Синопсис романа. Часть I

Любое преступление оставляет следы, а любое уголовное преступление - экономические следы и прямые улики. Именно поэтому и раскрываемость преступлений раньше, когда не было такой мощной научной базы судебной экспертизы, которая имеется сейчас, - была намного выше. Было бы желание!

И хотя сейчас можно по микронным частицам определить ДНК преступника, - а раскрываемость преступлений куда ниже, чем у прославленного Агатой Кристи Эркюля Пуаро, который просто наблюдал человеческие отношения, драмы отдельных людей, решивших преступить черту.

Полагаю, все это связано с тем, что как ни пыжатся наши "русские Агаты Кристи", а не получается у них запечатлеть реальный образ нашей правоохранительной системы в масштабной форме большой русской прозы.

И чтобы как-то усилить читательский интерес к чтению... гм... не только в местах, так зать, уединенных, придется, наверно, опять все делать самой. Все же необходимо пробудить менее практический интерес к книге, с горечью описанный Честерфилдом сыну: "Они покупают дешевое издание Горация, вырывают из него страницы две и уносят их с собою в нужник, где сначала читают, а потом уже приносят в жертву Клоацине..."

* * *

Как правило, истории с прославленным детективом Пуаро всегда заканчиваются общими посиделками некого "круга лиц", своеобразной микромоделью человеческого общества, когда люди этого круга почти без участия Эркюля Пуаро вдруг понимают, кто из них должен навсегда его покинуть, оказавшись вычеркнутым из состава "приличных людей".

Больше всего в этих почти бытовых детективных историях захватывает точно выверенные мотивации тех, кто решает, что его личные проблемы - намного выше жизни ближнего, а при определенных обстоятельствах ему "ничо ни будит" и за поступки, далеко заходящие за грань обычных норм, которыми руководствуются "обычные люди". Поэтому и у читателя всегда есть повод задуматься, что же ему самому помогает удержаться в границах человеческого отношения к ближнему?..

Как правило, выясняется, что большинство из нас никого не убивало, не грабило и не истязало... не только по причине природной склонности к лени, в виду отсутствия предпринимательской жилки или просто назло всем. Некоторые просто желают оставаться читателями, а не героями детективных романов и криминальной хроники.

Но ведь у нас есть узкая прослойка людей, которые рассчитывают, что уж о них-то никто не посмеет написать детективного романа с лихо закрученным сюжетом! В крайнем случае, они сами о себе напишут, что решат сообщить обществу о своей "социальной группе".  Сами потом киношку по роману закажут и ни с кем баблом не поделятся.

А согласитесь, в этом случае никакой справедливостью даже не пахнет. Ясно, что роман о прокурорах и следователях должен писать совершенно посторонний человек, но... имевший с ними некоторые... гм... контакты. Вот и я думаю, а не тряхнуть ли мне "порохом в пороховницах" и не написать ли мне детективный роман по сюжету, который так и просится увековечиться? Понятно, что как писатель, я ж не могу воспринимать все один к одному. Не мемуары пишу все же. И не надзорную жалобу, а роман, требующий от писателя заглянуть в самую суть вещей.

* * *

Роман - это такое аллегорическое повествование о вечной борьбе доброго и... недоброго начала в одном человеке. Дотошное исследование литературного образа методами крупной прозы позволяет раскрыть все оттенки личности, процесс ее развития, становления или перерождения. Какое же начало из двух наших половинок возьмет верх?..

Вот не хотела я связываться с этими джидаями, не хотела! Если честно, они вообще мне вообще всю творческую биографию испортили. Как только начинаешь высокую патетическую тему, так непонятно откуда вылезают эти джидаи.

Второй-то воин-джидай был, конечно, евреем. Так уж получается, что если взять двух джидаев, один из них обязательно окажется евреем. Звали его Лев Михайлович Рудинштерн, а того подлеца — просто Васька Корейкин. Ну, известно, что джидаи на задания Великого Магистра парами выезжают. Там же надо спина к спине драться! Долго притираются друг к другу, говорят. Сам Лев Михайлович ни за что бы возле этого Васьки отираться не стал, но это из ему вредности диспетчер-джидайка Комарова Татьяна Сергеевна удружила. Поставила к нему Корейкина в пару и говорит: «Вот тебе, Левушка, за нас с тобой! Помни теперь меня вечно!»

