Кодекс Хаммурапи. Часть I

495c98cc6455b8ceb4f4360e6904cfc9...Ну, хорошо, сделаем еще один проход. Повторение - мать учения! К тому же, многие уже и так поняли, что все трансформировалось у нас в вебинары, где... хм... задействованы все основные творческие силы человека.

Им, знаете ли, в античности были приданы художественные образы девяти муз. А изначально ведь их было немного, долгое время человечество формализовало лишь три творческие силы. Сейчас... их, пожалуй, вполне можно определить с дюжину, но все же надо быть верными классической традиции. Девять, так девять, верно?

Между высокими музами и более... прикладными, что ли - есть связка главного творческого начала любого существа, это муза Эрато, которую можно считать ее Эросом... вариантов множество.

Каждую весну в природе возникает это непонятное беспокойство, волнение в душе и желание полюбить все живое... Пение птиц, стрекотание букашек-таракашек, внезапное пробуждение каждой травинки - вдруг открывает перед нами такую простую и очевидную истину... Да все в природе и нашей жизни - созидается только с любовью.

И счастлив тот, чье появление на свет было вызвано этой главной силой природы и человеческого творчества - любви.

А вот античность... возникла не на ровном месте. Древние государства Египта и  Междуречья важны тем, что в них человечество многое делает впервые в истории. И если достигнутое забывается, очень много времени из весьма непродолжительной человеческой жизни тратится впустую, на недостойные для этого настоящего чуда вещи.

Стоит, наверно, вспомнить о Египте, как о первом государстве с четко очерченными границами. А ведь в любом анализе вначале определяются границы применимости... Говоря о патриотизме, все вдруг опускают стыдливо глазки, стоит поинтересоваться, в каких же границах они намерены проявлять свои высокие чувства в отношении преданной Родины?..

Очень сранно, что сегодня лживые псевдо-государства с псевдо-нациями не только не имеют своей культуры, своих эпосов, не говоря уж о каких-то "национальных идеях" или "идеологиях", - но законодательно закрепленных границ. Согласитесь, это и есть торжество уголовное мировоззрен6ия, которое всегда дискретно: здесь ворую - там рвется.

У нас сегодня происходят самые гадкие вещи из-за сущей мелочи - Советский Союз развалили, а к его победам и свершениям примазаться хочется, да? Сделав вид, будто бы, прям, такие вот "легитимные преемники"... А потом выясняется, что ложь про "народ сам этого захотел" и про то будто некий вор может быть "эффективнее" государства в том, что касается государственной собственности, аккумулировавшей труд многих специалистов разных отраслей, - тянет за собой все новую и новую ложь.

Хорошо, мы уже выяснили что человек, не способный создать эту собственность, не способен и управлять ею эффективно. Не может создать, - будет только разрушать! И ложь ему не поможет. А каждый, кто попытается это опровергнуть, примет на себя грех уничтоженных человеческих жизней, поскольку любая государственная собственность создается для нормального жизнеобеспечения населения страны.

Но нам ведь тут же начинают ссылаться на устройство древних государств где, дескать, законы попирались, а никаких прав у простого народа не было. А вы знаете что все эти установки давно осточертевшего марксизма-ленинизма - не работают даже для Древнего Египта?

Не было такого количества рабов, о котором нам не уставали напоминать партийные агитаторы. Кстати даже во времена Клеопатры - такого количества рабов не было. Пирамиды грандиозные памятники. храмы и усыпальницы... сооружались свободными людьми.

Как они сооружались - загадка! Но существует множество законодательных актов, дошедших до нашего времени, где оговаривались права тех, кто решил посвятить жизнь этому созиданию сооружений, до сих пор поражающих наше воображение, рождающих разного рода домыслы о том, каким образом они возводились.

При Клеопатре лишь 10% всех законодательных актов касаются рабов а вот в 90% - речь идет о свободных людях. И уже в пресловутые "ужосы сталинизма" есть решение Х съезда ВКП (б) о том, что человеческую историю надо... малость притянуть за уши чтобы унылые построения Карла Маркса и его "классовые теории" имели хоть какое-то подтверждение в действительности. Да, со всеми вытекающими из такого "решения партии" последствиями, в первую очередь, - для серьезных ученых-египтологов.

Хотя... история знает немало примеров, когда именно кастовые ("классовые") государства разваливались как колоссы на глиняных= ногах именно из-за классовых противоречий. Только отсюда можно сделать вывод, что ни в одном обществе, имеющем разделение на классы или касты - не возникнет настоящей идеи государственности.

Но мы же видим, что совершенно неестественный поворот к созданию кастового общества вне действительной пользы определенных прослоек для всего общества, перераспределение общественных благ от законопослушных граждан их создающих - к тем, кто всегда будет стоять за рамками закона... ни к чему хорошему не приводит. Все лишь разрушается, ничего не создается.

