Благодатные просветления. Часть IV

Скажите, какая несравненная благодать! Вот оно – долгожданное торжество толерантности и политкорректности… Те самые, вожделенные «любовь/уважение» за один цвет кожи или национальность, - по воспитанию которых в России, на заграничный манер, отрабатываются милионные государственные программы.

Вряд ли можно согласиться с «экспертами», выделяющими «социальные группы» чиновников и работников силовых ведомств - по принадлежности к понятию «государственное управление». Нет, все эти господа давно забросили это скучное занятие, ведь при государственном управлении надо ставить свои личные интересы – куда ниже государственных. Д и вообще… работать надо.

А тут… просто благодать! Каждому можно вновь оказаться там, где все было понятно и знакомо… в детском саду! Где до каждого сопляка почти мгновенно доходило, что стоит оказаться на месте  воспиталки, как непогрешимость любого высказывания будет тебе обеспечена с лихвой.

Каждое твое мнение на этом месте автоматически становится непогрешимым, с придыханием неподдельного восхищения разносится подлизами – и на десятки лет вперед определяет для недорослей-налогоплательщиков (в том числе, и насильственным путем) – «что такое хорошо, а что такое плохо».

И в педагогических целях отнюдь невредно проверить у всех шкафчики, порыться в карманчиках, построить всех гуськом, чтобы прослушать вальсы-романсы и… научить, наконец, этих малолетних хулиганов и недоумков – уважать и любить окружающих, независимо от того, чем каждый из них занимается лично.

Просто потому, что маленьким надо уважать взрослых дядей и тетей. А когда взрослые дяди и тети отдают себе отчет, что вообще-то уважать и любить их абсолютно не за что, они всегда вспоминают о своей национальности и расовой принадлежности.

В результате и мы можем полюбоваться на плоды такого огульного воспитания населения «не мытьем, так катаньем»: многомиллионный кинематографический бюджет, плевок в лицо за «кофе с козявками» и, конечно, блондин-уборщик, чтоб с него тащиться... на всю катушку наслаждаясь властью. Иначе зачем же тогда - власть, верно?

Правда, в качестве продолжения торжества этой «социальной справедливости» будет снята привычная хрень в пидарских сапожках – ни уму, ни сердцу. А в целом… это, безусловно, и есть торжество той самой «демократии», к которой отчасти уже готовы новые «социальные группы» тех, кто перешел из младшей группы – в старшую. 

Как им кажется, конечно. Поскольку окружающий мир они стараются воспринимать иллюзорно, не задумываясь о том, что привносят в него собственными делами и поступками.

Заметим, что каждая новая «социальная группа» выделяет свою гражданскую зрелость не по качеству выполнения добровольно взятых на себя обязанностей перед всем обществом, по социальному положению в иерархической лестнице, пытаясь абсолютно незаконными способами закрепить это положение, продлив пребывание на определенном общественном уровне – до бесконечности.

А без гражданской позиции, без гражданской зрелости – все эти жалкие ухищрения превращаются в дурно организованный детский сад, куда помещаются далеко не все. Надо сказать, что сегодня на себя слишком много берут «типичные гуманитарии», забывая, что власть всегда сопряжена с ответственностью, о которой мало… говорить! Ее надо уметь нести, надо знать, как это делать.

«Власть – это ответственность!», -  не просто предвыборная речевка, которая так нравится избирателям, это - абсолютная формулировка. Если человек не способен взять на себя всю ответственность в тот момент, когда ему самому больше всего хочется от нее уклониться – у него никогда не будет власти даже над самим собой.

И здесь не следует даже пытаться выделить какие-то «важные» и «неважные» моменты. Весь прошедший год я с удовольствие сидела в партере и любовалась, как ряд мужчин, чьи должности были сопряжены с государственной ответственностью, отлично сознавая, что в эти их должностные обязанности входит как раз защита моих гражданских прав, а не их ущемление – делали свой выбор.

