Две копейки в прореху монетизации льгот

"Сволочи вы все! Мы столько работали! Ночей не спали! А вы в год 60-летия Победы с нами такое сделали!.. Чтоб вам... тоже..." - рыдающую старуху в платке и некрасивом пальто два угрюмых милиционера под руки ведут перед телевизионными камерами к карете скорой помощи. Следом к камере подскакивает старик в заячьем треухе. Слов у него нет. Он машет руками и издает смешное уханье наподобие филина.

В который раз в Ижевске пенсионеры перекрывают движение в центре в городе. Удивительно, но они все еще хотят жить. Их еще довольно много. Правда, не уверена, что для выборов 2008 года они составляют интересный кому-нибудь электорат. Думаю, вряд ли они доживут до новых выборов. И, судя по законотворчеству на российских просторах, не одна я так думаю. Видно же, что толком даже высказать-то не могут свои "политические требования". Топчутся с остекленевшими взглядами и трясущимися губешками возле Дома правительства, пытаются схватить за рукав проходящих чиновников... Нет, точно не доживут. Хотя, кто знает?

... Вот камера фиксирует, как сквозь толпу старичья пытается проехать стильная иномарка. Зря, конечно, водитель скорость сбросил. Все! Попалась машинка! Старухи стучат в стекло, старики виснут на капоте. Окно открывается, холеная дама за рулем что-то кричит демонстрантам. По тому, как моментально холодеют лица старух, как они резко отшатываются от окошка водителя, можно судить, что дама указывает товарищам верный путь с точным адресом. Ближний к дверце водителя старик немедленно сует крючковатую клешню в окошко и за волосы тащит даму к себе. Визг дамы переходит в область ультразвука. Наверно, это очень больно, когда слипшийся от лака начес отделяют от остальной головы. Дама распахивает дверцу и оказывается в зоне досягаемости старух. Ее голову дезориентированный старец с безрассудным упорством продолжает тянуть в окошко, а старухи пинками пачкают грязным снегом соболий кардиган. Хулиганство какое-то.

Я пытаюсь встать на точку зрения, озвученную бывшим "застрельщиком перестройки", господином Буничем. Пытаюсь быть прогрессивной, совпасть с духом нашего времени, с его динамикой и раскованным стилем. Мне надо научиться бесстрастно глядеть на плачущих стариков и с таким же сарказмом, легким презрением говорить: "Слишком много льгот было гарантировано разным нищетрепам. Государство не может содержать такое количество дармоедов на своем кошту. Не вписались в рынок, так поздновато спохватились! Неужели так ничего и не доперли, когда у вас перед физиономиями сберегательные книжки рвали? Ничего так и не дошло, пока вам пенсии на сто рублей индексировали? Ну, и смешные же вы, в натуре!" И у меня это даже получается. Но только до старика, который очень похож... на моего отца. Наверно, он тоже слышал аргументы Бунича, а просить не привык. Растеряно глядя на омоновцев, старик беспомощно разводит руками перед камерой: "У нас же... эта... ничего не осталось! А как так?.."

В июне 2004 г., принимая Закон о монетизации льгот, правительство уверяло общество, что размер выплат достойно компенсирует утрату льгот, а денежную компенсацию получат все, кто имел право на льготы по прежнему законодательству. Вот тогда мало кто обратил внимание на глумливое замечание господина Бунича на счет огромной армии льготников, которая требует резкого сокращения. Мы же не предполагали, что всю эту жалкую армию социально незащищенных лиц, ради которых мы, собственно, и платим непомерные налоги, будут сокращать прямо на наших глазах.

Истинную причину социальных нововведений озвучил на слушаниях в Думе 21 января господин Кудрин. Под загадочными "черными дырами" он имел в виду буквально следующее. При нашей системе повальной коррупции - стало практически невозможным отделить мух навозных от жалкой котлетки льгот. Т.е. разделить тех, кто действительно имеет на льготы законное право, и тех, кто ими пользуется в действительности. Мало того, что в любом подземном переходе совершенно свободно можно приобрести пенсионную книжку. Все социально-благотворительные ведомства представляли к возмещению из бюджета такую прорву, что, по совокупности результатов нас всех можно было досрочно списывать на пенсию, отправлять на санаторно-курортное лечение, как беззаветных тружеников тыла, и присыпать дармовым стрептоцидом наши язвы инвалидов русско-японской войны. Естественно, все это компенсировалось по остаточному принципу: "Вы нам наврали, мы вам тоже малеха наврем!"

