Кодекс Хамурапи. Часть V

Я к людям шел назад с таинственных высот,
Великие слова в мечтах моих звучали.
Я верил, что толпа надеется и ждет...
Они, забыв меня, вокруг тельца плясали.

Смотря на этот пир, я понял их, - и вот
О камни я разбил ненужные скрижали
И проклял навсегда твой избранный народ.
Но не было в душе ни гнева, ни печали.

А ты, о господи, ты повелел мне вновь
Скрижали истесать. Ты для толпы преступной
Оставил свой закон. Да будет так. Любовь

Не смею осуждать. Но мне,- мне недоступна
Она. Как ты сказал, так я исполнил все,
Но вечно, как любовь,- презрение мое.

Валерий Брюсов "Моисей"
25 апреля 1898

Стихи Валерия Брюсова и Максимилиана Волошина вспомнились, конечно, в связи с недавним вебинаром  Поэзия начала XX века: В.Брюсов, Н.Асеев, М.Волошин. Здесь, как мы видим, даже у подчеркнуто лояльного Валерия Брюсова поневоле возникает вопрос о полнейшей ненужности и невостребованности этих самых скрижалей у "избранного народа".

Стихотворение написано до того, как мир облетела весть о потрясающей находке стелы Хаммурапи, вполне рукотворной, над которой трудятся обычные люди, не считающие себя "избранными", но великолепной отделкой стелы, пережившей тысячелетия, подчеркивая именно то, насколько всему обществу требуется законодательная основа.

Они не ждут манны небесной, они трудятся над упорядочением внутренней жизни, выбивая законы в черном диорите, чтобы раз и навсегда увековечить устои, до которых доходят в мучительных душевных терзаниях. Стоит лишь прислушаться к этим словам, дошедшим до нас через четыре тысячи лет: "Этот человек - вор!.."

Как раз к ним и следует прислушаться именно сегодня, особо  не разбираясь в степенях "избранности"  всякого ворья. Именно тогда, когда мы воотчию увидели не просто безнравственную, но беспомощную и никчемную ростовщическую сущность - нашего  недалекого правительства. Чтобы вновь понять, для чего люди собираются в государство! Только для того, чтобы в государственной среде достичь бОльшего, чем могли бы достичь без него.

Вовсе не для того, чтобы испытывать "чувство патриотизма" или снисходительно взирать на беспомощных аморальных марионеток во власти, которые не способны честно прокормиться на общих основаниях, не говоря уж о том, чтобы организовать успехи других.

Если Валерия Брюсова, прежде всего, занимает вопрос о ненужности законодательства тем, кто всегда и при любых формациях ищет пути, как обойти закон, - у Максимилиана Волошина образ Моисея вырастает в фигуру "кровавого Мессии". Умолчим о том, насколько странной выглядит Божественная Любовь в трактовке Брюсова, который приравнивает ее к... презрению.

К образам Великой французкой революции  можно добавить чрезмерное увлечение мистикой, столь харатерное для нулевых и десятых годов начала ХХ века. Как Максимилиан Волошин, так и Валерий Брюсов были в свое время очень известными мистиками, увлекались спиритизмом, стараясь почерпнуть "в высших эмпиреях" и художественные образы.

Неудивительно, что  для русской поэзии Серебряного века весьма характерным является  образный ряд именно современного Хаммурапи Древнего мира накануне его разрушения кочевыми племенами. Но... это, конечно, отдельная тема... пока не слишком актуального разговора. Хотя бы потому, что большинство строчек той поэзии... сегодня, к сожалению, уже мертвы.

Как все же интересно сплелись образы Великой французской революции именно в мистическом восприятии переломной эпохи у мистика Максимилиавна Волошина. Спрашивается... при чем здесь Моисей?..

Ну, во-первых, при том, что в Великой французской революции основными участниками были... евреи, большинство из которых было "законниками". А дальше... шел кровавый потоп, который закончился расправой с самими зачинщиками террора.

"Революция пожирает своих детей!" - скажет потом Дантон. Он тоже был юристом, тоже участвовал в сломе "устаревшего" законодательства. У нас ведь всем "закконикам" - до сих пор переломить скрижали, что два байта об асфальт. Особенно нынче это делается запросто, когда можно поверх чужого - просто пальчиком потыкать по клавиатуре. Это не не по диоритовой стеле поработать кайлом. Не с гусиным пером всю ночь надрываться.

На стеле-то, если заметили, 37 статей законов была стерта, а вот выбить новые поверх... так и не собрались. Забавно, верно? Выдохлись при стирании. Запал иссяк.

Забавно, что, например, наиболее "патриотический" деятель французской революции Марат - тут же прибыл из-за рубежа, как у нас - Лев Троцкий. Слетелись стервятники...

А если сами рушат закон, которому обязывались служить, то... что остается? Самая отвратительная "мистика", где уж и не разберешь, что нравственно, а что нет. Основа-то уничтожена! И начинается... черное шаманство! Думаете, наши нынешние "руководители" не подвержены тому же самому? Еще как!

Вот вы видите французскую литографию начала ХIХ века, изображающую Наполеона у гадалки Ленорман. Ее называли "мадам Черная Магия". Но она сразу говорила, кто чем за что расплатится. И  с самого начала знала, что погибнет не своей смертью.

А Максимилиан Волошин выбирает друой образ из той эпохи -  Катрин Тео. Это слепая монахиня, являвшаяся медиумом у полулегальной секты Новых Иоаннитов.

s58539110Катрин Тео во власти прорицаний.
У двери гость — закутан до бровей.
Звучат слова: «Верховный жрец закланий,
Весь в голубом, придёт, как Моисей,

Чтоб возвестить толпе, смирив стихию,
Что есть Господь! Он — избранный судьбой,
И, в бездну пав, замкнёт её собой…
Приветствуйте кровавого Мессию!

Се Агнец бурь! Спасая и губя,
Он кровь народа примет на себя.
Един Господь царей и царства весит!

Мир жаждет жертв, великим гневом пьян.
Тяжёл Король… И что уравновесит
Его главу? — Твоя, Максимильян!»

Максимилиан Волошин «Термидор»
Из цикла «Пламена Парижа»
7.12.1917 год

 Видите, чтобы понять то, что имеет в виду Максимилиан Волошин, надо хорошо знать ту эпоху. С 1722 года во Франции, после продолжительного периода религиозных войн, когда Имя Божье было лишь поводом отступления от закона  и междоусобного кровопролития, - в 1722  году возникает культ Новых Иоаннитов. Он состоит из людей, утверждающих, что в церкви и просто на улице они видят "странного человека без имени", который сообщает им о грядущих бедствиях, угрожающих Франции.