И при этом им приходилось предпринимать титанические усилия, чтобы обойти молчанием – сам повод, обстоятельства дела, когда они не смогли защитить и права избитой девочки, отдыхавшей в детском лагере без родителей. А то, что их усилия были именно «титаническими», весьма «по-взрослому» подчеркивает состав моего «уголовного дела», где половина первого тома посвящена переписке с «социальной группой» из ФСБ России. Мол, сама посмотри, чего нам это стоило.

Я посмотрела, ага. И нисколько не сожалею о том, что явилась главным действующим лицом этой высоко бюджетной постановки. Хотя вряд ли кто-то из этих «социальных групп» был уверен, что не удастся дойти до славного момента, когда им придется парить репу над судебными протоколами, чтобы доказать все сказанное в приговоре.

Или кто-то из «социальной группы», уверенной, что все они так и останутся за кадром в общей кучке, намеренно «не выделяясь», -  может дать гарантию, что его личные вклады «в общее дело» не будут рассмотрены отдельно?.. Так ведь уже сами их пересматривают… пока для тех, кто не смог сдать квалификационный экзамен.

И раз «в расход» первыми идут наиболее незащищенные, то куда более защищенным можно не задумываться, отчего же грудничкам из младшей «социальной группы» все сложнее становится сдавать эти «квалификационные экзамены». Это когда экзаменатору говорят одно, а на деле приходится выполнять - совершенно обратное.

Но когда говорят одно, а делают другое, причем, с неприкрытым составом уголовного преступления… так это, между прочим, первый признак невменяемости, раз уж так хотелось весь год – оставить возле себя одних вменяемых.

Ну, хорошо, допустим, все бы прокатило, все бы срослось… а самим-то в этом случае можно сообразить, - как пришлось бы жить дальше? Понятно, что после меня – у них уже была готовая очередь, тот самый «новый 37-й год», сказочками о котором земля полнится. Эту очередь со списочками я как раз тоже в своем «уголовно деле» повстречала, прежде всего, конечно, выделяя тех, кого в ней не оказалось. По разным причинам.

Однако отметила для себя сверхнаивность (или архинаивность?) этой «социальной группы», пожелавшей, чтобы я возглавила списочек и для «каспаров.ру». По этому поводу я, конечно, сочла возможным отпустить парочку едких замечаний. Надо ведь понимать, что и в «новом 37-м году» мы пойдем по разным спискам.

Этим наивность «новых социальных групп», конечно, не ограничивается. Они полностью погружены в собственные иллюзии о 1937 годе, они так долго о не кричали, что уже сами себе поверили. Прежде всего, тому, будто место на кромке водоворота – самое безопасное, будто те, кто составляет списки – всегда остаются ни при чем-с.

Никак иначе не могу объяснить это раздражение, с которым они подчеркнуто обкладывались томами моего «уголовного дела» - типа… почему я до сих пор не утопла? А я смотрела, как шаг за шагом они мельчали, становились невзрачными песчинками, скатывались в общую кучку «социальной группы», полностью сливаясь с ее поверхностью, высившейся неподалеку неровными очертаниями… напоминая окаменевшие залежи неизрасходованной за зиму смеси песка и соли, забытые коммунальщиками.

Они даже не представляли, насколько просто превратиться в полное ничто, стоит лишь «прикинуться шлангом» и подменить основополагающие понятия: право личности – неподсудностью «социальной группы», конституционные права граждан – явным предпочтение перед законом «представителей» чего-то там в виде кучек национальностей и профессиональной принадлежности… и так далее!

Что же в этом случае от самих государственных основ? И разве кто-то из них хоть на минуту сомневается, что ради собственной кормежки – разрушает остатки государственных основ, пытается расчленить все общество на съедобные кусочки, превращаясь из человека – в гогов-магогов?..

Нет, они не столь глупы, они все отлично понимают. Просто они были уверены, что все происходящее – бесповоротно лишь для меня, а они… немного позанимаются репрессиями, а после вернутся обратно в правовое поле и будет вполне порядочными и достойными людьми.