А от этого и не находят выхода огромные творческие силы, накапливаемые в душах людей... даром уходят в песок сотни и тысячи бесценных жизней.

При обсуждении этой темы, власть обычно рассматривается как некий абстрактный и исключительный феномен, будто и человеческая власть – это некое высшее явление, изначально стоящее над обществом и личностью.

Сами того не замечая, мы часто употребляем слово "власть" в бытовой (разговорной) речи, но сочетания, смысловая и эмоциональная нагрузка - выявляют смену общественных интересов, которая чаще всего носит негативный характер. Еще недавно широко распространенные словосочетания "власть чувств" и "власть предрассудков" – вдруг заменяются "властью денег" и "судебной властью".

А после превалирования на протяжении всего ХХ века атеистического мировоззрения– в языке неожиданно становится актуальным словосочетание "власть религии", что, как многие понимают, вызвано отнюдь не резким ростом набожности населения, а острым недоверием к государственной власти, общей политической нестабильностью.

Громкие заявления о "власти разума" могут означать и полное пренебрежение общечеловеческими ценностями, и крайнее мракобесие.

Никколо дель Аббате Пуссен) «Пейзаж с Орфеем и Эвридикой» 1648 г., Париж, Лувр

Впрочем, с феноменом власти все сталкиваются и по менее значительным поводам: у кого-то были властные родители, кто-то, влюбившись, почувствовал «неизъяснимую власть» над своей душой другого человека, превышающую все запреты и даже рамки незыблемых прежде табу принятых в обществе «нравов». Многие испытали и притягательную власть настоящего искусства.

О! Какая же нежная власть!
Пел когда-то вот так же Орфей…
Пусть дарует мне музыка страсть,
Хоть не знаю, что делать мне с ней.

[И.Дедюхова «Посвящение Глюку»]

Однако при всей разнородности и неоднозначности этих понятий можно выделить одно общее свойство: власть – когда воля и действия одних господствуют над волей и действиями других.

С развитием человеческого общества отношения в нем становятся все сложнее, - в качестве их регулятора развивается и власть, представляемая прежде харизматичным вождем или предводителем. Вначале она трансформируется вначале в совет старейшин, а с расширением количества общин – видоизменяется в прообраз иерархической системы, которую мы привыкли именовать «государство». Еще на ранних этапах развития государственности аппарат управления приобретает вид двухуровневой системы: верховная власть и власть на местах.

Таким образом, человеческое общество получает возможность согласованно решать насущные проблемы жизнеобеспечения, прежде всего, связанные с защитой территории, с созданием системы водоснабжения, транспортной и ирригационной инфраструктуры, аккумулируя финансовые и материальные средства.

При раскопках в одном из древнейших городов мира Уре, расположенном на полпути от Багдада до Персидского залива, были обнаружены панели из лазурита, инкрустированным перламутровыми пластинками, изображавшие иерархию общества во время войны и мира.

По преданию, уроженцем Ура был библейский праотец Авраам. Этот город начал играть важную роль уже в III тысячелетии до н. э. И для войны, и для мира - в этих штандартах устанавливаются два уровня власти, а на третьем, нижнем уровне, в качестве непосредственного носителя власти, ее опоры, - изображается народ.

«Война» (слева) и «Мир» (справа) - шумерские штандарты из царских гробниц Ура, размером 21,59 х 49,53 см. Датируются примерно серединой III тысячелетия до н. э. Британский музей

Дошедшие до нас предметы атрибутики власти, служившие отличительным устойчивым знаком принадлежности к определенному сословию, – представляют собой во многом непревзойденные шедевры искусства, которое развивается вместе с упрочением государственности.

Господствующей идеологией является религиозное мировоззрение, поэтому к правящим классам принадлежит жреческое сословие. Государство выступает как посредник между народом и богами, а цари и фараоны – как представители богов на земле. Поэтому средствами архитектуры, прикладного и изобразительного искусств создается значительная дистанция между простым народом и правящей иерархией.

Литература, изначально существующая в форме изустных сказаний и преданий, – более демократична и доступна всем слоям общества. Канонические религиозные гимны, нравоучения правителей, тексты, восхваляющие победы и деяния военноначальников, – не вызывают должного интереса даже у современников. Высокая идея власти, как необходимого условия выживания общества и волеизъявление богов, – на заре человечества порождает жанр эпической поэмы. В сущности, именно с него начинается развитие литературы – как самодостаточного искусства, способного одинаково захватывать духовный мир как простых людей, так и представителей элиты общества.