Можете вообще не обращать внимания на то, что там в конце несет на английском воин-джидай Лева Рудинштерн, воплотивший, наконец, пламенную мечту своей мамы, которая видела будущее сына только в качестве музыканта. На худой конец, Лева, согласно ее планам, мог стать только великим математиком. Но уж точно не воином-джидаем.

Мама у него хорошая была. Все просила Льва Михайловича стать скрипачом или математиком. Но в джидаях тогда хорошо дополнительные отсеки давали на центральных платформах, швыдроглотов еще выдавали, сапоги, ну и пайку дополнительную.

Недавно Лев Михайлович вместе с Васей Корейкиным открыли свой сайт джидайского музыкального творчества. Новый закон о "вредоносных сайтах" их нисколько не пугает. Борьбу со злом при помощи электронной виолончели Вася и Лева считают самым мужским делом, достойным любого воина-джидая. А вот электронные скрипочки их совершенно не прельщают, так как джидайский смычок сразу же их режет пополам.

Скромное и посильное участие в съемках лорда Дарта Вейдера, как бы олицетворяющего Темную силу, на которую могут встать некоторые герои нашего романа,  - мы оговорили еще месяц назад! Но вообще-то мы договаривались, что он будет стоять тихо на заднем плане и угрожающе сипеть на Леву. Как бы всем своим видом олицетворяя это самое и заранее предупреждая всех прокуроров в частности и правоохранителей вообще, что ничего хорошего их на Темной стороне не ждет. Напялят ночной горшок на голову и заставят хрюкать при первом свисте.

А то, что он там отколол... признаюсь, сама не ожидала. Но для всех заинтересованных лиц заранее заявляю, что его соло на аккордеоне меня тоже возмутило до глубины души. И хотя я не какой-нибудь Чак Норрис, но на всякий случай я написала на их сайте несколько гневных комментариев по этому поводу и из-за того, что на сцену несколько раз вылезала тролльчиха Васьки Корейкина. Мы об этом вообще не договаривались. Нет, ее только оттуда стащат, а она опять лезет и лезет!

Ну, все, кажется с балансами сил разобрались, лирическое отступление о темной стороне сделали. Если уж это никого из правоохранителей не удержит от коррупции и нарушения УПК РФ... тогда что?.. В любом случае, Вася и Лева заверили меня, что они сделали все, что смогли.

* * *

Представим себе стареющую даму из районной прокуратуры, которая вдруг понимает, что настал ее час. Она уж было смирилась, что так и будет  до самой смерти тихо разлагаться под началом вновь назначенного молодого прокурора района, а тут произошло следующее.

Накануне дня рождения любимой супруги ее начальник, движимый исключительно высокими категориями семейных ценностей, взял и позвонил одному подследственному, намекая как бы аллегорически, что хорошо бы ему подарить любимой жене BMW X5.

Тот даже поначалу не понял. Подумал даже, что прокурор района проявляет как бы заботу о его семейных взаимоотношениях. Поэтому начальнику нашей героини пришлось практически открытым текстом по телефону объяснить, что после такого подарка его жене, сразу исчезнет множество проблем с законом у этого гражданина. И если сами собой рассосуться разные проблемы с закрытием дел и прекращением разного рода следственных заморочек, то всегда ведь можно и о своей жене подумать... столь же заботливо и великодушно.

Надо сказать, что повествование наше разворачивается в сложный судьбоносный момент накануне разделения следственных органов и самое прокуратуры. Пока, значит, они еще в одной связке, поэтому еще можно при таком тесном взаимодействии - принять в качестве подарков  катер Monterey 290 CR, автомобиль Bentley и не один десяток пачек с «портретами американских президентов» - на общую сумму всего-то около $4 млн.

И кто же знал, что этот гад все пишет прямо на телефон, а потом выкладывает в сети Интернет со всякими похабными комментариями...