И, конечно, в том, что они при этом испытывают – виновата я, а не они сами. На какой-то стадии до всех доходит, что приходится терять с вполне самостоятельным «превращением на минутку» - в людоеда и упыря.

Вначале они самостоятельно засунут свои принципы, собственное человеческое достоинство, свои уникальные лучшие человеческие качества – подальше самим себе в задний проход, чтобы отнять у меня… то же самое. А после с детсадовской наивностью полагают, что, «когда все закончится» - все само собою вернется на круги своя.

Это ведь для меня вообще все должно было закончиться после встречи с ними, а для них все должно было быть так, будто меня и на свете не было.

Согласитесь, но отнять все это у меня - невозможно, если только предварительно не засунуть самим себе подальше методом «сама-сама, скорей-скорей!»… свои лучшие человеческие качества.

Странно, что некоторые наши «социальные группы» легко соглашаются взять все лучшее в себе, засунуть в это теплое место «пока никто не видит» - а после достать, отряхнуть… и продолжать эти пользоваться «в лучшем виде». Искренне считая, что все окружающие напрочь лишись обоняния и типа «совершенно не догадываются», чем же «благоухают» личные «достоинства» наших «новых социальных групп».

Гогов-магогов легко выделить в любом обществе по этом стойкому запашку, понимая, как некоторым приходится потрудиться, какие сложные манипуляции проворачивать… чтобы сохранить… гм… некоторую схожесть с нормальными людьми. Ведь раз ты это делаешь сам, все для себя решив один на один, ни с кем не посоветовавшись, - то стоит ли обвинять в этом кого-то еще, хоть «социальную группу» ФСБ?..

Впрочем, вопрос риторический. Некоторые так и не вырастают из младшей детсадовской группы, с легкостью перепрыгивая блохой из одной «социальной группы» - в другую. Они немного похулиганят, обворуют чужой шкафчик, обидят девочек… но ведь они пока маленькие, им «ничо ни будит». А если поделятся с воспиталкой, то их ведь и в угол ставить не за что.

Зато они уже научились влезать на табурет возле Новогодней елки и с выражением произносить, держа в кармашке штанишек костюма мальчика-зайчика два скрещенных пальчика: «Власть – это ответственность!»

Бурные, долго несмолкающие аплодисменты…

* * *

Человеческое достоинство – великая вещь, если вдуматься. Если, конечно, это не гордыня прыща на голой попе, не кураж уголовного пахана «Я могу себе это позволить!», - а именно достоинство, проявляемое отнюдь не благодаря каким-то групповым признакам, вроде национальности, или по принадлежности к какой-то «социальной группе». Как, надеюсь, понимают все выпускники детсада, личное достоинство всегда приходится отстаивать вопреки любым корпоративным интересам и вполне самостоятельно.

Достаточно посмотреть любой бюджетный блокбастер, снятый с горем пополам в борьбе с уборщиками-блондинами и кофе с козявками, на фоне пробуждения сознания социальных «черных групп», - достоинство главного героя зачастую утверждается в режиме «один против всех», иногда и при помощи ядерного взрыва настроенного экстремистски астероида. И если главный герой по ходу сюжета отмудохает всех, начиная с непосредственного начальства, заканчивая уборщиком-блондином… тогда бюджет фильма как-то удается отстоять перед продюсерами… гм… и другими расистами.

Вам никогда не приходило в голову, как воспринимает продукцию единственной мировой индустрии, не знающей кризисов и застоев – те, кто давно решил для себя… ну, это самое? А ведь это очень интересно!

К примеру, человек решил, что для его личного «светлого будущего» - хорошо бы смешать парочку сограждан с грязью, а лучше бы вообще их уничтожить. Отлично отдавая себе отчет, что эти самые сограждане мешают ему исключительно тем, что «могут себе позволить» проявить лучшие свои человеческие качества, а не держать их у себя в заднем проходе. Я понятно выражаюсь?

