Под небом Чемошура

Вспомнить, что ты отнюдь не сама по себе, что за тобою стоят ощетинившиеся пиками полки статей, дивизии романов и эскадроны рассказанных сказочек, - в нашей небогатой на события провинциальной жизни могут заставить в самый неподходящий момент.  Вдоволь наплававшись в теплой воде, я лежу с травинкой в зубах у зеркальной глади пруда недалеко от какого-то Чемошура, рядом с дымящимся аппетитными испарениями мангалом и импровизированным застольем возле костерка с кипящей ухой. Один из моих коллег, желая привлечь начальственное внимание к собственной лояльности и стерильности образа мыслей, - начинает с нетрезвым хихиканием зачитывать отрывки из меня-любимой. Сбежать от неожиданной встречи с читателями нет никакой возможности до позднего вечера.

Я растягиваюсь на пожухлой от засухи траве, слушаю цикад и смотрю в высокое синее небо, на котором ни одно облачко не остановится, чтобы напоить эту уставшую от жары землю. Напротив нашего берега темной стеной застыл сумрачный лес. Слушаю зачитываемые отрывки с распечатки статьи,  бережно упакованной в файлик человеком, не поленившимся «прищучить» меня при начальстве, развалившемся в ожидании ухи и шашлыков. И знаете, нисколько не стыдно за сказанное. Здесь, где так ощущается сама жизнь, ее простой, но одновременно трудный и болезненный смысл, где не действуют никакие условности, поскольку все они сняты с верхней одеждой… как ни странно, но слова звучат особенно весомо. Вернее, я не узнаю собственных слов. Поначалу не узнала, даже заинтересовалась, кто это у нас настолько проницательный. Почти сразу поняв, что сценарий нисколько не поменялся, и все у нас будет как всегда.



Вот закончился советский период, где за каждым застольем разбиралось сказанное мною, без малейших попыток рассмотреть критически самих себя. Потом были всякие «демократические преобразования», где мои коллеги болтались предметом в проруби – но сценарий оставался прежним. Причем часть из критикуемых мыслей уже дала уродливые беспомощные ростки в головах моих публичных чтецов, поэтому с некоторых пор они щедро делятся со мной «собственными открытиями»… прежними моими словами, за неимением своих.

Тоскливая толпа обозников. Все боевые полки давно ушли за линию фронта, а эти все тащатся в обозе, дымя полковыми кухнями, поражаясь собственной житейской мудрости, благодаря которой они так близко пристроились к интендантским службам.

Самое время прочесть нечто монолога князя Андрея под небом над Аустерлицем: «... как тихо, спокойно и торжественно, совсем не так, как я бежал, не так, как мы бежали, кричали, дрались ... совсем не так ползут облака по этому высокому, бесконечному небу. Как же я не видел этого высокого неба? Да! Все пустое, все обман, кроме этого бесконечного неба».

Вот так же я бегу, дерусь, зная, что останавливаться нельзя, а небо все то же. И взглянуть в его бездонную высоту доводится лишь, когда рядом пытаются поглумиться над твоими строчками. Но при этом у меня нет ощущения пустоты, поскольку в своих драках - все же успела выхватить важную суть, которую так и не понял Толстой, как и многие после него. Эту суть пока еще не осознали и многие мои читатели, предпочитающие продолжить мои монологи для себя, не для жующего рядом начальства.

Толстому не довелось пройти сквозь общество «всеобщего равенства», где не только была уничтожена сословность, но нивелировался интеллект, возрастные и гендерные различия. Где женщина стала отличаться от всех прочих лишь по количеству поднимаемых ею кирпичей и тем, что ее можно при случае избить/уничтожить дважды - и как человека, и как женщину. Т.е. более широким спектром методик личностного воздействия.

Многих читателей коробили мои прежние монологи с «жалостью к себе», как это им представлялось. Но это не жалость, а попытка натурного исследования, где я изучаю методы воздействия на меня, концентрируя на себе куда большие сосредоточенные усилия, чем среднее давление в системе. Ну, как и положено по ГОСТ, в ходе растянувшегося на полвека эксперимента рассматриваю усилия, в среднем превышающие проектные не менее, чем на 40%, с восьмикратным увеличением нагрузки при необходимости учета динамического, а главное, внезапного характера ее приложения. Методом неожиданного удара бандитской гирькой из-за угла.

В моем случае эксперимент чистый, я ничем не обязана никому из жующих рядом высокопоставленных господ. Свой начальственный статус они до донышка выявили в протекающем нынче глобальном кризисе. Руководитель обязан решать проблемы, эти – ничего не умеют кроме как создавать проблемы окружающим. Свой шашлык и миску ухи я отработала по полной программе, поскольку все они цинично используют мой труд практически без оплаты.

Они могут приказать накрыть им стол под любым небом, могут притащить меня сюда, демонстрируя передо мной свою безграничную власть. Но именно под этим уральским небом, нахваливая незаработанный шашлык, все они уже не находят подходящих слов в ответ на выдернутые из меня цитаты о том, как потребитель нашей строительной отрасли отдан ими на жертвенный убой.

Надо же, оказывается, и мои коллеги не пожалели ста рублей для регистрации, чтобы побаловать начальство на природе свежаком из Дедюховой. Понятно, что при этом упор делался не на сам жертвенный убой, с которого живут все присутствующие благодарные слушатели…тем, что помогают удерживать жертвенное животное в стойле. Здесь речь идет о моей личной нескромности, поскольку я «подняла руку» на непререкаемый авторитет Чехова, Достоевского, Толстого…

В пыльном душном городе, полностью задавленная необходимостью ежедневно разбирать более двадцати учебных проектов, подрабатывать лекциями и делать бухгалтерские отчеты, я и сама полагала, что хватила лишку в собственных амбициях. Но странно, что под этим небом мои претензии к столпам русской литературы смотрятся вполне органично.

Кусая травинку, думаю о том, что же помешало самому Толстому не ползать по деревне с сохой, а самому полежать под обычным российским небом, чтобы послушать, как лживо звучит торопливая скороговорка последней части «Войны и мир»? Кто же загонял его в подвал «Воскресения»? Или так хотелось, чтобы позвали на дармовые шашлыки наши «прогрессивные люди своего времени»?

Да они зовут ведь вовсе не для того, чтобы плеснуть в миску ухи за подходящий уровень мировоззрения, а чисто чтоб и далее удерживать в стойле. Хорошо, что я умею считать, поэтому знаю, что ничем никому не обязана за эту миску, вынужденная работать на убой, в то время как из общего фонда оплаты труда себе они щедро выделяют надбавки, премии, выбивают заграничные командировки...

Конечно, они знают, что я продолжу работать в любом случае и без шашлыков, поскольку до конца буду стараться увести из-под жертвенного ножа молоденьких сопляков, наших будущих коллег, на которых они уже давно наточили шило.

* * *

Нет, конечно, и на этот раз не могло обойтись без нотаций. После очередного верноподданнического тоста за выдающих современников нашей совремённости надо ж пискнуть: «Ирина Анатольевна! А чем перед вами провинился Чехов? Как можно не любить «Вишневый сад»? «Три сестры»?...» Будто я не знаю, как они любят этот бред сивой кобылы.

Епсель-мопсель. Можно подумать, что и эти готовы цитировать монологи из чеховских пьес, как я. Можно подумать, будто они читают и перечитывают, выискивая по крупинкам те путы жертвенного забоя, за которые «наш Ильич» столь высоко оценил прозаика, признав, что для «дела революции» Чехов сделал куда больше него самого.

В отличие от всех, я рискую слишком многим, полностью отвечая за сказанное. И у меня имеется, куда больше любого живущего, - личных причин, чтобы понять, почему этого голубчика призвали к ответу в 1904 году, накануне кровавых событий. Когда у него уже не было возможности отпереться от сказанного и исправить хоть что-то из «взошедших всходов».

Думаю, многие и без меня видят, насколько драматургия Чехова срослась с драматургией Горького. «Народный самородок» до неприличия усиливал все акценты Антона Павловича, на глобальном уровне «классовой непримиримости» обостряя высосанные из пальца конфликты. Не стеснялся перепирать целыми сюжетными линиями.

В этом случае не устаю поражаться производительности труда самого «буревестника революции», поскольку это сегодня можно получить любой текст в электронном виде и прямо поверх него начирикать собственную «стилизацию» а-ля Акунин и компания. А ведь Горькому приходилось, держа тексты Чехова перед собою, выдавливать «свинцовые мерзости жизни» взыгравшейся желчи, не имея даже шариковой авторучки в качестве «средств производства».

Неудивительно, что проводить этого классика представилась возможность именно Горькому. Нынче можно говорить что угодно о похоронах Чехова, но, простите, как это сказал Горький, так это и останется. Сказал преемник, лично провожавший Антона Павловича в последний путь.

Гроб писателя, так "нежно любимого" Москвою, был привезен в каком-то зеленом вагоне с надписью крупными буквами на дверях его: "Для устриц". Часть небольшой толпы, собравшейся на вокзал встретить писателя, пошла за гробом привезенного из Маньчжурии генерала Келлера и очень удивлялась тому, что Чехова хоронят с оркестром военной музыки. Когда ошибка выяснилась, некоторые веселые люди начали ухмыляться и хихикать. За гробом Чехова шагало человек сто, не более; очень памятны два адвоката, оба в новых ботинках и пестрых галстуках - женихи…

Всегда удивляло, как резко, вполне на горьковский, вернее "демократический" лад  переменился тон Чехова, как только он решил зарабатывать литературным трудом. От легкой искрящейся малой прозы он вдруг перешел к обличительному занудству, ломаясь и не выдерживая давления махины большого формата.

Чехову явно «заказывали музыку», но он пытался «отработать» заказную партитуру честно. Его стиль, методы, интересы меняются кардинальным образом, нивелируются под всю критическую, вернее, «реалистическую» тягомотину того времени. Хотя в воздухе разливается темная, далекая от христианской морали фантасмагория, которую подхватывает более тонкий к подобным нюансам порочности Алексей Толстой, куда более независимый от издателей материально. Задолго до идейно выверенного «Хождения по мукам» он отчего-то лепит образы козлоногих сатиров, которые бродят в туманном мареве по его Петербургу, увлекая похотливой изнанкой темной стороны души идейно нестойких гражданок низших сословий.

И куда более реалистические картины рисует автор «Алых парусов», отчего-то пишущий в тот же период о сером автомобиле, рассекающем мглу петербургских белых ночей светом фар. В этом авто сидит нежить в шелковых цилиндрах. Почему-то он больше не грезит об алых парусах, его новая «Асоль» - чучело, мертвая кукла, оживленная чужой кровью. И все это - перед последующим пиршеством «очеловечившихся» крыс.

