Вести из Зазеркалья

В связи со смертью одного из участников «дела ЮКОСа» - возникает множество попыток поднять на стяг имя Михаила Ходорковского. Понятно, что сами надуманные причины возбуждения уголовного дела против него «по маему хатенью», грубейшие процессуальные нарушения, откровенная демонстрация грубой силы – не вызывают ничего, кроме презрения к людям, грубо попирающим закон.

Но невозможно не заметить и другого – все эти меры были рассчитаны на благосклонное восприятие «дела Ходорковского» в обществе, на толику столь необходимого предвыборного пиарища, которое в прошлом  уже приподняло невзрачного господина Путина пивной пеной после его фразы «мочить в сортирах», ставшей впоследствии крылатой.

«Вор должен сидеть в тюрьме!» - гордо заявляет о Ходорковском премьер-министр, искренне недоумевая, отчего же ему не рукоплещут, как прежде. Уже в Камеди Клаб, среди низкопробного «ржача», - появляется двойник Путина с намеком, будто этого невыразительного личика страсть как боятся «олигархи», типа только такое и способно «навести порядок».  Но разве кто-то на трезвую голову еще может на это надеяться?

Вообще для чего столь важно соблюдать основы УПК при ведении «громких дел», когда, казалось бы, все общество, напротив, желает восстановления порядка… любой ценой? Здесь ведь сразу возникает действительно значимая общественная проблема – выясняется, что «любую цену» начинает платить все общество, отнюдь не один Ходорковский.

Несложно заметить, что «дело Ходорковского» становится своеобразной «отмычкой», взламывающей жалкие остатки процессуального порядка. Но это вовсе не означает, что сам господин Ходорковский – полностью невиновен. Однако нашим властям отчего-то надо доказывать его вину способами, которые ставят их на одну доску с уголовными преступниками. Интересно, правда?

Прямее всех по этому поводу выразился господин Чубайс, заявивший, что, если сажать Ходорковского, то надо сажать всех. Правда, под «всеми» он имел в виду достаточно узкий круг лиц – что-то около двух сотен человек. Не нас с вами, мы для него - пустое место. Потому и говорилось не для нас, а в первую очередь имелся в виду... тот самый человек.

Ведь и нам понятно, что этот круг лиц включает под нумером "айн"…  господина Путина. И в этом, конечно, сокрыта основная «несправедливость» нашего бытия, как и полнейшее объяснение все этим драконовским мерам против ЮКОСа, которые иногда пугают полнейшим соответствием худшим представлениям - о «сталинских репрессиях», над которыми показушно рыдает сам господин Путин на публике.

Да и, согласитесь, разве это дело премьер-министра страны – столь явно выказывать свою личную заинтересованность в деле Михаила Ходорковского? После варварского уничтожения господином Путиным государственной собственности, перевода государственных активов в подконтрольные ему лично акционерные общества, после устройства из стратегической инфраструктуры железных дорог России – «акционерного общества» с одним-единственным акционером… России, от имени которой сейчас выступает множество жучков-пилильщиков, – слова господина Путина про "вора в тюрьме" звучат достаточно двусмысленно. Как бы настраивая электорат на разного рода мечты и фантазии о настоящей справедливости.

Вместо настоящего правосудия, вместо нравственного переосмысления обрушения правовых общественных основ, предательства страны ее спецслужбами, бурно поучаствовавшими в расчленении СССР, - нам кидают тушку Ходорковского, как сырое мясо собакам. Попутно делая «нормой жизни» - хамское наплевательство на основы конституционного строя, которые, простите, распространяются и на отъявленных уголовников.

Над «делом ЮКОСа» витает мрачная недоговоренность… основных участников, причем, не только тех, которые сейчас находятся в узилище. Но ведь и господин Путин не может пофамильно назвать тех, кого он кроет с трибуны за пристрастие «к олигархии». Согласитесь, странно слышать его спичи о неких безымянных «тех людях», о которых он знает слишком много нехорошего, чтобы называть вслух.

Создается впечатление, будто говорит это н евсесильный премьер-министр огромной страны, а Гарри Поттер рассказывает шепотом в детской спальне о деяниях мрачного Черного Лорда, имени которого вслух называть нельзя. Ну, типа чтоб не навлечь на себя проклятия.

