Синопсис романа. Часть XIII

- Вначале Дивов сообщает, что он советовался с компетентными товарищами, потом читателям сливает все про выбраковку, - принялся путано рассказывать Павел.

- Значит, всех читателей надо психушку помещать, - сострила Леночка, и все засмеялись.

- А что это в целом за... выбраковка? - как можно равнодушнее полюбопытствовала Петрова у уборщицы.

- Если вы про наших интересуетесь, а не про роман, то это летальная замена личного состава, - пояснила уборщица.

- Типа такие были специальные подразделения, которые выходили на конкретных лиц... коррупционеров всяких, воров государственной собственности, может... как я понял, - пояснял Павел. - Они никакой бумажной работы не вели, просто уничтожали и все.

- Ты смотри, как удобно! - заметила Петрова. - Минимум бумажной работы, уничтожили исполнителя и концы в воду. Все, кто за ним стоял, кто его поставил, они, конечно, не трогали, поскольку для этого без бумажной работы не обойтись... Сразу приговор приводится в исполнение. Просто ВЧК какое-то...

- Скорее, как борьба с экстремизмом и терроризмом у нашей Натальи Леонидовны! - заржал Павел, в упор глядя на побагровевшую Натали. - И кого типа не пометят, всех тут же к ногтю! Чтобы не болтали лишнего. От выбраковки было так же невозможно соскочить, как со статьи 282. У наших выбраковщиков по экстремизму ведь тоже любимая поговорка: "С 282 статьи еще никто не соскакивал!"

- Павел, была у них такая поговорка, была! - ехидно вставила Леночка. - Сейчас так никто уже не говорит. Потому что многих выбраковщиков, то есть борцов с экстремизмом, начали самих зачищать, начиная с провокаторов. Я вот про этого Синего кита, когда читала, не могла избавиться от ощущения, что это тоже нечто вроде выбраковки. Очень ведь удобно кого-то молодого на органы распустить, чтоб не болтал лишнего. А что еще с молодых взять, кроме органов?

- Словечко "провокаторы", кстати, ваша экстремистка в оборот пустила, - уточнил Павел. - Она же вышла против Манежки выступать, потом они письма писали с требованием закрыть всякие националистические неформальные движения, по крайней мере, прекратить их финансирование из бюджета. Этого вы от нее явно не ожидали, да?

- Ну, если не отрываться от темы разговора и не вносить негатив с экстремисткой, - рассудила Леночка, подсовывая свой смартфон к трем Натальям, - то и на "Выбраковку" Олега Дивова - у народа в целом оказалась не совсем рассчитываемая реакция. Вначале перечтите кусочек его интервью. Вот здесь, с фразы "Пожалуй, самым скандальным, вызывающим диаметрально противоположные толкования романом Олега Дивова до сих пор остаётся «Выбраковка»".

- То есть его творчество с самого начала подавалось скандальным, из расчета вызвать раскол в мнениях? - спросила уборщица, делая пометки в блокноте.

- То есть, провокационным, - окончательно сформулировала ее мысль Петрова. - Ага, "Одни считают её страшной антиутопией, другие — описанием рая на земле". Только одни - считанные единицы, а другие - подавляющее большинство.

- Смотрите, он целевую аудиторию рассчитывал, - отметила Натали, - только не рассчитал, что деление будет... однозначным. Хм, когда 90% считает, что "раздолбай с человеческим лицом" дал "готовую социальную программу"...

- Значит, это настоятельная потребность всего общества, - резюмировала уборщица, - а все, кто пытается "расставлять маркеры по тексту", не совсем понимают, против чего и на что провоцируют.

 Пожалуй, самым скандальным, вызывающим диаметрально противоположные толкования романом Олега Дивова до сих пор остаётся «Выбраковка». Одни считают её страшной антиутопией, другие — описанием рая на земле. Вы с самого начала стремились добиться от читателей подобной реакции?

Безусловно. Я только планировал деление 50 на 50 и совсем не ожидал, что 90% сочтут её утопией и готовой социальной программой. Маркеры, расставленные по тексту, чтобы подтолкнуть читателя к мысли о том, насколько мир «Выбраковки» неуютен и опасен для жизни, — увы, не сработали. Их попросту не заметили. Или вытеснили из сознания. Большинство читателей не раскусили даже простейшую обманку с выдуманным персонажем, этим несчастным Птицыным. Тут, конечно, образ главного героя очень сильно на аудиторию повлиял. Харизма «суперагента Пэ Гусева» давит всё, включая логику, читатель верит тому, что Гусев рассказывает. И неспроста, ведь Гусев во вторую очередь выбраковщик, а в первую — гений рекламы. Он вообще талантливый мужик. Настоящий русский интеллигент, просто вооружённый и очень опасный. Было интересно разрабатывать его образ.

Я делал «Выбраковку» как книгу-соблазн, книгу-провокацию. А вышла книга для умных, отважных и, главное, честных перед собой. Разглядеть в себе «крошечку-хаврошечку», существо униженное и оскорблённое, легко. Увидеть в зеркале банального фашиста, уверенного, что людей можно загнать в светлое будущее решением Политбюро, что счастье одних можно купить несчастьем других, — очень трудно.

Ещё я не понимаю, отчего все убеждены, что им-то лично выбраковка не грозит? Или они втайне надеются, что вот АСБ припрётся и увезёт в закрытый дом престарелых, откуда возврата нет, их слабоумную бабушку? Ну-ну. То, что АСБ попутно может папу прихватить, да и маму за компанию, а тебе выбьют лишние зубы, если вякнешь, людям в голову не приходит... С АСБ не шутят, ребята. Я сейчас открою свою френдленту в «Живом журнале» и пальцем покажу, кто из вас схлопотал бы как минимум «предупреждение». Это примерно каждый третий. А многих бы сразу вывели в «труповозку». И можете оказывать сопротивление. Имеете право.