Толстой и Грин, конечно, не бойцы, но они, как и многие, пытаются донести сведения о том, что бой переместился за линию фронта реализма, где оказываются сдаными все позиции. Это задолго до «Мастера и Маргариты» выявляет Булгаков в ранней «Дьяволиаде». А значит, вестники короткими перебежками уже сообщили, что всех ожидает новый Армагеддон, где обществу надо иметь жестко расставленные нравственные критерии допустимых методов входа во власть, но главное – критерии допустимых методов «критического реализма».

Человек – натура сложная. Чехов отличался от Горького наличием достойной профессии, внутренней культурой, близостью к совершенно иным, истинно демократическим кругам российского общества – в формирующихся земствах и городских думах. Мы слышим отклики этой стороны деятельности писателя в его рассказах, но все прочнее его затягивает местечковый морок «Скрипки Ротшильда».

Неужели никто не испытывал греховную тоску и уныние от его повествования? Заранее опирающееся на занудные «демократические» нотки типа Чернышевского «Что делать?»

Вся эта ситуация с «русским реализмом» под социальным соусом конца ХIХ начала ХХ века больше напоминает не «литературный процесс», а «загадочное» поведение русской девушки Остина Пауэрса, фотомодели, игравшей в шахматы с сексуальным воем «Что же делать? Что же нам теперь делать...»

На самом деле, никому из инициированных писателей не надо, маясь туберкулезом, ездить на Сахалин, для рассопеливания жалости к изгоям общества – казнокрадам, убийцам, насильникам, политическим авантюристам. Разве Булгакову для «Бега» понадобилось пройти тараканьи бега в трущобах Стамбула? Как и для «Дней Турбинных» ему не понадобилось сражаться с Петлюрой. Для «мы их душили-душили…» ему в точности так же не понадобилось служить в подочистке. Да и грозу в Ершалаиме он, простите, из головы нам всем выдумал.

Прямое участие в процессе здесь вообще не предусматривается, а мемуары и социологические исследования к литературе не относятся. В отличие от меня, Чехова никто не вышибал из литературы, чтобы судорожно искать опоры в публицистике. Если бы именно это действительно требовалось литературному процессу, к нему бы пришел человек, который бы изложил все по полкам, никуда таскаться бы не пришлось. И он бы мог еще со стороны наблюдать, как его рассказчик чешет репу, как пытается быть объективным, заставить поверить в себе. Ни в коем случае не обременяя себя физическим переживанием невзгод, оставляя в душе как можно больше места сочувствию.

Ведь я прямо говорю, что, предупреждая о многих вещах заранее, сама не испытаю до конца всей тяжести жертвенного убоя. Лишь до того места, которое помогает понять всю глубину чужого страдания. Иначе не смогу работать. Мне и при разборке моего отношения к Чехову – отвалят лучшие куски шашлыка, пусть и обобрав всю жизнь, но все же не давая сдохнуть с голоду.

В результате, я, ничем не  обязанная этим «любителям Чехова», никакими путами не связанная с ними лично - неизменно оказываюсь под одним с ними небом, чтобы вдоволь полюбоваться их заплывшими жирком торсиками, когда они расхваливают «жизненную стойкость», «непримиримость позиции»  и прочие жизненные свершения друг друга.

Как всегда, в укор моей политической отсталости начинают вспоминать «золотые страницы», путая названия и мелкоскопические образы Антона Павловича. Чего только не успел за свою недолгую жизнь «разоблачить» наш славный предвестник таких откровенных проституток по вызову, как господин Короленко...

Среди того, что задержалось со школьной скамьи в головах моего начальства непременно мелькнет и «эта самая, которая всех любила» - «Душечка». Без меня горячие поклонники чеховской прозы не только не вспомнят название рассказа, где «эта» побывала замужем за владельцем городского сада «Тиволи», которому, очевидно, как и повсеместно после революции присвоят имя писателя Горького. Заодно они с легкостью перепутают «Крыжовник» с «Ивановым», «человека в футляре»  припишут... Гоголю.  Говорить о том, что же на самом деле пытался промямлить Чехов в «Черном монахе» - нынче бессмысленно что по этим небом, что под давешним.

* * *

Литература необходима человеку, чтобы прильнуть душою не к статистике колоний на Сахалине, а воспарить душой над тяготами материального мира. Именно потому сейчас в ходу такие дешевые и широко доступные методы литературного онанизма, как детективы и всякого рода «фантастики» с «мистиками» вперемешку. Человеческое сознание вообще куда более склонно к полету мечты, а сознание русского человека в особенности. Поэтому в русском есть удивительное словосочетание, отражающее подлинную тягу человеку ко всем видам искусства – «воспарить душой».

Вот не надо «развитием капитализма в России» усираться, простите. Где подсовывается один уголовный вывод – надо срочно пограбить и побесчинствовать. И уж, конечно, не размазывать сопли над «свинцовыми мерзостями», поскольку отнюдь не все в нашей жизни идет на создание образа.

Прочесть занудную мораль, нарисовав для убедительности откровенные картины существование люмпенов в романе, который можно смело назвать «Твою мать!»,- легко. А вот помочь человеку воспарить и продолжить жизнь с душевной легкостью, пройдя очищение катарсиса – это и есть задача искусства.

Я перешла к публицистике еще и потому, что многие вещи, которые требуется сказать немедленно, - не выдерживает тонкая прозаическая ткань, несмотря на всю мощь большой русской формы в литературе.

Думаю, все заметили, как резко я реагирую на разного рода «жалость к народу». Речь идет вовсе не о жалости. Русский человек не должен выглядеть жалко. Да и взрослым людям надо уже понимать, что никто «просто так» никого не пожалеет. И лучше поинтересоваться заранее, кто это цепляется к вам с жалостью, «ставя перед обществом вопросы». Ведь у нас вдруг в ходе разливанных рек человеческой крови выясняется, что самые жалостливые – это евреи, потомственные спекулянты на любой человеческой проблеме. И пока они не доведут ее до абсурда, пока не напьются крови, они со своей «жалостью» не отвалятся.

Никаких вопросов «что делать?» литература «ставить перед обществом» не имеет права. Поскольку общество – это не изба-читальня, да и литература – это не политическая прокламация, это не картина в публичном просмотре, не кино при полном зале. Литература включает жестко индивидуальную эстетическую связку автор-образ-читатель. Любой, кто лезет сюда со стороны - с подсказками, литературными рецензиями, рейтингами продаж – от лукавого. Напрямую из недр, от самого рогатого врага человечества. Поскольку человек здесь должен сделать выбор сам, без давления и наводящих вопросов «что делать».

Но подлейший прием, выработанный именно в так называемом «реализме», - когда прямым текстом человеку называется готовый выбор. Как бы из сочувствия к «униженным и оскорбленным», но при этом наковырянным из носу, никогда не существовавшим в реальности.

Здесь нельзя лгать, но нельзя и перегружать прозу бытовухой реальности, скатываясь к чернухе. Мы же с вами пережили аналогичный период «развития литературы», когда обсирается с перехлестом буквально все вокруг, ничего не остается не обосранным. В результате общество не просто остается с такими «духовными наставниками»,  «влиятельными интеллектуалами современности» как Пелевин или Поляков. Общество оказывается на грани саморазрушения, в плену жертвенного убоя.

При этом Пелевин смылся в Америку, а Поляков тоже не в состоянии ответить за свои прежние «ставшие бестселлером» описанья. Теперь он пишет о совковых ошметках, «не нашедших себя в жизни», перемывает косточки женщинам, шарясь за пазухой в поисках «левой груди Афродиты», пытается «идейно» перестроиться, подъедаясь у моего стола.

Но это люди, несущие непосредственную ответственность за намеренную попытку сбить общество с нравственных ориентиров. Это – омерзительные кликуши, неспособные к производительному труду на благо общества, не имеющие жестких нравственных критериев анализа. Это наемные проститутки, выполнявшие политический заказ на всеобщее убийство, поскольку в своих конъюнктурном отступничестве подняли руку на главное и единственное человеческое достояние – на душу своего читателя.

Душа убивается ложью. И как только очередное ничтожество начинает биться в истериках «народной жалости»… за деньги, так можно с уверенностью констатировать, что сей «беспримерный труд» будет оплачен из источника, никогда не испытывавшего жалость ни к кому, кроме как к себе любимому.

Народные жалелки всегда в России заканчивались жертвенным забоем и реками крови. Как только начинается промышленная разработка способности человека испытывать сочувствие, как только начинается публичные жаления узников холокоста, репрессированных Сталиным, жертв Голодомора, таджикских девочек и прочая… так можно жестко подводить черту под собственным существованием, поскольку каждого из нас будут кончать деловито и размеренно, без малейшей жалости.

Причем, как всегда прикрываясь государственным интересом. Ну, не «производственной необходимостью» же - хорошо пожрать в компании с Дедюховой возле прудика у деревни Чемошур, верно?

Вы понимаете, что у государства нет денег? Вы понимаете, что государству это негодно? Вы понимаете, что государство не будет за это отвечать?

* * *

Перед отъездом я посмотрела «психологическое» расследование как бы с виду «бытовых» преступлений на канале ДТВ. Еще раз подчеркну, что бессмысленно бороться с манипуляциями сознанием в СМИ и масс-медиа методом, предложенным Кара-Мурзой – т.е., отказаться от всех типов общественных коммуникаций.

Что это за «борьба», когда разоблачитель телевидения не вскрыл ни одного общественного стереотипа, а в качестве основного стратегического метода  предлагает спрятать голову между коленок и прикрыть ее плащ-палаткой?

…История вполне житейская, но 2006 года, отчего-то тогда не получившая общественного резонанса, зато вдруг ставшая столь актуальной сегодня.

В 2006 году под мостом в городе Магнитогорске нашли тело повесившегося на балочных конструкциях молодого мужчину. Человек вполне положительный, не пьющий. Прошел Афганистан, женат, оставил сиротами двух прелестных дочек.

Девочки его действительно хороши, их показали крупным планом так, чтоб всем российским женщинам сразу вдарить поддых, поскольку как бы в смерти их отца нельзя обвинить никого, но ведь по всем признакам получается, что жена довела. Вот ведь как.

