастера. Даже ее замечание об "анонимности" Мастера - говорит о том... ну, сейчас все посмотрите сами и подумаете... на русском.

Понятно, что дама искренне восхищена этой гравюрой и даже разъяснила  некоторые ее детали. Но, во-первых, не все. А, во-вторых, основные вопросы-то остаются.

Если до марксизма-ленинизма никто не выделял отдельную касту "думательщиков", а в основе любого гения лежал труд - как важнейший источник познания, то почему сегодня у нас все эти три ипостаси разделены? Или Паола Волкова считает, что между ними у Дюрера нет связи в его жизни? Типа ножками ремесла попрал и впал в меланхолию?..

Дюрера у нас, конечно не имеется. И когда все искусствоведы в голос уверяют, что Дюрер изобразил себя в виде женоподобного существа с крылышками... чувствуешь неловкость. Спрашивается, а я-то здесь при чем-с? Интересно, думаешь, а почему его другие оценили? Не на русском им тоже намекали, будто этот аллегорический образ меланхолии - всего лишь автопортрет Дюрера и более ни к кому отношения не имеет?

Но, прежде чем найти ответ на этот вопрос, прочтем очередную цитату про давешнего нашего гения современности, потрясшего побегом до города Парижа.

Вопросы справедливые. Налицо явное несоответствие: судя по воплям плакальщиков, эмигрант являлся чуть ли не спасителем России, однако о его подвигах людям ничего не известно. Если Гуриев был солью земли и основой основ – где же плоды его могучей деятельности? Судя по нынешней работе правительства, да и по состоянию экономики в целом, тут одно из двух: либо Гуриев со всей своей РЭШ работал из рук вон плохо, либо не работал вообще.

Если сбежавший гений, состоя в Открытом правительстве при Дмитрии Медведеве, «доэкспертничался» до стагнации российской экономики, то к чему все эти славицы? Если же он, напротив, являл собой образец «академического учёного, а не практика», как теперь любят заявлять его почитатели, тогда причины вселенского стона можно объяснить лишь одним: Гуриев был в экономическом истеблишменте человеком особым, чья компетенция выходила далеко за рамки ректорства в заведении под названием «РЭШ», чьи связи и неформальное влияние таинственными сетями опутывали весь привилегированный слой «болотной» движухи: от фрондирующего «экспертного сообщества» до верхов исполнительной власти.

Масла в огонь подлил политолог Сергей Марков, который назвал Гуриева «серым кардиналом антипутинской части медведевской команды», «интеллектуальным центром этой группировки, разработавшей и реализовывавшей проект замены Путина более подконтрольным политиком» и, наконец, «каналом связи этой группы с мировой олигархией». По словам Маркова, «отставка Гуриева может в перспективе ударить в самое сердце медведевской команды, что приведёт к её ликвидации, демонтажу в её нынешнем виде как либеральной альтернативы».

Выходит, эмигрант Гуриев дорог стенающим господам не каким-то вкладом в российскую экономику, а совсем иной своей ролью – ролью «медиатора» между разнообразными околовластными группировками либеральной ориентации? Похоже на то. Если внимательнее приглядеться к тому, чем занимался Гуриев, помимо протирания штанов в Открытом правительстве, всплывёт много неожиданных деталей.

К примеру, именно Гуриев, вместе с неким Олегом Цывинским, в рамках разработанной ими программы «Баланс России», отправили на учёбу в Йель небезызвестного Алексея Навального. Цель у данной программы амбициозная: «обучение новой элиты России, которая в скором времени сможет управлять страной». Вот только подобное «обучение» отчего-то завязано на иностранные учебные заведения.

Впоследствии Гуриев признавался, что спонсировал навальновский «фонд борьбы с коррупцией», то есть, говоря проще, давал денег на борьбу с тем самым «режимом», на который он должен был работать в рамках своего официального статуса. Как полагают некоторые наблюдатели, истинная роль Гуриева сводилась не к каким-то «экспертизам», а к кадровому вопросу: дескать, он продвигал на ключевые посты российской экономической иерархии «правильных ребят» и прилагал все силы, чтобы не допустить на эти места «случайных людей».

Определить, кто «свой», а кто «чужой», г-н Гуриев умел безошибочно, недаром он до сих пор заседает в добром десятке фондов, в которых за версту видны уши западных политических структур. В частности, Сергей Маратович является председателем совета фонда «Династия» (среди других членов совета замечены Аркадий Дворкович, Евгений Ясин, а также «частный инвестор» Борис Зимин, отметившийся своими «инвестициями» в Навального), в числе партнёров которого – «Британский совет в России» и соросовский «ДДФ фаундейшн».

Кроме того, Гуриев является сотрудником Центра исследований экономической политики (Лондон), членом Научного совета мозгового центра института BRUEGEL (Брюссель) и Консультативного совета Института международной экономики имени Петерсона (Вашингтон). Числится он и экспертом в американском фонде CSIS Збигнева Бжезинского, злейшего врага России. Не слишком ли много иностранных связей для человека, «пестующего будущую элиту страны»?

