Жертвенный убой. Часть II

 О том, что можно почерпнуть системному аналитику в родной советской ментуре

Рассмотрим дело Бейлиса с точки зрения советской милиции. Той самой, которая всегда присваивала обескураживающую для еврейской национальности статистическую пальму первенства по уголовным свершеньям на пути к общему прогрессу человечества. Если я что-то напутаю, то буду признательна поправочке любого советского мента.

Мендель Бейлис на скамье подсудимых (Фото 1912 г.)

1. В уголовке необходимо перво-наперво установить мотив преступления, чтобы правильно квалифицировать тяжесть содеянного;

2. Обвинять женщину в нанесении множественных колото-резанных ран ребенку, конечно, можно, но сие лишь будет прямым доказательством морального разложения следственной бригады, ее крепкой спайки на спирту. Не потому, что дамы у нас изначально неспособны на уголовку. Но в подавляющем большинстве случаев дамы из нашего уголовного контингента прибегают к бескровным преступным деяниям, как это хорошо показано в «Леди Макбет Мценского уезда» Лескова.

А ежели бы какая-то дама была изначально способна на 47 колото-резанных... так это бы проявилось не раз и не два-с.

3. Тщательнее надо относиться к экспертизе. Ее заключением пренебрегает только нацменовское ворье. Поскольку заключения экспертизы - это прямые улики. А вся остальная мишура, включая «свидетельские показания», «твердые алиби» и даже собственноручные признанья в содеянном – косвенные.


Изучение дела Бейлиса постоянно напоминает мне давний эпизод из весьма непродолжительного милицейского опыта.

... В обшарпанной комнате, не чета нынешним милицейским "офисам", пишет протокол допроса усталый ментяра с большой похмелюги. Не стану скрывать, что мужчины у нас в Предуралье... не поголовные красавцы, как говорится. Вот и этот залеточка не исключение из общих правил. Внешние впечатления усугубляют следы недавней драки на морде лица и несвежая форменная рубашка. Человек - то ли  не дошел до дому с "усиления" и обысков "малин", то ли жена домой не пустила. Всякое бывает.

В отличие от него, подследственный хорошо одет и выглядит внушающим доверие. До сих пор помню тяжелую мужскую молнию на щегольском темно-бордовом полувере. С наигранной искренностью, почти в младенческом изумлении он спрашивает помятого жизнью мента: "Как вы могли обо мне такое подумать?"

Как бы даже с шуткой юмора от абсурдности самого предположения о его возможной склонности к преступным деяниям.

Конечно, здешние мужички в массе своей неказисты. Явно, не какие-нибудь голливудские мачо. Но иногда что-то скажут или отмочат... и в этот момент не приходит в голову ничего, кроме фразы, которая в наших местах зачастую заменяет не только первый тост, но и сам повод выпить: "Есть еще порох в пороховницах, а ягоды - в ягодицах!"

Вот и Колян тогда, подняв мутные от недосыпания и хронического перепоя глаза, сказал готовому расхохотаться над веселой шуточкой подследственному: "А я, по-твоему, похож на человека, который может думать о таком, как ты? Я сдам дело, ты пойдешь мотать свой срок - и думай обо мне все, что хочешь. А я могу думать лишь о тех, кого ты обокрал. Работа у меня такая."

* * *

Врочем, я помню и другие времена... когда милиция перестала думать о тех, кого была обязана защищать. Я побывала там накануне проникновения в милицейские головы еврейской морали на счет "витимности" всех потерпевших,  то есть изначальной виновности жертвы преступления, якобы "спровоцировавшей" преступника... своей беззащитностью.

Мне приходилось обрывать на полуслове своих милицейских знакомых, обвинявших "наших граждан" в легковерности и доверчивости, находящих оправдание собственной бездеятельности в том, что они ведь никого не просили отдать деньги, не гнали в шею садиться в подозрительное такси и прочее.

Как нынче депутат Государственной Думы РФ Александр Хинштейн, имея на руках всю фактуру, доказывает, что ведь никто не заставлял граждан отдавать деньги в жилищные финансовые пирамиды.  Просто все эти пирамиды удивительным образом устраиваются в рамках  "действующего законодательства" такими, чтобы отцеживать кровь всю жизнь - за одно естественное человеческое желание жить в своем доме.

И, наверно, уже ничего удивительного нет в том, что обманутых вкладчиков в их собственной виктимности вразумляет депутат с исконно гусской фамилией. Ведь ипотекой, СРО в строительстве, Жилищным Кодексом, позволяющим выкидывать людей на улицу с детьми и стариками, как и многими другими "кровососущими" законами - в Государственной Думе также занимаются депутаты исключительно еврейской национальности.

Они не отдают себе отчет, что в своих выступлениях от имени государства, им уже нельзя озвучивать личные представления выгоды, отдающие смрадом тюремной параши. Они упорно считают, что государственная позиция - обусловлена тем постом, который им довелось занять в обществе.  И за подобными "государственными думами" - не стоит даже личной человеческой культуры, не говоря о способности воспринимать все меру ответственности за сказанное.

Но с той же позиции изначальной виктимности - можно ведь рассмотреть и претензии самих евреев к окружающим их антисемитам. Здесь мы тут же сталкиваемся с интересными "совпадениями".

У нас давно стали невозможны любые серьезные разговоры по существу, как это и положено среди взрослых людей, поскольку тут же возникает детсад гипотетической "опасности еврейских погромов". Хотя никто из живущих не видел ни одного "еврейского погрома" воотчию,  вокруг любого серьезного обсуждения кружится множество местечковых Пятачков, пытающихся отвлечь внимание от грабежа государевой собственности непонятно откуда берущимся утверждением: "Кажется, погром начинается!"

Казалось бы, только после наглой воровской "приватизации" железных дорог России евреи должны были получить такой "погром", чтоб после вспоминать о нем было некому. Ведь в этом зашкаливающем хамстве законодательные основы нарушены так, что после этого... само существование правоохранительных органов теряет смысл.

Но, как мы видим, никаких "погромов" не произошло. Напротив, все ищут легитимные пути выхода из созданной ситуации. Отлично понимая, что любые общественные беспорядки будут только на руку распоясавшимся уголовникам.

* * *

В Российской империи этих самых погромов тоже было не так много, чтобы об этом стоило биться в истерике более века. Погромы с наиболее разрушительными последствиями - проходили в Европе, как, впрочем, и пресловутый "холокост". Однако основные претензии отчего-то неизменно адресуются к России.

Заметим, что ни в одной стране к евреям не относились с такой доверчивостью, благодушием, - как к "таким же"... людям. За одним исключением, они не хотят быть наравнее со всеми, а желают стать... несколько ровнее всех прочих многочисленных национальностей Российской империи.

Заметим, далеко не все, а именно те, у кого национальность заменяет совесть, слуит оправданиям каким-то поступкам в отношении окружающих. Эти граждане российской империи  усвоили лишь одну "историческую закономерность": повсеместно их действия на пути "национального возрождения" неизменно приводили к одному финалу - погромам. Иного они не ждут, скрупулезно готовясь только к погромам, очевидно, полностью отдавая себе отчет, что состав их деяний в целом не может иметь иной кульминации.

Поэтому и нынешние обвинения в погромах имеют целью оттянуть вполне естественную, с их точки зрения, развязку, - напрямую вытекающую из их собственных дружных усилий.

Интересно, что именно в России с начала ХХ века национальные преступные сообщества начинают заранее "готовиться к погромам", организуя отряды профессиональных бандитов-налетчиков, выступающих против невооруженной толпы с огнестрельным оружием. Станковые пулеметы у этих "чисто оборонительных" отрядов появляются раньше, чем в армии. Поэтому и до государственного переворота 1917 года остается рукой подать.

Вся эта бурная деятельность начинает объясняться под политическими соусами и разносолами типа "разоблачения преступлений царского режима", а окружающее население - обвиняться во всех смертных грехах. Типа сами спровоцировали обзавестись станковым пулеметом. Мол, иначе, как с бомбой на кармане - жить в России не представляется возможности. До ветру без винта не сходить, вокруг - одни погромщики, черносотенцы  и нацисты.

* * *

В начале ХХ века эта основательная "подготовка к погромам" - возникает в качестве добавки к постоянной истерии в СМИ об антисемитизме. В революционной текучке еврейские бомбисты начинают публичную расправу с известными деятелями, включая членов царской семьи.

Поэтому политическое давление на следствие в деле Бейлиса в виде "страха еврейских погромов" становится зашкаливающим. Но современный человек, больше знакомый с современными массированными спекуляциями на холокосте (причем, спустя более полувека после самого события, что уже имеет спекулятивный оттенок), - уже неверно понимает смысл этого "страха еврейских погромов" начала прошлого века. На самом деле, власти боятся устройства кровавых беспорядков со стороны еврейских погромщиков, а не наоборот.

Здесь ведь достаточно обратиться к первоисточникам - почитать не только Исаака Бабеля, но и господина Троцкого, который написал грандиозную статью "Под знаком дела Бейлиса". В ней он напрямую пригрозил устроить именно то, что и устроил впоследствии - "под знаменем простых, но великих задач".

Delo_BeilisaДело Дрейфуса, дело Бейлиса — ничто в  сравнении с тем сознательным покушением на моральное убийство ряда  политических деятелей, которое теперь совершается под знаком  республиканской юстиции

Приняв активное участие в кампании вокруг «дела Бейлиса», Троцкий  изложил в «Нейе Цайт» свою версию дела, в которой утверждал, что оно  было инсценировано министром юстиции И.Г. Щегловитовым.

Первым документом, доказывающим еврейскую природу, установленной в 1917 году «советской» власти, был список руководящих лиц советского правительства, составленный в 1919 году английским журналистом газеты «Морнинг пост» Виктором Марсденом. Виктор Марсден так же перевёл на английский язык и «Протоколы сионских мудрецов». После чего они произвели такое сильное впечатление на отца современно конвейерного производства Генри Форда, что он нанял журналистов, юристов, гуманитарных специалистов, которые ему поставляли сведения доказывающие существование войны организованного еврейства против человечества.