Но и со стороны Михаила Ходорковского пока нет никакого нравственного переосмысления событий, одним из главных участником которых он был. Он это держит в себе – не только как явный шантаж всех любителей поговорить о «тех людях», но и будто некую угрозу…  своим горячим защитникам.

И политической воли с его стороны незаметно. Боюсь, что он так и не замечает, что всему обществу давно не требуется «восстановление справедливости» в отношении лишь его одного - без правовой оценки действий его «круга лиц». В отдельности с каждым «лицом», названным поименно, вне зависимости от связей, национальности и принадлежности к почитаемым нынче «социальны группам».

Вряд ли сам Ходорковский задумывается, что в случае его триумфального возвращения, - все общество будет откинуто почти на десяток лет назад в своем развитии. Но когда он давал себе труд задуматься над действительными потребностями общества?...

Однако мы, в отличие от главного сидельца страны, многое успели переосмыслить за время его отсутствия, пока он помалкивал в тряпочку и изображал «несправедливо обиженного». К тому же сегодня мы совершенно незаслуженно пожинаем плоды «отработки» его дела.

 Пряча глазки, лично мне следователи (не под протокол и не под прослушку) поясняли, что в «деле Ходорковского» были «отработаны» методики «следственных мероприятий», которые полностью уничтожили необходимость соблюдения прав человека. Речь как раз у нас тогда шла об идиотском явлении ко мне на обыск и изъятии моих компьютеров, чтобы доказать… что я выхожу на сайт, владельцем которого являюсь.

Понятно, то содержимое компьютера - является на редкость индивидуальным отпечатком личности каждого. Влезть в чужой компьютер - все равно что выпотрошить душу и поковыряться в голове. Первым, на ком «отработали» - был господин Ходорковский. Типа с ним прокатило – так теперь со всяким можно.

В юридическую литературу «как должное» уже входят неправовые аспекты этого дела. «Компьютерная экспертиза» подается сегодня в качестве «основного блюда» именно со ссылкой на «дело ЮКОСа» - мол, там и зацепок не было никаких, а вот изъяли компьютеры самым хамским и неправовым способом, так и «смогли доказать».

Как мило! Остается лишь ворваться в чужой дом, взломать чужой компьютер – так ведь можно хоть на какое-то «дело» наковырять. Вот только при чем здесь «правоохранительная деятельность»?

Простите, если все преступления имели место в действительности, то и прямые улики, а так же само основание возбуждения уголовного дела – должны иметь реальные корни, а не то, что там якобы могут «обнаружить» следователи в чьем-то компьютере без владельца, нарушив все его гражданские права.

Использование каких-то сведений, находящихя в чужом компьютере, - по сути незаконно. Куда более незаконно, чем прослушка телефонов. Все эти "следственные мероприятия" сами по себе свидетельтвуют о том, что после "дела Ходорковского" правоохранительные органы взломали в себе последние правовые установки.

О какой защите прав человека можно говорить, если изъятие компьютера у людей, не связанных с реальныи преступлениями в Интернете, - сегодня стало "процессуальной нормой"? Кто после такого унижения, когда неизвестное ему малограмотное ничтожество покопается в его компьтере, - может говорить, будто таки образом защищаются чьи-то "права", чье-то "достоинство"?

Замечу, что ничье достоинство не может "защищаться" - путем растаптывания достоинства других людей. Это у нас вообще-то было давеча в Конституции... неужто вычеркнули под шумок? Но и отойти от этих основополагающих статей Конституции без грубейшего нарушения закона, без подтасовок и фальсификации -  все равно невозможно.

К примеру, при рассмотрении моего уголовного дела в суде выяснилось, что эксперт, проводивший компьютерную экспертизу – не знал, что таковых экспертиз было две, а не одна. И к этому стоит лишь добавить видеозапись того, как изымались эти компьютеры, какие вопросы задавались эксперту следователем, что установила в результате экспертиза… и сразу возникает множество вопросов по поводу «успешной» компьютерной экспертизы в «деле ЮКОСа», уже вошедшей в основы «современной криминалистики». Первый вопрос, конечно: «Что это было-то?»