 А вот этот человек у нас тоже практически гений, ни разу в жизни такой меланхолии не ощущал, но прокатиться в Париж тоже не прочь.
Аркадий Дворкович в среду встретится с Сергеем Гуриевым
Фото ИТАР-ТАСС
 ПАРИЖ, 11 июня. /Спец.корр.ИТАР-ТАСС Александра Прокопенко/. Вице-премьер РФ Аркадий Дворкович в среду встретится с бывшим ректором РЭШ Сергеем Гуриевым, объявившем об отъезде из РФ по политическим причинам.

"Надеюсь, завтра утром мы встретимся и еще раз обсудим эту тему, - сказал он журналистам. - Мы продолжим заниматься совместным проектом по развитию РЭШ. Надеюсь, его решение не повлияет отрицательно на реализацию этого проекта". Зампред правительства напомнил, что он давно знаком с Гуриевым и даже учился с его супругой Екатериной Журавской (также живущей в Париже). Дворкович подчеркнул, что он "не осуждает" решение Гуриева. "Это невозможно", - добавил он.

Вместе с тем вице-премьер заявил, что он сожалеет о решении экономиста, "но у каждого свои обстоятельства". Он добавил, что Гуриев блестяще работал в качестве ректора РЭШ. "Считаю ее /РЭШ/ лучшим экономическим вузом в стране", - уточнил вице-премьер.

Он не осуждает, входит в положение, а главное - не проявляет никаких сомнений и меланхолии по поводу "проектов"....

Вот два портрета! Если гений с крыльями, равнодушно относящийся к двум брошенному кошелькам (У него два кошелька, а не один! И еще ключи от дома, где деньги лежат!) - впадает в такую меланхолию, то, согласитесь, страшно, когда по поводу бегства соотечественника мы встречаем от государственного деятеля столь непробиваемый "оптимизм"... на грани с настоящим безумием. Куда до него скорбному "безумию" меланхолика! Мы понимаем, что господину Дворковичу ни капли не стыдно за своего соратника по "проектам". А где нет стыда, там нет места и гению.

На гравюре изображен не сам Дюрер, конечно. Это состояние свойственно любому человеку, переживающему так называемое "Время Сатурна" (в древнегреческой мифологии - Аида). Это черное время, когда кажется, что все труды были выполнены напрасно, что все потеряно, а вместо светила - комета, находящаяся в "доме Сатурна".

Это тяжелое время раздумий над тщетностью человеческих усилий, над краткостью бытия... Вы никогда не слышали, что больше всего людей при кораблекрушениях тонет в момент, когда помощь уже близка, ее видят на горизонте... а силы оставляют человека, и он уходит под воду. На гравюре изображен момент, когда наш добрый гений грустит, у нее иссякли аргументы призывать нас к борьбе, жизни, к познанию...

Сделано очень много! Один шаг отделяет от прорыва, а накатывает тяжелая усталость, и ничего не держит в жизни. Над Аидовой кометой радуга, но это момент, когда "не мил белый свет" - все страхи объединились в мерзкое, но ничтожное на фоне картины бытия чудовище. Все искусствоведы отчего-то считают, будто это - летучая мышь. У них потрясающее художественное воображение. Это - "страхи во тьме приходящие", их воплощение! Они страшные и отвратительные, но... они ничтожны! Стоит их прогнать - исчезнет меланхолия.

Лежащую собаку здесь всегда истолковывают на редкость чудесно. Мне кажется, такое могли написать лишь люди, никогда не испытавшие собачьей любви, которая всегда совершенно бесплатна! А сколько радости приносит улыбающаяся собачья морда!

Свернувшаяся калачиком собака — символ меланхоликов, потому что собаки часто болели бешенством, а меланхолический человек, считалось, находился на грани безумия.

Конечно, а человеки в футлярах меланхолией не страдают! Даже если у них сотоварищ по проектам в Париж сбегает, они отлично знают, что с ними все будет в ажуре. Они же умеют прогнуться перед начальством, кстати за локоток придержать, вставить "проверенную временем истину"... На самом деле, основной "проект" в их жизни - они сами, их личные физиологические потребности. Им все равно, какие проекты сорвутся у нас от их бурного прожектирования. Им безумие не страшно, у них и ума нет, пускай другие с ума сходят.

Но все же собаку Дюрер не стал бы  таким сложным способом выгравировывать на меди - всего лишь, чтобы предупредить нас о грозящем всем меланхоликам бешенстве. Вы же понимаете, что это глупость. Собака олицетворяет связь человека с природой, со всем сущим. Она плохо покормлена, человек, чей гений сидит без дела с сердитым лицом, настолько погружен в свою меланхолию, что забросил собаку, свое отражение в природе. Собака грустит, потому что ее хозяину плохо, а не потому, что она может заболеть бешенством.

Помните фразу "Чем больше узнаю людей, тем больше люблю собак!"? Она куда ближе к смыслу фигурки этой грустной борзой, свернувшейся калачиком. Ее хозяин не только разуверился в людях, но и забыл самого себя, потому что собака - это повторение натуры человека, которого любит.