Все дамы знают, какие особые существа наши свекрови. Сразу после регистрации брака они, как правило, оказываются за гранью женской солидарности. Все, что не делает избранница их сына – из области «как она портит моему сыночку жизнь». При этом все они дружно забывают, что подобная деятельность имеет обоюдные последствия. Пока еще никому не удавалось «испортить жизнь мужу», не испортив ее себе самой. Это, в принципе, и должна довести до сведения молоденькой дурочки любая умудренная жизненным опытом мамаша.

Впрочем, разговор не хочется сводить к извечным бытовым проблемам. Просто понятно, что журналистам проще найти «сторону обвинения», выставив у моста мать погибшего. Уж она-то заклеймит почище ментовки, можно не сомневаться.

Показывают и главную злодейку, которая родила мужу двух девочек, поддерживала весь дом, работала и все тянула в семью. Не гуляла вечерами по железке в поисках клиентов. Что в данной ситуации можно тоже истолковать в обвинительном контексте. Поскольку муж этой гадины, которую официально засадить за доведение до самоубийства нет никакой возможности, - повесился по причине невозможности выплачивать ипотеку за квартиру.

В банке он взял один миллион рублей под 14% годовых на 22 года. С учетом сложного процента он должен был выплатить банку за это время 3,3 млн рублей. Ему надо было выплачивать 12 тысяч рублей ежемесячно.

Проблема в том, что весь его доход на трех работах составлял именно 12 тысяч рублей в месяц. Тут опять подключается рыдающая мать, которая рассказывает, как этот мужик должен был вставать в шесть утра, чтобы разнести почту, затем он шел на основную работу, которая была достаточно нервной и ответственной. А дома его ждал дополнительный заработок – до 12-ти ночи они с женой лепили пельмени.

Поняв, что долго он так не выдержит, он пошел в банк и объяснил, что больше не может платить все деньги, которые может заработать в городе, где главный комбинат, объект первых пятилеток, первенец советской тяжелой промышленности, - так же, как и он, работает теперь на уголовных чурок.

Но человек все же не «отдельно взятый» комбинат. Ему необходимы какие-то средства на физическое восстановление. Поэтому и заработная плата – это возмещение физических затрат, а вовсе не «вознаграждение», как ее нынче рассматривают налоговые органы.

В банке ему предложили продать квартиру и купить нечто более подходящее достатку. Что можно приобрести в ипотеку на 1 млн рублей в Магнитогорске? Камера брезгливо обходит давно неремонтированные углы подержанной «двушки», где розетка висит «на соплях», сантехника тоже не «выбивается» из общей скудной обстановки.

Потрепанная жизнью доводчица до самоубийства признается, что, узнав о приговоре банка, решила «бороться за эту квартиру». Она сказала, что будет брать больше пельменей на дом, залепит всех своими пельменями, но не сдастся. Честно говоря, «отступать» искать еще что-то более непрезентабельное… из этой двухкомнатной квартиры… дальше просто некуда. Мужчина, наверно, и сам это понимал. Но был выжат морально и физически настолько, что пошел… и повесился.

Понятно, что он отнюдь не слепой. Он видел, какие машины стоят перед банком, он понимал, что развязные молодые люди из банковской обслуги не имеют его проблем и легко относятся к деньгам, которые каждый месяц давались ему все с большим трудом. Человек понимал, что оказался в стойле на всю жизнь, его поставили всю жизнь цедить кровь по капле. В отчаянии он рванулся на нож резника.

Ему не довелось дожить до 2008 года, чтобы посмотреть как все банки, успешно цедившие кровь граждан на ипотеке по гарантированным государством процентам, получая по «Национальному проекту «Доступное жилье» - доплату до желаемых 19-ти процентов годовых., - выскочили первыми требовать «помощи на кризис».

«Национальный проект» заключался в том, что государство, зная, что возможности рынка уже исчерпаны, 19% годовых все равно возместить не в состоянии, хоть залепят пельменями всю магнитогорскую округу, - из государственных средств возмещает банкам желаемую прибыль, всеми силами толкая экономику страны к коллапсу.

Добавьте сюда, что зарубежным финансовым структурам из Стабилизационного фонда в то же время бюджетные средства выделяются под 3% годовых. И стоило снизить ставку рефинансирования по ипотечным кредитам хотя бы до 5% годовых, общепринятых в цивилизованном мире, как никому, возможно, и вешаться бы не пришлось.

То есть наш самоубийца, якобы доведенный до отчаяния женой, должен был переплатить банку 2,3 млн рублей, которые ему и самому бы пригодились для растущих дочек. Но при этом банк на свои увеселительные мероприятия получил бы от государства возмещение по ипотеке в размере более одного миллиона рублей.

То есть срамная двушка обошлась этой семье и всему обществу в 4,5 млн рублей, причем все пошло на прокорм веселым девушкам и парням «финансового сектора». Они, конечно, ни одного разочка не убийцы, не кровососущие твари, а милые, трудолюбивые пахари, любящие посещать Багамы, Куршевель и другие экзотические уголки мира.

* * *

Простите, может, еще кто-то хочет мне почитать лекцию про народную жалость, «высокий интеллект» Пелевина или Полякова? Может, рассказать, как с точки зрения «Вишневого сада» воспринимается истошный вой на могиле самоубийцы растрепанной матери двух девочек, обвиненной их бабушкой и журналистами в убийстве мужа?

Женщина орет от бессилия, особо не рассчитывая на наше сочувствие, поскольку ей уже пояснили в суде, что она – сама довела мужа до самоубийства, никто, кроме нее, не виноват, поэтому теперь ей придется одной надевать ярмо, задушившее мужика, прошедшего Афган. Теперь ей одной придется до утра лепить пельмени с подросшими дочками.

«Как ты мог бросить меня одну им на растерзание?» - давится рыданиями женщина неопределенного возраста. Когда-то и она была умилительной душечкой, отблеск былой красоты которой читается в еще не истерзанных жизнью личиках ее дочек.

Ее муж предпочел уйти из жизни с местечковой скотобойни, устроенной под видом «государственной программы». Он так и не узнает, что главный куратор всех этих «проэктов» избрался в президенты, опустошил казну «на кризис», но не получил даже отповеди от общества. Поскольку в обществе у нас читаются морали не за убийства граждан, а самим гражданам – за низкую… толерантность.

В очередном приступе толерантности обвинение получит  вдова покойного, выбивающаяся из сил в борьбе, когда вся мощь государства направлена против нее одной, на выкачивание из нее последней крови. Поскольку она, как поясняет ее свекровь, захотела иметь свой угол за 12 тысяч в месяц, а не платить ежемесячно 8 тысяч рублей за съемную квартиру частному кровососу.

Извините, но никто не имеет морального права – читать этой женщине мораль. В особенности после того, как суд вынес решение переложить на ее продавленные плечи ту ответственность, от которой уже повесился здоровый мужик.

Вообще выражение «моральное право» в русской литературе не предполагает прямого назидания. Предполагается, что человек, обладающий этим правом, должен создать образ, который заставит читателя прийти к соответствующему назиданию совершенно самостоятельно, в ходе нравственной работы. А причислять к писателям на русском тех, кто не заведомо способен этого сделать, кто заведомо не обладает этим правом – очень дорого обходится не только конкретным гражданам, но и всему обществу.

Я с  90-х годов ходила вместе с воинскими союзами выбивать земельный участки под жилищную застройку. Над ними глумились, требовали взятки, в лицо говорили "А что я буду с этого иметь?" Теперь те же самые люди проводят "аукционы" земельных участков под жилищную застройку. Но никто не даст человеку обойти жертвенное стойло, которое выцедит его жизнь дотла.

В том же 2006 году в первом номере ВАКовского журнала «Жилищное строительство» вышла моя статья с доказательством, почему государство не имеет права раздавать сертификаты и поощрять ипотечное кредитование таким образом. Там было доказательство предательства  Родины всех депутатов (преимущественно еврейской национальности), проталкивавших этот закон. Было показано, как они получают инструкции непосредственно от ведущих финансовых структур сектора заграницы.

Я доработаю эту статью новыми данными и зайду второй захваткой, но… сколькие сломанные судьбы уже не вернуть, скольких слез не осушить. И все эти самоубийства, все море разливанное отчаяние неизменно начинается, как только к людям кто попало, «мошенником на доверии» лезет в душу с унизительной жалостью.

* * *

На прошлой статье меня тоже обходительно и иносказательно обвинили… в собственном самоубийстве. Ну, как бы очевидно, что я «недостаточно материализована». Человек прикинул, как выполнить мое требование «вернуть мой трон», понял, что я сама во всем виновата. Воспринимая один к одному сказанное.

Но ведь речь шла несколько о другом. Вовсе не о моей «материализации». Разве вопрос у нас в моей состоятельности или материализации? Я, простите, на хлеб зарабатываю только потому, что намеренно не материализуюсь в качестве писателя. Про меня в реале доносы пишут, просто все это и так знают, но делают вид.

Но ведь без общего признания меня в качестве не хорошего или плохого писателя, а единственного – мы так и останемся с «героем нашего времени» в виде Ходорковского и Бейлиса, с осужденной обществом убийцей – в виде магнитогорской производительницы пельменей.

И столь категоричное требование вытекает из того, что «творчество» Пелевина или Полякова, которое, признаюсь, все же несколько предпочтительнее нынешнего суррогата литературы, - но оно не расставило даже настолько примитивных акцентов… вовремя. А когда Поляков, зарабатывающий в литературе на пропитание, за мною соплею тащится – то мало вдохновляет. Скидочки на его «прозрение» и повторение уже от своего имени того, до чего все вокруг успели дойти немного раньше… не принимаются. Мне никто ни копейки пока не заплатил, включая его самого. Так что прав на то, что запел нынче – он не имеет. А, учитывая, что они все начирикали раньше про «эту страну», они уже ни на что не имеют морального права.
Но речь-то в данном случае идет о вашей состоятельности, господа, и вашей материализации в собственной жизни, в своей собственной стране. Понимаете? Не моей, а вашей! Мое становление в литературе это предусматривает по умолчанию, а вот становление Полякова то одной «гранью», то другой, то задом, то передом – никому никакой «материализации» не добавит.

Посмотрите, что получается. Разве кто-то может встать на пути моей материализации? Нет. Ведь если я не материализуюсь как писатель – я тут же становлюсь «до ужаса реальной» в качестве эксперта по «Трансваалю». И ужас подобной моей «материализации» доходит далеко не до всех, поскольку не у всех пока там дети погибли.