Свое стихотворение Максимилиан Волошин посвящает главе "Магия и революция" из книги "История магии. Обряды, ритуалы и таинства" Элифаса Леви (псевдоним; настоящ. имя - Альфонс Луи Констан, 1816- 1875 - французский аббат, крупнейший представитель оккультизма в XIX в. См.: Levi Eliphas. Histoire de la magie. Paris, 1892, p. 441-446).

Кстати, достаточно интересная книга и для нас, поскольку там, в сущности, все попытки лишить человека выбора, превратить веру в справедливость - в набор догм, "изьмов", штампов и стереотипов - отнесено... угу, к черной магии. И рассмотрены некоторые попытки "заморозить время", поменять свою масть в колоде, занять совершенно чужое место и завладеть тем, чем точно владеть будешь не по праву - именно с точки зрения черной магии.

Черная магия противопоставляется у Элифаса Леви - нормальному правовому гражданскому сознанию. В результате меняется установленный порядок вещей, нравственное нивелируется под абсолютно безнравственное. И важным приемом черной магии является... постоянное переписывание законов, изменение правил игры, провозглашение "нового времени", по сути, являющегося безвременьем.

Занятная книжица, можно найти и посмотреть ее под рациональным углом, иначе точно снесет голову.  Отрывок про Катрин Тео публикуется в сети... с намеренным отсутствием источника - как "Феномены медиомании". А то, что такой "феномен" возник на почве христианского мировоззрения, а "медиумами" были люди духовного звания в разгар гонения на церковь, обычно... обходится молчанием.

Давайте рассмотрим отрывок, который Максимилиан Волошин иллюстрирует своими строчками.

923368349625f37ae2ff9a203009d5aaДуховным наставникам этой секты был монах Дом Герль, который  возглавил ее после смерти Луазо в 1788 году. Однако в эпоху Революции он  был охвачен республиканским энтузиазмом и отторгнут другими членами,  действовавшими под влиянием их главной сомнамбулистки, известной как  сестра Франсуаза Андре. Это была старая полуслепая женщина. Она  пророчествовала и ее предсказания сбывались, она вылечила множество  больных. Ее звали Катрин Тео. Поскольку ее предсказания носили  политический характер, полиция Комитета общественного спасения не  замедлила заинтересоваться ею.

Однажды вечером она, находясь в экстазе, была среди своих адептов.

"Послушайте", - воскликнула она, - "Я слышу звуки его шагов, он мистически избран Провидением, это ангел Революции, ее спаситель и ее  жертва, король разрушения и перерождения. Вы видите его? Он приближается.  Его окружает розовый нимб Предтечи; это он породит все преступления тех,  кто принесет его в жертву. Величественна твоя судьба, о, ты, который  закроет бездну, поместив в нее самого себя. Вы не увидите его,  украшенного как на празднике, несущего в руках цветы, венок его  мученичества".

Затем она добавила в слезах: "Как тяжко твое испытание,  сын мой, и как много неблагодарного будет сопровождать со временем память  о тебе. Встаньте, преклоните колени он идет. Король идет - это король  кровавой жертвы."

В это мгновение дверь быстро отворилась, и вошел человек в плаще, надвинутой на брови шляпе. Присутствовавшие встали. Катрин Тео протянула  к нему руки и сказала: "Я знала, что вы должны придти и я ждала вашего  прихода. Тот, кто справа от меня, но кого вы не видите, показал мне вас  вчера, когда против нас было выдвинуто обвинение. Мы обвиняемся в  заговоре в пользу короля, и о короле я хочу говорить. Это он, кого  Предтеча открыл мне в настоящий момент, корона его залита кровью и знаю,  над чьей головой зна находится - над вашей, Максимилиан".

Услышав это имя, незнакомец вздрогнул, как если бы закаленная шпага  вонзилась в его грудь. Он бросил вокруг быстрый беспокойный взгляд, после  чего лицо его "снова приняло бесстрастное выражение.

"Что вы хотите сказать? Я вас не понимаю", - произнес он коротко и резко.

"Я хочу сказать", - повторила Катрин, - "что солнце будет ярко сиять  в тот день, когда человек, в голубых одеждах и с цветами в руках станет  на мгновение королем и Спасителем лира. Я хочу сказать, что вы станете  великим как Моисей и Орфей, когда, попирая голову чудовища, которое  готово пожрать вас, вы удостоверите вождям и жертвам, что Бог есть, уберите свою маску, Робеспьер, покажите нам непокрытой эту доблестную  голову, которую Бог должен поместить на пустой часше своих весов. Голова  Людовика XVI тяжела и только ваша может стать ее уравновесить!"

"Вы угрожаете?", - холодно спросил Робеспьер, снимая шляпу - "Вы  думаете этим фиглярством поколебать мой патриотизм и мою совесть? Вы  надеетесь фантастическими химерами бабушкиных сказок воздействовать на мою решительность, поскольку тайно наблюдаете за моими начинаниями? Вы, кажется, видели меня и горе вам, потому что вы видели. Объявляю вас арестованными!"

Сказав это, Робеспьер накинул плащ на голову и твердыми шагами пошел к двери. Никто не осмелился задержать его и никто не обратился к нему.

Катрин Тео сжала руки и сказала: "Уважайте его волю, потому что он король и папа нового  времени. Если он ударит нас, это значит, что нас хочет ударить Бог.  Положим безропотно головы наши под нож Провидения".

Инициаты Катрин Тео ждали ареста всю ночь, но никто не появился. На следующий день они разошлись. Через пять дней на Катрин Тео и ее группу поступил донос от тайного врага Робеспьера, который ловко внушил слушателям сомнения относительно пламенного трибуна. Было сказано о диктатуре и подлинное имя короля произнесено. Робеспьер лишь пожал плечами. На следующее утро Катрин Тео, Дом Жерль и другие были арестованы. Слухи о разговоре Робеспьера с Катрин Тео распространялись неизвестным образом.

Ходили слухи, что ее арестовали и бросили в Бастилию, но это не так, потому что доподлинно известно, что умерла она в Консьержери в возрасте семидесяти лет. Она называла себя Матерью Божьей, пророчествовала скорый приход Мессии и затем - вечную жизнь для избранных.  Тайная полиция Термидора уже активно следила за возможным диктатором, которого обвиняли, за его веру в Бога, в преступном мистицизме.