К наиболее древним эпическим сказаниям относится «Эпос о Гильгамеше», или поэма «О всё видавшем» (ša nagba imuru) , созданный в XXII веке до н. э. в Древнем Шумере. Он известен по спискам из клинописной библиотеки Ашшурбанапала, царя Ассирии, относящимся к VII веку до н. э. В эпосе повествуется о царе Урука - полубоге Гильгамеше, могучем воине. Никто не мог сравниться с ним в силе, несчетные беды принес он людям, «буйствуя плотью». В ответ на мольбы поданных унять царя Урука – боги создают «ему подобье» - простого человека Энкиду, «отщипнув глины, бросив на землю», чтобы он «отвагой с Гильгамешем сравнился», а народ занялся бы своими делами.

«Эпос о Гильгамеше» - это гимн о дружбе, которая возникает между царем и полубогом и Энкиду, который создан просто из щепотки глины. И если само повествование начинается с создания друга Гильгамешу, то о происхождении, детстве и юности самого героя эпоса не сообщается ничего.

За подвигами Гильгамеша и Энкиду следят боги, песни повествуют об их битвах и походах, в которых они сталкиваются с людьми и богами, выслушивают их истории с элементами космогонии того времени. Среди этих сказаний в «Эпосе о Гильгамеше» впервые упоминается о «Большом потопе».

Песни эпоса отражали философские взгляды того времени на окружающий мир, своеобразные этические представления, размышления о судьбе человека, его месте в мире. В отдельных шумерских песнях встречаются мотивы, известные нам по более поздним сказаниям – о поисках бессмертия.

О все видавшем до края мира,

О познавшем моря, перешедшем все горы,

О врагов покорившем вместе с другом

О постигшем премудрость, о все проницавшем:

Сокровенное видел он, тайное ведал,

Принес нам весть о днях до потопа,

В дальний путь ходил, но устал и смирился,

Рассказ о трудах на камне высек,

Стеною обнес Урук огражденный,

Светлый амбар Эаны священной. -

Осмотри стену, чьи венцы, как по нити,

Погляди на вал, что не знает подобья,

Прикоснись к порогам, лежащим издревле,

И вступи в Эану, жилище Иштар , -

Даже будущий царь не построит такого,-

Поднимись и пройди по стенам Урука,

Обозри основанье, кирпичи ощупай:

Его кирпичи не обожжены ли

И заложены стены не семью ль мудрецами?

...Кто, мой друг, вознесся на небо?

Только боги с Солнцем пребудут вечно,

А человек - сочтены его годы,

Что б он ни делал, - все ветер!

Ты и сейчас боишься смерти,

Где ж она, сила твоей отваги?

Я пойду перед тобою, а ты кричи мне: "Иди, не бойся!"

Если паду я - оставлю имя...

[«Эпос о Гильгамеше»]

Шумерский барельеф и обломок клинописной таблички из библиотеки Ашшурбанапала, царя Ассирии (VII век до н. э.)

Очевидно, шумерские песни создавались разными авторами, т.к. в них отсутствует общий связующий стержень. В более аккадских списках таким стержнем является цельный образ аккадского Гильгамеша, величие души которого проявлялось в отрицании внешнего величия, в братской дружбе с простым человеком, которая нравственно преображает и облагораживает главного героя эпоса. Поэтому можно предположить, что более древние шумерские разрозненные песни были творчески переработаны аккадским поэтом.

Практически прямые заимствования из «Эпоса о Гильгамеше» встречаются у Гомера – в его «Илиаде» и «Одиссее», даже в более поздних народных сказаниях. В сущности, любой человек, никогда не сталкивавшийся с этим эпосом, хорошо знаком с детства с его основными сюжетными линиями, не подозревая об их древнем источнике. На момент своего создания эпос включает в себя практически все существовавшие на тот период народные предания и не только шумерского происхождения.

Главным героем эпоса становится правитель с не подвергаемым сомнению божественным происхождением, а нравственность его образа выявляется в уходе от власти, в том, что он перестает давить на народ далекими от их реальной жизни целями и амбициями, присущими только небожителю. В названии он объявляется «все познавшим», а по сюжету он познает, прежде всего, тяготы материальной жизни, покинув пышные дворцовые покои.

Ненужность объяснения происхождения Гильгамеша, отсутствие каких-либо сведений о его жизни до того момента, как его подданные под бременем власти обратились к богам, - показывает, что в древних государствах не только безусловно соблюдалась значительная дистанция между представителями верховной власти, но и поддерживалась деспотически.

Сам же уход от власти главного героя показывает, как иссякает «буйство плоти» самых мощных династий, пришедших к власти, очевидно, по ритуалам, напоминавшим мистические выборы вождей у народов, долгое время сохранявших родоплеменные отношения, где как бы сами боги указывали на угодного им избранника.

Это говорит о том, что с усложнением аппарата государственного управления на смену старой элите из харизматичных вождей, приходит новая элита из более прагматичных правителей, не столь оторванных от требований реальной жизни общества.