Последнюю ссылку даю тем, кто спрашивал имя иностранного журналиста, потрясенного тем, что в постреволюционном правительстве России состояли одни евреи, озабоченные восстановлением "социальной справедливости" исключительно для себя лично.

* * *

С точки зрения основ общественного правопорядка (а именно их я имею в виду, говоря о "точке зрения советской милиции"), для всего общества представляет огромную опасность подобное "общественное расследование", когда уголовные мотивации преступника отодвигаются в сторону, а вместо них рассматривается "противостояние всего общества с царским режимом".

Вообще-то под Киевом в 1911 году был зверским образом убит ребенок. Убивал его отнюдь не "царский режим", а конкрентный фигурант уголовного дела. Обобщения во всемирную историю, совершенно нецивилизованная борьба евреев за "равные права" на уровне шантажа и пафосные революционные речи - в этом случае лишь на руку непосредственному детоубийце. Это явилось прямым давлением на правосудие.

В уголовном процессе вообще недопустимо рассматривать узкие личные мотивации, свойственные ничтожной части представителей любого общества, - в виде знаковых явлений общественной жизни, "под знаком дела Бейлиса".

Достаточно взглянуть на бородатую физиономию на снимке, чтобы понять, что никто в России никогда не жил и жить не собирается "под знаком" того, что может сотворить такой субъект.

Если кто-то считает, что им можно выстраивать отношения с людьми под этими "знаками" - то одновременно надо бы понять, что никто здесь не нанимался быть "такими же". Они-то, конечно, сколь им угодно, могут делать вид, будто "такие же, как все", но окружающие их "все" - "такими же" все равно не станут.

Придание политического характера омерзительной уголовке - уже выявляет уголовные мотивации... и в наших нывнешних "правозащитниках". Местечковое хамье, как это видно сегодня в деле Ходорковского, - и далеe собирается обвешивать общество собственным уголовными проблемами с законом, которые все должны решать самостоятельно, используя помощь нанимаемых адвокатов.

Еще не все осознают, как много в свободе выбора теряет каждый, - стоит какой-либо проститутке по вызову заорать "свободу ходорковскому!" Поскольку всему нашему обществу еще предстоит осознать, сколько свобод оно теряет сразу же, как только ходорковские обретают полную свободу действий.

Если бы дело Бейлиса было рассмотрено в нормальном режиме, без поддавков разнузданной местечковой уголовщине, - оно могло бы навсегда перекрыть путь многим нашим сегодняшним проблемам, в основе которых лежит тот самый "жертвенный убой", так и не осужденный в 1913 году.

Но именно сегодня мы можем не только адекватно воспринимать наказ всех честных советских ментов, но и использовать его для нашего действительно светлого будущего: никаких политических соусов под уголовку! Никаких "глобальных обобщений" в уголовке! Уголовка рассматривается в узком аспекте конкретного преступления, совершенного  индивидом, руководствовавшимся личными уголовным мотивациями.

Как только эти самые личные мотивации, которые долны быть правильно квалифицированы в уголовном деле - рассматриваются с учетом политической конъюнктуры, дело можно дальше и не расследовать, в этом случае преступник никогда не получит законного осуждения. Поскольку нельзя делать из конкретной уголовной рожи - представителя общественной группы или "класса".

Уголовник уже встал за грань, отделяющего его от человеческого общества, он уже доказал, что не может жить в обществе "таким же, как все", не преступая закона. Поэтому он должен быть рассмотрен в полном одиночестве, без снующих под ногами "правозащитников".  Только с теми, кто принял участие в подготовке и исполнении уголовных помыслов - на одной скамье подсудимых.

И в этом плане мне куда больше нравилась советская цензура, не позволявшая журналистам искать "легких путей" в своей профессии, смакуя уголовщину. По той же причине все магазины тоже не были завалены одними детективами, относившимися, кстати, к жанровой литературе, а не к "современной литературе".

* * *

Были вещи, которые лично мне в милиции не понравились. Именно того плана, который который я привела в эпизоде с похмельным милиционером Колей.

После недели работы я поняла, что нормальные люди становятся для меня все более гипотетическими, фантазийными. А вот "до ужаса реальными", в виде "праздника, который всегда с тобой" - в душе навсегда воцаряются уголовники.

Впрочем, сама реальность способствовала проявлению именно уголовных мотиваций в окружающих. Чего стоила лишь "ваучеризация", растлевавшая граждан в области спекуляций достоянием Родины.

Постепенно я поняла, что для успешной работы - мне надо начинать заранее думать обо всех окружающих, как о потенциальных уголовниках, способных на самые отвратительные деяния.

Возможно, на тот момент это было недалеко от истины. Из-за чего, собственно, мне пришлось пережить ряд событий, в результате которых я решила завязать с правоохранительной деятельностью. К большому облегчению и для моих сослуживцев.

И поскольку это был сравнительно непродолжительный опыт, я могу анализировать, насколько для нормального человека действительно тяжело - предполагать в ближнем закоренелого уголовника. У моих бывших коллег все эти сомнения были оставлены в далеком прошлом, но не все при этом сумели сохранить дистанцию. Некоторые стали находить оправдания вроде "не мы такие, а жизнь такая", а многие решили, что раз большинство "таких же, как все" в русле их профессиональной деятельности - уголовники, то им и нечего отрываться от исследуемого контингента.  На этом восприятии всех окружающих как еще не изобличенных уголовников, а потерпевших - не сумевшими проявить уголовные мотивации по слабости натуры, - ментовка и ломает многих чисто психологически.

Нормальный человек не подозревает, насколько он счастливее тех, кто по протоколам допросов знает уголовную сторону человеческой натуры. С этой точки зрения нормальные люди кажутся... недалекими и даже глупыми, лохами. И на использовании природной "наивности придурков", "доверчивости лохов"  - выстроено множество уголовных профессий.

В этой атмосфере напряженных политических страстей и полной мобилизации обоих фронтов классовые очертания, разумеется, не исчезали ни на один миг. Но основная группировка сил шла в сущности по более элементарной линии: XVII столетие и XX! И наше русское XVII столетие, перенявши наследство европейского средневековья, оказалось разбито по всей линии. Судебный ритуал, который обычно тем высокопарнее подчеркивается, чем глубже проституирован сам суд, исходит, между прочим, из фикции полной свободы суда от политических интересов и национальных пристрастий. Но в ходе киевского процесса от этого торжественного лицемерия не осталось и следа: явно для всех и каждого весь механизм суда приводился в движение приводными ремнями, надетыми на маховые колеса дворянско-монархической реакции и погромного шовинизма.

Вот так и пишут закоренелые рецедивисты - для наивных лохов, убеждая тех, будто их личное счастье может осуществиться при развязывании кровавого уголовного кипежа под политическим лозунгом "счастья для всего народа".

Нынешние наезды на все общество с "нацизмом", "фашизмом", "шовинизмом", "нетолерантностью" - произносятся в том же ключе дешевой местечковой демагогии Льва Троцкого. В этом можно удостовериться, заглянув в любую современную статью или книгу по делу Бейлиса, - возникнет полное впечатление, что работа написана реинкарнированным господином Троцким.

Лично мне все это активно не нравится, поскольку... слишком давит на сторожевые центры, которые в советской милиции могли поставить безукоризненно. Псевдо-нравственные заявления произносятся сегодня вещаются с типичным уголовным напором, в наглом  расчете на "доверчивость лоха", обязанного думать, будто мораль законопослушным гражданам "о нацизме в нашем обществе" -  может читать  лишь наиболее высоконравственный "член нашего общества".

Тем не менее, я хорошо понимаю, что нормальному человеку почти физически невыносимо думать о ком-то, будто тот способен нанести раны ребенку, деловито сцедить кровь, смотреть, как агонизирует хрупкое тельце.

Однако недолгий опыт знакомства с уголовным контингентом, лично мне не оставляет никаких иных версий на счет наших нынешних "правозащитников". Простите, но каждый советский мент понимает, что все они имеют нетипичную мотивацию, легализовав свой чисто  мошеннический промысел.

Есть установленный порядок уголовного разбирательства, который в цивилизованном обществе, где не берет верх мораль тюремной пыли, - не рассматривается "широкой общественностью". В русле забытых нынче нравственных основ поведения в обществе - "не при женщинах и детях". К обществу обращаются лишь в исключительных случаях, когда общество может помочь в поимке и изобличении опасного преступника.

Но когда к обществу обращаются "за справедливостью" в уголовном процессе - это свидетельствует о том, что в самом обществе верх взяли уголовные мошенники "на доверии". В таком случае уже нет как такового "общества", а правоохранительная система - парализована.

* * *

На деле Бейлиса очень хорошо заметны эти тонкие нюансы общественного восприятия. Здесь видно, как следствие, которое имело возможность расследовать дело быстро, "по горячим следам" - намеренно "затаптывало" улики.

До сих пор выходят огромные талмуды с описанием этого процесса - как прямого доказательства "антисемитизма в Российской империи". Авторы многочисленных "исторических исследований" не совсем понимают, что как раз это дело опровергает их липкие обвиненья "всему обществу", поскольку Бейлис был оправдан присяжными.

Причем, по первому пункту, касающемуся ритуального характера убийства - все присяжные ответили положительно. И с этим ответом всем любителям исторических подтасовок - надо считаться.

По вопросу о виновности Бейлиса присяжные  ответили в отношении 6:6, на основании чего он был оправдан "за недостаточностью улик". Но лишь потому, что следствие упорно с самого начала отвергало ритуальный характер убийства. Поэтому любое сочинение, где сообщается, будто власти навязывали версию с ритуальным характером - это ложь.

Бейлис был арестован лишь спустя 5 месяцев после убийства, в то время как мать мальчика была арестована на второй день, ее не отпустили даже на похороны сына, женщина в этот момент находилось на пятом месяце беременности.

До Бейлиса арестам подвергались отчим Андрея Ющинского, его брат и даже бабушка. Но самая горькая чаша выпала на долю семьи Чеберяк, с детьми которой Адрей отправился играть на заводской двор в последний раз в жизни.

До сих пор Бейлис представляется в качестве "единственного еврея в округе". Дескать, он был взят под стражу как единственный еврей, поскольку возникло подозрение о ритуальном характере убийства.