Покончить с безобразиями, откровенной уголовщиной и коррупцией непосредственно в министерствах, ведомствах и государственных унитарных предприятиях, нагло приписывавших себе к возмещению из бюджета огромные средства - наше правительство нынче не в состоянии. Вся эта "монетизация" для общества означает одно - элементарно прекратить бардак, воровство и уголовщину в государственных структурах, как раз и имевшихся в виду господином Кудриным под "черными дырами", мы на сегодня не можем. Вот и вся "централизация", господа.

Совершенно естественно, что сама "подготовка" к социальной реформе заключалась в создании федерального реестра всех льготников, включившего в себя более 14 миллионов человек, и региональных реестров, которые готовились региональными отделениями Пенсионного фонда. В период подготовки реестров ни одному пенсионеру работники Пенсионного фонда не могли внятно ответить, какими денежными выплатами ему будут компенсирована утрата льгот. Отвечали сквозь зубы, отмахивались. Социальное напряжение от неизвестности нарастало. Ничего не стало более понятным и после январских каникул. А вот кондукторам было дано указание выкидывать безбилетных стариков из транспорта.

Любому бухгалтеру, хоть раз сдававшему отчеты в Пенсионный фонд ясно, что его чиновники до сих пор не могут для себя решить, какую сумму отдать из родного общака. Вот и вся причина подобной нерешительности. Поскольку льготы на транспорт, кроме пенсионеров, имело и множество других категорий граждан, как социально незащищенных (к примеру, дети из многодетных семей), так и наших социальных защитничков (работников фискальных и правоохранительных органов), - весь объем денежных компенсаций за пользование транспортом мирно вешался на местные бюджеты. Тем более что список льготников принимался городскими Думами.

Да-да, господа! И раньше необыкновенно разжиревший Пенсионный фонд России и не думал компенсировать из своего бюджета, где крутятся десятки бюджетов Российской Федерации, проездные льготы пенсионеров.

Первые протесты пенсионеров были поддержаны другими категориями льготников. К примеру, выступления в Ижевске раньше озвучивались вполне адекватными молодыми врачами, студентами и прочими. Конечно, эти категории льготников никак нельзя отнести к контингенту, обслуживаемому Пенсионным фондом. Но после обещания местных властей этим категориям граждан пересмотреть индексацию выплат - они ушли с городских улиц и площадей. И наши старики остались одни.

Я сдаю бухгалтерские отчеты в ПФ с первого дня его возникновения. Поэтому я твердо решила ни в коем случае до пенсии не доживать. Не хочу оказаться в безраздельной власти этих настоящих социальных иждивенцев.

Здесь я позволю себе небольшое, почти лирическое отступление. Мы же в последнее время только и делаем, что отступаем. Нам не привыкать.

Не так давно все были шокированы диким по цинизму высказыванием Чубайса о закономерной гибели тридцати миллионов "не вписавшихся в рынок". Но посмотрите! На самом деле, рынка нет как такового. Никто и не собирается строить собственно рыночные отношения. И какой бы еще народ выжил в таких условиях? Ведь перед входом в то, что мы имеем, у всех стариков были уничтожены сберегательные вклады, а затем, с момента возникновения Пенсионного фонда, начались перебои с выплатой пенсий, которые вообще с этого времени перестали нормально индексироваться и хотя бы немного соответствовать сильно урезанной с социализма потребительской корзине. Старики не получали и помощи от детей, поскольку тем не выплачивалось и заработанное при сверхактивном, намеренном процессе банкротства даже не отдельных предприятий, а целых отраслей.

Сам жизненный уклад огромного народа намеренно разрушался из единого государственного центра - путем разрушения государственного планирования развития экономики.

Представьте себе, наши старички, которым не привыкать пахать на себе, брать рейхстаг под шкальным огнем - вписались и в такое! Многие из них не только умудрялись выживать, но помогали и бедствующим семьям детей, подкармливая внуков.

Давайте посмотрим, а вписался ли сам Чубайс? Что бы он значил в жизни без протекции, подковерных игр, наглого давления со стороны Госдепартамента USA? А это ведь не рыночные способы выживания. Или шибко грамотный из него получился энергетик? Да обычный бюджетный вор. Вот и получается, господа, что как раз люди, вроде Чубайса, - это те самые социальные иждивенцы, которые ни в какой рынок не впишутся.