Но сейчас я скажу главное. Восторженное отношение к «Выбраковке» — это не вина наших людей, а их беда. По всплескам продаж книги в регионах можно точно установить, где народ уже окончательно изнасилован. И согласен на что угодно, лишь бы пришли ребята, «имеющие право», и поубивали сначала всех бандитов, потом всех чиновников, потом всех милиционеров, а ещё, если вам не трудно, товарищ уполномоченный, моего соседа и собаку его гнусную до кучи...

Чего вы вообще хотите, если мне однажды целый полковник милиции сказал: «Хорошую ты сказку написал. — Почему «сказку»? — Потому что, к сожалению, никогда у нас не будет таких защитников...»

«РАЗДОЛБАЙ С ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ ЛИЦОМ» БЕСЕДА С ОЛЕГОМ ДИВОВЫМ

- Теперь остается выяснить, что он такого накропал и с кем именно, - задумчиво пробормотала уборщица. - Про изнасилованный народ в регионах в соотношении с "всплеском продаж"... интересно, конечно. Боюсь, что напрямую этот всплеск продаж связан с выделением средств на гранты по борьбе с экстремизмом. Типа маркером проверяют настроения.

- То, что он типа "раздолбай", мол, какой с него спрос, типа весь такой безответственный, - заметил Павел, - сразу выдает в нем человека под лицензией. Не зря у него "АСБ" - звучит, как ФСБ. А во френдленте в ЖЖ у него там часть уже "схлопотала как минимум", мониторят и социальные сети!

- Время от времени предупреждения не срабатывают, эту "антиутопию" запускают вновь и вновь, - сказала Леночка, перелистывая  окна смартфоне перед сосредоточенно уткнувшимися в экран женщинами.

Олег Дивов «Выбраковка»

pleyadas  11 ноября, 2013
Вот я и докатился, наконец, до прочтения этой книженции, про которую знал и хотел уже давно.
Краткое содержание состоит в том, что Россия — страна, напрочь победившая преступность в любом её проявлении. Потому, что было создано специальное агентство, которое при всяком удобном случае железной рукой прижимает любого гада к ногтю. Без суда и следствия — в расход. Окурки летят строго в урны, улицы моют с мылом а по темноте вечернего города можно идти, нисколько не переживая за сохранность собственной шкурки...
Красота.Книга прекрасна. Чуть-чуточку меня смутил довольно резкий переход от плавного живописания трудовых будней выбраковщиков к кульминации, ускорение темпа повествования, подобное урагану, но это ничего. Сама по себе вещь очень хороша. Что идея, что язык, что проработка героя и обстоятельств его жизни — всё на высшем уровне. Читается захватывающе и крайне интересно, ну и, само собой, порождает немало мыслей, как, например, таких:
«вот бы и вправду так...»
- Он пишет "книгу-маркер", расставляя "маркеры" по тексту, - обескураженно фыркнула Натали. - Это больше всего похоже на разработку от реального ФСБ... А кто он такой? Да-да, вижу! Такой же бакланчик, как "координатор" из Синего кита!

DJI_0048Писатель и публицист Олег Дивов родился в Москве в 1968 году в семье художников- реставраторов Третьяковской галереи. В 15 лет у него уже были журналистские публикации в «Комсомольской правде» и других центральных изданиях. Олег Дивов поступил на факультет журналистики МГУ, затем отправился исполнять гражданский долг. После возвращения из армии оставил университет и занимался копирайтингом, работал в рекламных агентствах, руководил пресс-службой ряда фирм.

В 1997 году вышел первый роман автора «Мастер собак», который он посвятил своему псу. В том же году увидели свет еще два произведения — «Стальное сердце» и «Братья по разуму». Популярность писателю принесли книги, написанные в жанре социально-приключенческой научной фантастики: «Лучший экипаж Солнечной» (1998), «Закон фронтира» (1998), скандально известный роман «Выбраковка» (1999), «Саботажник» (2002), роман- манифест «Толкование сновидений» (2000), «Ночной смотрящий» (2004), «Храбр» (2006). «Консультант по дурацким вопросам» (2012), «Объекты в зеркале заднего вида» (2013), цикл «Профессия: Инквизитор» (2013–2015). Произведения Олега Дивова, неизменно вызывающие бурные споры критиков и читателей, отмечены практически всеми наградами для жанра научной фантастики: «Сигма Ф», «Интерпресскон», «Роскон», «Филигрань», «Странник», «Кадуцей» и другими.

Напомним, «Ижевск фантастический» — это новый проект Центра Высоких Технологий. С помощью редакции журнала «ЕСЛИ» авторы проекта обратились к писателям-фантастам и получили шесть абсолютно разных по стилистике, увлекательных и интересных рассказов, в каждом из которых упоминается Ижевск.

Ранее на нашем сайте появились 5 рассказов, вошедших в цикл. Это рассказ Сергея Волкова «Необычайные приключения мистера Хоуди в Ижевске», «Зеркало Нижнего мира» Алексея Калугина, «Тайный березовый знак» Далии Трускиновской, «Иж-Планета-Спорт» Владимира Васильева и «Земля, вода, воздух» Леонида Кудрявцева.

- Значит, у нас маркеры сработали по тиражам, хоть экстремистка здесь со своим сетевым творчеством не светилась, про нее тут только бакланы -коллеги знали, - озвучила мнение Петрова. - А дальше выделяют средства на борьбу с экстремизмом, а после победы экстремизма в регионе опять вызывают писателя-маркера фантазировать на счет маньяков? Мысль как-то не ухватывается...