Сам Робеспьер не был ни врагом, ни другом секты этих новоявленных иоаннитов. Он пришел к ним из чистого любопытства и, не удовлетворенный тем, что увидел и услышал, удалился, бросив угрозу, которую не собирался исполнять. Те, кто выдавал кружок старой монахини за секту заговорщиков, надеялись подорвать таким образом репутацию Неподкупного.

Пророчество Катрин Тео сбылось. Торжественно возгласили культ Верховного Существа, и началась стремительная реакция Термидора. Секта продолжала собираться. Откровения сестры Андре записывал сир Дюси. Навязчивой идеей, которую лелеяли сектанты, было сохранение законности в рамках будущего правления Людовика XVII. Много раз в своих грезах они спасали бедного маленького сироту, пока не поверили, что так и случилось на самом деле. Провидцы прошлого обещали трон из лилий юноше, который томился в заточении.

Как видим, в строчках Максимилиана Волошина с детальной точностью передан этот фрагмент, в котором выделены наиболее важные детали. Законность может восторжествовать лишь в том случае, когда бездну беззакония закроет собой тот, кто начал кровавую жатву. Ну да, по принципу талиона.

Однако и Брюсов и Волошин вовсе не видят в явлении Моисея - торжество закона, они видят обрушение закона. А нежелание следовать новым культам "Верховного Существа" - сродни тем "неправильным" поклонениям, с которыми сталкивается Моисей при попытке внедрить Второзаконие.

Отходит на второй план чудовищность всего, что принес своей стране Робеспьер из-за личного желания править, решив, что раз он "буквой закона" сумел лишить жизни законного короля Франции, то и впрямь - равен ему в качестве "гражданина". Отходит, поскольку ведь все идет с сатанинскими спекуляциями на бедах народа, разрешить или устранить Робеспьер был явно не в состоянии.

Обезглавить короля он мог, но править... нет. Зато он точно мог бы читать всем морали, набивая свои карманы, умно беседовать с Ангелой Меркель, плавать на военных судах, рассуждая, где ему новую зарубежную военную базу поставить, а в каком болоте - грибочки солить.

А наладить экономику, выстроить мощный комплекс ирригационных сооружений, осуществить индустриализацию, создать уникальное нормативное пространство - Робеспьер не может. Зато может рассуждать о "духовных скрепах", патриотизме, экстремистах, которых только и остается... обезглавить, поскольку ни на что бОльшее они непригодны.

Да, каждый раз говорится о благородстве намерений нового кровавого Мессии, о том, что лишь постулаты его мистического опыта "толпа надеется и ждет". Здесь уже накатанные методики, одинаковые схемы, навязшие на зубах штампы. Просто выраженные поэтическими образами Брюсовым и Волошиным - они моментально связывают... многое, что приходило на ум каждому, но не осмысливалось до конца.  И всегда ускользало нечто важное.

Código-de-Hammurabi...Мы уже рассматривали агиографию поэмы Владимира Маяковского "Владимир Ильич Ленин". Но, опуская многие частности, можно сказать одно: сам этот миф о Моисее, получившем скрижали от Бога истинного, то есть, ниспровергающего всех, кому поклонялись люди до прихода очередных кочевников, - позволяет выявить, что автору сего неприглядного "пророчества" была хорошо известная стела Хаммурапи, особенно ее пролог.

Это ведь... ну, чистое подражание даже самому начальному барельефу, там и клинописью владеть не надо. Здесь сразу связка возникает для малограмотных, никогда не имевших доселе своего государства: законы не из головы берутся, а их прямо готовенькими вручает бог.

Только у Хаммурапи бог был не взаправдашний, а вот у Моисея - самый истинный. Да и что там понимал Хаммурапи, создавший свою "эффективную собственность"? Раз с нее получалась польза всем народам, населявшим Междуречье, а "избранному народу" ничего на карман не капало, то ясно, что такая собственность ни одного процента не эффективная. А все потому, что ведь эти отсталые собственники пока не прониклись "культом Верховного Существа", не знают "трех источников, трех составных частей" и т.д. Не говоря уж о совершенно новом "экономическом знании им. Егорки Гайдара".

А тут... всплывает из небытия эта самая стела Хаммурапи... перед самым кровавым веком в истории человечества...

Однако все откуда-то приходят, жизнь - это вообще большое путешествие. Важно то, что кто несет с собой, а главное, как он старается жить на новом месте с людьми. И Хаммурапи принадлежал к амореям, пришедшим в Междуречье в качестве кочевников-скотоводов.

Амориты или Амореи (на аккадском - Tidnum или Amurrum, египетском - Amar, иврите - emori) – народ семитского происхождения, который занял территорию к западу от Евфрата со второй половины третьего тысячелетия до н.э. Термин Amurru используется для обозначения как самого народа, так их главного божества.

Амориты или Амореи (на аккадском - Tidnum или Amurrum, египетском - Amar, иврите - emori) – народ семитского происхождения, который занял территорию к западу от Евфрата со второй половины третьего тысячелетия до н.э. Термин Amurru используется для обозначения как самого народа, так их главного божества.

Амореи (амориты) (самоназвание «сутии», то есть потомки легендарного праотца Суту; он же Сиф в синодальном переводе Библии, Шет в еврейских текстах) — кочевой западносемитский народ древней Передней Азии, говоривший на аморейском языке.

На арену мировой истории амореи выходят в III тыс. до н. э. как скотоводы-семиты, кочующие в Сирийской степи между Ханааном и Шумером. Старейшим аморейским городом считается Угарит[1]. По одной из версий, амореи пришли из Аравии, куда они попали из Северной Африки через Красное море еще в V тыс. до н. э.

Помимо амореев (северо-западных семитов, предков евреев, хананеев и финикийцев) из прасемитов обособились аккадцы, протоарабы и савеяне[2]. Первоначально амореи жили патриархальными родами. Ок. начала 22 в. до н. э. сутии широко расселяются вдоль Евфрата на северо-запад, занимая нагорье Джебель-Бишри (ставшее теперь их центром) и сопредельные области Сирии, где ассимилируют местный западно-семитский народ эблаитов, надломленных аккадскими (см. Аккад) походами предыдущего столетия; после этого на сутиев и переходит месопотамское название «амореи» (букв. «западные люди»), как ранее называли именно эблаитов.