А надо сказать, что наша прокурорша тоже неоднократно к этому мерзавцу подъезжала в салон, так там тоже нарочно не оказывалось ее размера! Для всех других, кто за деньги покупал, там всегда все размеры имелись, но стоило поинтересоваться "модельным рядом" кому-то из районной прокуратуры, так никогда их размеров не оказывалось. Все продавщицы смотрели при этом в сторону, пытаясь шепотом намекнуть, что "нынче не 90-е!" Достали уже с этими 90-ми!

Вот и получилось, что у всего руководящего прокурорского состава, который после заливки этого и других роликов на Ю-Туб - дружно лег в кардиологию, - оказались какие-то подарки от этого негодяя. А именно нашей героине он никогда ничего не дарил, представляете? Она даже ему позвонить уже хотела на счет размеров в его салоне, но решила сделать это после того, как ее начальник день рождения супруги отметит. Все-таки должна же быть какая-то  суббординация.

В результате этого печального стечения обстоятельств, напрямую не относящихся к нашей истории, после кардиологии у ее начальника обнаружилась грыжа, потом - язва, а потом он улетел на остров Гоа проходить санаторно-курортное лечение, да так оттуда уже на работу в прокуратуру не явился. Как же она после этого возненавидела весь этот проклятый Интернет - с его Ю-Тубами, веб-кошельками, логин-паролями и интернет-магазинами!

Вначале наша героиня, оказавшись в роли и.о. прокурора района, сидела тихо, никому не звонила и подарков не просила. Жизнь начала казаться ей серой чередой неразличимых будней. Но вдруг до нее понемногу начинает доходить, что пока ей не прислали нового молодого прокурора, она и сама имеет неплохие шансы стать "хозяйкой правосудия" центрального и вполне престижного района крупного отечественного мегаполиса.

Ей лишь оставалось самой пережить "внеочередную переаттестацию", намеченную в честь переименования милиции в полицию, а также помочь ее пережить одному милому молодому человеку, работавшему в следственном отделе. На склоне лет наша героиня испытывала нежную привязанность к этому следователю, возникшую под действием неумеренного употребления алкоголя на одном из корпоративов, посвященных профессиональному празднику…

* * *

...И тут как бы в романе делается такой небольшой экскурс в недавнее прошлое. А в этом богатом датами и событиями прошлом был у районной прокуратуры - некий "клиент", носивший кличку "Принц". Он был вором в законе, поэтому ему нельзя было позвонить запросто на счет размеров. Но все же он иногда он преподносил всей прокуратуре и ее следственному комитету разного рода приятные сюрпризы. И прокурорша подозревала, что лично ему это ни копейки не стоило.

Ну, например, он мог снять на ночь здание оперного театра со всем реквизитом и артисточками кордебалета. И только уж потом в прокуратуре узнали, что все эти артистки доносили на них спецслужбам, записывали все разговоры и снимали на телефон прокурорские карнавалы... но тогда никто и думать не хотел о такой подлой подставе.

Все избранные правоохранители города переодевались в шикарные оперные костюмы, приглашали наиболее избранных горожан, для развлечения которых устраивали шуточные "внеочередные переаттестации" по самым жестким профессиональным критериям. Там надо было за час... совершить подвиг, короче.

И в один ненастный вечер на роль Казановы к ним пожаловал сам... даже говорить не стоит пока, потом сами все узнаете в конце. Но когда правоохранителям  вдруг объявили о необходимости срочно переименоваться, а прокуратуре - разделиться с ее следственным комитетом, прокурорша поняла, что этот высокий гость тогда пошло позавидовал их празднику жизни.

Что толку пенять на прошлое? Вот и наша героиня в целом была не в претензии, поскольку успела познакомиться на таком ночном балу с молодым следователем, переодевшимся конюшим Ригетто. Там все делали вид, будто все у них происходит не в "этой стране", где-нибудь в... Риме. И не в "наше тяжелое время", конечно. Поэтому переодевались какими-нибудь лордами, поэтами и астрологами. Молодые помощники и помощницы следователей и прокуроров переодевались фаворитами и фаворитками, чтобы, капризно надувая губки, требовать себе в подарок очередную "лошадку".