- Ну, не просто писателя-маркера, предвестника близящейся выбраковки! - ответила ей уборщица. - На счет экстремистски не соглашусь, он была в разработке не только местных бакланов. По интересной "случайности" в местных бакланах оказывается отстой с обеспечиваемой уголовной безнаказанностью по всем известным уголовным делам. Это первое... Ну, а второе... Она хоть здесь и не светилась, но ведь по ее инициативе уходили письма в администрацию президента и ФСБ. Так что... как мне объяснил наш руководитель "слишком многое совпало". Проблема в том, что я потом в социальных сетях встречала оговорки один в один, причем, на страничке экстремистки в Фейсбуке. Там ей тоже один собеседник объяснял в лингвистических оборотах моего начальства, что в ее отношении "слишком многое совпало".

- Кстати, про лингвистику тут добавлю, - сказал Павел, показывая свой смартфон. - Здесь примитивный лингвоанализ "Выбраковки". Показывает, что автор не имеет литературного дарования, специфически заточен на не литературных задачах, язык больше профессиональный, не литературный...

- То есть? - подняла на него глаза Петрова.

- То есть любой литературный редактор, действуй он из типичных мотиваций, такое бы должен был отбраковать, - объяснил Павел. - К тому же само по себе произведение провокационное. А сразу скажу, раз уж в отличие от всех я его читал не как проект ФСБ-АСБ, а как типа писателя, который проходил выбраковку с прочим хламом... как нормальную, обычную книжку! Потом еще что-то покупал - совершенно не пошло, будто писал уже не он... или наоборот он. Все орали потом на счет "Тихого Дона", мол, не Шолохов его написал, но там стилистика узнаваемая. И если уж настолько не терпели подставы, то как пройти мимо того, что у всех раскрученных писателей 90-х - обязательно есть вещи... явно чужие?

- Роман "Выбраковка" написан не Дивовым? - уточнила Петрова.

- Нет, это все написано было другим человеком, который точно знал, как проводится настоящая выбраковка в действительности, не утопическая, - уверенно пояснил Павел. - Там не утопия ощущалась, а разработка возможных вариантов с чисто профессиональной визуализацией. Потому это и читалось очень хорошо! Но не как... литература! Как визуализация! Эта вещь у него выделяется из всего написанного не "скандальностью", а тем, что ее хоть читать было можно. Резко выделяется! Прежде всего, стилистикой. Все остальное больше похоже на рассказ из цикла "Ижевск фантастический" - неряшливый бред по подвинутым сверху идеям без какого-либо раскручивания сюжета.

Лингвистический анализ текста:

Приблизительно страниц: 276

Активный словарный запас: чуть выше среднего (3022 уникальных слова на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 51 знак — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 47%, что гораздо выше среднего (37%)

- Да, текст профессиональный, филированный под "своего в доску", - заявила уборщица, - это писал кто-то из наших. Профессиональный соенг воспринимается лингво-анализатором в качестве "уникальных слов". А какие там еще могут быть уникальные слова, раз все фразы рубленные, как из протокола? К тому же... если в 1999 году это вышло, тогда как раз у нас проходила массовая выбраковка личного состава, начиная с МВД. Назидание ведь, в первую очередь, своим делается.

- Нет, а как ты это... видишь здесь? - не поняла Натали.

- Понимаешь, проект начинается с 1997 года, когда все готовятся слить страну в 1998 году, никто особо и не скрывается, но пока держат козырей на руках, - пояснила уборщица. - Потом наступает решающий 1999 год... начало нашего полнейшего разложения и выбраковки. Кстати, всех нормальных баб начали выбраковывать с 1997 года, если помнишь, причем, с МВД, себя и присутствующих к нормальным не отношу.  Иногда даже думаю, что лучше бы вместе с теми бабами сгорела

пожар110 февраля 1999 года в Самаре произошел страшный пожар. Сгорело здание Самарского областного Управления Внутренних дел. В результате пожара погибли 57 человек и более 200 пострадало. Эта страшная трагедия взволновала тогда всю Россию. Гибли люди. И все это практически в прямом эфире транслировали на всю страну. Это была жуткая трагедия. И я сейчас попытаюсь рассказать о ней как можно более откровенней. Я изучил много документов. У меня возникло много вопросов. Но ответа я не знаю. У меня нет и версий. Все могло произойти....Я не сторонник версии о поджоге. Я прекрасно понимаю, что в жизни может быть тысячи совпадений. И что кто то бросил окурок и начался пожар. Пожар там, где находились документы по многим уголовным делам о хищениях миллиардов. Принято говорить- совпадений не бывает. Наверное, все же бывает. Уж так могло совпасться, что пожар произошел там, где многие его желали....Но погибли люди...А возможна и версия о поджоге. Что бы таких слухов не было, власть должна была провести полное расследование и ответить на все спорные вопросы. Но власть этого не сделала. Потому и версия о поджоге...имеет право на существование.

пожар4И еще. О данном пожаре я слышал много противоречивых мнений. Были и чудовищно омерзительные.Сразу говорю- знакомясь с документами (разумеется, с малой частью из существующих), я не встретил ни одного факта мародерства, трусости и подлости. Может быть, что то и было. Но я этого в воспоминаниях, показаниях и других документах не встретил. Все вели себя....не буду говорить о героях....по людски, по человечески.. Офицеры оказались настоящими офицерами. Один мой знакомый как то заявил, ткнув пальцем в список погибших: "Вот этот брал...безбожно брал". Да и ладно. Но в тот день он погиб как настоящий офицер.