В ходе этого расселения выделилось три племенных союза сутиев: собственно сутии (они же диданы) на северо-западе, ханеи в центре и бини-ямина на юге и юго-востоке (некоторые исследователи полагают, что от последних происходит библейское колено Вениамина).

Во второй половине XXI в до н. э. одна группа кочевых племен амореев вторгаются в Месопотамию (Аккад) с запада[3], а другая вторгается в Ханаан[4]. Цари III династии Ура построили стену вдоль края «гипсовой» пустыни от Евфрата до Тигра, которая была предназначена защитить Нижнюю Месопотамию с севера. Но аморейские пастухи, не пытаясь прорваться на юг через эту пустыню и построенную царскими работниками стену, перешли Верхнюю Месопотамию поперек, с запада на восток, переправились через Тигр, затем через Диялу и начали вторгаться на поля Нижней Месопотамии с востока на запад.

Амореи приходят в Междуречье не от хорошей жизни, а по причине серьезных изменений в климате, они спасаются от засухи, ищут более благодатные места.

Но пришли они не на ровное место, за несколько веков здесь уже существовало мощное государство Аккад, совершенно неизвестное в Европе до недавнего времени. В аккадский период были не только заложены основы  государственного управления, законодательной системы, уникальной архитектуры, но и возник первый известный сегодня литературный эпос - Сказание о Гильгамеше.

Аккад — государство, существовавшее в XXIVXXII веках до н. э., а также древняя область в средней части Месопотамии, на территории современного Ирака. Столица — город Аккаде (шумер. Агаде). Являлся крупнейшей державой своего времени.

Аккадское государство возникло в результате завоевательных походов Саргона Древнего, который объединил под своей властью земли шумеров и восточных семитов (впоследствии аккадцев), включив в свои владения все номы Древней Месопотамии и ряд соседних территорий. Наивысшего могущества Аккад достиг при внуке Саргона, Нарам-Суэне, но уже в конце XXIII в до н. э. держава пришла в упадок, а её основная территория попала под власть горных племен кутиев (гутеев).

В аккадскую эпоху были заложены основы государственной системы последующих крупных держав Месопотамии — Шумеро-Аккадского царства, Вавилонии и Ассирии. У народов Древнего Ближнего Востока Аккад считался эталонным государством, своего рода образцом древней монархии.

Коренная территория Аккада занимала среднюю часть междуречья Тигра и Евфрата, а точнее — север Нижней Месопотамии и долину реки Дияла. В Раннединастический период эта область имела шумерское название Ки-Ури (по другим данным, это название носила лишь долина Диялы) и включала в себя ряд номовых государств, таких как Киш, Сиппар, Эшнунна, Вавилон, Куту и др.

В ходе многочисленных завоеваний Аккад превратился в крупнейшую державу своего времени и стал самым большим из когда-либо существовавших до этого государств[2]. Его территория простиралась «от Верхнего (Средиземного) моря до Нижнего (Персидского залива и включала северную часть будущей Финикии, Сирию, приграничные районы Малой Азии, собственно Месопотамию, часть Загросских гор и Элама (в современном Иране). После падения Аккадского царства, в эпоху III династии Ура название «Аккад» становится устоявшимся обозначением бывшей области Ки-Ури[3], поскольку Саргон и его преемники имели лишь собирательные титулы шумерских гегемонов, к которым прибавляли «царь Аккаде» или заменяли на «царь четырех сторон света».

В дальнейшем, после завоевания Вавилоном Нижней Месопотамии, земли Шумера и Аккада получили название Вавилония.

Как особая страна, а тем более крупная держава, Аккад был совершенно неизвестен европейцам вплоть до XIX века. О нём молчат античные источники, так как уход этого государства с исторической сцены произошёл задолго до появления классической полисной системы в Греции. Даже в уцелевших фрагментах написанной в эллинистическую эпоху «Истории Вавилонии», авторство которой принадлежит вавилонскому жрецу Бер-ушу (Беросу), совершенно нет упоминания об этой стране, так как земли Шумера и Аккада уже давно имели другое название — Вавилония, или (иногда) Халдея. И лишь в Библии имелось единственное упоминание об Аккаде, но здесь он считался одним из владений мифического вавилонского царя Нимрода[4], комментаторы затруднялись с определением его местоположения и считали Аккад городом.

...И тут выясняется необходимое и достаточное условие существования и законодательной системы, и развитого уровня гидротехнических сооружений, дворцов, дорог, укреплений… как и самого эпоса, разумеется. Это – язык!

Поэтому сегодня, едва вывалили с киевских помоек новые кочевники во власть, так сразу начали коверкать язык, пытаясь заменить Великий и Могучий, в среде которого возникла сама государственная инфраструктура, в которую они лезут паразитировать.

Удивительное дело, но не только на территории бывшего СССР не возникло ни одного крупного эпического произведения, способного хоть как-то подтвердить «национальное возрождение», но практически растворилась в хаосе стяжательства и ростовщичества достаточно заметная еще пару десятилетий назад – польская и венгерская литература. Сборники югославских писателей раньше выходили весьма солидными, под общим названием «Навеки вместе», а тут… одни базарные расчеты, уголовная хроника «из зала суда». Пришли показать себя – кочевники и ростовщики!

У амореев нельзя было отнять желания работать и продолжать государственное строительство. Беда в том, что к государственному уровню Аккада хоть и в урезанном виде этой мощной некогда державы, они подошли со своим аморейским языком кочевников-скотоводов. А надо понимать, что язык должен развиться и вызреть. И до государственного уровня язык вызревает не менее пятисот лет!

О Древней Руси, как "стране ста городов" сведения в греческих источниках появляются еще в IV веке нашей эры, но Рюрика призывают во второй половине IХ века, начиная государственное строительство с Великим путем из варяг в греки.

У амореев имелась и другая особенность, которая для любого сообщества могла бы помешать достичь в краткие сроки вершин государственного управления. В сущности, амореи были союзом племен, объединившихся с целью выживания. Они не являлись даже единым народом, где все говорят на одном языке. Покоряя Междуречье, этот союз включает в себя и местные племена.