А нашей прокурорше с возрастом все сложнее становилось затягивать шнуровку корсета, и как-то незаметно для себя она перешла в разряд "статс-дам", которыми на таких карнавалах никто не интересуется, никто не дарит "лошадок" Toyota Land Cruiser. Только и оставалось, что дожидаться средней стадии опьянения присутствующих, чтобы приставать ко всем подряд: "Никто не хочет меня поцеловать?.."

Она и сама понимала, что выглядит жалко с этим дурацким бантиком на голове и серых шортиках, в которых она была похожа на старенького потрепанного мальчика. И поскольку она сама была заинтересована в том, чтобы все избранные лица на этих "римских карнавалах" как можно скорее "расслабились", она выполняла роль неизменного секунданта на всех соревнованиях "кто первым выпьет этот тазик".

А потом ей еще и панибратски кричали молоденькие лейтенанты юстиции: "Натали! Убедись в том, что его чаша пуста!" А на следующий день они делали вид, будто ничего не помнят и не понимают, о чем это она им намекает. Но в тот ненастный вечер представился случай получить более ощутимые "подарки" и дивиденды от внеочередной романтической переаттестации...

Многим, правда, не понравилось, что их высокий гость высказал желание лично "переаттестоваться" со старшим следователем Романовой, которую все ласково называли просто "Романой".

Во всем их федеральном округе не было прекраснее следователя прокуратуры. Романа была самой молодой победительницей регионального конкурса "Мисс Прокуратура", которые с размахом умели устраивать отнюдь не только в Ростове-на-Дону. Ее портреты висели на досках почета всех районных прокуратур, и даже из самой Москвы заказывали ее мраморные статуи в виде полностью обнаженной Фемиды, поскольку, как известно, система правосудия у нас совершенно открытая.

Натали втайне надеялась, что почетный гость выберет ее, однако зря надеялась, конечно. Как ей хотелось хоть на минутку вернуть молодость и красоту! Будь она на десяток лет моложе, высокий гость в атласном жабо, которое пошил себе для конкурса молодых исполнителей один тенорок из их оперы, никогда бы и не посмотре на эту "Роману".

Как же ей самой было противно смотреть, как следователь Романова начала наигранно ломаться на публику, изображая из себя наивную пастушку. Будто никто не знал, что, заслуженно гордясь своими лепными формами, она даже на официальные приемы не надевала нижнее белье, нарушая высочайший приказ... гм... одного прогрессивного деятеля нашего времени, которого уже достали эти наглые девицы в форменных юбочках, в карьеристских целях являвшиеся на государственную службу  без трусов.

С 1 мая вступает в силу закон «О правилах  поведения в общественных местах», подписанный тогда еще президентом  Дмитрием Медведевым 27 сентября 2011 года. Отдельная глава законопроекта посвящена дресс-коду в общественных местах, что соответствует законодательству, принятому  в других странах. Например, в штате Висконсин принято арестовывать женщин в красном, в Италии мужчин в юбках сажают в тюрьму, в Австралии нельзя носить розовые брюки по воскресеньям, а в Аризоне запрещены подтяжки для штанов, сообщает информационный портал FogNews.

Отныне гражданин РФ в любой ситуации обязан  выглядеть подобающим образом. Одежда должна быть чистой и аккуратной, макияж —  не броским. Запрещается носить одежду с нашивками и наклейками  антисемитского характера, со слоганами, призывающими к межнациональной  розни. Надписи на одежде не должны содержать нецензурные слова вне зависимости от языка, на котором они написаны. (Статья 14, пункт 1)

Гражданка РФ должна одеваться  подобающе. Запрещается носить ботфорты в сочетании с чулками-сеточкой. В общественных местах запрещено носить обтягивающие брюки или леггинсы  без юбки положенной длины. Юбка должна быть не короче 40 см, шорты —  не менее 35 см длиной. Запрещается появляться на улицах города в обтягивающих топах с оголенным животом и глубоким декольте. Исключение  составляют пляжи. (Статья 23, пункт 8)