Конечно, у меня много вопросов по расследованию пожара. У меня много претензий к руководству. И я все это выскажу. Я считаю, что данную тему не стоит замалчивать, так как Пожар в здании Самарского областного УВД является составной частью тематики "Бандитская Самара". Этот пожар повлиял на сотни уголовных дел, которые в итоге были закрыты или приостановлены. Этот пожар, вполне возможно, повлиял на то, что "эпоха лихих 90-х" продолжается и по сей день.

пожар5Вполне возможно, что фигуранты многих уголовных дел, сгоревших в огне, вздохнули с облегчением и ныне находятся у власти, при погонах и депутатских значках, входят в "бизнес-элиту"города. И долг нынешних правоохранителей довести те дела до конца. Долг...перед погибшими.

При написании данной главы я пользовался лишь открытыми источниками. Потому не стоит меня обвинять в создании конспирологической версии. Я лишь попытаюсь показать несоответствия, странности и абсурдные решения некоторых руководителей. Также я озвучу и официальное заключение расследования. А уж выводы делать не стану. Повторюсь- при крупных катастрофах возможны (!!!) совпадения каких то неблагоприятных факторов, наслоения "вроде бы странных" совпадений. Все возможно...

пожар6Здание УВД было построено в 30-е годы. В городе его именовали "Куйбышева-42" по названию улицы и нумерации дома. Почти все перекрытия в здании были деревянными. Большинство окон нижних этажей были забраны решетками, что при пожаре также сыграло пагубную роль.

Эксперты Всероссийского НИИ пожаротушения МВД в своих заключениях и справках (материалы уголовного дела №9900138, возбужденного Самарской областной прокуратурой) сообщали, что пожар вспыхнул 10 февраля 1999 года в кабинете №75 на втором этаже. Кто то из сотрудников бросил непогашенную сигарету, под столом загорелась пластиковая урна и горящая масса потекла по линолеуму к деревянной стене....

По заключению главного инспектора ГОИУ МВД РФ полковника Назарова, которое утвердил лично тогдашний глава МВД Сергей Степашин, только в 17.50 обеспокоенные запахом дыма соседи (запомните это время!), взломав замок в кабинет №75, увидели, что в кабинете горят мебель и пол.

А дальше как во всей России. Огнетушители оказались пустые. Пожарный гидрант не работал.

Первое сообщение о пожаре в здании УВД поступило в Управление государственной противопожарной службы (УГПС) в 17.52. В 17.56 на место происшествия прибыло первое пожарное подразделение. К этому моменту из окон третьего, четвертого и пятого этажей уже валил густой черный дым. А на тротуаре у здания уже лежал обгоревший труп женщины.

- Сгорели там, в основном, бабы, никто из не спасал, здание было подожжено с нескольких сторон, пути эвакуации отрезаны, - напомнила уборщица. - Потом вместо Ковалева в июле 1999 года к нам пришел Путин Владимир Владимирович, причем, с должности заместителя управляющего делами Президента Российской Федерации, куда попал с должности питерского безработного, да еще и подследственного... Пробыл он у нас сравнительно недолго, с его уходом на высшие должности у нас началось полное разложение. Кто мог - уходили сами... многие уйти далеко не смогли.

- У экстремистки первый роман "Повелительница снов" написан тоже в 1997 году! - вспомнила Натали. - Ты считаешь, что проект Дивова выставлен в пику ей?

- Нет... я тут считаю совершенно обратное, - тихо, почти шепотом ответила уборщица. - Я считаю, что именно проект твоей экстремистски выставили (какие-то непонятные нам силы) в том же году, помимо ее воли, загнав в тупиковую ситуацию... как противовес не только всем нашим проектам в массовом чтиве, но и в противовес всем нашим разработкам, планам и... выбраковкам. Тут, блин, что-то действительно магическое! И происходит все именно тогда, когда никто не сомневается, что литература стала главным полигоном отработки визуализаций, проекций, манипуляций сознанием.

- Как это? - спросила Натали.

- Как это я не знаю, но мне кажется, нам надо за это все... зацепиться, что ли? - пожала плечами уборщица. - Сам проект Дивова выставлен на озвучку в другой связи, сама-то не догоняешь, что ли? Там твоей экстремистки пока и в проекте нет.

- Да не помню я, - растерялась Натали. - В какой связи можно выставить угрозу в виде "Выбраковки"?

- Да то, что с первого января 1997 года поменяли Уголовный Кодекс! - напомнила уборщица. - Ельцин избрался на второй срок, с народом прекратили играть в игры "народной приватизации" а-ля Чубайс, законодательство подмяли под присвоение государственной собственности в особо крупных размерах, и... понеслось! Вот с этого момента и началась у всех у нас подлинная выбраковка. Зато появляются "литературные проекты" под мальчиков-одуванчиков. Вот тут появляется и литературный проект твоей экстремистки, которая становиться писателем совершенно не планировала. Я проверяла, у нее действительно были другие планы. И на счет участия в "Большом хапке" у нее здесь были куда более внятные резоны, в отличие от нынешней писательской гопоты без переспектив, профессии и даже возможности выжить, понимаешь? Они никак не могли с ней конкурировать просто на уровне выживания. Ей ведь потом пеняли именно на это! Мол, надо пропустить Диму Быкова, хоть он по-пацански хамит ей прямо из-за чьей-то спины, потому что без литературного прокорма ему "не выжить". Смотрим по Дивову:

Родился в семье потомственных художников-реставраторов Третьяковской галереи. С 14 лет публикуется как журналист. С 1990 года — копирайтер (реклама всех видов, концепты, кампании «под ключ»).