Лично у меня нет таких финансовых возможностей, чтобы противостоять подобным «мероприятиям» потерявшей все моральные ориентиры прокуратуры. Кроме того, я вообще-то не крала государственную собственность, не участвовала в махинациях по ее «приватизации», не травила людей голодом... кстати, отнюдь не радовалась всем «изменениям», внесенным в УК РФ в 1997 г., с которых господин Ходорковский – «только жить начал».

И то, что после «дела Ходорковского» - «нормой» становятся следственные мероприятия, нарушающие конституционные основы страны, а суды начинают рассматривать «доказательства», полученные незаконным путем – намного доходчивее всех наших «правозащитников» доказывает… уголовную вину Михаила Ходорковского.

Ага, вначале они выйдут с топтыжками получать «доказательства» именно таким путем, чтобы «затоптать следы», ведущие к другим… гм… ведущим юристам страны. И все это «следствие» более похоже на местечковый погром, а не на нормальные следственные мероприятия. Состав выдвинутых обвинений показывает, что получить доказательства следствие могло и без демонстрации всему обществу насилия и хамства, названных впоследствии «маски-шоу». Неужели сами-то не смотрели даже сериала про Шерлока Холмса, который предпочитал все же думать головой, а не местом пониже спины.

О ведь эти «методы» - сделали практически бесправными людей, которые вовсе не совершали того, что действительно числится за Ходорковским. Этих людей теперь преследуют в точности таким же способом, как бы давая понять, что типа все мы – мазаны одни миром с Ходорковским, а он-де – чуть ли не наш главарь, поскольку тоже чего-то пробулькал о демократии. Но он ни слова не сказал, чем они все занимаются на самом деле под предлогом «приватизации»!

…У меня есть подруга, которая очень переживает за меня, поэтому иногда дает советы… такого приземленного житейского свойства. Она искренне считала, что при первом наезде «правоохранителей» я должна была сама уничтожить свой блог. Когда мы с ней спорим по этому поводу, она всегда глотает горстями таблетки «от сердца».

Я ей объясняю, что многие вещи приходится проходить мне, поскольку только я могу их пройти. Кроме того, только я могу сделать так, чтобы они не повторились с другими. В этом месте она всегда с горячностью возражает, что на всех других ей плевать, а вот на меня ей не плевать, она хочет, чтобы только у меня было хорошо. Но, заметим, она не выходит на улицу с плакатами «Свободу Юрию Деточкину!», не навязывает с истеричностью последователей Ходорковского – его личную святость и непогрешимость вплоть до прозвучавших недавно призывов «Ходорковского в президенты России!»

Есть ли «протестная» составляющая в деле Ходорковского в частности и «деле ЮКОСа» в целом? Конечно, есть! Но протест всего общества должен базироваться на требовании соблюдения закона, на немедленном наказании всех «свидетелей преступлений» - от Грефа, дающего пояснения о «государственной общепринятой практике» обворовывания бюджета, до невзрачного директора завода, рассказывающего, как он обанкротил государственное производство, чтобы его затем мог «приватизировать» господин Ходорковский.

В «деле Ходорковского» намеренно затаптывается возможность нравственного переосмысления достаточно тяжелых для каждого нормального гражданина жизненных ситуаций, когда Миша как раз катался сыром в масле. Но вовсе не в сторону публичных ностальгических недоговоренностей господина Путина про то, что катающемуся сыром в масле господину Ходорковскому он зверски завидовал в роли питерского безработного.

Все-таки нравственное переосмысление предполагает иной уровень общественной морали. И надо заметить, что упертые защитники Михаила Ходорковского недопустимо снижают ее планку для России. Их бы на пару месяцев отправить в прошлое, в провинцию, в город ВПК, чтобы они на собственной шкурке испытали те «демократические преобразованья», которыми сопровождается «политические карьеры» граждан с подобным уровнем морали.

Должно было быть в России «дело Ходорковского»? Конечно, должно! Но на законных основаниях, а не по политическому заказу и без нарушения процессуальных норм. Понятно, что должно быть попутно и множество других уголовных дел. А сейчас это все выглядит – уголовным дебошем, «темной», устраиваемой потенциальными зэками - одному из потенциальных сокамерников.