Ведь, простите, и Лужок бы не раскололся, если бы не прочел мою нематериальную эпитафию Гайдару. Или у вас есть кто-то, чтобы проломить «общественное мненье» по поводу Катыни? Мухин – это хорошо! Но сам по себе он ничего не значит. Все его доводы становятся нужны лишь после моей оценки, на которую лишь я имею полное право.
Это вы не соображаете, что такое у меня в руках. Я ведь этим самым не против вас размахиваю. Да и речь идет о том, что именно вы своей беспечностью, раз все это вам досталось почти даром, не позволяя мне использовать с наибольшей эффективностью. Но «даром» - от слова «дар», а здесь ведь речь идет об особенных дарах, которыми одаривают свыше - иногда через голову изо всех сил сопротивляющегося индивида.

Прошлый блог рванул в посещаемости на чем? На пожарах и обрушениях. Сейчас опять начнутся обрушения, так чего мне, вслед за Ртасом, плакаться о посещаемости и регистрациях? Я вам устала говорить, что лучше бы сами подсчитали, во что каждому лично обходится мое вычеркивание из литературы и вписывание туда кого попало. Ведь вам уже чисто конкретно ежедневно поясняют, что при моем нынешнем положении всем остается ждать лишь Конца Света. Ссылаясь на Вангу, Ностардамусов и прочих, кто к русским писателям заведомо не относится. Поэтому… как где-то рванет, рухнет, запылаить… так все сюда прибегут со 100 рублями в зубах. Но, конечно, когда поздно будет.
А ведь мне еще предстоит материализоваться в качестве эксперта по ЖКУ, долговечности жилья, технической эксплуатации зданий и сооружений… а сколько надо материализовывать по суффозии грунтов буквально через два года! Ведь у нас повсюду будут зиять провалы, как перед Концом Света. А еще я ведь куда лучше Латыниной могу материализоваться в качестве обозревателя очередных непоняток на Северном Кавказе…
Куда ни ткнись – возможностей материализации непочатый край. Если будет все, как обычно, то там и без моих наводящих речей поймете, что я – это вообще единственное что у вас есть. Но ведь радоваться надо, что есть хотя бы я. Да и второе такое же вы бы вряд ли выдержали.

Но лучше все же кое-что сделать самим до того как. Ведь и моя материализация пройдет без проблем, когда вы все дематериализуетесь окончательно. Для любого человека после нас, кто не связан сегодняшними отношениями, для кого наши сегодняшние проблемы станут историей – будет все намного проще. Конечно, меня тогда уже не будет как и вас. Но в литературе самый лучший писатель – это мертвый писатель. Для других поколений в литературе останется не то, что порекомендуют какие-то путины-медведевы, а то, что  можно читать.
В принципе, все вокруг направлено на то, чтобы вы молча дематериализовались. Прожили, помалкивая в тряпочку, в качестве жертвенного скота – и сыграли бы в ящик так же с кляпом во рту. Но все же у вас есть выход, а у многих до вас его не было вообще. Это не означает, что он не давался. Я отлично понимаю, что сетовать на вашу беспомощность могу лишь до определенной степени, поскольку первой читателя начала предавать литература, работая не на него, а на революцию.

Надеюсь, теперь более понятна жесткая позиция против всяких революций. Хотя именно на этом пути моя материализация прошла бы как по маслу. Раз уж так и не выдавивший из себя раба (поскольку давил по капле, а не целиком) Чехов полностью материализовался на этот поприще, так что говорить про меня.

Давайте начнем с малого. Как все понимают, раз вспомнили про «убийства» 2006 года, когда нефть стоила под сотню долларов за баррель, а все вокруг упивались «удачливостью» путина-медведева, величая господина Путина «золотой антилопой» -  сейчас остро встанет жилищная тема. В ближайшее время до всех дойдет, что кризис наполовину обязан государственной жилищной политике тех лет.
Это – моя тема. Во-первых, она дорогостоящая. Для того, чтобы ее поддерживать, надо иметь хорошее советское образование и много работать. Любой, кто берется сшибать на ней деньги, - знает, где ему почитать на эту тему. Все шарятся у меня по карманам.
Но сейчас в “эксперты” полезет вновь – кто угодно, не только без знаний, но и без морального права говорить по поводу.

Кто-то может гарантировать, что эти люди не погрели ручонки на жилищных пирамидах, не потребляли кровь обманутых дольщиков в маце? Где они были, когда меня избивали за монолит? И почему на этой теме сейчас должны зарабатывать журналисты, немало приложившие усилий в ее обострении? Они все вычеркивали меня в 2006 году, когда кризиса можно было избежать.
Простите, но можно потребовать, чтобы больше никто рот не раскрывал без моей оценки? Ведь я единственный честный специалист в этой области. Можно не отдавать мой хлеб кому попало? Почему в качестве экспертов в “ток-шоу” по жилищному вопросу приглашают Хазина? Он имеет труды в этой области? Он имеет моральное право что–то говорить по поводу? Он выстрадал это право? Он хоть в чем-то поддержал меня в свое время, чтобы пользоваться моим трудом бесплатно?

Но ведь до тех пор пока сами не положите этому конец – вас всех будут загонят в петлю, а Хазину платить за «экспертную оценку». А я вдобавок могу сделать так, чтобы все, кто смотрит подобные ток-шоу, кто внимал подобным «экспертам» - никогда не имели нормальной крыши над головой, а их дети – отирались на помойке. И на нашей живодерне русскому писателю такое сделать куда проще, чем, нечто прекрасное. Как все, надеюсь, понимают.
Поскольку свой хлеб я более грабить никому не позволю. Ваше жилье – это мой хлеб, то, чем я занималась всю жизнь вместо литературы. Только попробуйте позволить здесь отпихнуть меня местечковой заднице – вы собственной кровью захлебнетесь. И это сделаю вовсе не я! Вы так не поняли, что это вы, а не я – в жертвенном кругу местечкового забоя. Вы этого не поняли даже после монолитных халабуд, когда я все сказала открытым текстом. Вы уже накормили израильских девелоперов, американские местечковые ипотечные агентства, получили кризис, гробите свои жизни возле этого дерьма, лепите пельмени по ночам… но еще не поняли.
Здесь поставим точку. Хотя далее может идти множество пунктов вашей самореализации. И за вас по вотяцким газеткам я реализовываться не собираюсь. И вам не советую не платить ЖКУ, поскольку через 6 месяцев по закону вас выставят из вашей квартиры.
Но этот закон тоже принят, поскольку у вас я – не писатель, а жирный еврей Быков – с лихвою оплачен из вашего кармана в качестве писателя.
Но еще раз настоятельно рекомендую подумать, во что лично вам может обойтись моя самореализация… не в качестве русского писателя. И для начала – разберитесь со своими карманами.

В точности так же, как ДТВ, я не могу  посадить, настоящего убийцу мужа магнитогорской вдовы и подать на него в суд. Я просто могу закрепить уголовный образ визуально. ДТВ не может сказать правду, как и никто из вас. А я могу. Глядя на бездонное небо над Чемошуром.

©2010  Ирина Дедюхова. Все права защищены.

Комментарии (47) на “Под небом Чемошура”

  1. Ну да, нашли великого убивца, тфу, смотреть противно, заморыш железнодорожного труда.
    Вот настоящий убийца, если по примеру железнодорожничков посчитать, а они считать любят, то дело рук его столько смертей откроет, причем по всему миру, Гитлер младенцем покажется:
    http://images.yandex.ru/search?p=4&text=%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%B1%D0%B0%D1%87%D0%B5%D0%B2%20%D0%BC%D0%B8%D1%85%D0%B0%D0%B8%D0%BB%20%D1%81%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%B5%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87&spsite=fake-007-539237.ru&img_url=www.tinza.ru%2Fstorage%2Fe%2Fd%2Fa%2F3%2F2473400.large.jpeg&rpt=simage

    • Вы неправильно дали ссылку, Светлый. У нас в окошке «пустой запрос». Вам надо щелкнуть мышой по картинке и вывести ссылку в отдельное окно.
      Заинтриговали своим убивцем. Давайте скорее!

      • Не иначе как ЖД происки, ну никак они вашему сайту жить спакойно не дают. Я на ссылку нажимаю, у меня свободно открывется. Да я проще скажу, открытым текстом, Михаил Сергеевич, кликуха «Меченый». Помоему толко один народ, не может предъявить ему претензий, это работники рельсового труда. У остальных по моему у всех найдется пара теплых слов для этого ирода.

      • agk:

        А у меня открылся. НИГАДЗЯЙ!
        На эту гниду не могу смотреть без дрожи омерзения.

        • Но еще раз подчеркну, что он так поступил легко и непринужденно, поскольку всякие конъюнктурщики пелевины-поляковы подпевали ему на стреме.

          • agk:

            Согласен. Там был многоглолосый хор.

            «Властители дум», видимо, многое понимали заранее, но вот рядовые граждане меня просто поражали во время перестройки своим бездумным выкликиванием готовых формул, почерпнутых из Огонька и подобных изданий.

            А что, правда Пелевин в Америку свалил? Не знал.

        • В пятницу услышал скупые цифры, их одних достаточно для «вышки» Меченому. При нём(а это небольшой срок) внешний долг увеличился в 5,5 раза, а золотовалютные резервы сократились в 11 раз.

          • Да я тоже не согласна с Светлым. Он демонизирует ничтожество.
            Это важно посмотреть, как оно на самом деле выглядит, кто оно такое. Вот он посмотрел и понял, что даже в уголовной иерархии он — пустое место.
            Визуализация очень важна. Создание образного отражения словом — еще более важно, пожалуй. Ведь все пиары, навеличивания и прочее — направлены на создание «имиджа», то есть образа. Предполагается, что образ работает НА человека. Но ЗА человека он работать не будет. И парочка моих проходов сводит на нет все эти многомиллионные старанья.
            Пусть он и не будет сидеть в тюрьме, но она по нему плачет. И вот то, что вы видели — останется от господина Медведева, а все прочее развеется мороком.
            Каков механизм действия? Точное соответствие истине даже в мелочах. Там у него передний зуб с черным дуплом, вы ведь полагаете, что я лишка хватила, а я знаю, что у него передние зубы гнилые. Что на Руси являлось первой причиной НЕизбрания Народным Вече. Неписанный закон.
            Есть еще парочка незначительных деталей. Как только пять человек внутренне согласятся, что наконец-то этот человек нашел свое место — все само начнет становится с головы на ноги.
            А откуда это дерьмо на шею навязалось? Оттуда-оттуда! Меня заставляют писать программную статью, не зная, что делать с жилищным сектором, но и написанным воспользоваться не могут. А далее суют вот это чмо — без образования, без опыта работы, шестерку на стреме.
            Надо бы вообще-то написать об этом подробнее. Вы же не сможете подсчитать, во что личсно для каждого обходится то, что я не на своем месте. Я как-то со студентами подсчитала по ипотеке, платежкам ЖКУ, заработной платой их родителей… ведь на все они решались не сразу, а постепенно, пробуя, насколько вы все готовы предать на жертвенный убой своих.
            Так у меня с девчушками плохо было. Они поняли, КАК они бы могли жить.