Служил в Советской армии (1987—1989, самоходная артиллерия большой мощности, сержант). В 1991 году, за академические задолженности (16 несданных экзаменов и зачётов) и непосещение занятий, отчислен с 3 курса факультета журналистики МГУ (международное отделение, телевидение). В 1992—1994 участвовал в съемках интеллектуальных телеигр «Брэйн-ринг» и «Своя игра» (воспоминания об этом периоде впоследствии составили часть материала в романе «Молодые и сильные выживут» («Закон фронтира»)). Летом 1995 года в пятый раз уволился по собственному желанию и с тех пор нигде официально не работает. Первый крупный художественный текст (фантастический триллер «Мастер собак») опубликовал в 1997 году.

Дивов входит в редколлегию журнала «Если» и жюри Мемориальной премии Кира Булычева. Член Союза Писателей России, Союза Литераторов России и Совета по фантастике и приключенческой литературе при СП России.

Совместно с бывшей женой, писателем Светланой Прокопчик, вел ЖЖ beauty_n_beast, но 3 декабря 2008 года этот журнал был переименован в ЖЖ divov, а Светлана Прокопчик завела отдельный журнал zhivu_ya_tut. В журнале Дивов иногда публикует отрывки из будущих произведений. В частности, «У Билли есть хреновина» частично увидело свет именно в ЖЖ, а «Оружие Возмездия» практически полностью состоит из постов в упомянутый журнал.

- Я бы сказала, что родился потомственный баклан, - продолжила уборщица. - Чего тут, собственно, "видеть"? Он по среде должен был оказаться в бакланах! Далее, как он попадает в МГУ, если не завербован еще в армии? Но там удержаться не смог... и в качестве "Светы из Иваново" оказывается на телевидении. "Выбраковку" типа писал четыре года... да пусть не врет! У него до начала писательства - достаточно плотный график. Он в этот момент подвидается в телеиграх, потом пишет по этому периоду «Закон фронтира».

- А это о чем? - поинтересовалась Петрова.

- Вот, я тут нашла отклик сравнительно недавний, - вновь предложила дамам свой смартфон Леночка. - "Войнушка", фрагментарная утрата памяти... Это что, про "право на забвение"?

28 марта 2013 г., 16:46 4 /  4.101

На самом-то деле три звезды, а не четыре, если уж по совести. Четвёртая звезда — шерифская, откопанная на пепелище сожжённой фермы, с остервенением оттёртая о заскорузлые от грязи джинсы… Нет, это не спойлер. Не было такого эпизода в книге.

Человечество поражено непонятным вирусом. Люди не ослепли, не покрылись язвами, не стали каннибалами, не взвинчены сексуально — они утратили память. Причём не целиком, а фрагментарно (как именно — об этом в книге). С трудом, через бесконечную войнушку, через потерю и обретение человеческого в себе выживает тот, кто сумел найти смелость вспоминать. Слезами умываются суровые мужики, когда прошлое возвращается к ним. Скаля зубы в невесёлой усмешке, появляется среди них «герой из ниоткуда» — Гош, Георгий Дымов, обладающий странным запасом знаний (куда большим, чем у товарищей по несчастью), безжалостный, готовый к разрушению что на физическом, что на психологическом плане, манипулятор… Извините, цепляет меня эта тема уже не в первый раз: может быть, потому, что сама ведома, уговариваема и непростительно простодушна — не знаю…

Эх, Дымов… Эх, Дымов, сколько тебя жизнь ни ломает, а ты всё нормальный и нормальный… Порядочные люди давно шизофреники, а с тебя как с гуся вода. Нерационально любимый мною Олег Дивов в этой книге вдарился в некую крузообразность. Не знаю, как читателям-мужчинам, а мне многовато оказалось касательных и направляющих, танков и патронов, а также другого бряцания оружием. Огорчила претенциозная и в то же время не новая «обратная» композиция: конец — середина — начало. Причём середина получилась настолько перевешивающей, что после неё пришлось возвращаться к началу (то бишь к концу, кхм), чтобы понять: а что же, собственно, там происходило. Ну, а на-самом-деле-финал оказался и скомканным вдобавок, будто автору надоело это всё: «Да ну вас, ребята, выкарабкивайтесь сами, как знаете…» Эх, Дивов…

- Значит, "ставит вопросы перед всем обществом"? - попыталась вникнуть Петрова.

- Там изначально есть ответ, - сказал Павел. - "Закон фронтира" еще... так-сяк... но можно прочесть после "Выбраковки", если делать нечего. Но рассматривается тоже... визуализация массовой фрагментарной утраты памяти, зомбирование. Что, безусловно, по вашей части, драгоценная наша Наталья Викторовна.

- А кто ж спорит-то с вами-и? - почти весело пропела уборщица. - Вы подробнее эту нашу разработочку раскройте, чтоб дерьмо не читать, я, может, даже хорошо знаю гавриков, которые вашего Дивова вам в писатели подсаживали. - И кстати, заранее замечу, что уж очень это все "Мародера" напоминает, не говоря о "Карателе"... А уж если точнее, то это тот же самый Синий кит, только для взрослых. Так что я к вам с полным вниманием, Павел!

- Ну, как говорит ваша, Наталья Леонидовна, экстремистка, в романе надо прочесть начало и конец, чтобы понять... что это за херня, - сказал Павел несколько развязно, подавая свой смартфон дамам.

i (7)Олег Дивов  ЗАКОН ФРОНТИРА

Эта история приснилась мне. Конечно, не целиком, только самые яркие моменты. Остальное я реконструировал, а имена героев и названия городов изменил. Но в целом это остался сон. Просто некая оформленная в слова и визуальные образы знаковая система, расшифровывать которую можно по-разному. Предупреждаю — сон был кошмарный.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ЭПИЛОГ. В ТРЕЗВОМ УМЕ

Хаммер подъехал к Москве с калужского направления в ясный летний полдень. Машина у него была — черный «Хаммер» с тульскими номерами, из-за которого он, собственно, и заработал свое нынешнее имя. Черт знает какое по счету за последний месяц и как всегда, далекое от истинного.