Но это и является огромным провоцирующим, искушающим совесть моментом – ведь в России принято жалеть несправедливо обиженных… и не всегда принято обращать внимание, что за выставленными напоказ процессуальными «несправедливостями» - скрывается нравственное гноище. Подобными «судами» и «следственными мероприятиями» намеренно втаптываются в грязь не столько сами «следы преступления», сколько надежды на правосудие многих граждан страны, чьи судьбы были обобраны и уничтожены «приватизацией», обогатившей Михаила Ходорковского.

Провозглашая его «почетным святым» - его сторонники оказывают медвежью услугу всему обществу. Ага, а его оппонент, каркающий «Вор должен сидеть в тюрьме!» -  никогда не действовал так нагло и напрямую, он использовал административный ресурс, но… абсолютно с теми же целями личного обогащения. С тем же самым уровнем нравственного развития.

А тут читаю в ленте восклицание одной френдессы… типа: «Меня тоже судят, поэтому я поддерживаю Михаила Ходорковского!»» Во-первых, весьма большая разница – кого и за что судят. Меня вот тоже судят, но желания делать из господина Ходорковского «узника совести»… отчего-то не возникает. Не потому, что я не вижу в деле Ходорковского – явных перегибов и слишком вольного обращения с основами правопорядка. Но ведь и сам господин Ходорковский «приподнялся» на том же самом смачном плевке на правовые основы общества!

Вот и думаешь про старую калошу, которая была и пионеркой, и комсомолкой, произносила правильные слова на собраниях, собирала металлолом и макулатуру… а после пережила развал страны, гуманитарную катастрофу… а теперь ее судят. Ага, почему-то судят ее, а не непосредственных виновников торжества. Но из этого она по бабьей глупости, как говорится, нашла, к кому ей проявить сочувствием, излить… это самое… неизбывное/женское. Сообразить, что ее судят – отработав методику на Ходорковском, который и без того являлся преступником по любому цивилизованному законодательству – вару в репе не хватает. Но ведь в чем заключается эта самая «методика»-то, госпидипрости? А в том, чтобы скрыть истинные причины возбуждения уголовного дела и настоящего заказчика всего этого уголовного вертепа.

Кстати, абсолютно не зря в этом плане зарубежные наблюдатели (а за ними и наши безголосые подпевалы) связывают «дело Ходорковского» - с последующими неправовыми наездами на свободу слова в России. Хотя сам господин Ходорковский ничего «свободно» не сообщал из того, что вообще-то подразумевается под понятием «свобода слова». Однако само его дело открыло широкие возможности оказания давления на личность и действительное уничтожение свободы слова… отнюдь не в «журналистских кругах», скупаемыми им на корню, а для обычных граждан.

Ходорковский патронировал литературный конкурс о тех, чья «жизнь удалась!» И в начале нулевых годов это выглядело откровенно сатанинским искушением.

А вот у Владимира Путина не было таких шикарных знакомых, да и… общее развитие подкачало. Но он с той же «душевной» широтой, с тем же финансовым размахом «позволяет» будущим журналисткам устраивать «конкурсы» эротических фоток для календарика ему-любимому. А после создания «Народного фронта» на государственной должности, по умолчанию несовместимой с подобной «политической деятельностью», - по столице прокатывается его любимое шоу «Порву за Путина!»

«Свобода слова» в случае Ходорковского – мало чем отличается от «свободы слова» имени Путина. Разве что в последнем случае будет слишком много ненормативной оскорбительной для всего общества лексики,  а говорится все будет в рваной майке или кружевном бикини. Но различия будут касаться лишь формы, а не содержания.

Но могла бы у этой дамы сработать хотя бы женская интуиция! Ведь каждая баба отлично знает, за что ее бьют и от кого именно исходит горячее желание - ударить женщину. Само по себе это желание противоестественное, поэтому в момент удара сама женская природа дает знать женщине абсолютно все о том субъекте, который покусился на основы мироздания. А эти основы – вовсе не наш «закон, что дышло».

Поэтому мне лично было весьма полезно «пройти по доске», чтобы уже на первых жалких попытках выбить из меня вожделенные «экстремистские» высказывания, убедиться, что и на меня «заказ» был также сделан господином Путиным, страстно желающим вновь стать президентом России.

Но это вовсе не означает, что я сейчас должна «слиться в экстазе» с господином Ходорковским, поскольку у нас - один и тот же «заказчик».