В третьей книжке "Ящик водки", где беседуют о "реформах" господа Кох и Свинаренко, Кох заканчивает свое повествование о сложных схемах приватизации сакраментальной фразой о том, что самоё приватизация доказала главное - Рокфеллеров из нас, сирых, не получится, сколько ваучеров нам не дай для разбега. А по-моему, приватизация доказала главное - сколько ни наворуют чубайсы-кохи, впрок это им не пойдет, умнее и приспособленнее к рыночной экономике они не станут. Рокфеллерами они могут быть только на ворованном, - сами создать ничего не в состоянии. Отодвинь их от кормушки - они через неделю пойдут по нашим мусорным бакам шарить.

Однако надо отметить, что и отрасли-монополисты, созданные в СССР за счет общего труда, за счет отечественной интеллектуальной собственности, - не могут вписаться в прокрустово ложе "рыночной экономики развитых стран". Какую из стран по-развитее ни возьми, ни одна не имела и до сих пор не сподобилась на создание такой системы отечественной энергетики, газовой, нефтяной промышленности, нефтесинтеза, производства удобрений, металлургической промышленности... Куда ни ткни, нет аналогов в этих нищих, в сравнении с Россией, "развитых странах"!

Поэтому все попытки слепо копировать "рыночную экономику", которая в каждой из стран имеет свои особенности - обречены на провал. Все это время мы лишь плодим несвязные, старающиеся быть как можно независимее друг от друга и, в первую очередь, от самого государства - системы государств в государстве. А собственно государственная слабенькая надстройка, значащая в этом море экономических и административных государств в государстве все меньше, старается освободиться от ненужного бремени социально незащищенного балласта, чтобы длить и длить этот свободный полет в никуда, без цели и смысла...

Работникам милиции, на время лишив их бесплатного проезда, тут же добавили по половине оклада в качестве компенсации - все втихушку. Так же шепотом СМИ выразили надежду, что все льготы "милиции, которая нас бережет" восстановят в прежнем объеме. Понятно, что и оклады не урежут. На нашей шее по-прежнему остается армия льготников фискальных служб и многих других, о которым мы и понятия не имеем.

Т.е. хотели сделать приятное - прекратить неоправданное дотирование, превратившееся в растаскивание бюджета на всех уровнях в пользу лиц, которые ни по каким социальным показателям не должны пользоваться льготами в цивилизованном государстве. Но, наверно, надо было с себя любимых начинать. Надо было сократить дикие, непомерные льготы, прежде всего, для государственного аппарата. Ведь все Думы у нас пользуются льготами, которые никаким пенсам в эротических снах не снились. А если побывал в Думе, поработал для своей пользы в госаппаратике, то тебе обеспечен роскошный пенсион вне зависимости от пользы, принесенной тобою Отечеству.

Однако ударили по самым беззащитным.

В принципе, я согласна, что все виды дотирования в данной ситуации превращаются в пир во время чумы в нашей системе "переходного периода". Но вот бить при этом по старикам, по инвалидам - это неразумно с точки зрения именно наведения элементарного порядка, учета и контроля в сфере социальных дотаций. В конце концов, отсутствующая нога пока еще ни у кого не вырастала обратно, да и ни одна 60-летняя женщина в нашей стране, к сожалению, не выглядит хотя бы на 45. Проконтролировать адресность помощи именно у этих категорий граждан было проще всего, стоило лишь раскрыть паспорт и внимательнее осмотреть самого индивида. Но уже повсеместно начинаются разговоры, что при всех собесах будут созданы дополнительные отделы, которые будут выдавать специальные удостоверения пользователям льгот и т.д., и т.п. Все это опять-таки будет сделано за счет бюджета, за счет нервов, слез и издевательств.
Заметьте, опять - собеса! Пенсионный фонд опять ни при чем.

Введение дополнительных удостоверений вновь увеличит армию чиновников на 3%, но сделает еще более запутанной систему документирования. Столько документов и разного рода регистрационных номеров и свидетельств, сколько существует сейчас - не было даже в период войны. Такое впечатление, что граждане рассматриваются властью шпионами в родной державе. У шпионов, естественно, тут же возникают подпольные лаборатории по изготовлению фальшивок, где на аусвайсах ставятся все пометочки, разведанные у вражеского государства. Нельзя таким образом воевать с собственным народом. Надо все же свести к минимуму количество регистрационных документов. Их введение мешает жить лишь законопослушным гражданам. Террористам и уголовникам это вообще никак не осложняет существование. Но это еще - огромные средства по всей стране на производство и учет всей кипы личной документации, это ежемесячно досыта кормит огромную армию чиновников