1462038863_8Одет он был словно только что из салона «Мальборо Классик»: брюки, куртка, сапоги-казаки — сплошь кожа и немного замши, добротные и удобные шмотки. Он подозревал, что это не совсем его стиль, но такая одежда ему нравилась. Кроме того, играла на имидж — Хаммер ни на кого не смахивал, всюду и для всех он оказывался человек совершенно не местный. Отчасти поэтому его никто еще не принял по ошибке за родственника или знакомого. Узнать Хаммера мог лишь тот, кто вспомнил бы его лицо. Или настоящее имя.

Машина ему тоже нравилась. Конечно, дитя американской конверсии жрало бензин галлонами, да и трансмиссия у него оказалась не для чайников. В экстремальной грязи на этом танке можно было и утонуть с непривычки. Но по буеракам он старался не гонять, а вот способность машины расталкивать дорожные заторы оказалась весьма к месту. Легковушки просто улетали в кювет, а грузовики он осторожно сдвигал ровно на столько, чтобы просочиться дальше.

Кроме того, при случае диковинный экипаж можно было и обменять на что-нибудь полезное для жизни. А разбойного нападения с целью захвата машины опасаться не приходилось. Те немногие, кого он встретил на своем долгом пути в Москву, были озабочены совсем другим. Конечно, он мог постоять за себя и свое имущество. Но барахло теперь ничего не стоило. Тряпок и железа всюду было завались. А самое ценное на этот день — информацию — любой раздавал бесплатно.

Он подкатил к мосту Кольцевой дороги, под который ныряла калужская трасса, и убрал ногу с педали газа. Впереди была застава. Первая серьезная застава за всю дорогу. Блокпост. Хаммер выключил музыку и опустил дверное стекло.

20c0efb1cfe6— Узнаю земляков… — пробормотал он себе под нос с невеселой ухмылкой.

Под мостом расположилась монументальная баррикада из железобетонных строительных конструкций. Узкий проход справа затыкал, ни больше, ни меньше, настоящий Т-80. А наверху, на мосту, стояла зенитная установка «Шилка», и ее четыре ствола таращились прямехонько новоприбывшему в лоб. Он посмотрел по сторонам в поисках живой силы, но таковой не обнаружил. И чуть влево от «Шилки» заметил массивную башню, подозрительно знакомую.

«Гаубица-пушка сто пятьдесят пять миллиметров, — пронеслось в голове. — Ничего особенного, видел я и побольше. Самоходная база стандартная — СУ-100П… Черт побери! А я ведь, наверное, в армии служил! И похоже, на самоходках. Ну и ну! Ай да я!».

Это открытие настолько его удивило, что он начал притормаживать с некоторым опозданием — до баррикады оставалось метров пятьдесят. И чуть не оглох, когда невидимый динамик проорал на всю округу:

— Стоя-а-ать!!!

1419-molodyie_i_silnyie_vyizhivutОн резко осадил машину и, показывая свои мирные намерения, развернул ее к заставе левым бортом. Он приехал домой и собирался войти. Любым доступным ненасильственным способом.

— Ну, и кто тут у вас главный? — громко спросил он, высовываясь в окно.

— Тебе что было сказано?! — рявкнул динамик. — Тебе же сказано было не появляться здесь больше! Мы же тебя застрелим к чертовой матери, козел!

— Ничего не знаю! — крикнул гость. — Ничего не помню! И сам ты козел!

Динамик озадаченно умолк. Раздалось неразборчивое бурчание — видимо, у микрофона о чем-то спорили. Гость закурил и приготовился ждать.

— Ну-ка, скажи, как тебя зовут! — потребовал динамик уже нормальным голосом.

— Понятия не имею! — ответил гость.

— А приехал зачем?

— Да местный я! Москвич я был в прошлой жизни!

— Эй! Похоже, он проснулся! — крикнули из-за баррикады. — Может, вблизи посмотрим?

— Мужик, ты что, проснулся наконец? — спросил динамик.

— Да я уж больше месяца в порядке…

i (6)

Обитель зла

— Ну, слава Богу! Как же ты нас достал, мужик! Эй, ребята, идите, взгляните, что он за деятель такой. Ковбой несчастный…

— За ковбоя ответишь! — крикнул гость весело, открывая дверь и выпрыгивая из машины.

Через баррикаду ловко полезли молодые люди с автоматами, одетые в самые замысловатые комбинации уличного камуфляжа с джинсой и кожей.

Гость привычно сунул руку в салон и выволок наружу гладкоствольный охотничий карабин четвертого калибра.

Обитель зла

Обитель зла

Увидев оружие для стрельбы по низколетящим бегемотам, персонал заставы дружно спал с лица и посыпался обратно в укрытие.

— Пушку на землю!!! — заорал динамик. — Пушку на землю!!! Считаю до трех и огонь!!! Раз!..

Гость не спеша положил карабин на капот и на всякий случай поднял руки.

— Извините! — крикнул он. — Дурная привычка! Больше не буду!

— Ковбой… — прохрипел динамик. — Убили бы!

— Ну все, все! Да не буду я стрелять! Я домой хочу!

Обитель зла

Обитель зла

— Все домой хотят… Так как зовут тебя?

— Да понятия не имею! Сейчас вроде бы Хаммер. Но ты сам подумай — откуда у русского человека может быть такая фамилия?

Из-под танка, непочтительно волоча за ремень тяжелую снайперку, выполз парень в черном берете набекрень.