Не нужно думать, что племена западных семитов (амореев) в Месопотамии образовали какое-то единство. Напротив, так называемые амореи разделились на множество совершенно независимых друг от друга и нередко враждовавших племён. На реке Хабур обитала одна часть племени идамарац, на Среднем Евфрате пасли своих овец среди прочих — бини-сим’ала, ханейцы (‘анейцы) и бини-ямина, причём их ответвления под особыми названиями держались также и гораздо южнее; так, между Евфратом и Тигром в Южном Двуречье кочевали племена амнанум, яхрурум, рабабум, а может быть и ряд других и в то же время они составляли часть бини-ямина и ханейцев.

Часть племени амнанум пасла скот даже далеко на юге страны, возможно, в степи Ан-эдена, между Уруком и Уммой, а севернее их в Центральном Двуречье, восточнее и западнее Ниппура держалось племя нумхум. Пастбища же вдоль Тигра и за Тигром были заняты ниже долины реки Диялы племенами мутиябаль и ямутбала, а выше Диялы, до гряды Джебель-Хамрин — второй частью племени идамарац.

В XIX веке до н. э. амореи создают в Месопотамии три царства с центрами в Вавилоне (основатель династии Суму-абум), Иссин, Эшнунна и Ларса, которые были объединены в следующем столетии под началом царя Хаммурапи.

Итак, до создания государства у амореев после вторжения разноязыкой толпой проходит всего чуть более двухсот лет. Поэтому и свод законов Хаммурапи... пишется на аккадском. Кроме сложных задач гидротехнического строительства, у этого государства проблема постоянной аналогичной экспансии кочевников-хурритов с Востока.

Создание империи Хаммурапи и экспансия хурритов в XVIII—XVII вв. до н. э. стали поворотным этапом в судьбе амореев. Отныне зонами их сплошного обитания остаются только Нижняя Месопотамия, Сирийская степь и Заиорданье (царство Васан и союз «Сынов Шета»), в то время как в северной, уже заселенной преимущественно хурритами, части этого ареала, остаются только отдельные аморейские племена. Тем не менее за территориями современных Ливана и Сирии к западу от Евфрата закрепилось название «Амурру» (то есть страна амореев). Там создается союз Ямхад.

В XVIII веке амореи создают племенной союз гиксосов, который осуществляет экспансию в Египет.

Восток страны бывшие "сыны пастухов" прикрыли себе захватом власти в Нижнем Египте, как мы разбирали на вебинаре История Древнего Египта. Но и там им пришлось предварительно ассимилироваться около ста лет.

Но мы также вспоминаем, что именно из-за неспособности осуществлять управление сложнейшей гидротехнической системой Нила, являвшейся главной государственной инфраструктурой Нижнего и Верхнего Египта, гиксосы так и остались в египетской истории пришельцами, захватчиками, выскочками, неграмотными "сынами пастухов".

Отметим, что свое царствование Хаммурапи начинает именно с восстановления аккадских ирригационных каналов, строит ряд важнейших гидротехнических сооружений.

В дальнейшем месопотамские амореи отразили натиск касситов с востока. Серьезный удар по амореям в XVI веке до н. э. нанесли хетты, которые захватили Вавилон и фактически отдали Месопотамию под власть старых врагов касситов[5].

В XVI в. до н. э. хетты совместно с касситами кладут конец аморейской Вавилонии. Одновременно египтяне под началом фиванских фараонов XVIII династии кладут край конец господству гиксосов, изгнав их из Египта и взяв под свой контроль территорию Ханаана (Палестины) и Финикии (Ливана). Бежавшие в Сирийскую степь амореи формируют отряды хапиру. С очередным ослаблением Египта и началом арамейского расселения XIV в. до н. э., хапиру формируют союзы Аммон, Израиль, Моав и Эдом.

Характерно, что Джебель-Бишри отныне именуется, уже не «Горами амореев», а «Горами ахламеев (арамейское племя)». В конце XIII—XII вв. до н. э. (катастрофа бронзового века) древнееврейские племена уничтожили или ассимилировали амореев Ханаана и Заиорданья; последние изолированные племена сутиев в Месопотамии были поглощены арамейской средой в VII в. до н. э.

image019То есть, амореи - это такой племенной многоязыкий союз, создавший в свое время этническую химеру гиксосов и хапиру. Если вспомнить библейскую легенду, то именно отсутствие общего языка разобщило эту державу.

Книга Бытия рассказывает о Вавилонской Башне, которую люди начали строить, пытаясь добраться до неба. В легенде говорится о том, что Всевышний увидел, что люди захотели слишком многого и понял, что это приведет к катастрофе. Он сделал так, что люди стали говорить на разных языках и совсем перестали понимать друг друга, а затем разбросал их по всему миру.

Легенда похожа на очень тонкое и умное наблюдение какого-то давнего мыслителя, нежели на правду или какое-то "пророчество". Вряд ли кто-то из вавилонян решил бы строить "башню до неба", поскольку, как показывают законы Хаммурапи, деньги там считать умели хорошо. Но сама аккадская архитектура, пережившая второе рождение в Вавилоне, могла поразить любого выходца из пустыни. Как и галдящая разноязыкая толпа, где мало кто понимал и половину сказанного.

Аккадский был языком знати и языком государственного делопроизводства, языком законов и судопроизводства. Рано или поздно Вавилонская Башня должна была рухнуть...

...Давайте, попробуем на неопровержимых на сегодня академических источниках, незамутненных религиозным фанатизмом, а так же всякого рода "изьмами", - восстановить то... что получается после обретения стелы Хаммурапи. Если  вдруг всплывет столь же значительный артефакт, который измени наше прочтение истории, - поправимся без проблем, подтереться нам несложно. Не с черного диорита, простите, клинопись подтирать.

Итак, законы Хаммурапи относятся к 1750 годам до н.э. А первое даже не упоминание, а предположение о том, что "избранный народ" уже появился в Междуречье, - относятся к 1400-м годам до н.э.  Такое предположение, кстати, сделали именно отечественные египтологи, по одному странному описанию битвы при Кадеше (1294 г.э.).

Битва при Кадеше — сражение между войсками Египетского и Хеттского царств, сильнейших держав Ближнего Востока. Войска возглавляли фараон Рамсес II и Муваталли II. Столкновение проходило в г. Кадеше на реке Оронт (территория современной Сирии). Начавшись с явного преимущества для врагов Рамсеса, в итоге оно было выиграно египтянами, но с многочисленными потерями. На стратегическом уровне оно привело к «технической ничьей» с заметными стратегическими преимуществами для хеттов, так как положило конец вторжению Рамсеса II. В итоге было заключено перемирие между хеттами и египтянами. Обе стороны приписали победу себе.