В декабре прошлого года как раз с разъяснениями социальных нововведений по местному телевидению выступала представительница нашего республиканского Пенсионного фонда - госпожа Комолкина. Я ее знаю с 1992 г., она была когда-то простым инспектором одного из моих предприятий. Когда-то она была скромной женщиной. В рынок явно не вписалась, ее сократили на прежней работе. В сущности, госпожа Комолкина и должны была вымереть, как Чубайс обещал. Но ей довелось устроиться в только что созданный Пенсионный фонд. А потом она начала расти по службе, поскольку среди прочих невписавшихся она раньше всех вписалась в новую структуру. Потом на ее столе я видела в середине 90-х подписанное заявление ее личного шофера на беспроцентную ссуду на покупку квартиры и материальной помощи на приобретение машины... потом она без всяких оснований очистила счет закрываемого мною предприятия, чтобы деньги со счета "достались государству", а не тем, кто их заработал. "На пенсионеров", так зать. Потом я уже видела ее только по телевизору.

Госпожа Комолкина заявила, что в Пенсионном фонде созданы все условия для проведения социальной реформы: у них есть своя Счетная палата, свой аудит, свои страховые фирмы, банки, своя система учета всего заработанного каждым гражданином страны и т.д. Безусловно, Пенсионный фонд располагал всеми уровнями бюджета для ее проведения. И врать здесь не надо: уровни бюджетов в этом фонде абсолютно равны! Нет никаких "бедных" бюджетов. Не надо никаких переводов из федерального бюджета в местный. В федеральный бюджет идет 14%, и платежкой день в день те же 14% от фонда оплаты труда идут в местный бюджет Пенсионного фонда. А раньше мы вообще все в наш местный республиканский Пенсионный фонд валили. Вот только пенсии своим работникам почему-то по-прежнему оформляли в собесе.

Возникший в 1993 г. в качестве нового государства в государстве - Пенсионный фонд являлся точно такой же бесконтрольной кормушкой, как и другие внебюджетные фонды. Царившее в их стенах воровство и безнаказанность все равно давали себя знать дворцами недвижимости, иномарками, откровенным хамством. Как только не оскорбляли в этих навороченных офисах нас, бухгалтеров, - тех, кто ежеквартально приносил туда отчеты о налоговых выплатах. Если мы для них никогда людьми не были, то представляю, что там они думали о пенсах и прочих "социально незащищенных".

Пока Счетной палатой руководил Юрий Болдырев, она давала и значения средних заработков по отраслям, ведомствам и молоденьким еще "государствам в государстве". И последний раз такая сводка была опубликована за 1994 г. Помню, меня дико поразила цифра, указывавшая, что в фискальных, правоохранительных органах и органах власти различных уровней различных уровней - "занято" 57% трудоспособного населения России. Вряд ли с тех пор изменилось в лучшую сторону это соотношение обычных граждан и лиц, укрывающихся в теплых местах от реформ, при которых государством поставлена задача сокращения населения на 30 миллионов человек.

Но немыслимая средняя зарплата в 3 тысячи сегодняшних рублей, превышавшая даже доходы в нефтяной и газовой промышленности - была тогда, в далеком 1994 г., именно у работников Пенсионного фонда. Обладая всем комплексом льгот социальных работников и работников фискальных органов, они имели двухчасовой обед, как у инвалидов на тяжелом производстве, четыре регламентированных 15-минутных технологических перерывов. Это то, что имела счастье видеть собственными глазами. И все это - при циничном вранье, что на содержание фонда идет лишь 3% от всех направляемых на пенсионные выплаты средств.

Особо хочу отметить, что при создании Пенсионного фонда вовсе не были ликвидированы прежние государственные системы гособеспечения. В виде всем известного "Пенсионного фонда" была создана дублирующая их функции структура, вынимавшая непосредственно из производства вначале 31,6% средств, затем 29%, а затем - 28%. Если размер установленных этой структурой пенсий довел наших старух до смакуемой СМИ, постыдной для всего общества... радости по поводу 550 рублей добавки, то надо немедленно ликвидировать эту структуру! Пока их вешать не начали.