— Я его знаю! — крикнул он наверх. — Это же Гош!

Поименованный так удивился, что даже руки опустил.

— Я что, нерусский, что ли? — спросил он обалдело.

Обитель зла

Обитель зла

Над баррикадой появились заинтересованные физиономии.

— Да нет же! — рассмеялся «снайпер», подходя ближе и стягивая с головы берет. Винтовку он так под танком и бросил. — А меня ты не узнаешь?

— Да знаю я тебя отлично… Ты Рэдди. Игорь Родионов. Херсонская, дом один.

— Ну!!! — обрадовался Родионов. — Ну, видишь! Слушай, Гош, ты Ленку мою не встречал, а?

— Погоди, погоди… Какую Ленку?

— Да жену мою! Во! — Родионов продемонстрировал кольцо на пальце.

Обитель зла

Обитель зла

— Жену… — Гош зачем-то посмотрел на свою правую руку. — Знаешь, Рэдди, если честно, мы с тобой после школы ни разу не встречались.

— Обидно, — потупился Родионов.

— Извини. Скажи пожалуйста… Что это за имя такое — Гош?

— Да ты его сам выдумал. Чуть ли не в первом классе. Ты же Георгий. Что, забыл?

— Забыл, — признался Гош. Судя по выражению лица, он сейчас примерял вновь обретенное имя на себя и, похоже, оно ему не особенно нравилось.

Обитель зла

Обитель зла

— Бывает и хуже, — сочувственно кивнул Родионов. — Но реже.

С баррикады потихоньку сползали все новые и новые люди, и постепенно вокруг Гоша и Родионова собралась небольшая толпа. Лица у парней оказались симпатичные и донельзя заинтересованные. Им явно хотелось с пристрастием допросить приезжего, но уж больно у него была неприветливая и удрученная физиономия.

- Это что за херня? - растерянно спросила Натали.

- А это ваш рай, Наталья Леонидовна, - широко улыбаясь пояснил Павел. - Это когда все манипулируемые, носятся с оружием, имеют даже вооружение, занимаются терроризмом и экстремизмом. Это визуализация тех представлений об обществе, его жизни, целях и нуждах, исходя из которых вы и проводите заседания Антитеррористической комиссии. Любо-дорого, правда? Только как этим не грезили с начала 90-х, так этого и не происходит, вот ведь беда! А террористка-экстремистка обвинила вас и ваших коллег в лжи не просто на людей, на чьи непомерные налоги все это проводится в жизнь как свершившийся факт, выпускается и озвучивается, но и в лжи на природу человека! Причем, лжи оскорбительной, человеконенавистнической и на почве богоборчества. Вы ж с ней никогда не согласитесь, что человек - "нравственное по своей природе существо"?

- Ты чего ржешь надо мной, щенок? - прошипела Натали. - Когда сам вчера своего педрилу отбивал от двух бандитов, чего ж им-то лекцию про из нравственную природу не прочел?

- А там бессмысленно было, - беззаботно ответил Павел, - смысла никакого не было, они там уже в изуродованном виде были, как ваш Ильгиз в психушке! Там уже так над их природой поработали, уничтожив всю нравственность... что это... это очень напоминает фабулу этой херни.

Последние слова он пробормотал, что-то прокручивая большим пальцем на смартфоне.

- Просто надо убедиться, - пояснил он. - Вот окончание гляньте сами. Весело там у них... почти все ненормальные. И, похоже, вся визуализация сделана не столько в сомнениях сработает или нет... сколько для прогнозирования, каким образом там выживать, "не подверженным вирусу".

- Ну, про это киношек сколько угодно, - хмыкнула Леночка. - Каждая "Обитель зла" начинается с какого-то "вируса, поразившего человечество". Кстати эта визуализация у Дивова подозрительно напоминает "Обитель зла".

- Но это ведь не из желания действительно предупредить депрессивные варианты развития, - тихо заметила ей Петрова, - это означает, что некий вирус уже поразил человечество.

- Например? - поинтересовалась уборщица.

- Хоть та же наркомания! - отрезала Петрова. - У нас ведь борьбу с экстремизмом начали вместо борьбы с наркоманией. Да и... странно, но после "питерского десанта" графики динамики потребления наркотиков идут вне сопоставления с лихими 90-ми. Словно кто-то страшно интересуется... чистой прибылью.

- Да, особенно графики с подростковой наркоманией многое объясняют с игрой-выбраковкой Синий кит, - согласился с ней Павел.

img8Олег Дивов  ЗАКОН ФРОНТИРА Окончание

— Зловещие Регуляторы возвращаются! Капитан… — невысокий крепкий мужчина с простым и открытым лицом четким движением отдает честь и тут же принимается хохотать.

— Здравствуй. Ну, почти все в сборе! — еще один парень без особых примет, только взгляд натуру выдает — острый, умный, бесстрашный.

Гош крепко зажмурился, стараясь понять, что с ним происходит. Голова будто взрывалась изнутри.

— Ненормальный, ты куда из города делся?!..

img4— Женька, понимаешь, чуть грыжу не нажила, пока нас до Тулы доперла, и тут на тебе!..

— Вообще-то, Дымов, сволочь ты порядочная. Если проснулся раньше всех, мог бы не растворяться в пространстве, а за бутылкой сбегать…

— Откуда ты знаешь, может, он и побежал, только остановиться не сумел!

— Да ладно, Регуляторы, перестаньте! На нем же лица нет!

— Эй, Гош! Очнись! Мужики, да что это с ним?!

Медленно, очень медленно Гош закатил глаза и повалился вперед, прямо Большому в руки.

img2— Аптечку! — крикнул заставе Родионов, все это время стоявший рядом и с умилением наблюдавший за сценой встречи. — Эй, там! Чего-нибудь! Человеку плохо!