Но в этом случае достаточно ознакомиться с заключением экспертизы, чтобы больше никогда не говорить ни о каких "подозрениях", поскольку экспертиза однозначно свидетельствует о ритуальном характере убийства Андрея Ющинского.

Интересно, что в годы гражданской войны ВЧК намеренно уничтожались документы по множеству аналогичных процессов. Сегодня еврейские правозащитники уже покойного Бейлиса ссылаются лишь на Саратовское дело 50-х годов ХIХ века. Причем лгут, будто обвиняемые в том случае "тоже были полностью оправданы", в то время как на Саратовском процессе вина еврейских резчиков была полностью доказана, а обвиняемые получили по 20 лет каторги, поскольку при "кровавом сатрапе" Николае I смертная казнь в Российской империи применялась лишь в отношении серьезных государственных преступлений.

Но, не касаясь десятков полностью аналогичных дел ХIХ века, в 1903 году рассматривалось Кишиневское дело об обескровливании детей, затем - Минское, после - Вильнюсское... Повсюду один почерк, детская кровь "выточена", бескровное тело ребенка брошено антисемитам. Из этих дел в виде "кровавого навета" в еврейских энциклопедиях вскользь упоминается лишь Кишиневское дело, поскольку расследование в Бессарабии слишком долго пыталось спрятать голову от ритуального характера убийства, и ситуация вылилась в еврейские погромы.

Наиболее важными свидетелями Киевского дела становятся дети Веры Чеберяк, жены телеграфиста. Именно с ними Андрей Ющинский пошел играть на двор завода, принадлежавшего еврею Зайцеву. Завод был расположен рядом с еврейской клиникой.

О том, что Андрюшу поймали два еврея, Бейлис и Шнеерсон, и "потащили в завод" - показания суду дала десятилетняя Людочка Чеберяк. Согласно заключению экспертизы по остаткам пищи в желудке ребенка, Андрей Ющинский был умерщвлен в течении того же часа.

Поэтому Бейлис был вовсе не "единственным евреем в округе", но в некотором роде он действительно был единственным, поскольку являлся единственным еврейским резчиком в округе. По этой причине он являлся главным подозреваемым. Однако следствие делало все, чтобы не допустить "кровавого навета" - в абсолютно ясном с самого начала преступлении.

Обескровленное тело мальчика нашла Вера Чеберяк, поскольку отправилась на поиски Андрея, встревоженная сообщением прибежавших детей. Сами они чудом избежали расправы, найдя дырку в заборе.

Возле тела был обнаружен кусок непонятно откуда взявшейся простыни. Причем на месте преступления не было крови, которой должно было бы залито все вокруг при таких многочисленных рваных ранах, поражавших вены, артерии и... сухожилия.

Еврейские "исследователи" упорно лгут, будто "ни одна вена не была задета". После поимки на заводском дворе, мальчик полностью истек кровью менее, чем за час. Конечно, это было бы невозможно, если бы не были повреждены жизненно важные артерии.

Неоднократно сталкивалась и с другой явной ложью. Будто бы Бейлиса арестовали "как еврея, ближе всего находившегося к телу убитого". В том-то и дело, что, перебрав всех родственников Андрея Ющинского, арестовывают Веру Чеберяк - "подозрительно быстро отыскавшую тело".

Поэтому соглашусь, что Киевское дело - "позорный процесс", как его представляют еврейские социал-демократы. Но это дело вовсе не дело "киевского рабочего Менделя Бейлиса". Куда более личным это дело стало для Веры Чеберяк, которую до сих пор обливают грязью все еврейские энциклопедии

Вера Чеберяк с мужем и дочерью Людмилой

...подозрение полиции очень быстро пало на Веру Владимировну Чеберяк (Чеберякову), жену мелкого почтово-телеграфного чиновника Василия Чеберяка и сводную сестру профессионального вора Петра Сингаевского. Полиции Чеберяк была хорошо известна как держательница воровского притона и скупщица краденых вещей; в преступном мире она фигурировала под прозвищами «Чеберячка» и «Верка-чиновница».

На Лукьяновке Вера Владимировна Чеберяк слыла аристократкой. Ее муж Василий Чеберяк, мелкий служащий почтово-телеграфного ведомства, был дворянином, а сама Вера получила некоторое образование, играла на фортепьяно, умела поддерживать разговор.

Вера Чеберяк терроризировала всю округу. Нередко дралась с соседями, угрожала им расправой или доносами. Хищница по натуре, она жадно хватала жизненные удовольствия, которые понимала достаточно просто. В деле убийства Андрея Ющинского подозрение полиции очень быстро пало на Веру Чеберяк.

Был зафиксирован слух, что в утро, когда произошло убийство, Андрей в присутствии третьего мальчика во время игры поссорился с Женей (сыном Веры); при этом Женя пригрозил сообщить его матери, что Андрей прогулял занятия, а Андрей в ответ — заявить полиции, что мать Жени принимает краденые вещи.

Согласно слуху, Женя немедленно сообщил матери об угрозе, и это и послужило причиной убийства. Подробный ход расследования остаётся неизвестным, так как особое дело по Чеберяк, ссылки на которое есть в документах, не было отыскано уже в 1920-е годы — по-видимому, оно было намеренно уничтожено. К июню следователи уже не сомневались, что Чеберяк является одной из убийц, хотя мотивы убийства оставались неясны - Женя Чеберяк умер, унеся с собой свою тайну. Следом заболела и умерла его сестра Валя.

Вера, Василий и Людмила Чеберяк уничтожены чекистами в 1919 г.

Можно не быть советским ментом, чтобы посмотреть на фотографию и, сопоставив сказанное, - испытать внутренее напряжение. Поскольку дама на фотографии явно не относится к хорошо знакомому каждому милиционеру уголовному контингенту.

Пренебрежение данными экспертизы, указавшей на намеренное и тщательное "вытачивание крови" (кстати, так и не найденной), последующие обвинения женщины в явно мужском убийстве - выявляют не столько непрофессионализм следствия, сколько огромное давление на следствие в поддержку убийцы.

С арестом Веры Чеберяк, ее дети, важнейшие свидетели процесса, оказались беззащитными. Странным образом они начают заболевать с признаками острого отравления и умирают один за другим. По этому поводу в еврейских энциклопедиях сообщается, что "ничего странного в этом нет, дети в то время умирали часто". Но в этом случае никто из советских милиционеров даже не засомневался бы, что детей отравила женщина. Людочка Чеберяк чудом выжила.

С 15 по 22 марта фильмы кинопрограммы «Киноиудаика» представлены в парижском Мемориале Холокоста (Memorial de la Shoah).

На первом сеансе программы были представлены уникальные картины, некоторые из которых никогда еще не демонстрировались во Франции. Это, в частности, картины, посвященные делу Бейлиса: документальный журнал Пате (1913 г.) и игровая картина, снятая Николаем Брешко-Брешковским (сыном «бабушки русской революции») «Вера Чеберяк» (1917 г.)

Таким образом, следствие в Киеве пренебрегло двумя важнейшими принципами расследования уголовки - игнорировало заключение экспертизы, отказалось от анализа преступления, составления психологического портрета преступника, используя все возможности идентификации его личности, начиная с гендерных признаков, начав хватать наугад кого попало, включая мать погибшего мальчика.

Личность преступника выводит на мотив преступления, который как ключик - открывает любой замочек. Но как только следствие возвращалось к ритуальному характеру убийства, так в печати начинался вой "евреев обвиняют в том, что они пьют кровь христианских младенцев". Защита при этом начинала приставать к Бейлису по заковыристым подробностям иудаистского богослужения, знанию Талмуда и Каббалы. Бейлис мычал что-то невнятное, и защита пафосно заявляла, что этот тип ни о чем таком не имеет понятия.

Хотя для раскрытия дела было достаточно доказать нахождение Бейлиса на заводе за те полчаса, пока Андрей Ющинский истекал кровью. Но даже здание завода Зайцева не было осмотрено должным образом. Чтобы случаем не найти орудия ритуального убийства.

Сегодня, как видите, фильм о подлой Вере Чеберяк, так и не признавшей себя виновной в смерти ребенка, потерявшей на этом процессе двоих детей, - стал классикой "киноиудаистики". Но если бы это все было правдой, то какого черта сто лет орать одно и то же, раз Бейлис был давным-давно оправдан в 1913 году?..

Попался, значит, в общую кутузку абсолютно невиновный человек, когда уж всех родственников жертвы перебрали, на всех в округе собак навешали. А присяжные во всем разобрались, проголосовали поровну, что по закону истолковывалось  в пользу обвиняемого. И раз дело  закончилось столь чудесным образом, то, казалось бы, следовало не "еврейские энциклопедии" подобным компроматом заполнять, а поступить куда логичнее - плюнуть и забыть.

Но 100 лет ноют и ноют, будто резник Бейлис со страшной рожей патологического изверга - настолько важная фигура, что о нем подумать  подобного никто не имел права. Мол, заранее надо было определиться, кто на этот раз у нас будет "держательницей притона" и "хищницей по жизни". Вдобавок, ни в коем случае нельзя было предъявлять обвинение какому-то ничтожеству Бейлису, - причем, в том контексте, что сразу приходит на ум с первого взгляда на эту уголовную рожу, вместе с острым желанием немедленно спрятать детей.

Пожалуй, только через 100 лет неизбывного возбуждения по этому поводу, становится понятным, почему власти делали все, чтобы постараться случаем не затронуть эту кучку.

Книги, статьи, памфлеты... это, в целом, понятно, хотя и избыточно. Но еще и классика "киноиудаистики"... Тяжелый случай, когда  шапка на ворах и убийцах все горит и горит, давая какие-то новые поводы для нападок на окружающих, с трудом пытающихся сообразить через 100 лет, в чем там суть. Впрочем многие и рады были бы заткнуться со своей "киноиудаистикой", да им уже не дано.