Борзая - как аллегория быстроты мысли, полета фантазии... Борзая и в жизни требует движения, совместных прогулок рысцой. Но шерсть свалялась, ребра наружу, ключи от всех дверей валяются рядом с кошельками... время остановилось на середине.

Дюрер сделал эту чудесную гравюру, чтобы мы поняли, как важны всему мирозданию успехи каждого! Кошельки-то вовсе не пустые! Надо бороться, невзирая ни на что, надо двигаться - и все воздастся!   Рядом с каждым грустит гений, в ожидании, когда же ему будет позволено воспарить, развернув крылья!

Да, путь познания нелегкий! Но, прежде всего, потому, что человек имеет свободный выбор. Ну, и он не знает свое предназначение точно. Знает, конечно, но зачастую не верит себе, голосу собственной души, зато всегда готов поверить человекам в футлярах.

Бодрствуй, иначе впадешь в леность и забвение... Памятуй, что ты должен  выполнить  миссию,  которую  Провидение  назначило  тебе. Когда  наступит  время,  оно  откроет  тебе  глаза  и  направит  по нужному  пути. Будь  всегда  к  этому  готов... Внимательно  прислушивайся, и ты услышишь, когда прозвучит призыв!..

Это  смысл пребывания любого светила в доме Сатурна. Так в древних астрологических книгах растолковывался смысл "Времени Сатурна". Рано или поздно у каждого светила будет точка прохождения в этом доме, наполненном печалью, "Memento mori". И печаль, которую несет в себе эта планета - надо направить на покаяние, осознания своих ошибок и того, что, совершая некоторые из них, связанные с нарушенем Заповедей, - мы в нашем лице унижаем Лик Господень.

... У каждого из нас есть миссия, выполнить которую мы можем по принципу - "закрой глаза и делай!" Меланхолия - это остановка на полпути, это смертная печаль перед самым спасением! Это возобладавшие над нами страхи, не дающие расправить крылья и прорваться к радуге!

По представлениям древних, радуга соединяла небо и землю, поэтому с оформлением олимпийской мифологии Ирида считалась посредницей между богами и людьми. В отличие от Гермеса, Ирида выполняла приказания Зевса и Геры, не проявляя собственной инициативы. Каноническое изображение Ириды — крылатая дева (обычно сидящая рядом с Герой), держащая в руках сосуд с водой, которым она доставляла воду облакам.

В христианстве радуга символизировала прощение, пакт между Богом и человеком, знак того, что с этого момента больше не будет всемирного потопа. Всемирный судья в конце света часто изображается восседающим на радуге. В христианской символике Средневековья три главных цвета радуги толкуются как образы всемирного потопа (синий), мирового пожара (красный) и новой земли (зеленый), а семь цветов - как образы семи таинств и семи даров Святого Духа.

Радуга - это цель каждого из нас. Чтобы, пройдя свой тяжкий путь познания, совершая ошибки и осознавая их, мы смогли рассчитывать на прощение, пройдя все цвета радуги.

На жернове сидит крылатый мальчик, амурчик, приготовившийся записывать. Он не "читает книгу", он сосредоточенно ждет перед чистой доской со стилусом. Его зовут Путто, он помогает каждому, кто сделает правильный выбор.

Пу́тто, мн. ч. путти (лат. putus — маленький мальчик), Аморе́тто (букв. «Амурчик» лат. amoretto, уменьшительное от лат. amor — любовь) — образ мальчика с крыльями, встречающийся в искусстве Ренессанса и барокко. Символизирует предвестника земного или ангельского духа. Происходит из греческой и римской мифологии.

И все искусствоведы избегают упоминать о весах, которые висят у него над головой. А они - и есть единственный путь к радуге, к правильному решению, к выходу из этого тяжелого чувства темной тоски... по идеальному миру.

По сути, здесь изображено состояние человека, погрузившегося в уныние, от множества воздействий... человеков в футлярах. Можно было еще поверх выгравировать: "Достали!"

Но смысл этой маленькой фигурки Путто на жернове "все пройдет" - в том, что мир готов нам распахнуть свои объятия, стоит нам все же обратиться к нему с любовью, отключившись от созерцания самодовольства человеков в футлярах.

Продолжение следует...

©2013 Ирина Дедюхова. Все права защищены.

Читать по теме:

Комментарии (3) на “Человеки в футлярах. Часть IV”

  1. A.Egorychev:

    Как всегда бесподобно, Ирина Анатольевна. Каждый раз поражаюсь Вашему таланту раскрывать глаза на простые, казавшиеся до этого непонятными вещи.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Календарь вебинаров
Архивы
  • 2021 (2)
  • 2020 (17)
  • 2019 (45)
  • 2018 (78)
  • 2017 (87)
  • 2016 (103)
  • 2015 (90)
  • 2014 (68)
  • 2013 (71)
  • 2012 (78)
  • 2011 (71)
  • 2010 (91)
  • 2009 (114)
  • 2008 (58)
  • 2007 (33)
  • 2006 (27)
  • 2005 (21)
  • 2004 (28)
  • 2003 (22)
Авторизация