Это сражение стало первым в истории, отображённым в источниках обеих воюющих сторон, что повысило к нему интерес со стороны исследователей военной науки, историков, египтологов и военных всего мира. Кроме того, битва при Кадеше стала последним крупным сражением эпохи бронзового века: хетты уже использовали железное оружие.

То есть, в Междуречье уже вторглись кочевники хетты, но они там обжились, пока в Египте шла чехарда во власти из-за династий гиксосов, представлявших собой союз кочевых пустынных племен, «детей пастухов». Далее в Египте восстанавливается чисто египетское управление, характеризующееся, прежде всего, тем, что сложнейшая ирригационная система Нила начинает работать нормально. И Египет пытается восстановить свое влияние на землях нынешних Палестины и Сирии.

Происходит вышеупомянутое сражение, в котором каждая сторона приписывает победу себе. Но хеттская держава начинает потихоньку загибаться, хотя основные потери понесло египетское войско. В чем, собственно, причина? Боги не те?

А несколько не тот тип управления. Хетты на завоеванных землях… несколько разнежились на благах новой для них «эффективной собственности».

У Хаммурапи мало кто обращает внимание на мушкенумов, «частично свободных», но получающих содержание от казны за выполнение определенных государственных обязанностей. На стеле расписано, какие угодья и наделы уходят мушкенумам, какие дотации они получают. И это, заметим, на основе 40-летнего опыта управления, то есть все взвешено и апробировано.

А хетты решают, что средств у них вполне достаточно, можно плевать в потолок, самим ничем не заниматься, а нанимать таких же наемников-кочевников, какими не так давно были они сами. У них же получилось взять Междуречье голодным натиском и силой железного оружия. Почему бы не нанять кочевников хапиру из союза племен гиксосов?

Тем более, что серебро они сами не зарабатывают, его зарабатывает население, которое они обкладывают налогами уже не по стеле Хаммурапи, а так, как им их бог на душу положит. Исходя из их потребностей. Им надо – так возьми и отдай.

Непонятно, что же происходит у хеттов при Кадеше на самом деле, поскольку египтян, которые несли серьезные потери, «дожать» им не удалось. Но и их наемники, в состав которых уже входит "племя Израиль", не слишком горели желанием гибнуть за чьих-то «за царя и Отечество». Но зато желали сполна получить все обещанное серебро.

Известно, что расплата с алчными наемниками окончательно подорвала и так державшуюся на силе железного оружия экономику Междуречья, государство хеттов развалилось, поскольку люди не держатся в государстве у уродов, не соображающих в экономике, не способных решать общегосударственные задачи, которые всегда выше частных интересов. Напомню, что люди собираются в государство, чтобы общими силами решать свои собственные и вполне реальные задачи настоящего, а не "светлого будущего всего человечества".

Потом там было много чего и много кого. С трудом приходящие сюда кочевники осознают, что лишь свободные люди, полностью реализовавшиеся в своем Отечестве, могут защищать его, до последней капли крови сражаясь "за царя и Отечество". До некоторых это, правда, до сих пор отчего-то не дошло. А история показывает, что мимикрировать под "совсем таких же" бывает и весьма поздно.

На вебинаре Иудея — родина всех евреев, ее место в истории мы уже рассматривали момент освобождения от кабальной зависимости собственных сограждан - перед осаждающими полчищами ассирийцев, поскольку выставить на стены становится некого, а денег на наемников нет. А после приходится платить новым завоевателям 30 тонн серебра, как простым лохам.

Салманасар V (ок. 727 — 722 гг. до н. э.) — завоевание Израильского царства.

А все потому, что нарушили главную заповедь Хаммурапи, с которой тот начал свое царствование, прекратив ростовщический беспредел в отношении собственных сограждан. Поскольку в противном случае никакие государственные преобразования невозможны.

Законы показывают с несомненностью, что Хаммурапи стремился несколько облегчить положение задолжавшей свободной бедноты и ограничить ростовщичество. С одной стороны, это можно рассматривать как мероприятия, предпринятые в русле его общей экономической политик; с другой же - здесь явно прослеживается попытка Хаммурапи, поставившего перед собой задачу прочного объединения страны, расширить свою социальную базу, на которую он мог бы опереться.

Но также ясно, что его законы о ростовщиках носили половинчатый характер и никак не могли решить вопрос о кабальных займах, который начал вырастать в главную проблему эпохи.

Даже в "наше нелегкое время" обрушения всех моральных и общественных устоев, полного уничтожения законности - понемногу начинают понимать суть преобразований Хаммурапи. Делать хоть какие-то "уступки", хоть на шажок отходя от ущербного понимания исторических эпох в русле "до нас везде и всегда было плохо, потому что люди были не такими умными, как мы".

Удивительно даже, как это люди существовали, причем, довольно сносно, до таких умников, способных только заплевывать все, не стараясь... хотя бы понять, тех, кто жил раньше? А ведь от этого зависит и то, что поймешь в собственной жизни! Ведь... ничего нового и из ряда вон выходящего, в сущности, не происходит со времен египетских пирамид.

Далее в ходе таких рассуждений "об эпохе" - тут же делаются уступки в духе "извечных проблем" вроде коррупции, мздоимства, желания обобрать ближнего. Что и доказывает... обыденность происходящего из века в век.

Положения о недействительности заемных сделок на условии процента выше 1/3 (!) основной суммы носили явно утопический характер: человек, чья семья и хозяйство гибнут, не станет отказываться от предлагаемого ему займа или доносить на недобросовестного кредитора, если рискует более никогда не получать взаймы.

К тому же, как уже было сказано, основными ростовщиками были царские чиновники (те же тамкары), а также храмы (жрицы которых, в частности, надитум, будучи богатыми, нередко вели собственную торговлю и также могли заниматься ростовщичеством), и апеллировать от одного бюрократа к другому было бы явно безнадежно. Закон об освобождении заложника на четвертый год тоже не решал никаких проблем: заложник уходил от кредитора тем же неимущим бедняком, каким к нему попадал, и ему предстояло либо сейчас же вновь идти в кабалу, либо прибегнуть к " защите " царского или храмового хозяйства.