    • agk:

      Не скажите. Это же только начало пути. Пока все делает по лекалам меченого. И темп выше. Надо же додуматься — пойти жрать гамбургер с Обамкой. Тьфу!
      Еще наворочает так, что мало не покажется, если не остановить.

  2. agk:

    В комментариях к предыдущей статье тов. Перешеин написал:

    «Искренне сострадая Ходорковскому, желаю ему провести остаток жизни в тюрьме, и позвать в гости подельников, только так у него появится минимальный шанс на прощение. Мультиплицирующий эффект от его деяний ужасен своими масштабами. Как он один сможет отчитаться за тысячи загубленных жизней? Тот же сенатор Гурьев до сих пор на свободе и даже имеет совесть поздравить рабочих ОАО “Апатит” с “Днём химика”. Не говоря о здравствующих ныне Грефе, Христенко, Чубайсе и.т.п.»

    И.А. ему попеняла, что не стоит сострадать этим существам. Думаю, Саша о состраданиии сказал с иронией, а имел в виду он, что таким тварям лучше, чтобы их живыми разрезали на кусочки здесь, в Энрофе. Тогда последующее воздаяние будет не таким ужасным. Насчет прощения, конечно, это перебор, его не будет. Просто казнь была бы другая.

    Вот инересно кто-нибудь хотел бы поменяться местами с Путиным-Медведевым-олигархами-хозяевами_жизни?

    • Не понял завершающего абзаца.
      Собрали всех в кучу. Ну допустим с Медведевым с удовольствием поменялся бы. Для чего? Ну хотя бы для того, что бы Дедюховой не нужно было писать такой публицистики. Ведь ситуацию в такой стране как Россия, изменить проще пареной репы, в три счета, нужно только желание, все остальное имеется. Кстати, последняя шутка юмора. «Главная беда России в том, что в ней очень мало железных дорог, но очень много железнодорожников.»

      • Андрей, наверно, имеет в виду чисто в личном плане: кушать дармовые порижные-мороженые, вертеться перед телекамерами, ничего не делать… и сдохнуть, так и ни за за что не ответив, ничего в жизни не сделав, что соответствовало бы занимаемой должности.

        Но то, что сказали, Светлый, уже очень здорово. А то ведь раньше как заноет местечковая гангрена «А кого поставить на такое место?.. Некого вить…»
        А тут им сразу мильен ответов: «Да хоть меня! Уже не вашу местечковую уголовщину, на которую глядеть стыдно!»

  3. Да чего уж тут здорового, то что я сказал. Мне по возрасту положено. А сказать то должны они, 30-летние. Такое объединение -«Путиным-Медведевым-олигархами-хозяевами_жизни?» — указывает на то чего и добиваются ЖД. Полное непонимание что такое власть. Власть, есть ответственность за подчиненных. Главное требование к человеку имеющиму власть, умение поставить цель и управление имеющимеся в его распоряжении ресурсами для ее достижения.
    У ЖД несколько другая формулировка. Власть это деньги. Пойдя по этой формуле, очень быстро придешь к закольцовке Власть-Деньги-Власть, а дальше уже не вырваться.

    • Уточним формулировку «Власть-Деньги-Власть денег», поскольку после определенной суммы вовсе не человек управляет деньгами, а наоборот.
      Хорошо, уговорили. Давайте и Меченного посадим прямо щас. Окошко для подаяния прорежем побольше… вам видно?
      http://ogurcova-uchebka.com/blog/%d0%bf%d0%be%d0%b4-%d0%bd%d0%b5%d0%b1%d0%be%d0%bc-%d1%87%d0%b5%d0%bc%d0%be%d1%88%d1%83%d1%80%d0%b0/gorbi/

      • Anna:

        Меченый орет : Да, здравствует советский суд! Самый гуманный — суд в мире!
        Голос сверху : Вот и поговори обезьяна с медведем — о суде, о гуманизме,
        видишь тоже сидит, чай не памятник.

      • Если вам нравится такая формулировка, наздоровье, тем более она неоспорима, только несколько расплывчатая. Так как сумма не может быть определенной, как и не существует двух одинаковых людей, определенная для каждого, наверное так.
        Я просто о другом. Вопрос денег мне не интересен. Просто человек идущий во власть за деньгами, смешен. Но он еще и очень вреден. Именно он создает продолжение формулы- Деньги-Власть.
        А Меченый, да хрен с ним. От наказания он не уйдет, смерть не поможет, это без всякой мистики. Одно уже получил. Ну а демонизировать его, избавь меня святой Иосиф Виссарионович. Просто чисто с технического взгляда, на весах он вполне уравновесит Гитлера, а может и перевесит, чем черт не шутит. Просто мир еще это не до конца осмыслил. Со временем дойдет, если конечно его дадут, времени.

  4. vitaly:

    И чего так жить хочется, когда Вас прочитаешь?

    Или умереть, вцепившись мертвой хваткой в горло какого-нить паразита.

  5. slade9:

    Ирина Анатольевна,

    признаю — Вы единственный современный русский писатель. Наверное, это признаю не только я. И вероятно более, чем 5 человек. Возможно большинство посетителей этого сайта. После какого количества признающих этот факт должна быть достигнута критическая масса? Когда данное признание станет абсолютным?

    • Простите, а кто вы такой? Что значит ваше мнение? Чем оно весомо? Вы сами-то живы? Вы материальны?
      Нет, пока куда материальнее вас любое местечковое ничтожество. Его мнение значительно, а ваше — нет. Причем, они ведь здесь ни денег ни вкладывали, ничего не построили. Не создавали культурной среды, никогда ничего не могли предложить элементарно приметного в литературе. Но они полностью завладели всем, уничтожив механизм, по которому учитывалось ваше мнение.
      Но ведь только потому, что вас это, до поры до времени, — вполне устраивало.
      Согласитесь, это же было нормально, когда вы читаете совершенно бесплатно меня, но разве при этом деньгами вы не голосовали за созданную на моей крови системе? Разве вы не понимали, что пользуетесь моим жертвенным забоем, моей жертвой?
      Вы ее не только приняли, но и отдали меня на забой дальше.

      Другое дело, что вам нынче подсунули нечто из некондиции — с двойным рядом зубов. Я и при вашем общем попустительстве не пропаду.
      Вот взяла и устроила вместо одного обрушенного блога — целых два (правда, есть еще девять, но это неважно). И с вами теперь беседую за 100 рублей в месяц. Захотите писать бесплатно — пишите в дебат-клабе по-английски. Кому надо прочтут и ошибки поправят.

      Нет, эта задачка в лоб не решается. Но если решите, все перед вами откроется. Я уже и так с утра до вечера готовые ответы подсказываю. Но они не заработают, если сами не начнете шевелить жабрами, епсель-мопсель.
      Берите пример с меня! Хоть что-то сделайте! А на ваши «признанья» — мне с прибором. После обрушения deduhova.com все «признанья» здесь принимаются только веб-мани.
      ====================
      Знаете, вопрос на самом деле серьезнее, чем кажется. Вот если вы действительно человек свежий, не могли бы откровенно материализоваться?
      Пояснить, с какого это бодуна вдруг «совершенно случайно» появились здесь.
      Это тем более интересно, что далеко не все, кто здесь не первый год, как вы, безропотно внесли плату за пользование. А вы еще чот пытаетесь пищать, хотя это чревато:)) И многие предпочитают со стороны наблюдать гладиторские бои, считая, что 100 рублей за участие в разговоре — для них деньги на ветер.
      На самом деле, рано или поздно сюда «совершенно случайно» попадают все, кто «совершенно случайно» хочет жить и что-то значить в собственной жизни. И тут «совершенно случайно» выясняется, что без триады «автор-образ-читатель», без сотворчества — никто жить-то собственной жизнью не может.
      Так уж человечество привыкло жить задолго до возникновения письменности. Местечковые хамы каждый раз этому удивляются с такой деревенской наивностью и местечковой непосредственностью, что становится ясно, что и Библию они переперли у арамеев. Литература возникла раньше письменности. Но если в ней нет живого образного сотворчества, то никакая письменность ей не поможет.
      Поэтому здесь все присутствующие — это откровенные шалопаи, разбалованные мною… обычной и доступной раньше всем роскошью, без которой ничего в жизни не остается.

      Что вас лично привлекает в жизни? Любовь? Но вокруг столько любовных романов, так стоило ли 100 рублей здесь платить?
      А… вы им не верите, вы чувствуете, что все вокруг пропитано ложью, лишь иссушает вашу душу, а ей хочется пить.
      Платить за это все же лучше деньгами. Поэтому некий механизм мною все же создан. Заметим, не вами. Заметим, что вас бы вполне устроило и дальше цедить меня даром, хотя… если бы не обрушили блог, я бы дольше не выдержала. Жиденькие собратья по разуму никогда умишком не отличались, им бы напротив дать мне расплескать кровь до капли.

      Здесь все собрались, чтобы участвовать в оживлении образов. Только так можно почувствовать себя живым. А как иначе?
      Здесь собрались — высказать свой отклик, поскольку из системы исключен отклик снизу. А люди — не марионетки.
      А вокруг им предлагают… посредников, высказывательщиков мнений. Никому не нужен ваш живой отклик, только мне. Да, я от него зависима, но чтобы не сдохнуть, мне надо только пять голосов. А у меня и на Самиздате было их 350 тысяч. А перед обрушением блога — 40 тысяч ежемесячно. Но все жевали меня молча.
      А мне тоже хочется жить, а не существовать по принципу «опять не сдохла».

      Вы не торопитесь, но задумайтесь хотя бы. Ведь вам в последних абзацах не только дан путь, но и высказана вполне явная уроза. Долго ждать я не намерена.
      Повторю для тех, кто «статьи не читал, но заранее не одобряет».
      Только попробуйте пропустить без наказания чью-то статью, телевыступление или еще чего — по жилищному строительству. Я на эту тему вкалывала бесплатно больше всех. И пусть хоть одна гадина, обшманав мои карманы, — попробует сказать об этом хоть полсловечка! Вы все ответите за это уже мне и отнюдь не 100 рублями. Я там пояснила — чем именно. Перечтите абзац про помойку. Всех, кто не читал — тоже касается.