Все это время старики по привычке ползали в собесы. А теперь по той же привычке во всем обвиняют местные власти. У нас все привыкли к тому, что мировое зло носит в России имя - "местная власть". Она тоже к этому привыкла, поэтому послушно откликается. Местная власть давно поняла, что работа у нее такая - потому и работает котом Васькой, в обязанности которого входит выслушать все и продолжать кушать. Она давно приучилась уворачиваться от тумаков, видя в них неизбежный "призрак демократии". Но, господа, в данном случае стариков довел до ручки - Пенсионный фонд!

Второе лирическое отступление о том, чем пахнет пенсия. В момент своего созидания, так зать, Пенсионный фонд Удмуртской республики располагался в трех арендованных комнатах. Весь помещался. С макушкой. Что характерно, вся еще промышленность Удмуртии тогда еще работала.

Затем Пенсионный фонд многократно менял роскошные офисы, уже принадлежавшие ему лично. Что характерно, вся промышленность Удмуртии с ростом производительности труда в Пенсионном фонде стала неминуемо загибаться. А потом фонд отсудил в счет выплат у строительного треста шестиэтажное здание в центре города, где раньше располагалось три строительных управления. Все огромное шестиэтажное здание было немедленно отделано дорогостоящим импортным сайдингом, все здание, располагавшее и раньше повышенной комфортностью, вымощено мрамором и прочими деликатесами. А в цокольном пристрое этого сооружения находилась... строительная лаборатория кафедры "Строительные конструкции и строительная механика". Ижевский государственный технический университет, который в прошлом году обошел Гарвард и Кембридж во всемирной компьютерной олимпиаде, был вынужден расположить лабораторию кафедры в... бывшем мужском туалете, демонтировав унитазы и стояки. Запах остался. Поэтому сотрудники кафедры расценивают теперь учебный процесс в качестве первого шага к пенсии. Плохо все это пахнет, господа.

Мало того, что Пенсионный фонд изначально являлся совершенно ненужной структурой, дублировавшей функции существующих до сих пор органов. В ходе настоящей социальной реформы, которую правительство пыталось провести в 2000 г. в курсе реформ, намеченных правительством Примакова, все выплаты с заработной платы во внебюджетные фонды планировалось аккумулировать в виде Единого социального налога. Все фонды изначально планировалось ликвидировать. Однако ликвидировали только один из них - Фонд занятости. Но все предприятия провели тогда с фондами полную сверку расчетов. Возникла новая форма отчетности, по которой мы все сведения по Единому социальному налогу представляли уже в налоговые инспекции по месту регистрации. Ликвидации ненавистных фондов бухгалтера ждали со дня на день. Однако в нашей стране социальные иждивенцы - страшная сила. Никакой социальной реформы не произошло. Мы стали отчитываться об одном и том же в два места - в фонды и налоговую инспекцию.

У нас была надежда, что государство хотя бы сможет частично отследить бесконтрольные средства внебюджетных фондов. Наша надежда иссякла, как только Пенсионный фонд начал "пенсионную реформу". Видно на уровне правительства господин Зурабов выламывал руки всем, чтобы его не лишали кормушки. В ходе пенсионной реформы он подгреб и функции негосударственных пенсионных фондов, насильно заставляя пенсионеров "играть на рынке" на свою накопительную часть пенсии. Извините, но в системе гособеспечения подобные "игры" смотрятся дико и некорректно, а поэтому никогда работать не будут. Надо раз и навсегда понять, что если человек дотянул до пенсии в наших условиях, то государство все равно обязано помочь дотянуть ему до суда божьего. Индексация пенсий должна зависеть от уровня жизни и постоянно индексироваться в зависимости от нее.

Один небольшой штрих может дополнить то, что я сказала. Понимаете, мы, бухгалтера, когда разделительные балансы с этим фондом проводили, честно говоря, не могли сдержать радости. Все-таки наша радость была отнюдь не на 550 рублей, скрыть ее было проблематично. И Пенсионный фонд в момент своего ремейка стал повсеместно натравливать на нас работников. Вот вдумайтесь! Мы создаем рабочие места, мы стараемся выжить, нам создают невыносимые условия, просто меняя ежеквартально отчетность, намеренно ее запутывая. Мы проходим все эти препятствия. Тогда Пенсионный фонд рассылает нашим сотрудникам письма с нулевыми накопительными счетами, проводя на телевидении дорогостоящую компанию: "Подай в суд на своего работодателя!" Они поясняют, что нулевые счета человек имеет потому, что зарплату ему выдали "черным налом". Но если бы мы выдали неучтенкой, то как бы мы сведения о работнике в Пенсионный фонд отправили? Работники, естественно, не понимают, что это - откровенная ложь. Но ведь Пенсионный фонд не мог так наивно "ошибаться". После судов и нервотрепки выяснялось, что "компьютер ошибся".