Нижнее белье не должно быть прозрачным или выступать из верхней одежды. Без нижнего белья появляться в общественных местах запрещено. (Статья 23, выдержка из пункта 4)

Будто предчувствуя введение этих строгих законодательных мер, на карнавал Романова нарядилась в какую-то балахонистую юбку, но намеренно распустила свои патлы и закуталась в яркую столу так, что не заметить ее было невозможно. А эти слезы в самом конце, хоть всем было видно, как тщательно она следит во время "переаттестации" за своей мимикой, поворачивая головку в самом выгодном ракурсе... Вот ведь змеища! Будто нарочно она прикрывала глазки в точности так же, как она делала, позируя для огромного живописного полотна "Фемида поражает прелестью всех проклятых либерастов и оппозиционеров". И будто бы никто не знал, что в прокуратуру Романову взяли прямо с панели по рекомендации этого самого "Принца".

Все присутствующие зачарованно смотрели, как высокий гость сделал легкую разминку перед "внеочередной переаттестацией". Как он был хорош, когда отжимался! Однажды он даже заворачивался в позу лотосом на каком-то совещании... Что и говорить, он всегда был в отличной физической форме. И Натали вместе со всеми подобострастно кричала: "Homo sapiens одержит решительную победу над человеком грубым и необразованным!"

А что ей еще оставалось делать? Да, ей тоже не понравилось высокомерное замечание гостя перед аттестацией: "Похоже нравы римских мужчин и женщин не улучшились со времен Тримальхиона!" Еще бы с Нероном сравнил, подонок.

Да все знали, что он сидел в тюрьме вовсе не за "преданность делу свободы", хотя Натали давно уже перестала понимать, что ее коллеги понимают под этой самой "свободой". Тюрьма давно перестала для них быть местом забвения и сладострастных издевательств над гражданскими правами. Давно уж им приходилось отчислять с зарплаты средства на содержание особых "прокурорских" зон в системе исполнения наказаний и на досрочное освобождение коллег, попавших в трудную ситуацию. Далеко не у всех ведь вовремя успевали найти грыжу и язву двенадцатиперстной кишки. У самого этого "Казановы", когда он поссорился с двумя влиятельными особами, ничего не далось найти, кроме... неважно чего, короче.

...Они тогда возвращались в шикарной карете с какого-то карнавала, и дамы, которые были не только сослуживицами, но и ближайшими родственницами, обвинили "Казанову" в "воровстве", а мировой судья у них был свояком. Они тогда не поделили 200 тысяч долларов, корсет и зеркало в серебряной оправе, которые на "внеочередной переаттестации" наш "Казанова" преподнес куда менее достойным и заслуженным участницам театрализованного корпоративного банкета.

А то, что старшая постоянно тыкала всем в лицо табельным оружием, ссылаясь на свою "эмоциональность", так в суде замяли, конечно.

...Но многое ведь иначе воспринимается, когда точно знаешь, что этот гражданин потом нес под протокол про своих же коллег, как он их ругал "порочными гарпиями" и обвинял в каких-то подлостях, желая им "сгнить в турецком борделе", куда дамы продавали "белый товар", когда это еще не преследовалось по закону, поскольку не было внесено в УПК РФ.

Сколько потом труда и возни составило подделывать протоколы допросов и доказывать, будто он совершенно другое имел в виду! Поэтому Натали было почти невыносимо слушать его самодовольные назидательные речи, которыми он доставал всех даже на карнавале. Про "моральную подготовку" работников правоохранительных органов и о "влиянии звезд и планет" на раскрываемость преступлений: "Ум... интеллект, образование... Я уже не говорю о вдохновении... фантазии... знаниях о перемещении жидкостей..."

Это было особенно "уместно", если учесть, что на официальной части приема речь шла о какой-то "борьбе экстремизмом", хотя никто точно не объяснял, что это такое.