      Но ведь разве вы сами — мало приобрете на этом пути? Да хоть сограждане рядом вешаться перестанут.

      • slade9:

        Ирина Анатольевна,

        Вы правы — и впрямь с бодуна-то я и появился на Вашем блоге — том еще обрушенном. Жена — в командировке, есть немного времени в пятницу на старых однокашников. Утро, вернее уже и день, суббота — компьютер — второй дом — в поисках чего-то легкого из фильмов на компьютере дабы не травмировать больную голову. Включаю. Файл с непонятным названием — фильм о вреде алкоголя. В двух частях. Впечатлило. Напрочь отбило желание. Как представишь что рюмка алкоголя убивает тысячи нейронов, которые не восстанавливаются, т.е. с каждой рюмки становишься чуточку тупей. Так и представляю визуально — вот где-то в мозгу появляется маааааленькое темное пятнышко. Через несколько лет — мозг в крапинку. Потом — в горошек. И даже появление новых связей между оставшимися нейронами — слабое утешение — это как на темных пятнах появляется легкая паутина, которая немного их маскирует. Брррр. А мне уже достаточно лет для моих собственных крапинок. После уважительного отношения к спиртному — далеко не каждый день, но все же. Особенно после романов Ремарка с ямайским ромом и другими радостями.
        К вечеру уже кликаю по старым маршрутам — ну несколько сайтов, кроме которых обычно никуда и не ходишь. Безграничен интернет — как и реальный мир. Но как и в реальном мире в интернете свои хоженые маршруты. Которые все же обновляются конечно — но достаточно постепенно — эволюционируя. При этом старые столпы изведанных сайтов незыблемы, а что-то новое мимолетом захватывает и уходит навсегда, ну или остается где-то в закладках — на всякий случай. А старые маршруты доведены до автоматизма — и уже сам не отдаешь себе отчет — а каждый день все там и там и там. Вот с одного из старых сайтов — с коктейлем новостей, фильмов, вареза, музыки и всего-всего — с каких-то комментариев на новость о смерти Гайдара — причем не пойму да и не вспомню почему на новость о его смерти наткнулся на этом винегретном сайте в феврале этого года, хотя откинулся он гораздо раньше — перехожу на Ваш блог. Вот оно счастливое время бессоных ночей — жена в командировке еще неделю, а я запоем читаю заметки какой-то Ижевской тетки (простите Ирина Анатольевна — в интернете редко что воспринимается всерьез с первого раза), изредка выделяя себе несколько минут на приготовление быстрой лапши и 4-5 часов для сна. Это как некий мексиканский деревенский юноша, не видевший ничего грандиознее колокольни старинной деревенской церкви — вдруг неожиданно оказывается посредине Сталинградской битвы. Читаю, читаю, читаю — публицистику, первый роман, иногда набегами очерки о гос. управлении. Иногда комментарии захватывают даже больше. Молчу, озираюсь по сторонам, смотрю что к чему.
        Не могу сказать, что мне не хватало литературы — в мире много реально хороших книг — и жизни на все вряд-ли хватит. Тем более последние несколько лет отдаю предпочтение технической литературе, которая бывает столь же красива, как ниже приведенный отрывок:
        http://www.psylib.ukrweb.net/books/nitzf01/txt04.htm#10 (если позволите).
        С современной русскоязычной литературой знакомился — но что-то не прокатило. Не захватывает. Какое-то все целлофановое.
        Читая Ваш блог от прошлого к настоящему проходишь тропою прошедших и идущих битв: то тут то там что-то еще догорает, а тут за углом еле увернулся от чего-то тяжелого. За стеной — треск крупнокалиберного пулемета — но пока твоя тропа приведет к нему — там уже все смолкнет и только гарь и кровавые пятна — свидетели реальности происходящего. Ваше слово — Живое, а чем ближе к настоящему тем и интерактивнее, т.е. живее всех живых, особенно когда что-нибудь прилетит от Вас по сопатке. На радость.
        Последнее время (годы?) жизнь воспринимается как что-то нереальное. Как в одной из ваших сказок — морок кругом — и лишь изредка происходят уколы реальности, когда жизнь воспринимается остро и со вкусом. И снова нереальность. Зима, осень, лето, весна — все сливается, проносится скорым поездом — не оставляя того острого восприятия: Лето. Осень. Зима. Весна!!!….. Тебя как-будто гоняют по кругу сжигая избыток энергии, оставляя без должного внимания твои личные проекты. Не личные в плане корысти, а личные — что в них вложено много себя. Ваша публицистика сдирает липкие шелка кокона вокруг. Тут, там, здесь просвет. Морок отступает. Медленно. Еще много его. Но стоит отвлечься твой кокон уже вновь подлатали. И снова задыхаешься. Времени нет. Времени нет. Времени нет.

        «Что вас лично привлекает в жизни? Любовь?». Любовь приходит и уходит, остается лишь Дело. Меня привлекает в жизни Дело. Создание нового.

        Про сто рублей неловко даже как-то слышать. Буду рад если эти крохи будут Вам полезны. Хотя считаю что должен Вам гораздо больше.

        Тут подумал — сейчас прилетит мне что-нибудь увесистое от Вас в назидание другим. За мою многословность. Простите Ирина Анатольевна заранее.

        • agk:

          Хорошо написано, тов. Slade9.

        • Да это все понятно. Про «хороших книг много» — я и сама раньше думала. А потом выяснилось, что про самые необходимые на первое время вещи ни в одной книге не написано.
          Давайте вновь расставим акценты. Ваше признание меня в качестве единственного писателя, после того, как мне это пришлось самой сказать вслух — не вдохновляет. Причем, я ведь это тоже заявила не сама по себе, а после того, как сие признание состоялось де факто. У меня клянчили рецы, страшно боялись моих разборов, ползали на корачках. Это потом по-местечковому, причем, договариваясь прямо при мне, — решили делать вид, будто меня не бывает.
          Я издавалась в лучших на то время издательствах. Причем мне называли время, за которое расходятся тиражи даже при напористой рекламе и ссылках на конкурсы. Меня вышибали с рынка ценой, назначая стоимость — выше «собратьев по перу» в 5-8 раз. Я продавалась в три раза быстрее всех имевшихся на тот момент тиражей, в три раза дороже Пушкина, в 4 раза дороже Довлатова, полностью затормозив продажи Мандельштама и Набокова. Этих при моем наличии в ассортименте продать невозможно. Пелевина никогда бы не продали за 490 рублей, простите. А меня продавали и ничо. Правда, все пошло в местечковый карман — при вас, живых и здоровых.
          Но маркетинг дал однозначное определение моей состоятельности.
          Для моей реализации никто не разыгрывал стиральные машины и путевки в Турцию среди сетевиков, никто не рассылал «насильными тиражами» — как ту же Донцову. Я была реализована на уровне школьных решебников, чего нынче и Булгакову не достичь.
          Поэтому мне в плане материализации никто ничего нового не добавит.
          А… второй раз одно и то же — уже неинтересно.
          Это ведь еще по мне никто не снимал блокбастеров, стараясь вообще умалчивать о моем существовании. Да и у меня был бзик с выходом на рынок — я запретила давать свое имя на обложке, типа «читатель должен искать книгу, а на автора ему должно быть с прибором».
          Но это лишь в том случае, если происходит адекватное возмещение труда автора. А надо добавить, что я печаталась на средства, которые зарабатывала на стройке, отнюдь не жилищными спекуляциями. А так пахать никто и Толстого не заставлял, хотя я даже не мужчина.

          Однако далее все читатели в той или иной мере принимают участие в моем замещении — местечковым эрзацем. Забывая, для чего существует книга, соглашаясь с местечковой трактовкой.

          Простите, сегодня мне недостаточно вашего признания в качестве писателя, поскольку, вы решили разделить мой трон — с разного рода нынешними писучими шмульперзонами. А они опустили имя «литература» ниже плинтуса. Значит, и вы вместе с ними. Вопрос уже в том, насколько я вас признаю в качестве… читателя.

          При этом я знаю, из какого копытца вы вынуждены хлебать при них навозную жижу.
          Поэтому не стоит ссылаться без ФИО и ИНН — просто на «хорошие книги». Поскольку это… ложь, причем, на моей крови.

          Да, в этот момент окончательно не произошло очередного заклепления панциря лжи только потому, что я имела возможность продолжить работу и найти пять человек в самом плохом случае. Сейчас до всех доходят вещи, которые воспринимались запредельной крамолой в начале 2005 г. Здесь есть люди, которые это знают. И «ум» большинства присутствующих здесь ни при чем, поскольку мне не давали расставить нравственные акценты. Но это и есть суть борьбы Добра и Зла. Значит, все при этом откровенно выбрали сторону Зла.
          Потому ни вашей заслуги, ни заслуги авторов, которых вы могли причислить к «хорошим» — в том, что общество в основополагающих вещах все же на пузе переползло к очевидным истинам, — нет. Напротив, все эти авторы, отлично зная обо мне, — намеренно пакостили, лезли не на свое место. Не имея морального права на расстановку нравственных акцентов. Отнимая у всей страны — время и будущее.

          Нынче ведь методом компьютерной штамповки весьма легко с виду сойти за «хорошую книгу», а сколько добавят современные средства полиграфии! Но все это лет через 20 будет смотреться в точности так же, как старые подписные изданья Ильи Эренбурга. Уж как это чмо не пиарили, а помер, морок спал — и видно, кто из себя корчил «русского писателя».

          Понимаете… это с одной стороны весьма положительно иметь тетеньку из Ижевска, с боями пробивающуюся к своему трону, с другой стороны — весьма опасно для каждого из вас, искренне полагающих, что ведь и без тети «много хороших книг».
          Почему? Потому что Россия уже получила расчлененку по той лжи, капелька которой непременно присутствует в каждой книжке, проведенной на рынок вместо меня.
          И это отнюдь небезопасно. Те проблемы, которые вы имеете в личной жизни — лишь слабое отражение того, что еще прилетит за возведение лжи в ранг истины.
          Поскольку, голосуя рублем за все эту макулатуру на которую не стоило переводить леса и портить природу — вы воюете не на моей стороне. А главное, вы не на стороне Того, Кто стоит за мной. Вы отказываете Ему в праве голоса.
          Сами выводы сделаете?
          При этом у меня ведь нет приказа по гарнизону кого-то сортировать или проводить селекцию читателям, я ведь не доктор Менгеле. Со мной тоже никто местом под солнцем не делился, меня вырубали под корешок, вместе с Россией.