Выявить мотив преступления следствию не дали "подмены" состава обвинения. Никто напрямую не утверждал что Бейлис пил кровь Андрея Ющинского. Но как только речь заходила об обескровливании, никто не давал возможности нормального обсуждения, поскольку вокруг немедленно начинались сложно переносимые обычными людьми пояснения про то, как оне, дескать, вообще крови не употребляют во внутрь. Ну, разве что, снаружи обтираются.

Вообще-то нормальному человеку омерзительно даже интересоваться, куда может использовать кровь, выточенную из ребенка, изверг рода человеческого. Никто и не спрашивает "куда дел?" Дело-то в обескровливании, а не практическом использовании.

Но как только возникал вопрос о сути дела, связанном с убийством ребенка, тут же собиралась масса желающих пояснить, что у евреев нет таких насущных нужд, куда бы можно было употребить кровь ребенка. Реакция... подозрительно дружная и однозначная, как бы... показывающая абсурдность самого "вытачивания".

Розанов... многозначно выносит в отдельный абзац фразу: "Выточенная из убитого кровь нигде найдена не была".
Куда делась? Выточенная? Ну, известно, выпили-съели...
С.Ю.Ясинский "Розанов и дело Бейлиса"

Все, кто хоть раз в жизни интересовался делом Бейлиса, сталкивался с национальными  разъяснениями, что сосать кровь стаканами так, как это частенько представляется антисемитам, - евреям типа вера не дозволяет.

Их никто и не спрашивает по поводу выпивания чужой крови, но повсюду идут эти чудовищные по самому звучанию на русском пояснения, что ведь как раз крови они и не пьют! Даже не понимая, что как такого рода "пояснения" действуют на окружающих. Вообще-то большинству нормальных людей это дико слышать. Но в этом и был расчет на то, чтобы сделать столь же дикими обвинения в убийстве.

Однако... уголовка - это, что объединяет все национальности намного лучше чьих-либо моральных увещеваний. И евреи здесь отнюдь не исключение, а вообще занимают, если можно так выразиться  - наиболее достойное место.

Дело Бейлиса интересно и тем, что... однозначно показывает, чем заканчивают все, кто предает себя и всех нас. Дело расследовалось поэтапно - как предательство вначале самого Андрея Ющинского, его родных, затем его друзей и их матери, искавшей тело мальчика по всей округе.

Конечно, каждому инстинктивно хочется держаться подальше от резника Бейлиса и самих мыслей по поводу того, на что ему могла понадобиться кровь Андрея Ющинского - "куда дел?".

В период процесса в прессе бушевали кампании против "антисемитов", от которой всем тоже хотелось держаться как можно дальше. Вся демократическая общественность выла, что, по требованию "режима", все российское общество из ХХ века возвращают в Средневековье. Типа прогрессу не содействуют.

А ведь каждому ничтожеству непременно хочется содействовать прогрессу, причем, за чужой счет. Вот и оказывается под давлением не только следствие, но и все общество. А при этом выясняется, что "для общей пользы" можно пожертвовать какой-то "держательницей притона" со смешной фамилией.

Согласитесь, куда проще всем обществом отступиться от Веры Чеберяк и ее детей, зная, что ради нее никто не станет драть глотку, спустя 100 лет.

А что потом?.. А потом яркий публицист Троцкий выпустит приказ по ВЧК, разъясняющий, как проламывать черепа подследственным и заставлять их по очереди выедать мозги друг у друга. Далее... только за первый год революции, устроенной нашей местечковой "движущей силой пролетариата", Россия потеряет 16 миллионов таких "чеберячек".

А любимец партии Николай Бухарин первым скажет тогда слова, до сих пор являющиеся крылатыми. Именно этот яркий сочувствующий делу рабочего класса, еврей по национальности, абсолютно не употреблявшей крови даже по утрам, заметил, что вообще-то на всю Российскую империю будет вполне довольно 60-ти тысяч человек.

Затем уже при нас ростовщики и кровососы рассуждали уже о 45-ти миллионах человек на всю Россию, а наиболее добрые  считали вполне допустимым ограничиться 30-тью миллионами уничтоженных в "рыночных преобразованиях". Ну, если те - "не впишутся в рыночную экономику".

...После суда Бейлис выехал вначале в Палестину, а затем в Америку. Где, как говорят, умер в 1935 году. Но ведь про этих вампиров ничего доподлинно неизвестно. Может, поменял фамилию, да и... опять за старое. Кто знает?

Чекистами в революцию были уничтожены все свидетели, прокурор, журналисты, требовавшие не пренебрегать экспертизой...  Людочке Чеберяк едва исполнилось 18-ть, когда добрались и до нее...

Но мало побывать хотя бы недолго в рядах почти советской милиции, чтобы видеть всю подноготную. Все-таки здесь дожна была прозвучать нравственная проповедь ко всему обществу. Поэтому нам остается рассмотреть дело Бейлиса с точки зрения русской литературы.

Продолжение следует…

Читать по теме:

©2010 Ирина Дедюхова. Все права защищены.

a36566106a6b9cb61d017dbdc785178c(1)

Комментарии (46) на “Жертвенный убой. Часть II”

  1. Тут вот подумал, что есть типичная еврейская фамилия Резник. Просто так ведь не назовут. И какой, однако, кровавый царский режим — суды присяжных, оправдательные приговоры, сейчас, вот, три раза тебя присяжные могут оправдать, четвёртый будут судить.

    • vitaly:

      Илья Резник — поэт по совместительству?

      • Вопрос ко мне. Отвечаю.
        Илья Резник — не поэт. В смысле, не поэт на русском. На идиш или иврите — сколько угодно.

        Но в деле Бейлиса более всего проявился некто Семен Резник с кучкой бумажек «Нацификатор в законе».
        Посмотришь на такое… и возникает единственное желание — запретить такое писать на русском. Пишут убого и не понять о чем. Это оскорбительно, в конце концов. Пускай пишут на своем языке.

        ««Многие газеты той эпохи, — продолжает Куняев библиографические изыскания, — обнародовали результаты голосования [присяжных заседателей]. Вот один из примеров: «Сами присяжные, не согласные с оправданием, не скрывали затем перед матерью Андрюши и её представителями, что их голоса разделились поровну: “шесть голосов были за признание вины, шесть стояло за оправдание” (“Заметки по поводу процесса об убийстве Андрюши Ющинского”, “Мирный труд”, Харьков, 1913, № 1)» (Курсив Куняева – С.Р.).

        Прочитал я эти вещие слова и еще больше восхитился отваге нацификатора. Вот что значит жертвовать собой ради идеи! На такой подвиг ни один террорист-самоубийца не пойдет. Террорист жертвует жизнью ради всемогущего Аллаха, зная, что его ждет награда в райских кущах. А что ждет Куняева, если он Бога не боится и сам Антихрист ему побратим! Ведь газеты «Мирный труд» не существовало. Под таким названием в Харькове выходил журнал – толстенный, втрое толще «Нашего современника», а форматом поменьше: кто держал его в руках, с газетой не спутает. Да и как в первом номере за 1913 год (январском) могло что-то появиться о приговоре суда, который был вынесен в октябре того незабываемого года!»

        Вот этот Резник лезет панибратствовать, «доверительно» описывать свои впечатленья. И здесь типично местечковый «уровень доказательств».
        «Антихрист — побратим» вовсе не тем уголовникам, что убивают детей, а тем, оказывается, кто «бессовестно лжет на евреев» — назвав «толстенный журнал» — «газетой».
        Это и читать противно, и омерзительно, что вампирское отродье еще и «впечатленьями» делится на русском. Пусть на своем уголовном жаргоне меж собою общаются. Им ведь ни наше мнение, ни наш отклик не нужны. Мы — не такие, как они, и такими не будем.

        • vitaly:

          Ведь хотел Резника, как «поэта», в кавычки поставить.)

          Такими, как они, мы не будем — это точно. Они ж — инопланетяне, чужие (как в кино). Так, слегка под человеков косят, для маскировки.

        • Anna:

          Мы – не такие, как они, и такими не будем.
          ==================

          А, кому захочется быть «такими»? Отрывок из Бабеля, приведенный Куняевым, вызывает отвращение, гадливость. Мягко еще Куняев комментирует — называя их дикими людьми. Здесь все намного хуже и беспринципнее и в плане архаики и в генетическом плане :

          Вспомним хотя бы сцену из одесских рассказов Бабеля, в которых он со знанием дела изображает сакральный ритуал обрезания еврейских младенцев мастером кровавого обряда Нафтулой Герчиком:
          “Отрезая то, что ему причиталось, он не отцеживал кровь через стеклянную трубочку, а высасывал её вывороченными своими губами. Кровь размазывалась по всклокоченной его бороде. Он выходил к гостям захмелевший. Медвежьи глазки его сияли весельем. одной рукой Нафтула опрокидывал в заросшую кривую огнедышащую яму своего рта водку, в другой руке у него была тарелка. На ней лежал ножик, обагрённый младенческой кровью, и кусок марли… мужья бросали деньги в его тарелку. Жёны вытирали салфетками кровь с его бороды”.
          http://zapravdu.ru/content/view/45/51/

          Казалось бы можно и не приводить столь неприличный текст, но по моему куда более безнравственно, повели себя большинство представителей русской общественности выступая против нового кровавого навета. Протест, составенный писателем из подземелья и правозащитником В.Г.Короленко, уже опубликованным 30. 11. 1911 г. и подписанный писателями и учеными в количестве 82-х человек, неслабо провоцировал общественный резонанс. А, ведь к этому моменту был уже убит и похоронен Столыпин, в том же Киеве. Евреем. Но, протесты по этому поводу Короленко не писал, и студентов собирать подписи никто не отправлял.

          • vitaly:

            Короленко, хм… поинтересовался биографией. Этот товарисч действительно чем-то напоминает нынешних пгавозащитников. Детство прошло в черте оседлости. Поступал в два института и одну академию — ни одно учебное заведение не окончил.

            Отличился в мултанском деле по… ритуальному жертвоприношению, в том же процессе принял участие юрист А.Ф.Кони, который в 1878 году вынес оправдательный приговор по делу Веры Засулич.

            Шлялся по ссылкам-тюрьмам, однако, своей писаКтельской деятельностью умудрился подзаработать деньжат для путешествия по европам-америкам в 1894 году, в 1914 году(после дела Бейлиса) лечился во Франции.