Мы все равно дублируем наши отчеты по Пенсионному фонду в налоговые инспекции! Мы согласны и дальше платить по 28% налогов, поскольку наши старики доведены до отчаяния. Но давайте их хоть перед кончиной покормим нормально! Почему при стариках надо держать такую армию начетчиков? Мы просто будем отправлять в федеральный бюджет все 28%. Вы представляете, сколько бумаги по всей стране сэкономим?

Монетизация льгот вскрывает гнойную язву нашего многолетнего попустительства. Все отлично понимают, что стоит за всей системой "реформирования". Во власть, к управлению экономикой, к распределению благ в обществе присосалось огромное количество на самом деле социально нереализованных, никчемных людей, которые не могли иметь то, что имеют нынче - именно в рыночной экономике.

Зачем потакать на государственном уровне хамству и ненависти никчемной посредственности? А ведь это у нас - повсеместно! Кто у нас пошел работать во внебюджетные фонды? Люди, которые не способны ни на что полезное. Кто у нас пересидел все "реформирование" в органах управления, в государственных структурах? Идиоты, которые сами не умеют шнурков завязать! Это - повсюду! И сколько вертикалей не придумывай, надо соображать, что это ничего не изменит.

Все мы недавно видели в телике эту мерзкую улыбочку Грефа, настойчивые слухи об отставке которого - лишь выдают желаемое за действительное. Размечтались.

Господин Греф сообщил, что справедливые выплаты льгот могут погрузить нас всех в пучину инфляции. Мы, дескать, с трудом справляемся с уже выплаченным миллиардом рублей, а что с нами будет, когда мы три миллиарда старикам подарим?.. Будто мы уже забыли, что подъем экономики, устроенный нам Примаковым и Маслюковым, начался именно со своевременных выплат пенсий и зарплат бюджетникам. Но насколько же цинично звучит эта ложь уже после того, как мне в лицо с экрана крикнули старческим фальцетом: "Сволочи вы все!"

Инфляция у нас в России не от перепроизводства, а от постоянного откачивания средств из экономики за рубеж и на сферу, которая сформировалась и растет злокачественным образованием, внося новый, зловещий смысл в словосочетание - непроизводственная сфера. Теперь "непроизводственная сфера" - это уже не культура, не наука, не медицина и образование. Это огромный чиновничий аппарат, который метастазами разносится по многочисленным органам "государств в государстве".

Значит, существование таких образований - инфляции не способствует, а выплаты по 550 рублей старухам - резко поднимет инфляцию? А не поднимет инфляцию, когда люди, вроде госпожи Комолкиной, не работавшие десять лет, станут социальными реформами руководить?

Короче, Склифосовский. Улучшить положение социально незащищенных граждан, прикрыть все "черные дыры" воровства на дотациях - можно лишь весомым увеличением пенсий. Пенсии надо срочно индексировать в два раза, это - тот минимум, который может на сегодня частично снять социальное напряжение.

За счет чего это сделать, не включая денежный станок? За счет ликвидации Пенсионного фонда, провалившего социальную реформу.

Эта организация содержит столько собственности, что только созданная за период существования недвижимость равна по стоимости нескольким бюджетам Российской Федерации. Вот пускай Греф и реализует эту собственность, раз уж так ему не терпится избавить казну от содержания "обременительной собственности". Не государственный бизнес надо реализовывать за копейки, дурашка! Надо избавлять бюджет от кормушек, от дикой собственности и трутней, висящих на его шее. От тех самых дармоедов, о которых Бунич говорил. Ах, не знаете, что написать в постановлении по ликвидации? Так я подскажу! Надо написать большими буквами: "Признать деятельность Пенсионного фонда Российской Федерации - социально опасной".

©2005 Ирина Дедюхова. Все права защищены.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Календарь вебинаров
Архивы
  • 2018 (53)
  • 2017 (87)
  • 2016 (103)
  • 2015 (90)
  • 2014 (67)
  • 2013 (68)
  • 2012 (71)
  • 2011 (71)
  • 2010 (90)
  • 2009 (114)
  • 2008 (58)
  • 2007 (33)
  • 2006 (27)
  • 2005 (21)
  • 2004 (28)
  • 2003 (22)
Авторизация