Но это, конечно, надо все рассматривать не отвлеченно, а на конкретных законах, как показывает дискуссия к предыдущей части статьи. Где уже сразу идет поиск лазеек, желания обойти закон... А тут надо вспомнить, что эта система создавалась 40 лет, была полностью проверена временем и соответствовала всем сложившимся на тот период отношениям. Никто никого не ломал и не вел себя в качестве немецко-фашистского захватчика.

Нынче уж и в голову не приходит, как же это? Быть жрицей в храме и не желать ободрать ближнего... хотя б наполовину?.. Или быть царским сановником, знать, что тебе "ничо ни будит", только восемь лет условно от нашей российской прокуратуры, - да чтоб не поглумиться так, чтоб не только живых, но и мертвых ободрать под липку, да еще не родившихся!

Если у нас недавнее сообщение уже не вызывает даже... непонимания, то как нам понять, что царские сановники амореи ограничили сами себя в жлобстве и хамстве?..

24 апреля 2015 г.  Коллекторы за долг в 15 тысяч рублей побрили женщину наголо Задержанный сотрудник коллекторской службы Кадр: видео УМВД России по Липецкой области

В Липецкой области сотрудники коллекторской службы задержаны по подозрению в вымогательстве. Об этом сообщается на сайте областного управления МВД.

По данным полиции, коллекторы издевались над семейной парой, взявшей в долг 15 тысяч рублей. Двое мужчин были задержаны после обращения в полицию потерпевших, которые пожаловались, что работники микрофинансовой организации угрожают им расправой и расклеивают у них в подъезде объявления оскорбительного содержания.

«Кроме того, со слов заявителей, двое неизвестных, продолжая требовать возврата долга, причинили телесные повреждения 40-летнему главе семьи, остригли его 35-летнюю жену и похитили три сотовых телефона», — рассказали в полиции. В настоящее время подозреваемые помещены под арест.

А вот еще одно радостное известие, после которого... тоже как-то засомневаешься в том, что Хаммурапи приказал диоритовый столб ковырять... не из садизма и желания всем наврать и подложить кису "кровавому Мессии", а типа... вот так! Ну, типа ограничить беззаконие, не говоря уж об установлении закона. Но сегодня такое сказать, конечно, и язык не поворачивается. Спасибо нашему главному "законодательному органу", а также всем его "членам".

Депутат Госдумы предложил запретить ночные звонки должникам по ипотеке. Поправки в закон «О потребительском кредите (займе)», запрещающие ночные звонки и смс от коллекторов, подготовлены депутатом Госдумы Олегом Михеевым. Депутат планирует внести поправки в нижнюю палату парламента в апреле. По мнению инициатора поправок, их принятие способно поддержать ипотечный рынок страны, пишет «Российская Газета».

«Необходимо защитить ипотечников от самых пугающих, хамских методов взыскателей долгов — от ночных телефонных звонков и смс-сообщений. Это всегда психологическое давление, запугивание, скрытая угроза», — цитирует РГ автора документа. Поправки содержат в себе запрет на звонки и смс в период с 22 до 8 часов в будни, с 21 до 9 часов — в выходные и праздничные дни.

Ой, спасибки, благодетели, вот подсобили! Мы эту "ипотеку" еще разберем, конечно. Но главное надо понимать, что у нас сам процесс "законотворчества" - хамский. А так же следует понимать, что ростовщичество вовсе не считалось даже у кочевых народов - чем-то... пристойным. И пока этого понимания нет... бесмыссленно на нашем уголовном уровне - беседовать про ипотеку. С ночными звонками бы разобраться и с вышваыриванием с детьми на улицу.

А про жриц хочется напомнить, что им по законам Хаммурапи было запрещено очень многое.

Если жрица вошла в питейное заведение, по закону ее следовало сжечь (ст. 110). Содержательницу кабака, постоялого двора, если она не схватила преступников и не привела их к властям, надлежало убить (ст. 109).

Интересно, что бы написал Хаммурапи на стеле, если бы жрицы решили заниматься ростовщичеством с тем размахом, как нынче, чтоб еще измываться над жертвами... как в концлагере? Ну, хотя бы, если б жрица подослала коллектора, который бы стучал в ворота должников среди ночи?..

Моральные общественные устои с обрушением законодательной системы у нас уже настолько сбиты, что по поводу этого ограничения тут же выводится подобающая случаю моралька.

В данном случае в качестве преступников, вероятно, рассматривались заговорщики, смутьяны, бунтовщики. Таким образом, можно сделать вывод, что ЗХ преимущественно защищали права господствующего класса рабовладельцев.

А теперь давайте сверим с реальными статьями Кодекса Хаммурапи. А то у нас нынче всякие дамочки легкого поведения пишут какие попало законы, так "в интеренетах" народ повадился и за Хаммурапи законы сочинять. Не хуже Моисея.

(§ 108) Если шинкарка не принимала зерно в качестве платы за сикеру или принимала серебро большой гирей, или уменьшала отношение стоимости сикеры к зерну, то эту шинкарку должно изобличить и бросить ее в воду.

(§ 109) Если шинкарка, в доме которой собирались преступники, не схватила этих преступников и не привела их во дворец к властям, то эта шинкарка должна быть убита.

(§ 110) Если надитум или энтум, которая не живет в обители, откроет шинок или ради сикеры вошла в шинок, то эту полноправную женщину должны сжечь.

(§ 111) Если шинкарка дала в долг 60 ка пива, то во время сбора урожая она может получить 50 ка зерна.

Какой хороший царь был Хаммурапи! Все учел! Даже "после отстоя пены - требуйте долива пива!"

Эти статьи законодательства регулируют деятельность постоялых дворов и забегаловок, дабы они не превращались в притоны. У нас бы тоже не мешало навести порядок хотя бы с наркопритонами.

ФСКН оценила наркорынок России в полтора триллиона рублей в год. Ежедневно на покупку наркотиков в России тратится около 4,5 миллиардов рублей, заявил в эфире радиостанции Коммерсантъ FM глава Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Виктор Иванов. Таким образом, годовой объем российского наркорынка приближается к полутора триллионам рублей.

Иванов уточнил, что в стране зарегистрировано около 8 миллионов наркозависимых людей. Из них 1,5 миллиона употребляют героин, около 3 миллионов — марихуану, еще столько же — синтетические препараты и 500 тысяч человек — кокаин.

Как все понимают, Хаммурапи долго бы не "реформировался", а вначале утопил бы, потом расстрелял, а после сжег все ФСКН ради процветания рабовладельческого строя.