            Тесные сношения с «иегудил-хламидой»-Горьким-Пешковым не трудно себе представить. Короче говоря — тот еще фрукт.

          • Оригинал статьи Куняева в журнале «Наш современник» от 2005 года:
            http://www.nash-sovremennik.ru/p.php?y=2005&n=8&id=1

            Но сразу хочу сказать, что само ее построение, тематика, содержание — выявляют, что Куняев конъюнктурщик, но не писатель. Это тот случай, когда одни «вытачивают кровь», другие ее потребляют, но не во внутрь, а третьи их всех клеймят, чтоб не дать никому сказать слова. Вообще смотришь, как начинается пихание задницами по такой теме… и что-то даже ссылаться на подобное желание не возникает.

            Цитировать Бабеля в данном случае, если действительно хочешь достичь адекватного отклика, в журнальной статье не будешь. Я, конечно, и без Куняева знала это запредельное «творчество» Бабеля. И благодарна вам, Анна, что вы привели эту цитату в комментариях, поскольку поняла, что в теле статьи такому не место. Я не могу сослаться ни на Куняева, ни на Бабеля.
            Кстати, не могу сослаться и на Михаила Назарова, поскольку у него есть несколько фраз, перекрывающих (отчего-то) путь к достижению моей цели.
            С виду все идет по общепринятым меркам. Но здесь тот же прием, который используется повсюду, когда затыкается рот проявлениям духовности, нравственности. Человек в любом случае лишается выбора. Одни сосут кровь — другие их клеймят, третьи отпираются от «кровавого навета», а люди вокруг лишены собственного выбора и права голоса. И при этом всем им устраивается кровопускание по миллиону человек в год.

            Чтобы все это работало, надо идти осторожно по лезвию бритвы. Вовсе не из обычных опасений, что, конечно, расплата вороньей слободки не заставит себя ждать. В моем случае, все они должны столкнуться с просроченным векселем, оплатить который у них нет ни средств, ни времени.
            А Куняев и другие — открывают им новый кредит за счет будущих жертв. Так нельзя.

            Мне-то здесь наиболее горько, что уничтоженные личные судьбы детей и их близких — никого не ужаснули в то время. Все решили, что им гораздо спокойнее ПОЗВОЛЯТЬ на общественной сцене России — организовывать правозащиту здорового мужика, вполне способного ответить за свои поступки САМОСТОЯТЕЛЬНО. Упорно через сто лет разбираются с портретами Веры Чеберяк, в детских разговорах так, будто это было при них лично. Но ни слова не сообщают о страшном бородатом уроде — еврейском резчике. Внаглую адресуются ко всему обществу, которое будто бы ОБЯЗАНО заранее проявить сочувствие к тому, кто сам должен был разобраться с законом.
            Вне какой-то этнической принадлежности! Защищаются не женщина, оплевываемая всеми и после смерти, не дети, которых еще и травили во время процесса — а здоровый бюородатый мужик с рожей патологического изверга.
            Или вот сейчас! Вся правозащита выступает на стороне Ходорковского, у которого повсюду припрятаны отсосанные из России миллионы — но никто не задумывается о судьбах тех несчастных, которых уже погубила его «свобода». Или кто-то не понимает, на что может быть использована свобода такими, как Ходорковский?..

            Сбиты ЦЕЛИ!
            Но как только устанавливаешь прицел, как все это возникает на мушке, даже не торопишься нежно тронуть курок. Оно уже никуда не денется. А Бабель — не та сволочь, которую я стану цитировать. Незачем нормальному человеку читать эту мерзоту. Надо, чтобы все развеялось вместе с бабелями и куняевыми. Последнему за своих «интердевочек» — отвечать и отвечать.

            Я понимаю, что у Розанова не было инициации ДО того, как он выступил с этим делом. Да и не следовало ему статью переливать в книгу. В качестве примера для какой-нибудь кара-мурзы.
            Но, после этого в «лукошках» у него появляются нотки НАСТОЯЩЕГО. Однако у него уже не остается время ответить за все ранее написанное. И все, что он писал раньше — работает против него. Как нынче в случае с Куняевым и Поляковым. А все почему? Потому что нет твердыни нравственной основы. Возникло искушение! Будто нравственные ориентиры тоже меняются с ходом времен, с «развитием всего общества», с техническим прогрессом… ни черта подобного.

            Но я отдаю должное смелости Розанова. В точных нравственных ориентирах выступил лишь он один. И даже не стану разбираться, почему голос церковных пастырей был уже никому не нужен.
            Мне надо закончить, начатое им. И вчера, мысленно готовясь к бою, я поняла, насколько было важно то, что все это время меня старались уничтожить, что я ничего не имела с того, что принадлежит мне по праву. Люди, которые лезли все эти годы на мое место, — даже не понимают, какую силу придали этим моим словам. И полнейшую свободу маневра. Я ведь ничем не рискую:))

            Куняев и другие, как бы «свои вить, русские!» — лишь создают дополнительные фланги отвратными бабелями. Все придется грести одной захваткой.

  2. lord_3000:

    А то я смотрю в последнее время массировано подаются фильмы про людоедов, где это рассматривается почти как норма (Новая Земля, Дорога, Книга Илая), а уж про вампиров — это вообще любимая тема режиссёров за последние 5 лет, и с каждым годом образ вампира всё романтичней и положительней.

    • Да, в произведениях последнего времени вампир — существо высшего порядка, он сильнее, благороднее, красивее наконец, нежели обычные люди. И если в литературе 19-20вв. весь долгий жизненный путь вампира заканчивался вбиванием осинового кола в грудь, сопровождаемым молитвой, то сейчас эта нежить живёт и здравствует на протяжении многих книг и серий в кинофильмах.

    • Я уже устала удивляться, насколько со мной все продумано заранее.
      Мало того, что я каждой каплей своей крови несу родство практически со всеми, кто мог нанести хоть каплю ущерба России, по-свойски разбираясь с родственной сволочью.
      Но вот сейчас возникает вопрос, отчего это я торчу затычкой в Ижевске, где есть театр им. Короленко, где этот мэн впервые попробовал себя в правозащите, выступая по мултанскому делу. А после только и писал о немых, слепых и убогих. О нормальных, у которых все на месте, — писать он отчего-то уже не мог.
      Я кого тут только не учила. В т.ч. и прямых потомков участников мултанского дела. Представьте себе. Один из них принялся демонстративно говорить при мне на удмуртском, в ответ я заорала на него — на немецком с употреблением «хальт», «штейн», «цурюк» и «ахтунг». Даже без «швайн» и «думкопф». И, поскольку это происходило на пояснении курсовика по металлоконструкциям (где в курсе и так половина слов — немецкие), после этого все прошло без соплей господина Короленко. А после защиты мы еще и поговорили по этому весьма скользкому вопросу, если рассматривать его вне объективных законов типа закона Гука.
      о у меня с детства (здесь невозможно НЕ ЗНАТЬ правду о мултанском деле) были огромные сомнения по Короленко. Бродягу действительно зверски замучили. И это знали ВСЕ. Как можно защищать людей, принесших в жертву человеческую жизнь, — только потому, что они, дескать «несчастные» и «недоразвитые». Такие бе-бе-бе-бедныи-и…
      И как со всем этим Мултаном здесь носились в совке — я видела не только по распоясавшимся студентам. Но на металке хрен им был от господина Короленко.

      А то, как в Европе после массового забоя беззащитных жертв (бродяг и детей) после массовых еврейских погромов 18 века — с начала 19 века все вдруг начали чирикать о вампирах, приписывая сие в духе «пролетарской борьбы» лишь князьям и владельцам готических замков… тема, конечно, интересная.
      Да и… возникающая неизменно при очередном кровопускании. Что в начале 20 в., что нынче, с новой силой.

  3. Проводя параллели с делом того же Ходорковского, можно с уверенностью утверждать, что мы имеем дело с теми же технологиями «отмазывания» обвиняемого. Масштаб преступлений Ходорковского несравнимо больше, ведь он обескровливал целую страну, лишал будущего целое поколение. Но лишить будущего им показалось мало, они пытаются лишить страну прошлого, оскверняя историю своими гнойными комментариями из уст радзинских и сванидзе.

  4. Leo:

    Слово кошерный после Вашей статьи приобретает другой смысл. Хотя впрочем, почему приобретает, смысл этому слову возвращается. Уже кошерные приемы работы Ходорковского вызывают не зависть общества, «вишь ты, как смог», а гадливое отвращение к мерзавцу.

    • Пока еще это слово не обрело действительный смысл. Да, я его расставляла ловушкой во многих местах. Но пришло время, чтобы оно приобрело истинный гастрономический смысл для каждого.
      В следующей части рассмотрим все на фоне литературного процесса. И отдадим должное Василию Розанову, выступившему совершенно беззащитным. В этом есть и его вина, конечно. В свое время он слишко поддавался всеобщей тяге к «новой жизни», которую навевала смена веков и резкий индустриальный излом общества, технический прогресс.
      Дело Бейлиса стало для него поворотным. После этого ему действительно оставалось только умереть. Но ему еще дали увидеть, во что могут реализоваться местечковые идеи кошерности, съедобности всего сущего.

      Кровь — действительно особая субстанция. Она несет много чего, что не соответствует теориям гениев человечества. Она стучит в сердце, отдает в висках. С ее помощью можно в любой момент получить в распоряжение опыт всех своих предыдущих поколений. Опасная вещь этот «голос крови». И она легко определяет то, что ей «родное по крови».
      Общественная анемия, когда общество почему-то решает, будто должно жить для реализации каких-то паразитов, присасывающихся к своему телу в виде «эффективных собственников» — смертельно опасное заболевание.
      Люди «не знают, что делать». На самом деле, у них скованы все части общественного организма бессилием анемии, поскольку они слишком оторвались от голоса своей крови. Для этой цели в обществе разрушаются связи с историей и культурой.