Регуляторы уже тащили Гоша к спрятавшимся за кормой миномета джипам. Точнее, Большой его нес, а остальные так, придерживали.

— Не надо аптечку! — бросил через плечо Олег. — У нас есть. И вообще, мы его коньячком…

— Вы это, мужики… — нерешительно сказал Родионов. — Может, встанете тогда на ночь тут, в отстойнике? А я вам Гошкин «Хаммер» выгоню. Чтобы уж вместе.

От суетящейся компании отделился Цыган и вернулся назад.

i— Слушай, — тихонько сказал он Родионову. — Строго между нами. Здорово Гош успел дров наломать? Или так, простительно?

Родионов поперхнулся. Видно было, что Цыган не шутит, а на самом деле интересуется, много ли Гош в Москве набезобразничал.

— Да нормально… Жертв и разрушений нет, — выдавил он. — А что?

— Ну и слава Богу. Понимаешь, мы в конце прошлого лета ехали в Тулу. И по пути заснули все. Только девчонка одна с нами была, вот ей и удалось нас до города довезти. А очнулись мы более или менее только сейчас, но все в пределах Тулы, не разбежались за зиму. И с очень хорошей памятью. Тут же вспомнили друг друга и бросились на поиски. Все нашлись, а Гошка пропал. Исчез бесследно. Вот мы и…

i (13)— Гошка зато тут возникал, — сообщил Родионов. — На протяжении нескольких месяцев. И как раз очень старался наломать дров. Приезжал, стрелял, ругался матом. Если бы не Борис, давно бы шлепнули. Потом он исчез, а возник только вчера и сказал, что месяц назад проснулся. Тихий был и скромный. Так, напугал кое-кого, но без кровопускания. Зато успел завести собаку. Кстати, она у него в машине сидит.

— Ладно, — кивнул Цыган. — Не нравится мне этот его обморок, но будем надеяться… Давай, гони сюда его «Хаммер» вместе с собакой. А утро вечера мудренее. Нам еще Женьку искать, она тут рыщет где-то по его душу, неугомонная. Вперед рванула, не дождалась. Не видел рыжую такую на коне? Амазонку со снайперской винтовкой?

1-1— Не-а, — помотал головой Родионов. И улыбнулся.

— Ты чего? — прищурился Цыган.

— Любен! — крикнули ему из-за миномета. — Откачали, кажется!

— Иди, — кивнул Родионов. — Иди к нему. А я так… Ничего. Хорошая команда у вас. Аж завидно.

111— Хочешь — смейся, хочешь — нет, дружба в боях закалилась, — гордо сказал Цыган. — Ну, до утра. Встретишь нашу рыжую, не пугайся, она на самом деле золотая.

— Мне своя нужна, — тихо произнес Родионов. — Единственная. Тьфу! Валите в отстойник, сейчас подгоню машину. Собаку только не обижайте.

— Ты говоришь так, будто Гош умер, — заметил Цыган. — Оклемается, сам займется своей псиной.

— Он теперь уйдет с вами, — сказал Родионов еще тише.

i (1)— Ну… На какое-то время мы бы хотели тут задержаться.

— Но потом-то он все равно уйдет.

— Если Гошка решит, что это правильно, ты сможешь пойти с нами.

— А-а!.. — Родионов как-то скованно махнул рукой, повернулся и зашагал в город. Цыган побежал к миномету.

Гош, бледный и взъерошенный, сидел в «Лендровере». Олег массировал ему виски и приговаривал: «Ну вот и все, уже все прошло, мы тебя сейчас уложим баиньки, и утром ты будешь как новенький, сейчас приедет твоя машинка…».

«И придет твоя собачка», — чуть было не ляпнул Цыган, но решил на всякий случай повременить. И угадал.

Гош повел глазами в его сторону и вздохнул.

— Простите, ребята, — через силу прошептал он. — Понятия не имею, что со мной такое. Устал я. Жутко устал. Как во сне. Туман сплошной. Цыганище, ты покомандуй тут… Обеспечь. Слушай, где это мы? Как нас сюда занесло? Это что, опять Москва?… Зачем? Все, сломался. Устал. Олег, хватит, оставь меня в покое, ради Бога… Ничего не понимаю. Слушайте, на самом деле, я посплю немного, ладно? Вот прямо здесь и посплю…

— Спи, братишка, — мягко улыбнулся Цыган. — Но чур, только до утра. Не больше.

— Ага, — кивнул Гош.

Уронил голову на грудь и мгновенно заснул.

На этот раз — только до утра.

Москва 1998.

Примечания

1 - ФРОНТИР (англ. frontier): 1) граница, 2) граница продвижения поселенцев в США.

Продолжение следует...

Читать по теме:

©2017 Ирина Дедюхова. Все права защищены.
df05f117aa6edb60265380216e48dce0 (1)

Один комментарий на “Синопсис романа. Часть XIII”

  1. Anna:

    Всё интереснее и интереснее…А, о том, что у писателя нежные отношения со спецслужбами сразу же видно по приведенному вначале интервью. Опять же случайный полковник рядом отирается. Тренд нынче такой, без настоящих полковников оне никак не могут…

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Календарь вебинаров
Архивы
  • 2019 (44)
  • 2018 (78)
  • 2017 (87)
  • 2016 (103)
  • 2015 (90)
  • 2014 (68)
  • 2013 (71)
  • 2012 (78)
  • 2011 (71)
  • 2010 (91)
  • 2009 (114)
  • 2008 (58)
  • 2007 (33)
  • 2006 (27)
  • 2005 (21)
  • 2004 (28)
  • 2003 (22)
Авторизация