Надитум или энтум - это действительно категории жриц. Но дальше идет речь о том, что всем им запрещено открывать питейные заведения. Сикера, как мне объяснили, что-то вроде нашей медовухи, м.б. пальмовое вино, на ранней стадии брожения - вроде нашего кваса. Однако надо понимать, что климат там все-таки далеко не наш. И от разной степени брожения на жаре женщина может быстро потерять достойный облик. Так что запрещение жрицам иметь хоть какой-то интерес к питейным заведениям (коммерческий или потребительский) - больше имеет отношение к их "облико морале", а не к рабовладельческому строю.

Ну а теперь вернемся все же к "избранному народу". Хотя среди этого кипения разноязыкой толпы... сложно понять, как все Господь смог кого-то выделить и даже отличить.

Отметим, что до "избранного народа" никто в этом бойком месте не относился к собственным соплеменникам - с подчеркнутым коммерческим даже потребительским интересом, даже ассирийцы. Хотя ассирийцы прославились невиданной до победы железного века жестокостью в отношении побежденных. Но в мирное время даже ассирийцы не отдавали собственных данников, не говоря уж соплеменниках, - в полное кабальное рабство.

При осаде Иерусалима ассирийцами в 722 году осажденные... ждут о последнего, не уничтожая кабального рабства. А вдруг еще долг успеют стрясти, пока всех ассирийцы не прирежут?.. Причем, это  - исключительно со своих!

Ассирийцы еще любили переселять и перетасовывать народы. И если о египетском плене евреев так ничего неизвестно до сих пор, то вот об ассирийском пленении – все вполне исторично и достоверно.

Их ассирийского плена евреев отпускают … в качестве своеобразной «пятой колонны», чтобы они стали опорой ассирийского влияния в Междуречье, начавшего немного приходить в себя от ассирийской экспансии.

Им разрешается превратить Иерусалим в подобие храмовых городов Вавилонии. «Идеологическую базу», все их «источники» и «составные части» в начале V века до нашей эры набрал «с миру по нитке» жрец персидского двора Эзра, посланный в Иерусалим для надзора.

Это уже тоже стало настолько расхожим местом истории, что существует и жанр городского романса, посвященного этой тематике.

Жрец Эзра от персидского двора
был послан в Град Давидов для надзора.
Персидский царь едва ли не вчера
дал иудеям вновь отстроить город.

А Эзра знал, что с ростом крепких стен
окрепнет дух разбитой Иудеи.
Проснутся и восстанут вслед за тем
опять свободомыслия идеи.

Но царь персидский был не так уж прост.
Он всё обмозговал довольно гибко :
Иерусалим — отменнейший форпост
в войне за покорение Египта.

Посланнику персидского царя
задача эта не даёт покою :
а вдруг над миром расцветет заря,
и сердце иудей откроет гою!

Гоните мысль такую за порог,
чтоб понапрасну в голову не лезла.
И хитрый трюк опробует пророк -
сторонник персов - неуёмный Эзра.

Священник Эзра, праведный еврей
и сведущий в законе Моисея,
на ноющие раны лил елей
и овладел он вскоре паствой всею.

При Эзре здесь моавитянке Рут
Остаться в жёнах бы не пофартило.
Сомнительный ему достался труд -
евреев изолировать от мира.

Семитов не любил персидский царь.
Его усы как острые кинжалы :
одним усом зарезал бы, как встарь.
Не попадись, еврей, Ахмадинжаду!

Девиков Е. И. "Пророк Эзра"

Продолжение следует...

Читать по теме:

©2015 Ирина Дедюхова. Все права защищены.

Комментарии (11) на “Кодекс Хамурапи. Часть V”

  1. l k:

    >»К тому же, как уже было сказано, основными ростовщиками были царские чиновники (те же тамкары)»

    царские бамкары, ЦБ

    Вечность…
    Хоть тушкой, хоть чучелком — тамкар бамкар банкар банкир
    Темже убо от плодъ ихъ познаете ихъ. Чело…

    Заглянув в главк челу нужен хороший штофф чтобы пройти между Сциллой и Харибдой фоменковщины и задорновщины

  2. Evdokiya:

    Грандиозная, фундаментальная работа, Ирина Анатольевна. Ваш цикл «Кодекс Хамурапи» с прежним мастерством сносит всю голову. Мастерство не пропьешь и в судах не прогуляешь. Снова получается, что все лежало на поверхности, а связать воедино без Вас никто не в состоянии. С вебинарами получается то же самое. Даже если идут повторы, то Вы умудряетесь пройденный материал подать свежо и с совершенно новой стороны. Сидела и думала немножко о другом, о том, что задача искусства показывать жизнь с новой стороны при всем известных начальных условиях.

  3. Evdokiya:

    Вспоминаю про гиксосов, про которых от Вас услышала впервые. И как выяснилось, о них вообще практически никто не знает из тех, кто берется судить об истории Древнего Египта. Так и о нашей истории без знания о них судить невозможно. А здесь убеждаюсь, что и о русском языке говорить бессмысленно, если не знаешь огромного количества исторических нюансов.

  4. agk:

    Согласен с оценкой уважаемой Евдокии. Колоссальная сила и плотность материала.
    Умилил проект закона о запрете звонить должникам ночью. А днем, значит, будьте любезны, это уже вполне по закону. О содержании звонков имеем представление. Это же надо до такого додуматься. Тут даже не знаешь, что сказать, какое-то безумие. Неужели не чувствуют сами эти «законодатели», как они выглядят?
    При этом вся государственная машина заточена на загон населения в кабалу, на стрижку шерсти и выпускание крови из «не вписавшихся».

  5. agk:

    Поговорил с одним знакомым насчет закона о ночных звонках. Так он говорит, что сейчас такие звонки запрещены В ЛЮБОЕ ВРЕМЯ СУТОК. И это вообще — статья УК. Таким образом, этот проект закона имеет одну цель — узаконить звонки коллекторов в дневное время. Вот же негодяи.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Календарь вебинаров
Архивы
  • 2019 (30)
  • 2018 (78)
  • 2017 (87)
  • 2016 (103)
  • 2015 (90)
  • 2014 (68)
  • 2013 (71)
  • 2012 (78)
  • 2011 (71)
  • 2010 (91)
  • 2009 (114)
  • 2008 (58)
  • 2007 (33)
  • 2006 (27)
  • 2005 (21)
  • 2004 (28)
  • 2003 (22)
Авторизация