      Мать вашу. На местечковый манер думать о Рюриках, которые ни хрена в России не имели. «Как же быть у водицы, да вдоволь не напиться!»
      Никто из них не имел права встать во главе войска БЕЗ ИЗБРАНИЯ НАРОДНОГО ВЕЧЕ.
      И о какой «борьбе пролетариата» или «феодализме» можно квакать в России, если здесь «феодалы» никогда не имели «феода», и лишь народ определял, кто из них вообще будет этим самым «феодалом». В России первый внятный закон о престолонаследии был издан Павлом I. Епсель-мопсель. Но и Николай II прошел через выборы земских старшин, а Государственная Дума — это переход к конституционной монархии.

      Вот за все это с местечковыми хамами надо было разобраться. За конспектирование мути Ленина «Материализм и эмпириокритицизм», за сраного карла каутского и изверга Троцкого.
      А не с «ужосами сталинизма».

      И, конечно, — отдельно разобраться с «кошерностью».

      Тогда действительно возможны какие-то «демократические преобразования». Но не при вампирах, уголовниках и лжецах в оперативном управлении.
      Однако все проблемы — от головы. Построить легко, если имеешь полностью подготовленную проектно-сметную документацию, если все продумано до мелочей.
      У нас сейчас важный этап проектирования. И надо очистить рабочее место от местечкового дерьма.

  5. vitaly:

    «Еврейские погромы» повернулись в сознании на 180, и, как в паззле, участок картинки, наконец, сложился. Вздохнулось с облегчением.

  6. vitaly:

    «Дело Бейлиса» — по фамилии якобы пострадавшего от наговора, хотя убит-то был мальчик Ющинский.

    «Еврейские погромы», по аналогии, — по национальности якобы пострадавшей стороны, в то время, как подавляющее число жертв, причем — с пулевыми ранениями, было как раз со стороны «погромщиков».

    Все — на 180!

  7. «Дело Бейлиса» жесткая провокация всего общества. На предмет готовности к массированной атаке. «Дело» выявило полную готовность. Налицо дезорганизация властных структур, дезориентация всего общества. Сама реакция государственных структур на наглейшее поведение обвиняемой стороны. Все готово, Россия беззащитна. Отсутствие внятной реакции на подкуп следователей, уничтожение улик, убийство свидетелей, многочисленные подлоги. Волна «народного возмущения», количество и (главное!) качество прихлебателей (стоит ознакомится со списком видных людей, выступивших на защиту!). А далее события пошли уже сплошной чередой, чем далее, тем бесповоротнее становится неизбежность того, что произошло с Россией с февраля 17-го. Первая мировая была бы невозможна без такой готовности!

  8. Нет. Я так не считаю. По многим соображениям. Это «дело» именно ключевая проверка. Все что было после — результат принятого решения после этой проверки. Да и сами евреи не особо стесняясь так о нем и говорили. Троцкий, Жаботинский и другие.

    • vitaly:

      Т.е. это — точка отсчета, по Вашему?

      • Нет. Точка отсчета — это слова Христа, обращенные к евреям: «Ваш отец диавол и вы хотите исполнять похоти отца вашего.» (Иоанна 8:44)

      • Leo:

        Мне кажется, Александр имеет в виду, что общество было проверено на вшивость. И поскольку оказалось, что защищать его от паразитов некому, была дана команда к нападению. А точка отсчета, опять Александр прав — действительно первый раз отпор местечковым дал Хритос, как мечом отсек мутных последователей Талмуда с их методами захвата того, что им не принадлежит, — от тех, кому дорога жизнь вечная.

        • vitaly:

          Сомневаюсь, чтобы некто мог сидеть и анализировать общество на вшивость и давать команды атаковать.

          Во многом процесс шел спонтанно, типа, будь, что будет. Недооценивать противника — плохо, переоценивать — лишнее.

          • Leo:

            Думаю, тут кагало оценивало эту возможность как «сделать бизнес». И команда была дана путем открытия счетов тем, кто оправдал доверие еврейского капитала, такого, как Яков Шифф и прочие. Так что с одной стороны согласен, что единой согласованности может и не было — типа как у Гоголя в «Вие» — вот он!, но организованность «еврейского» пошиба наверняка присутствовала.

            Ссылка из статьи И.А.: http://www.libereya.ru/biblus/stoleshnikov.html
            «Американский еврейский банкир Яков Шифф, (о котором подробно речь ещё будет), финансировал Японию для войны с Россией. Затем Шифф финансировал «русскую» революцию 1905 года в России, и обеспечивал безбедную жизнь Троцкого, как в своё время Ротшильд в Лондоне обеспечивал жизнь Капла Маркса.»

            Хотя, Вий, Гоголь… Тут же все это рядом… В общем, образ подходящий, даже более чем.

  9. Пустая полемика. Демагогичного характера

    • vitaly:

      Вопрос: как нам тогда расценивать события 1905 года?

      • Вам приходилось заниматься шашлыком? Там две стадии приготовления. Сначала мясо маринуется и только потом жарится. «Дело Бейлиса», на мой взгляд, как раз и было той пробой, которая показала, что «пора разводить огонь». Точкой принятия решения: «Готово, пора жарить».

        • vitaly:

          Спорить не буду. Хотя, для того, чтобы судить о знаковости данного процесса, нужно восстановить всю хронологию раскачивания лодки перед катастрофой до 17 года, обозначить начало и конец.

  10. vitaly:

    Чтобы совсем уже завершить дискуссию о значении именно «Дела Бейлиса», как команды «фас».

    Согласен, что с точки зрения организаторов крушения Российской империи, это событие могло служить неким показателем морального состояния общества. Но в абсолюте этот показатель мог ничего и не значить. Нужно ж некую кривую иметь, чтобы определить пиковое состояние, когда «уже можно». А кривая строится по точкам, т.е. мы должны иметь РЯД спровоцированных событий примерно одного порядка.

    Как то так…

    • Leo:

      В том то и дело, и статья об этом, о том, что после того, как снят барьер культуры, можно уже все, и как И.А. говорит за это «ничо не будет».
      Как только этот знаковый Рубикон перейден, люди беззащитны, и всякая сволочь может делать все что угодно.

      • vitaly:

        О чем статья — я понял:

        «Согласитесь, куда проще всем обществом отступиться от Веры Чеберяк и ее детей, зная, что ради нее никто не станет драть глотку, спустя 100 лет. А что потом?..

        … только за первый год революции, устроенной нашей местечковой “движущей силой пролетариата”, Россия потеряет 16 миллионов таких “чеберячек”.»

        • Не только об этом.
          Вы спрашивали о геволюции 1905 года? Кое-кто ее проспал в швейцарском борделе.

          Но давайте посмотрим по еврейской энциклопедии.
          Итак, когда же возникли «отряды самообороны»?

          «После Кишиневского погрома [1903 г., после бездействия властей по поводу нескольких детских убийств и откровенного подстрекательства редактора одной из газет, оказавшегося евреем по национальности] в большинстве районов черты оседлости были созданы отряды еврейской самообороны. Самооборона активно действовала во время погрома в Гомеле 29 августа – 1 сентября 1903 г. В августе–сентябре 1904 г. в ряде городов и местечек Украины и Белоруссии погром учиняли новобранцы, призванные на русско-японскую войну. Особенно жестоким был погром в городе Александрия Херсонской губернии, где толпа ворвалась в синагогу в Иом-Киппур и зверски избила молящихся (около 20 евреев погибли).

          В период русской революции 1905–1907 гг. первый погром произошел в Мелитополе 18–19 апреля 1905 г. Самооборона, состоявшая из представителей еврейской и русской молодежи, остановила погромщиков, которые, получив отпор, стали грабить магазины и лавки христиан. 19 апреля прибывшие войска прекратили погром.
          Поводом к погрому 22 апреля 1905 г. в Симферополе послужил слух об осквернении еврейским мальчиком иконы…»

          Явная связь. Причем, связь с «кровавым наветом» — тоже не менее прямая. Власти бездействуют, отчаявшиеся люди сами решают разобраться с кровососами. В ответ выходят еврейские бандюки.

          Заметим, что для для нас с вами революция была в 1905 году, а для евреев она длилась аж два года. У них и ВОВ, «как известно», длилась пять лет. Там, чувствуется, свое летоисчисление. Т.е. 1906 и 1907 гг. они еще с пулеметами оборонялись.
          А как относиться к революции 1905 года, если она случилась через два года после легализации еврейской преступности? И ведь после этого нафтулы герчики уже без винта и до ветру не ходили. Они с 1903 г. активно вооружались «для революции».

          В ихней же энциклопедии есть смешной случай про «погромы». В 1905 году «боевой отряд» еврейских рэволюцьонеров отправился к рабочим сталелитейного завода — разъяснять политическую ситуацию. Как описывают евреи в своих энциклопедиях — «чтобы поздравить рабочих с манифестом 1905 г.». А несознательные рабочие их разоружили — и кинули в доменную печь. Как в крематорий, блин. Следущие агитаторы приехали с пулеметами.
          Вы почитайте их энциклопедистов — откроется совершенно иная история. В особенности, «истогия геволюций».

          Но здесь не только этот вопрос о предательстве своих. В конце концов, я, за здоров-живешь, выслушала от евреев столько пакости на ровном месте, что очень хорошо понимаю, что стоит за каждым их обвинением Вере Чеберяк. Своих мамаш-уродин описывали. «Хищница по жизни»:))

          Я вот думаю, как же мне дать ответ на вопрос «куда дели? съели-выпили?»