Натали тихонько пробралась к всеми брошенному и забытому всеми Ригетто, вновь не прошедшему аттестацию... даже в чисто карнавальном ее варианте.  Он был полнстью раздавлен морально и рыдал. Она понимала, что если бы Ригетто, этот "благородный дикарь", в "состязании вульгарности и поэтичности" мог выбрать ее, то ему не пришлось бы орать под руку: "Протолкни его до шеи!"

* * *

Ну, а раз уж речь идет о масштабном романе, а не о банальном дамском детективчике, - то сама собой возникает и тема народности. Ведь как ни шифруется общество следователей и прокуроров от простых граждан, а без "лохов" и "терпил" их существование тоже теряет смысл. Кого-то им все-таки надо привлекать к ответственности, кого-то надо обвинять от имени государства, на кого-то подавать гражданские иски... Иначе ведь зарплату платить не станут.

И тут самое место сделать небольшое лирическое отступление на вечную тему, которую непременно поднимают на всех прокурорских корпоративах, - "какой же дебил у нас народ". Даже такую музыкальную тему можно дать при последующей экранизации романа. Следователям ежедневно приходится вести дознание, кто же кому проломил башку, допрашивать свидетей, выяснять про алиби и дедуктивным методом определять, кто же кому из народа унизил народное достоинство. Испытывая при этом наслаждение и высокий поэтический драйв.

А потом прокурорам приходится раскрывать злые умыслы этого народа, поэтому к очередному корпоративу им уж точно никто не докажет, будто у нашего народа бывают какие-то другие стремленья, кроме как нажраться, наширяться и отметелить друг друга под радостное ржание случайных прохожих. И хоть им иной раз хочется зажмуриться от этой нескончаемой череды образов нашего народа, но понимают они свое высокое предназначение. Поэтому третьим тостом при очередном коллективном расслаблении у них является хоровая речевка: "Давай-давай еще!"

Хорошо бы к этому народу, не на шутку разгулявшемуся в преддверии заслуженного уголовного наказания, - добавить немного этнической самобытности... ну, хотя бы в виде диких индейцев с этих самых... северных предгорий... сами знаете откуда, короче. И чтобы индейцы были непременно в стрингах с голыми ляжками и все в перьях от страусов... Какая же сразу получится замечательная борьба с экстремизмом! Можно столько бабла потом напилить на экспертизах, кто кому чего сказал и пожелал, стоило лишь затесаться в общую народную потасовку нескольким индейцам.

Идейцы вообще должны выезжать стройными рядами с криками: "Россия будет нашей!" и непринужденным поведением. Мол, всегда тут жили, а лишь накануне испытали внезапный рост национального самосознания. А спившиеся обыватели из народа бандюганов, алкашей и фашистов должны им отвечать при помощи нарезного оружия, о необходимости немедленного разрешения которого так много говорят на всех правоохранительных корпоративах. Будто кому-то отбитого горлышка бутылки не хватает.

Продолжение следует…

Читать по теме:

©2012 Ирина Дедюхова. Все права защищены.

df05f117aa6edb60265380216e48dce0 (1)

Комментарии (23) на “Синопсис романа. Часть I”

  1. v vanil:

    Дико увлекательно! Современные детективные дамочки, понятно, отдыхают … Но и «классикам жанра» придется подвинуться ))) …

  2. Nar:

    Весьма злободневный видеоиллюстрированный захватывающий роман. Возникла навязчивая идея ещё на первом ролике пьяногайцев_нау_конролинг_оур_лайв: с этим всем гармонировал бы лондонский олимпийский огонь, больше похожий на чан с горящей смолой чем на олимпийский факел.

    • Вы, в сущности, находитесь в творческой мастерской, наблюдая, как выстраиваются образы, какие ассоциации помогают их создавать. В основе — всегда жизнь. И теперь можно понимать, почему же шаг в сторону от пошлого «реализма» — тут же помогает уловить суть явления.
      Сама обожаю эти моменты. Вот вначале все сидят в легком… гм… шоке. А внутри что-то происходит. Идет закрепление с личным опытом, откуда-то всплывают разные обрывочные воспоминания… они встраиваются в образы, привязывают их к реальности, «оживляют персонажи»… Я это чувствую, как многие герои вдруг перестают быть «немыми», они уже хотят заговорить.
      каждый раз работа эстетической триады «автор-образ-читатель» производит на меня потрясающее впечатление. Это какая-то магия. Стоило прочитать пяти человекам — процесс пошел. И соглашусь, идея с визуальным закреплением образов является каким-то мощным катализатором.