И я прикидываю (отнюдь не всегда в пользу последнего) – насколько могло оказаться хуже для всего общества замена невзрачного и невоспитанного господина Путина – на обаятельного господина Ходорковского. Поскольку цели-то у них – АБСОЛЮТНО ИДЕНТИЧНЫЕ!

Хотя присутствует элемент «несправедливости»: Ходорковский сидит по обвинению в том, что господин Путин делает в государственных масштабах и абсолютно безнаказанно.

Поэтому разбираться с ними обоими… кто из них «правее»… отчего-то не тянет. К тому же с таким аргументом, как бы становясь с этими господами в один ряд. Они – полная ровня друг другу! Но не мне! И не нам! Грехи любого из них лично я на душу брать не собираюсь, как, надеюсь, и каждый из присутствующих.

Потому меня сильно коробит, когда кого-то из этих двух - пытаются делать… святыми. Но за глумление над незыблемыми вещами – эти двое еще получат полной мерой и не из Генеральной прокуратуры. Просто потому, что можно жить в Зазеркалье как угодно долго, но умирать каждому придется здесь – где не расставлено кривых зеркал, навсегда меняющих верх с низом, а зло - превращающих в добро на основании «нового прочтения» УПК.

Личная проблема Владимира Путина здесь в том, что он таки заставил своего оппонента вынести часть наказания незаслуженно, стараясь скрыть свой "интерес" в его деле, отнюдь не лишенный чисто шкурного содержания.

Однако и вина самого Ходорковского ничуть не становится меньше из-за личной безнаказанности и неподсудности его главного «зазеркального» обвинителя и вопиющих процессуальных нарушений в «деле ЮКОСа». Да и как такое дело провести без нарушений? Ясно, что надо было половину «доказательств» затоптать демонстративными наездами «маски-шоу», чтоб хотя бы скрыть, откуда растут «кроличьи уши».

Но… все было бы отлично, если бы можно было этих двух – навсегда оставить в прошлом, оставив мертвецам их приоритеты по погребению своих мертвецов.

©2011 Ирина Дедюхова. Все права защищены.

Комментарии (16) на “Вести из Зазеркалья”

  1. agk:

    Ходорковский сидит по обвинению в том, что господин Путин делает в государственных масштабах и абсолютно безнаказанно

    Вот этот гвоздь уже никто не выдерет. Забито намертво.

    • Это техническая формулировка, перефразированный закон Гука. И «против лома – нет приема!»
      Но это единственная нравственная основа участия во всевозможных мероприятиях по данному делу. Ага, которую дает закон Гука, а вовсе не «гуманитарии», уже доставшие с соплями про «страдальцев», «почетных святых» и «свободу слова».
      Каждый раз, когда от них раздается писк о «свободе слова», задумываешься, что останется от твоей свободы слова в случае их победы? Когда это они научились ценить вовремя сказанное правдивое и свободное слово? Чего врать-то!

    • ptas:

      Точно. Как-то интуитивно всегда это понимал. А в этой статье очень хорошо всё разобрано. Теперь буду всем скидывать, кто что-то скажет о Ходорковском.

  2. agk:

    Что бы из этого могло получиться видно по филологам-экспертам, дравшимся за право написать на Вас платный донос. Еще — по уже изданным методическим указаниям — как бороться со «словесным экстремизмом».

    • С этими «экспертами» — налицо случай, унижающий не только наше достоинство, но и достоинство всех, кто когда-либо занимался филологией достаточно серьезно. Поскольку вообще-то все эти дисциплины (к наукам их можно отнести с большой натяжкой) – подразумевают изучение человеческой культуры через текст.
      Ага, при этом в качестве минимума надо самому обладать неким «культурным запасом».
      Ничего больше сказать по тексту они не могут, причем, и скажут-то – в рамках собственной культуры.
      И какое отношение вся эта лабудень имеет к уголовному праву? Но раз она вдруг приобрела решающее значение, — «триумф» этих господ в роли доносителей и провокаторов будет крайне непродолжительным. Стоит лишь всему обществу задуматься, что за продажную плесень без чести и достоинства — мы кормим в их лице.
      Но в данный момент мы наблюдаем натурный эксперимент.. вполне филологического свойства. Насколько же «культурный слой» в наших филологах соответствует профессиональным основам?..