          • Tatiana_T:

            Сразу вспомнился Г.К.Честертон «Вечный человек».
            Из главы «Схватка богов и бесов»:
            «В предыдущей главе я уже говорил о психологии, которая лежит в основе некоторых культов. Глубоко практичные, отнюдь не поэтичные люди любили полагаться на страх и отвращение. Как всегда в таких случаях, им казалось, что темные силы свое дело сделают. Но в психологии пунических народов эта странная пессимистическая практичность разрослась до невероятных размеров. В Новом городе, который римляне звали Карфагеном, как и в древних городах финикийцев, божество, работавшее «без дураков», называлось Молохом; по-видимому, оно не отличалось от божества, известного под именем Ваала.
            Римляне сперва не знали, что с ним делать и как его называть; им пришлось обратиться к самым примитивным античным мифам, чтобы отыскать его слабое подобие — Сатурна, пожирающего. Но почитателей Молоха никак нельзя назвать примитивными. Они жили в развитом и зрелом обществе и не отказывали себе ни в роскоши, ни в изысканности. Вероятно, они были намного цивилизованней римлян. И Молох не был мифом; во всяком случае, он питался вполне реально. Эти цивилизованные люди задабривали темные силы, бросая сотни детей в пылающую печь. Чтобы это понять, попытайтесь себе представить, как манчестерские дельцы, при бакенбардах и цилиндрах, отправляются по воскресеньям полюбоваться поджариванием младенцев…
            Почему практичные люди убеждены, что зло всегда побеждает? Что умен тот, кто жесток, и даже дурак лучше умного, если он достаточно подл? Почему им кажется, что честь — это чувствительность, а чувствительность — это слабость? Потому что они, как и все люди, руководствуются своей верой. Для них, как и для всех, в основе основ лежит их собственное представление о природе вещей, о природе мира, в котором они живут; они считают, что миром движет страх и потому сердце мира — зло. Они верят, что смерть сильней жизни и потому мертвое сильнее живого. Вас удивит, если я скажу, что люди, которых мы встречаем на приемах и за чайным столом, — тайные почитатели Молоха и Ваала. Но именно эти умные, практичные люди видят мир так, как видел его Карфаген. В них есть та осязаемая грубая простота, из-за которой Карфаген пал.
            Он пал потому, что дельцы до безумия безразличны к истинному гению. Они не верят в душу и потому в конце концов перестают верить в разум. Они слишком практичны, чтобы быть хорошими; более того, они не так глупы, чтобы верить в какой-то там дух, и отрицают то, что каждый солдат назовет духом армии. Им кажется, что деньги будут сражаться, когда люди уже не могут.»

      • vitaly:

        Речь идет об историческом уроке для нас, членов общества, а не о критериях «геволюционной ситуации» от организаторов Российской катастрофы.

        • Не соглашусь.
          Пока речь идет о полной исторической аналогии, причем, на новом витке.
          «Урок истории» — это как в школке, что ли? Посидели, в носу поковырялись и потащились на урок химии?
          Пока речь идет лишь о пропущенных и невыученных уроках, о двойке по истории.

  11. ptas:

    это даже гораздо больше, чем статья. не знаю даже, как и назвать-то.
    очень сильное нечто. класс! и комменты замечательные! ) спасибо!!

    на юзерпике Вы очень хороши! щёки румяны, взгляд ласков и проницателен! )

    • Cпасибо фотошопу, как говорится. И вам, конечно, что заметили. Я старалась.
      Комментов не так и много. Но две главные мысли (одна здесь, а другая по мейлу), без которых я не могла продолжить — уже прозвучали. Так что я могу продолжить «дозволенные речи».

      • Anna:

        Я ведь пишу не по своему личному желанию.
        ========================

        Ирина Анатольевна, считаю, слава Богу, что вы — пишите, без всяких сомнений. Простой комментарий бывает сложно писать к вашим статьям, чувствуется какая-то необходимость внутренней собранности. В данном случае, писать именно к этой статье, вообще ощущается напряжение, особено после чтения околоделовых еврейских и якобы русских комментаторов — их ведь — воз и совсем не маленькая телега. Само это безобразное дело написано в стиле еврейского вранья так, что бы
        никто…ничего… никак и никогда… типа, сидите и верьте, богатому местечково -еврейскому опыту. Но, вот облом им. И облом находиться в их головах, под ногами, сверху, вокруг и конечно в вашей инициации.

        То, что вы не можете сослаться на Куняева и Бабеля — понятно. Что Куняев конъюнктурщик, заметно сразу в его оправдании Солженицына. Бабеля читать нет никай возможности, я пыталась давно осилить его Первую Конную, но там такой рублено — фаршированный стиль, что с вами быстро соглашаешься, пусть сами читают.
        Замечание о Назарове, заставило пролистать интернет. Ранее, не встречала этой фамилии, и даже не знала о возрождении «Союза русского народа.» Зачем, только, хотя и понятно.. Его, перекрывающих фраз, особо не искала, но мне не нравяться вот эти слова :

        «И если такого окормления отступническая высшая иерархия МП дать народу явно не способна, то лучше избавиться от этой иллюзии как предательского тормоза (вспомним, что именно Архиерейский Собор МП в 1994 г. запретил верно развивавшуюся деятельность Союза православных братств). Необходимо искать иного должного окормления, а, значит, и выдвигать явочным порядком в качестве Русской духовной власти пригодных для этого священнослужителей, помогать укреплению их авторитета и их объединению – независимо от высоты их ранга в церковной иерархии и от церковных юрисдикций (разумеется, русских).»

        Назаров похоже из той серии : «когда затыкается рот проявлениям духовности, нравственности.»

        Мне, больше нравяться слова Столешникова, с которым не во всем соглашаешься, но вывод у него верный:

        «Еврейский писатель, хотя и отнюдь не еврейский экстремист, Солженицын органически не способен понять, что то, что для Солженицына является трагедией еврейского народа с 1937 по 1953 год, то, на самом деле, — истинное ВОЗМЕЗДИЕ ПРОВИДЕНИЯ за геноцид русского и других народов России, начиная с 1914 года. Почему провидения? Потому что еврейство само прекрасно знает, что русский народ не оказывал им никакого сопротивления. Что означает вмешательство провидения? То, что фундаментально у организованного еврейства нет никаких шансов на окончательную победу. Организованное еврейство фундаметально, если хотите, онтологически, обречено на поражение! »

        И, конечно горько, что никого не ужаснули судьбы Веры Чеберяк и её детей, о ней никто так не написал, кроме вас. Об этом даже думать тяжело, а еврейским чекистам урода Троцкого хватило сорока минут на «допрос», что бы вынести решение о расстреле. Но она и перед ними не склонила голову и не отказалась от своих слов произнесенных на том судебном процессе. Не хотела говорить об этом. Возможно что и не права. Но как то в жизни привыкаешь, не обострять вопрос в отношении женщин и детей, не взывать к совести каждого мужчины и не просить. И, не мне вам рассказывать, что одни считают руки обнимающей женщины — спасательным кругом, а другие — оковами. Не скажу, что русские считают так же как эти другие, но что некоторые из них вообще думают и считают выглядит весьма посредственно,
        если не сказать хуже.

        • «И, конечно горько, что никого не ужаснули судьбы Веры Чеберяк и её детей, о ней никто так не написал, кроме вас.»

          Вы говорите, как русская женщина, скромность и жертвенность которой при местечковых хамах привыкли использовать на промышленной основе.

          На самом деле, сбитые нравственные ориентиры восприятия — и есть самое главное. При подготовке третьей части статьи, с точки зрения русской литературы, я судорожно искала хоть у кого-то, из писавших в то время, — сочувствия к женщине, к матери. Про мать Андрея Ющенко никто и не заикается, полагая, что «ей вить совсем не больно», типа ей было плевать, она и тюрьме не страдала, будучи от рожденья бесчувственной.
          Это ведь Бейлис весь исстрадался… за свою шкуру.
          Андрей, раз его отчим вкалывал по 19 часов ради семьи — вообще «был никому не нужен». А раз не нужен, то почему бы евреям его кровью не попользоваться. Не во внутрь, конечно, а хотя бы снаружи.

          О матери Андрея, арестованной на второй день, находившуюся на пятом месяце беременности — и Назаров упоминает лишь в контексте «абсурдности обвинений в антисемитизме», не задумываясь, кому из русских дам он на хрен нужен со своим «семитизмом». Не понимая, что арест матери Андрея — это крайняя мера, отчаянная попытка следствия уйти от ритуального характера убийства. Власти обвиняются в навязывании этой версии, но обвинять власти надо было в крайне бесчеловечности… при попытке проявления толерантности. И никто не рассмотрел, во что же выливается «толерантность» (т.е. «вынужденная терпимость» в точном переводе) — к откровенному и ничем не прикрытому злу.
          Ведь многих воротит от дела Бейлиса именно этим:)) Там приходится проявлять терпимость с тем, против чего восстают остатки души.
          Толерантность к местечковым хамам — это всегда запредельная жестокость к нормальным людям, всегда на уровне сатанизма. Поскольку вместо нравственных критериев в оценке поступков людей, т.е. свободы нравственного выбора, данного свыше в оценке поведения людей в обществе — выдвигается некая иноязычная тарабумбия «толерантность».

          А Вера Чеберяк… Интересно, что 7 лет назад один человек мне показывал невероятную «ценность» — брошюру Бразуль-Брешковского «Правда о деле Бейлиса» за 35 коп. Того самого, который снял «киноиудаистику» — фильм «Вера Чеберяк». Типа всех держала в страхе, сотрудничала с охранкой и прочая «держательница притонов» и «хищница по жизни». Смотришь на ряд построений ее психологических портретов, чувствуешь, что описывается обычная еврейка, местечковая бандерша. С родной мамочки списано.
          Но ведь у этой женщины были убиты двое детей! И о них особо ни слова. В основном приписываются какие-то детские ссоры в типичной уголованой мотивации — «вали все, как на мертвого». Мол, детская ссора вызвала убийство с 47-мью расчетливыми колоторезанными.
          Но сама по себе брошюра — уголовное ПРЕСТУПЛЕНИЕ, поскольку Вера оправдана следствием, о ней даже вопросов к присяжным не было! Не говоря уж о «киноиудаистике»…
          Но большинство из нетвердых нравственных устоев поддается местечковой провокации, впадая либо в толерантность, либо в рассуждения «куда дели? съели-выпили?»

          Да вот сюда и дели! Чтобы всем глаза отвести!
          Будто я не помню еврейские уговоры, что Россия — «эта страна», что хуже ее не бывает, мол, осталось только даром местечковым хамам отдать. И хорошо помню, как выступала тогда абсолютно одна. Ведь всякие «союзы русского нагода» — это в русле спасения самих себя, обособленными общинами, а не нормальная организация жизни нации в стране, созданной предками.
          Я отлично помню, как никто не реагировал, когда масса тупых местечковых хамов, многие из которых позаботились у меня заранее выпросить рецензии, — наскакивали на меня с матом, оскорблениями.
          А рядом молчали вовсе не евреи, полагая, что им будет проще «продвинуться», если местечковые разделаются со мной.
          Не говоря о самих «общинах», где решали продвинуться разного рода мелкоколиберные мужичонки. «Союз русских пгавославных местечек» со всеми вытекающими.
          И что, никто не чувствовал, что за всем этим нет нравственной основы?..