  3. agk:

    Аж дух закхватило. Помогай Вам Бог!

  4. agk:

    Вот будет клондайк для будущих дедюхововедов.

  5. Anna:

    Я просто балдею Ирина Анатольевна! Это высший класс! Ваш фирменный юмор — это песня, да еще плюс блистательный сарказм. Какое феерическое переплетение с «официальными» персонажами нашего времени. Шикарная вещь!

  6. Chaka_the_Zulu:

    И почему я сразу подумал, что её Натальей звать?

  7. Nar:

    Ещё давно когда первый раз смотрел Казанову Феллини, запомнилось что К… какой-то далеко не поручик Ржевский, по нонешним понятиям — беленькие толерастные панталончики с корсетиком, совсем не греблеист. Настоящих гребцов видел в детстве на пляже, когда в моём городе проводили чемпионат Европы по гребле на байдарках и каноэ — громадные мужики с квадратным железным торсом и соответствующими руками. Ноги правда худоваты будут.

  8. Долго думал о законе с дресс-кодом для россиян, порадовался, что нам разрешают ходить в розовых брюках по воскресеньям. Ибо когда же еще ходить в розовых штанах как не по воскресеньям? И ведь как чувствовал не стал брать себе прозрачные стринги и ботфорты с сеточкой. А еще чувствую, что не зря упомянуты сии статьи закона, в дальнейшем они сыграют в романе свою зловещую роль.

    • Nar:

      Никак не врублюсь как это «ботфорты с сеточкой».? Это что, сами ботфорты из сетки, чтобы ножки было соблазнительно видно? В вике нашёл только, что женские ботфорты с чулками в сеточку считаются местами вульгарными.

      • Где-то считают это вульгарным, а у нас это запрещено законом.

        Статья 23, пункт 8 нового закона, вступившего в силу с 1 мая:
        «Запрещается носить ботфорты в сочетании с чулками-сеточкой.»

        • v vanil:

          Бли-и-ин! Знаете, почему запретили ботфорты с сеточкой? В этом заложен глубокий экономический смысл … Как гласят апокрифы, на первые переговоры с Черномырдиным Юлечка прибыла именно в таком виде … Ну вы без меня в курсе, во сколько это потом обошлось стране.

    • Eugen:

      Фог-ньюс — те ещё приколисты, неизменно радуют.

      • У «Пианинских ребят» есть редкое качество — они все делают очень правильно. Они делают образы с огромным чувством самоиронии. Возникает тонкая материя художественного образа. Они помогают каждому своему слушателю и зрителю обрести уверенность, стержень, глотнуть свежего ветра. И все вокруг них меняется, пусть и ненадолго, но все равно незабываемо. Они как при проявлении пленки и печати фотографий — могут превратить негатив в позитив. Без всяких транквилизаторов.
        А по этой причине являются и мощнейшим катализатором.
        Я недавно приводила в пример их летнюю зарисовку, которую может оценить лишь человек с определенной душевной легкостью. Чуть только испортил собственную душу подлостью, ложью, предательством — у тебя уже нет необходимой грани, чтобы испытать драйв от этой весьма простой вещи. Можно говорить с «культурным видом» все, что угодно, а вот испытать глоток счастья от этого тебе уже не дано.
        Остановилась с Дон Жуаном, поняв, что надо дать передышку и немного поозорничать. Сделать на этом переходе то, что произошло за 300 лет в восприятии этого образа, поскольку там надо раскрыть достаточно тяжелые «русские» его грани. И без этих деятелей невозможно понять, как надо кувыркаться и стоять на голове, пока к тебе разного рода ненормальные лезут проверять «дресс-код».
        Кстати, у нас ведь тоже не одно голимое убожество или «искусство ради искусства», т.е. для себя-любимых. Сегодня в «Литературном обозрении» вышла статья про молодого дирижера «Новой оперы» Дмитрии Волосникове. Там приводятся ролики… в которых вы ощутите тот самый драйв, что несут в себе и «Пианинские ребята». Дмитрий — выпускник Свердловской консерватории, работал и в Перми, где категорически выступал против «новаторства» подонка-Гельмана. Понятно, что его отношение к искусству — абсолютно противоположное, не почувствовать это невозможно.
        Давайте-ка, насладимся последними мгновениями уходящего лета, самой жизнью… ведь это замечательные неповторимые вещи. И буду рада, если это лето запомнится вам, к примеру, возвращением Дон Жуана, которого вы и колошматили, убивали, топтали, обливали кислотой и душили в себе… а ничего вам не помогло. И вот он вылезает наружу со смущенной улыбкой, а все дамы вокруг дружно говорят: «Ах!»