  3. Понятия у людей расходятся в зависимости от высоты занимаемого общественного положения, где внешние параметры статуса играют доминирующую роль.У нищего например, нет статуса как такового, но это не доказывает наличие рабской психологии.На самом деле рабская психология вовсе не у нищего, а проблемы крупномасштабной рабской психологии как ни странно выявлены в новое время, у людей безответственных. Имя этому кошмару-безответственности — Госуправление.

    • ???
      Я понимаю, вы очень старались. Но можно не так загадочно?

      • Можно.

        К гражданам России, осужденным за экстремизм, будут применять те же санкции, что и к педофилам: им запретят работать с детьми и открывать свой бизнес. Соответствующий законопроект в Госдуму внес президент Дмитрий Медведев. Эксперты уже высказывают опасения по поводу практики применения такого закона в связи с расплывчатым определением в действующем законодательстве самого понятия «экстремизм».

        Опасения по поводу практики применения новых санкций в беседе с «Росбалтом» высказала депутат Госдумы от КПРФ Нина Останина. Она обратила внимание на слишком широкую трактовку действующим законодательством самого понятия «экстремизм». «Сегодня практически любое высказывание, вплоть до призыва борьбы с коррупцией или цитирования Ленина, Сталина и Фиделя Кастро, можно подогнать под экстремизм. При этом вас потом скажут, что вы призывали к свержению существующего строя», — заметила Останина. Вслед за этим депутат вспомнила личный опыт, когда суд взыскал с нее 500 тыс. рублей только за то, что она как-то осмелилась публично назвать одну из областей России «регионом страха».

        http://www.rosbalt.ru/main/2011/10/12/900336.html

  4. slade9:

    Ирина Анатольевна.
    Обратная связь в виде писем президенту и др. уже не актуальна?

    • Им сейчас не до нас. Американцы уже именуют Путина – «президентом», президент Медведев сидит на чемоданах и считает приличным заявлять вслух, что он и господин Путин – представители «одной политической силы», но никакой политической воли я пока за этими «силами» не вижу.
      О чем вы хотели бы написать? Сейчас было бы актуальным одно требование – отправить в отставку Путина, раз он уже возвестил свои политические амбиции. Но он и раньше также действовал, используя административный ресурс, ему тоже всегда было не до приличий.
      Считаю, что обо всех значимых проблемах – мы этим господа писали, они в куре. Но писали мы не конкретным людям Путину и Медведеву, а первым лицам государства. Поэтому… посмотрим на развитие событий.

  5. Leo:

    Сказать — что статья отличная — это общее место, хотя статья действительно отличная, анализ — как асфальтовым катком, точнее, наверно сравнить лучше с прополкой стереотипов — на высоте, они выполоты, вырваны вместе с далеко идущими корнями. И что радует, а точнее, является условием всякой эффективной работы — полезные растения уцелели и смогут расти без помех.

  6. agk:

    Тов. anonimusi сообщает (http://anonimusi.livejournal.com/1075252.html)

    В Германии органы юстиции федеральной земли Гессен возбудили уголовное дело в отношении экс-главы НК «ЮКОС» Михаила Ходорковского по подозрению в отмывании денег
    По их данным, расследование началось несколько месяцев назад, когда проверялся компакт-диск с данными вкладчиков швейцарского банка Julius Bar. Изначально правоохранительные органы искали лиц, которые уклоняются от уплаты налогов, но неожиданно в списке клиентов банка нашли имя М.Ходорковского.
    Позднее в ходе обыска в немецком офисе банка были обнаружены документы, касающиеся бывшего владельца ЮКОСа. Из них следовало, что на счетах банка на имя М.Ходорковского и его родственников были размещены более 15 млн евро.
    http://top.rbc.ru/economics/15/10/2011/620387.shtml

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Календарь вебинаров
Архивы
  • 2019 (40)
  • 2018 (78)
  • 2017 (87)
  • 2016 (103)
  • 2015 (90)
  • 2014 (68)
  • 2013 (71)
  • 2012 (78)
  • 2011 (71)
  • 2010 (91)
  • 2009 (114)
  • 2008 (58)
  • 2007 (33)
  • 2006 (27)
  • 2005 (21)
  • 2004 (28)
  • 2003 (22)
Авторизация