          То есть, с одной стороны, это очень удобно. Быть с виду толерантным лояльным к официальному литературному процессу человеком, современным и просвещенным, признавая, что вообще-то бывает масса хороших книг. Только вот «почему-то», когда приставлен нож к горлу, — все они все оказываются бесполезны.
          И есть Дедюхова, которой можно попользоваться бесплатно.

          На самом деле, бесплатным бывает лишь сыр в мышеловке. Раз есть Дедюхова — у вас нет ни единого шанса оправдаться типа «на вкус и цвет товарища нет» или «о вкусах не спорят» — по поводу того, за что вы проголосовали деньгами, в пользу чего сделали выбор тогда, когда Дедюхова вполне была.
          Одно мое существование, вне зависимости, насколько вы о нем осведомлены, — будет расцениваться для вас именно так, как я и поинтересовалась у вас в первый раз: где вы были, когда меня вышибала уголовная сволочь? На самом деле вопрос не в том «где», поскольку ясно, что мои позиции не удерживали. Вопрос в том «были» или «не были» вообще. Т.е. вопрос о том, насколько вы материальны, что значите в собственной жизни. Ведь я-то одна посталена Тем, Кто вам эту жизнь дал. Не мама родная. Она дала тело, любовь, воспитание. Но неужели вы не чувствуете, что для жизни вам надо именно то, что у меня в руках?
          Да, вы оказываетесь прямо посреди Сталинградской битвы с нежитью, посреди Армагеддона №3. И все ваши пояснения оцениваются не потому, насколько вы приятный интеллигентный человек, а по «законам военного времени», как вы совершенно справедливо заметили.

          Вам надо разрушить механизм впаривания печатного фуфла. Это… словарная визуализации лжи.
          Нет, он и сам объективно разрушается — падают тиражи, закрываются журналы, никто толком не читает газет, всем плевать на новости в телике. Но этого для вас мало, это проходит помимо вас. Вы сидите в концлагере, страдаете от холокоста, а кто-то, простите, за вас сражается. Потом будет несколько некрасиво жаловаться на заключение в сталинский лагерь. Вся ситуация на рынке лишь дает объективное ощущение, что победа останется все же не за «просто хорошими книжками».

          Русская литература никогда не была и не будет «просто хорошей». Литература — то, что приближает нас к истине. Это всегда битва Добра и Зла. И ей (особенно при моем участии) вполне под силу выжечь все на своем пути. В особенности, когда она чувствует себя… оскорбленной.

          • slade9:

            Скажу лишь, что художественных книг не покупал уже несколько лет, и, соответственно, не кормил никого из писучих современников. Только техническую литературу, которая тоже, в некоторой степени, «пища души», стараюсь покупать регулярно, несмотря на обилие электронных версий в интернете. Единственное исключение — «Дедюховские сказки», купленные пару месяцев назад в крупнейшем книжном магазине нашего города, потрепанные, потертые, в мягкой обложке — наверное единственный оставшийся экземпляр в нашей области. Вообще, хотел купить один из Ваших романов в подарок. Были только эти сказки — и то, судя по их потрепанному внешнему виду, наверное чудом. Жаль в этот сборник не попала «Рождественская сказка». А хорошие книги в моем понимании — Достоевский, Булгаков, Ремарк, Экзюпери, Маяковский, не обескровленный еще агитпропом. И другие, уже почившие писатели и поэты. Современников практически не знаю — когда-то давным давно читал в интернете что-то из Пелевина и уже не помню про что там и как, да и вряд ли буду читать из него что-то еще. Больше никого, к стыду своему, из современников не знаю. Кроме Вас, естественно. Из последних прочитанных понравился Ален Бомбар «За бортом по своей воле», хотя, конечно, он врач, а не писатель. А по Вашему «Армагеддону №3″ получился бы неплохой блок-бастер.

      • sakhnoff:

        Вроде понятно.
        С местными СМИ разберемся сами, а вот с инетом — будете ли Вы указывать куда «обратить внимание» ?

        • Не совсем понимаю смысл «разборок с местными СМИ». На мой взгляд, и разбираться не с чем, их ведь больше нет. Повторю, помогает мне кто-то или нет, — но процесс запущен. Вопрос лишь во времени. Он имеет две стороны. Во-первых, это и есть ваше время, другого у вас нет. А вот я имею аппарат кое-что вернуть. Как только мое время истекает, я иду к тем, кто крал его у меня — и… того. Много взять не позволят, но кое-как держусь.
          С другой стороны, я ведь так же реальна, как и вы. Вернее, так же смертна. А кроме разного рода высоких мотиваций, во мне некая тетенька из Ижевска ежедневно задается вопросом, сколько можно растрачивать свою жизнь на подобных «читателей»? Никто из вас не вернет главного — времени. И при этом масса «авторов хороших книг» — живет за меня моей жизнью.
          Эпицентр Армагеддона там, где нахожусь я. Поэтому мне вам посоветовать тихую заводь, нгде бы вы могли чувствовать себя вполне «на боевом посту», ничего не делая? Я этого не могу, поскольку, во-первых, вы этот выбор сделаете и без меня, а, во-вторых, я на такое прав не имею.
          «Атомизацию Беркемов» — разобрать могу, но лишь после того, как все сделали выбор. Отнюдь не в пользу Добра и вовсе не в пользу литературы. А уж в какую сторону сделали в Тупичке у Гоблина — тоже без меня разберетесь. То ж самое и форуме мск и прочем.
          Да, все они тащатся в обозе, повторяя давно сказанное. Но это — не передовая! Вот, как мне тут рассказывали, даже Беркем что-то промямлил давеча про СРО, но бой давно переместился в другое место, линия фронта ушла поччти на три года вперед. А тогда, когда надо было драться — меня у Гоблина и Беркема обсирали как «неспециалиста».
          Вы это можете прощать сколько угодно, но попробуйте это сделать за свой счет, за мой — не следует.
          Это я не говорю по поводу восторга, что вот и Вассерман соплей дотащился до того, где я уже приняла бой за Родину, за Сталина — через два года, да еще примазываясь в «соавторы».
          Я не поняла, КАКИЕ у вас есть ресурсы, кроме моих? Пытаюсь растолковать, что ничего у вас больше нет. Это — последний форпорст. Сдадите его, останетесь с обозниками, проститутками и никчемным дерьмом.
          Вот Какра-Мурза написал по моих давним статьям о манипуляциях сознанием огромную книгу. Отчего-то ее, где не рассматривается ни одного стереотипа — распиарили по полной. Но смотрим дальше. Сейчас проходит позорный (от обеих сторон) процесс по «запрещенному искусству». Слышали, наверно, что в Таганском суде на той неделе выпустили 3,5 тыс. тараканов. Типа — «тараканий суд».
          Экспертом от «искусства» там выступает Гельман, о котором я уже сказала все, больше никем выше сказанного он не будет. И где же у нас знаток манипуляций Кара-Мурза? А он — на стороне Зла, поскольку признать, что «запрешенное искусство» относится к «искусству» — это откровенно поддаться злу.
          При этом не скажу, что и противники — на стороне Добра, поскольку они тоже называют это «искусством». Там идет такая игра в поддавки с целью отвлечь общество от сути.
          А суть — простая, как дырка в попе. Все это «искусство» — дотируется из бюджета. Все выставки и «биеналле» проводятся от имени России за бюджетный счет, вместо нормального искусства. Но этой пакости еще и вышибались гранты для приобретения галереями страны на уровне Третьяковки. Все это откровенное дерьмо и бесовщина борется за право распределения бюджетных потоков «на искусство». И в этом плане участие Кара-Мурзы тем более интересно, ведь сей мыслитель ни одного дня не работал честно.

          А на фоне этих тараканьих бегов я понимаю, что ему и не нужно работать честно. Ведь вы своим попустительством — дадите возможность ему в очередной раз обобрать меня. Но честно говорю, что меня это уже достало.
          В данном случае, я требую, чтобы никто больше ни слова не произнес по жилищной проблеме — без прямой ссылки на меня, без приглашения меня в качестве эксперта. Где это будет — меня не касается. Чтоб НИГДЕ — и точка.
          А в противном случае я пальцем не шевельну в адрес тех, кто это сделает. Но каждый, кто еще какую-то мразь воспримет в качестве «эксперта», в качестве человека, который может написать ЛУЧШЕ МЕНЯ по этому вопросу, а главное, ИМЕЕТ МОРАЛЬНОЕ ПРАВО что-то вякать по этому вопросу — ответит передо мной именно так, как я всем пообещала. То есть ответит НЕ САМ, ответит детьми, которые кончат жизнь на помойке. По-моему, вполне справедливо. Я вкалывала бесплатно на все общество — долго и производительно.
          Тем более, что если человек помешает откровенным спекуляциям на этой проблеме людям, которые после меня не имеют права ничего говорить по поводу — он действительно поможет спасти много жизней сограждан, поможет позитивным преобразованиям в обществе.
          Когда произносится слово, на которое говорящий имеет полное право — все меняется. А если такого права за ворованными мыслями нет — крадется время и будущее.

  6. ptas:

    а коллеги-то ваши отнюдь не Чехова на пикник ведь притащили.
    чего ж тогда вякать про Чехова? )

    • Alextlt:

      Ну правильно, притащили они водку с шашлыками, Чехова сними не было :) , а по поводу «вякать» — это больше к Вашему последнему посту относится , что то Вас выдержка покинула, а ведь как старались…

      • ptas:

        О, а вот и Товарищ Судья пожаловал! Вы меня насквозь видите! Прямо-таки раскусили! Аплодирую тапками! )

        Жаль, лицо прячете. И с чего бы это?

        • Alextlt:

          Отнюдь не судья , нормальная мужская реакция «дать в рыло» если при мне неуважительно относятся к женщине.Лицо.., пожалуйста , могу и адрес в личку …Насвозь к сожалению не вижу , а может и к счастью …

          • ptas:

            да вы просто вылитый израильский тролль!
            пристаёте к мужчинам ни с того ни с сего!

          • ptas:

            Ogurcova:
            Андрей, вам следует переменить тон. Именно потому, что вы — не новичок.

    • Зачем брать к водке и шашлыкам Дедюхову без свежака, где она обсирает Чехова?
      Кстати, именно в том тексте, который вызвал в вас такую бурю восторгов.
      Вначале почитали, как я обсираю их методы устройства жертвенного забоя методами жилищного строительства, после второй бутылки спросили про Чехова.
      Ну, какие у нас еще могут быть общие темы для разговоров? Чехов да ипотека «для молодой семьи».