      • По поводу дресс-кода и фог-ньюс — ответила ниже. Поскольку голова была занята лишь одним приколом «Пианинских ребят», увиденными роликами нашего «пианинского дирижера».
        И эти впечатления сделали все эти «приколы» с дресс-кодами настолько ничтожными, настолько вынесли за грань восприятия эти «культурные потуги», что поначалу вообще написала о «пианинских ребятах», как о фог-ньюс. Случай, когда «не укладывается в голове».

        Здесь ведь достаточно вспомнить хрестоматийное чеховское определение (заменив скатерть — брюками): «Хорошее воспитание не в том, что ты не прольешь соуса на скатерть, а в том, что ты не заметишь, если это сделает кто-нибудь другой.»
        И мы сразу понимаем, что «дресс-коды» определяются людьми без зачатков внутренней культуры.

  9. v vanil:

    Я нашла, я нашла первую нарушительницу закона о дресскоде:
    http://becky-sharpe.livejournal.com/1578014.html#comments
    На второй фотке у нее в декольте видно белье и это в общественном месте, на балу! …
    Теперь ее должны привлечь не только по 282-ой …

    • Да, Боженочка давно зашла за грань, после которой можно было бы хоть с какой-то долей рационального воспринимать ту звериную ненависть и желание нанести удар по человеческому достоинству человека в развернувшейся «борьбе с экстремизмом». Сама она, демонстрируя наиболее пошлый «экстрим», — одним своим поведением производит «сеанс разоблачения» истинных намерений наших «борцов», сложным изгибам жизненных коллизий которых я и посвящаю данный синопсис.

      И эта селиконовая «красота», примитивные низменные эмоции вместо подлинных чувств… вскрывают все потаенные намерения, как консервную банку.

      Чехов уже дал определение того, как культурный человек должен отнестись к неудачному выбору одежды или пятну на брюках ближнего — он просто должен этого не заметить.
      Но я всегда бывала признательна, когда окружающие тихонько сообщали мне, что я не заметила отпоровшейся подкладки плаща или пятна на юбке.
      Но ведь у человека может быть горе, человек может быть болен, человек в наших условиях может упасть в грязную лужу, на него могут напасть, обокрасть… в этих случаях его тоже следует рассматривать в качестве нарушителя закона? Всем сейчас по приказу свыше — подтянуться до соответствия заявления Светы из Иваново «стали лучше одеваться»?

      По-моему, писали этот закон неизлечимые идиоты, больные люди. Экстремизмом является, во-первых, сам факт возможности подобного «законотворчества», а во-вторых, попытка взломать общественную культуру таким образом. А главное, в очередной раз в неблаговидном свете представить государственную власть. А цель именно экстремизма, пусть словарь Ожеговаа почитают.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Календарь вебинаров
Архивы
  • 2020 (2)
  • 2019 (45)
  • 2018 (78)
  • 2017 (87)
  • 2016 (103)
  • 2015 (90)
  • 2014 (68)
  • 2013 (71)
  • 2012 (78)
  • 2011 (71)
  • 2010 (91)
  • 2009 (114)
  • 2008 (58)
  • 2007 (33)
  • 2006 (27)
  • 2005 (21)
  • 2004 (28)
  • 2003 (22)
Авторизация