          Ну, конечно, в моей программе все уже было заранее учтено. Хотя три года я предупреждала нацменовщину, что не совсем женщина, а состояние войны для меня куда более естественное, чем состояние мира. Мириться с кем попало, точнее, с чем попало — уж точно не собираюсь.
          Однако хорошо помню, как в моем случае, где были выставлены все критерии правильного выбора — эти самые «союзы гусского народа» и «православные общины» вновь не прошли проверку… на вшивость. Я вообще и роман «Армагеддон №3″ начала в той тональности, что уже все поздно, что и меня выпустили, когда все уже проиграно.
          Но, когда нет надежды — терять особо нечего. Полная свобода маневра. И из вредности, из желания повеселиться напоследок можно отмочить нечто. Уж точно не собираюсь таскать своих в крематорий анемийной дистрофичной сволочью.

          Ага, ныли пархатые 100 лет, упорно дожидаясь, когда я этим делом заинтересуюсь — получат свое по полной программе. Я ведь увяжу это со всеми их жертвенными убоями.
          Но и русские мужчины ответят мне, женщине, по полной программе — за то, что патологического урода, сдриснувшего от уголовной ответственности, ставили выше страданий женщины и матери.
          За то, что ни одна сука продажная не задумалась в тот период, ЧТО испытывают типа «совсем бесчувственные» матери! За то, что ни одна падла не подумала, что в этом деле уголовной местечковой сволочи — навсегда убили двух женщин. А потом уж, в 1919 году — просто добили.

          Не понимаю одного — зачем надо было расстреливать отчима Андрея и его брата с семьей?.. Семье киевского журналиста, требовавшего в период процесса внимательнее отнестись к экспертизе, сообщили, что его выпускают из ЧК, предложив встретить. На самом деле, семью пригласили, чтобы расстрелять его на глазах жены и детей.

          Скажите, как можно 100 лет жить с этим гноищем? А ведь эта мерзость она не в реале, она содержится в душах и головах.
          И кто-то рассчитывает с подобным дерьмом… победить? Только не в России!
          Вспомните, как я при всех спрашивала «патриотов» и прочих радетелей «за счастье народа» — относят ли они меня к «народу»? И начиналось кручение копчиком. Будто я заранее не видела, что в простом и конкретном случае они заранее беспомощны, неспособны сделать правильный выбор. Ничем не лучше других, и ранее вешавшихся гроздьями на шею народу ради его же «счастья».

          Это ведь как в сказочке — побеждает тот, кто не пройдет мимо вполне конкретной старушонки, а накормит и обогреет… вспомнив свою мать, ради всего, что дала ему — его родная «держательница притонов» и «хищница по жизни». А ведь она, страдая и мучаясь, дала главное — ЖИЗНЬ.
          В сказках сказано все и на каждый случай. Поскольку именно решающей будет слезинка той женщины, от которой решают отступиться, полагая, что ведь они и так «должна понять», типа «своя же», а «своим», «как известно», ничуть не больно.

          Вот как в моем случае. Хотя я уж точно случай — всем в назидание, поскольку дюймовым патрубком могу отходить любого и из любой позиции.
          Но ведь было время, когда это не так бросалось в глаза. Было время, когда при мне не стеснялись, полагая, что через неделю-другую меня уничтожат.
          Хотя я всех заранее предупредила, что через 100 лет от всех останется не «дело бейлиса», «толерантность» или замок абрамовича под лондоном — а то, что я про всех напишу. И как напишу, так это и останется. Сказочку про Бабу Ягу надо было внимательнее изучать. А может, и законспектировать вместо «материализмов и эмпириокритицизмов».

          Но ведь готовы были… ПОЖЕРТВОВАТЬ и мною, в точности так же признав незначимым фактором мою боль.
          Понимаете? Настоящая жертва в заговоре на крови вовсе не заканчивается обескровливанием ребенка — ОНА НАЧИНАЕТСЯ С ПРИНЕСЕНИЯ В ЖЕРТВУ ЕГО МАТЕРИ.
          А я в первом романе «Повелительница снов» всех заранее предупредила, что ведьма, а вовсе не «пророк». И раз меня на это место поставили, значит, пророка не заслужили.

          Ну, я дальше продолжу с позиций русской литературы. Думаю, сакральных объяснений — всем будет вполне довольно. Просто здесь очень многим надо определиться, с чем оне сами останутся, решив и в след раз принести меня в жертву писучим шавкам:))
          И пускай потом на свой собственный выбор не пеняют. Вот этого кризиса, нынешней задницы — точно не было бы, сделай все правильный выбор в свое время. И Медведева бы точно не было бы. Нечто более пристойное было бы.
          Но выбор-то ждал вовсе не возле избирательных урн и не в ГД РФ, а… в отношении меня.
          Но типа какая-то ogurcova — это ж нечто незначительное. Куда «значительнее» выбор между путиным и медведевым.
          И до последнего «выбора» надо было еще докатиться, верно? А потому что на выборе со мной стыдом не блеснули.
          Это ведь не столько я «время зря потеряла», сколько все остальные. У меня-то впереди — вечность.
          Ну, а какой все-таки из меня получился барашек на заклание — мы в ближайшее время выясним. Что вовсе не снимает с каждого — ответственности за свой ежедневный выбор.

          • Anna:

            Просто здесь очень многим надо определиться, с чем оне сами останутся, решив и в след раз принести меня в жертву писучим шавкам:))
            ================

            Чего здесь определяться с отборами, выборами? Вы — это приговор. О всяких альтернативах, дилеммах и речи нет.

  12. ptas:

    ещё добавлю: автору удалось неслабо раскачать присутствующих на размышления и беседы. очень познавательно всё, в т.ч. и ссылки. даже шолома-алейхема прочёл несколько страничек. раньше б прочёл целиком, а теперь как-то не лезет уж. )

  13. Это очень тяжело, Ирина Анатольевна, но с Верой Чеберяк вы подняли вопрос на ГОСУДАРСТВЕННЫЙ уровень. На МАКРОС. Ваша женская полемика с Анной заставила меня задуматься о её роли в этом деле. Вера не взяла 40 000 рублей, которые местечковые давали ей за взятие вины в убийстве на себя. Не поддалась жесточайшему давлению всего кагала, не сломалась после убийства ее детей. Тем самым она поднялась на уровень, не достижимый в то время ни следователями, ни судом, ни, тем более «прогрессивным общественным мнением» того времени. Она оказалась большим государственником чем вся государственная система! Она охраняла государственность России более всех государственных служб и систем! Она оказалась суворовским солдатом. И кагал, в 1919 году мстил ей как всей Росcии.

    • Здесь еще и другое интересно. Присяжных объявили «черносотенцами», дело вообще называют «черносотенным», но главный «черносотенец» по делу — все тот же Бразуль-Брешковский, обычный еврейский провокатор.
      http://photoarchive.spb.ru:9090/www/showObject.do?object=2000635731
      Он пытается опорочить Веру Чеберяк по заданию Красовского, отстраненного от дела за явные фальсификации. Затем вдруг оказывается кинорежиссером… и т.д. и т.п.

      Вы тоже не приписывайте Вере Чеберяк лишнего. Никто ведь, включая, местечковых хамов, тогда еще не знал, что им доведется прорваться к власти. Возможно, в России государственником оказывается любой (вне зависимости от гендерной, социальной или этнической принадлежности), кто поступает по совести.

      Заметим, что статьи в энциклопедиях все вычесаны под одну гребенку еврейских энциклопедий, подправленые данные экспертизы — не соответствуют публикациям периода самого процесса.
      Мендель оказывается сыном глубоко шизанутого на иудаизме хасида (что отрицать никак нельзя), но типа совершенно не продвинутым в ихней религии. Что, как все понимают, физически невозможно.

      Но все представлено так, будто мы оказались в начале марта 1911 года, будто мы еще не знаем, к чему все это катится, чем закончатся все эти уголовные отмазки. Хотя ведь к тому времени уже было несколько гласных процессов с полностью аналогичными обстоятельствами дела — ТОГДА обмануть людей было куда сложнее.
      Да и чего нынче вылезать с «киноиудаистикой», если ее снял… черносотенец?
      И повсюду доказывается, что все, кто отмазывал евреев в этом деле — поступали так исключительно «из честности», «оказался честным».
      Будто мы сегодня не видим, к какой уголовщине, лжи, мздоимству и взяточничеству пришли с местечковыми хамами в оперативном управлении. У нас коррупция, зашкаливающая все рамки — тоже из расхваливаемой евреями «честности».

      Однако надо оценить, как хорошо подготовились защищать Бейлиса, на которого никто и не нападал.
      И здесь вычленить полнейшую идентичность подачи этого дела на уровле совдеповской пропаганды, будто главный пропагандист еще не получил ледорубом по башке, а вокруг никто не догадывается, чем же занимались евреи в геволюцию.

  14. Brueghel:

    Дедушка друга рассказывал, что Украинские ЧК-ОГПУ — это просто еврейская лавочка. Блатная профессия — чекист. Неевреев там просто не было. И деньги вымогали напрямую — дай, или мы придём к вам. Без всяких хитрожопых выдумок. И честные, да. После ареста уже можно было не стараться. Назад не отпустят.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Календарь вебинаров
Архивы
  • 2019 (45)
  • 2018 (78)
  • 2017 (87)
  • 2016 (103)
  • 2015 (90)
  • 2014 (68)
  • 2013 (71)
  • 2012 (78)
  • 2011 (71)
  • 2010 (91)
  • 2009 (114)
  • 2008 (58)
  • 2007 (33)
  • 2006 (27)
  • 2005 (21)
  • 2004 (28)
  • 2003 (22)
Авторизация