      Кстати, хочу объясниться для ваших будущих восторгов по поводу моего резко негативного отношения к фразе «Спасибо Вам, Ирина Анатольевна, за Ваш труд!»
      Это ж надо понимать, с кем имеете дело, верно? Дело в том, что эта противная формулировка — моих ручонок дело. Раньше-то комменты писались бесплатно. Вот всякая сволочь и старалась плюнуть в душу. А я на премодерации сотру всю эту дрянь, а в буфере у меня на автомате замена — «Спасибо Вам, Ирина Анатольевна, за Ваш труд!»
      Короче, самой сейчас неловко. Ведь половина израиловки меня таким образом за труд отблагодарила. Вдруг еще подумают, что я совершенно совесть потеряла. Типа нынче и по сотке деру — и комменты на автомате переливаю.
      Фраза… какой-то липучей оказалась. Блин, сейчас, как человек рот откроет — так будто из моего броузера в него эта дрянь цепляется.

      • holodilnik:

        прошу извинить, не знал. Но других слов подобрать не смог.

        • Да я знаю:))
          Поэтому и сообщаю, чтоб попытались уйти от этого влияния. Наваждения:))
          В среднем у нормального культурного человека в обиходе 250 тысяч русских слов. А есть еще не совсем русские, есть и совершенно нерусские. Надо совершенствоваться, короче.

    • Alextlt:

      Ваши объяснения приняты, потрудитесь в сл. раз писать недвусмысленно.

  7. Anna:

    Просто человек идущий во власть за деньгами, смешен. Но он еще и очень вреден. Именно он создает продолжение формулы- Деньги-Власть.
    ====================

    Да, он создает, и молчание общества ему в этом способствует, многие здешние комментаторы это давно осознали. Но привести исторический пример не помешает. Карамзин описывая правление отца Грозного — Василия, заметил один интересный случай устройства управления судебной системы Новгорода. Карамзин задает вопрос и здесь же делает вывод, почему Василий не сделал этого повсеместно.
    » узнав, что Наместники и Тиуны кривят душою в решении тяжб, он велел избрать там 48 Целовальников или Присяжных, с тем, чтобы сии люди, достойные общего уважения, по очереди судили все дела с Тиунами. Для чего не распространил он столь мудрого и благодетельного учреждения на все Государство? Может быть, другие Россияне еще не имели довольно гражданского ума и навыка: они молчали, а Новогородцы, воспоминая старину, жаловались и требовали.» Но все-таки Василий не распространил этого начинания. Хотя как правитель России он заслуживает благодарность своими действиями в развитии и устройстве государства.

    Но приведу еше один исторический пример, чтоб было видно что даже просто правитель без амбициозных и властно — денежных амбиций — вреден, когда личность стоящая не на вершине, а рядом — соображает в государственном устройстве куда лучше царя, в данном случае — Федора, сына — царя Алексея.

    Ключевский пишет ; «В конце 1681 г., когда возбужден был вопрос об отмене местничества, т. е. о разрушении одной из основ политического значения боярства, оно втихомолку сделало еще попытку спасти свое положение. Видя крушение своих давних надежд на господство в государственном центре, оно попыталось упрочиться в провинции. Составлен был план раздела государства на крупные исторические области, вошедшие в его состав и бывшие некогда самостоятельными государствами. В эти области из наличных представителей московской знати назначались вечные, несменяемые, пожизненные наместники. Так явились бы полномочные местные правители, «боярин и наместник князь» царства Казанского или царства Сибирского и т. д. Царь Федор дал уже согласие на этот план аристократической децентрализации управления, но патриарх, на благословение которого препровожден был проект, разрушил его, указав на опасности, какими он угрожает государству.»

    Но, кандидатура Медведева, не сравнима ни в каком плане — однозначно, там даже не стоит задействовать пристального взгляда, чтобы определить — «этот» пришел во власть не только за деньгами, там на фейсе нарисовано все — что он имел и имеет в своих планах :
    самодовольство, барское чванство, непомерное тщеславие, тайные амбиции и все это можно облечь в его формулу — он удовлетворен своим положением на занимаемом высоком посту.
    У него и мысли не возникает — о своем несоответствии, и ведь это тоже читается по его расплывающейся противной улыбке, недоразвитого сибарита. А, он должен был изучать Римское право, юрист — пропагандист. Но ведь то, что он несет ни в одни ворота не лезает.

  8. Brueghel:

    Вся эта жалкая гопота просто актёры. И даже если актёрствовать они не желают — а они не желают, ведь не полные же дебилы — никто их мнения не спрашивает. Только этих уязвимых тварей до власти и допускают. И вертят ими как хотят. Ну неужели французский президент сам удумал на шлюшке жениться? Типа президенту так положено? Непременно жениться? Физиологический урод Гайдар, или потомственный придурок Ельцин, может и считали, что рулить им позволят. Но те времена прошли. Сегодня лидерам делают предложения, от которых они не смеют отказаться. Либо шантажируют, когда за душонкой есть что-нибудь поганенькое. Либо просто грубо принуждают. Угрожать умеют. Ничего святого нет. И родственников вспомнят, если надо. Тут сделаешь всё, о чём попросят. А если мешает кто — убивают не задумываясь. Уже лет сто примерно и даже больше. Какие, нафиг, глисты? «Ловец снов» по Стивену Кингу — вот это про них. Ха. И верчение жопами в этом фильме присутствует. С характерными фразами «Мы такие добренькие-бедненькие-несчастненькие!» И не надо про планы президента — у него планов нет. Только суд. За каждое конкретное деяние. И только каждого лично. Никакой коллективной ответственности! Которая есть химера — нечто такое, чего на самом деле нет.

    • Anna:

      И не надо про планы президента – у него планов нет.
      ========================

      Почему не надо, как раз наоборот — надо говорить обо всем. Назвать данное действие можно по разному( прикидка, расчет, наметка ) но суть остается в том что все планы — уголовного характера, а то можно подумать, что уголовные элементы не складывают сумм и не пытаются подняться выше по головам, по трупам, без разбору. А у медведева все его предыдущие мечтания добраться до высокого поста, на роже — отпечатаны, в виде планов там или тайных желаний и не заметить этого не возможно. Добрался. И сейчас его умопостроения заключены в форму — продолжать в том же духе. Поэтому, конечно — суд. И не только по нему, есть еще ГД РФ, кабинет министров с премьером — тудаже.

      • Leo:

        Планы у президента России — он лицо ответственное, должны быть. Иначе у России нет планов и будущего. У Ирины Анатольевны по поводу планов есть замечательный живой образ — поезд несущийся, с забитыми стеклами, с прицепными вагонами «инфраструктурных проектов». Другое дело — у путина-медведева нет других планов, кроме как поезд обобрать и пустить под откос. Просто потому, что больше ничего не умеют. Не научили их мамы — папы больше ничему, кроме как оббирать и грабить. Может, они и актеры, но отвечать им придется по полной, поскольку залезли туда, куда их нельзя было пускать.

  9. Al_:

    >>Единственное исключение – “Дедюховские сказки”, купленные пару месяцев назад в крупнейшем книжном магазине нашего города, потрепанные, потертые, в мягкой обложке – наверное единственный оставшийся экземпляр в нашей области.<<

    Увы… напечатанных книг почти нет. Лучший из известных мне книжных поисковиков http://findbook.ru/ показывает только эту единственную книгу и только в одном м-не из 28.

  10. Надо издавать Книги. У нас есть Автор.
    Надо издавать Книги нашего Автора.
    Это ко всем призыв.

    В больших городах еле-еле находятся потрёпанные «Сказки» нашего Автора.
    Кстати, поинтересоваться бы у сдавших эту Брошюру (я правильно понимаю, что нашлась она в букинистическом ?), чем она их не устроила ?
    И почему отнесли в скупку её, а не Донцову.
    Возможно донцовых уже не берут ?

    PS Я читаю Вас, Ирина Анатольевна запоем.
    Пишу редко.
    Потому что нечего сказать.
    Спорить — заведомо проиграть, дискутировать — после Вас нечего сказать.
    Прямо хоть пиши пустые посты без текста.
    Как в том анекдоте 70-х….
    — Почему листовки, что ты разбросал на Красной Площади пустые ?
    — А разве и так не ясно ?

    Надо издавать Ваши Книги.

    • Уважаемый SubmitguRu!
      Выходит, когда нечего сказать — в ход идут призывы — лозунги?
      А что есть у Вас лично для того, чтобы произнести призыв такого рода? Умение использовать местечковые анекдоты про пустые листовки на Красной Площади?

      • Разве то, что написАл — призывы — лозунги ?
        Точно два в одном ?

        Цитирую я не местечковый анекдот, а анекдот РУССКИЙ.
        Может там, где Вы жили в те годы, это анекдот и считался местечковым.
        Хотя я сомневаюсь, что тогда вам вообще было до анекдотов, тем более до из запоминания.
        А вот там, где в те далёкие времена жил я, в городе Рига, анекдот был русским.
        И постарайтесь на будущее цепляться не к деталям, а к сути.

        • «Надо издавать книги» — лозунг.
          «Надо издавать Книги нашего Автора. Это ко всем призыв» — призыв.
          Приведены в одном посте — значит, два в одном. Но, Вы правы, это — детали (равно как и восприятие анекдотов о диссидентах поры социализма).
          А по сути: вот что у нас точно у всех есть — так это не Автор с Книгами, а платёжки за ЖКУ. Может призовёте их издать?
          Думаю, что с конкретными предложениями относительно издания И.А. Дедюховой надо обращаться непосредственно к ней. А вот сотрясать воздух призывами типа «надо что-то делать» (в Вашем случае: «Надо издавать Книги нашего Автора»)по меньшей мере бессмысленно.

  11. Alextlt:

    Уважаемая Ирина Анатольевна , от всего сердца поздравляю Вас с Днем Строителя!!!Желаю Вам крепкого здоровья !!! Спасибо Вам за то ,что вы есть!!!

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Календарь вебинаров
Архивы
  • 2018 (54)
  • 2017 (87)
  • 2016 (103)
  • 2015 (90)
  • 2014 (67)
  • 2013 (68)
  • 2012 (71)
  • 2011 (71)
  • 2010 (90)
  • 2009 (114)
  • 2008 (58)
  • 2007 (33)
  • 2006 (27)
  • 2005 (21)
  • 2004 (28)
  • 2003 (22)
Авторизация