 В египетском обществе фикция божественного происхождения природы власти доказывается не только в религиозном мировоззрении, по которому фараон, как живое воплощение пантеона богов, - должен был получить достойное богов погребение, поскольку после смерти он должен был попасть на ладью вечности бога Ра. В официальной литературе того времени возникает способ версификации, перенятый затем в античности, которым доказывается, что новый фараон и в самом деле был рожден царицей от самого бога Pa, представшего в образе фараона.

Канонические сюжеты Древнего царства в современных папирусах. Каир, Египет

«Неопровержимость» концепции «двойного отцовства» доказывается созданием колоссальных скульптурных изображений и храмовых комплексов, достойных «живых богов», то есть именно тем «буйством плоти», от которого пришли в отчаяние подданные Гильгамеша, поскольку все большинство дошедших до нас памятников искусства того времени не имело иной прагматической цели, кроме подтверждения божественного происхождения фараонов.

В версии божественного происхождения заключалось не только главное доказательство права на престол, но и заранее оправдывались все решения фараонов, как неподсудные человеческому суждению, непостижимые для человеческого разума, как заранее нравственные во всех своих проявлениях.

«Колоссы Мемнона» ( XIV в. до н.э.) - 18-метровые статуи из песчаника, изображающие фараона Аменхотепа III (Луксор, Египет)

После землетрясения в 27 г. до н.э, разрушившего одну из статуй, Египет посетили путешественники из Греции, они были поражены, услышав на рассвете издаваемый этой статуей нежный мелодичный звук, похожий на перезвон колокольчиков. Звуки сразу же отождествили с голосом мифического царя Мемнона, сына богини утренней зари Эос, который таким образом каждое утро приветствовал ее.

Версия о теогамии возникает еще в эпоху Древнего царства. В наиболее древнем папирусе Весткар, содержащем предание о происхождении царей V династии, рассказывается о жреце бога Ра по имени Раусера и его жене Реджедет, которая родила трех мальчиков, но не от своего мужа, жреца, а от самого бога Ра (папирус Весткар 9, 9-10). Возмужав, они положили начало V династии.

От более поздних времен, точнее, от XVII династии дошли храмовые тексты и изображения, отражающие ту же концепцию. Причем, божественное происхождение выявляется и в зрелом возрасте даже у регентов, не имевших кровного родства с предыдущей династией, временно занимающих престол или узурпировавших власть правителей.

В храме царицы Хатшепсут в Дер-эль-Бахри сохранились изображения и надписи, рассказывающие о божественном происхождении женщины-фараона. Подлинными родителями царицы Хатшепсут были фараон Тутмос I и царица Яхмос, сохранившиеся изображения создают версию о том, что Хатшепсут официально объявила себя дочерью царицы Яхмос и бога Амона, почитавшегося тогда в качестве верховного божества Египта, отождествленного с богом Ра.

Сопровождаемый богом Тотом, Амон направляется в покои царицы, приняв образ ее земного супруга, фараона Тутмоса I. Божественный аромат, исходящий от него, волнует царицу. Она воспламеняется страстью к богу и отдается ему. Рождается дитя божественного происхождения - Хатшепсут.

Правая часть дворца регентствующей Хатшепсуд, оставшаяся благодаря ее пасынку Тутмосу III, который планировал превратить дворец в свою резиденцию

Однако ее пасынок (сын ее мужа и наложницы) уничтожает все орошаемые сады ее храма-дворца, делая дворцовое поселение матери нежилым. В противостоянии пасынка и мачехи, долгое время долгое время отстранявшей Тутмоса III от верховной власти, - возникает традиция отбивать нос или голову в барельефах или скульптурных группах, забивать имя предыдущих правителей в сопровождающих текстах, «доказывавших» божественное происхождение, на постаментах и на стенах.

Божественное происхождение «сильных мира сего», их родовое право повелевать – не только поддерживается и своеобразно развивается античной мифологией.

Продолжение следует...

Читать по теме:

©2015 Ирина Дедюхова. Все права защищены.

Один комментарий на “Кодекс Хаммурапи. Часть I”

  1. agk:

    Спасибо!
    Читатели потирают руки в предвкушении очередного цикла.
    Фотографии понравились.

    Вспомнилось, как на ФБ на эту фразу о кодексе Хамурапи выскочил служивый, пытаясь увести от главной мысли, что нельзя переписывать законы раз в неделю. Хам мол ваш Хамурапи, педофил, кровосмеситель и вообще.

    Реагируют. Но топорно, как всегда.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Архивы
  • 2017 (27)
  • 2016 (103)
  • 2015 (90)
  • 2014 (67)
  • 2013 (68)
  • 2012 (70)
  • 2011 (71)
  • 2010 (90)
  • 2009 (114)
  • 2008 (58)
  • 2007 (33)
  • 2006 (27)
  • 2005 (21)
  • 2004 (28)
  • 2003 (22)
Авторизация