Как бы этот человек полностью уверен, что лишь войдет в определенную «социальную группу» с пайкой пожирнее – так его «достоинству» более ничего угрожать не будет. А если и будет, то стоит ему шевельнуть пальчиком – как на защиту его достоинства сразу встанет несметная рать «социальных групп» силовых ведомств. А ему самому больше ни разу и подумать не придется о своем достоинстве, все за него сделают те, кому это по «социальной группе» положено.

   

А после он идет с детками в кино… ну, например, на «Хроники Нарнии. Лев, колдунья и волшебный шкаф». И разве там ему не приходит в голову, что общее сочувствие вызывают вовсе не предатели, трусы и подонки, готовые за чашечку горячего шоколада засунуть подальше и тревогу о родных братьях и сестрах, зная, что о его «достоинстве» отлично позаботятся самые жуткие монстры.

О, при этом он-то куда лучше других кинозрителей в зале будет знать о том, что после первой чашки - такой шоколад навсегда перестает доставлять удовольствие. Но как ему самому смотреть на все эти жалкие плоды человеческой фантазии… для тех, кто делает выбор иначе, стараясь ничем не уронить собственного достоинства, предпочитая защищать его самостоятельно?

Неужели он так и не поймет, что вся эта высоко бюджетная заварушка была осуществлена вовсе не для того, чтобы напомнить ему лично – вкус первой чашки, а только для того, чтобы дать надежду всем, кто решил сохранять достоинство, невзирая на обстоятельства?..

Не думаю, господа, не думаю. Более того! Абсолютно уверена, что и ко мне все эти добровольные (а отнюдь не подневольные) гоги-магоги вывалили проверять шкафчики и рыться в кармашках – исключительно потому, чтобы заодно лишить всех окружающих… надежду сохранить собственное достоинство.

* * *

С сожалением приходится признавать… насколько мало большинство людей отдает себе отчет в том, какие именно желания загадывает на самом деле, искренне считая, что после осуществления любого из них – его ждет лишь горячая чашка шоколада.

Охо-хо-хо… хотя бы у меня достало самокритики – искренне признать, что я очутилась перед вами в столь непривычно качестве исключительно из своего желания побывать всем и каждым. Я побывала в шкурке Васьки Корейкина и Левы Рудинштерна одновременно, именно я выставляла ножку, обутую в шикарный ботильон девочки Петровой, я поднимала паруса вместе с Синдбадом-мореходом, я прыгала вместе с Алиской по лужам, я шаталась после водки и ментовки в обнимку с Хилей… и я уверена, что вы все существуете лишь затем, чтобы дать новое дыхание моей прозе и оживить все мои образы собственным воображением. Чтобы от нас, простите, осталось нечто более существеное, нежели... "демократические преобразования всего общества" на манер гогов-магогов, готовых не только обшманать покойников, но и заранее ограбить еще не родившихся.

И, честно говоря, стоит вам «на минутку» утратить собственное достоинство… пиши пропало. Так и придется написать, если честно. А мне, как давно поняли все, кто читал меня раньше, когда я еще была нормальной сказочницей, а не публицисткой/экстремистской, - очень хочется закончить нашу общую историю… самым счастливым концом.

Конечно, не раз пришлось побывать и в шкуре колдуньи. Впрочем, я сама давно позабыла, каково носить одну шкурку, за год побывав и в шкурке следователя, и в судейской мантии и в прокурорском кителе… с сожалением констатируя тот же самый печальный факт: независимо от «социальной группы», люди весьма плохо соображают, что за желания заказывают.

Хотя… казалось бы. Сколько каждому в детстве прочли книжек о колдуньях, всегда готовых нам услужить полным и точным исполнением наших желаний? А после каждого исполнения… мало кто радуется, простите. Ага, и каждый раз виноватой оказывается колдунья. Ведь есть отдельная категория сказок о вечно недовольных клиентах, постоянно перезаказывающих собственные желания или вообще… старающихся от них отбояриться.

Взять хоть вожделенный многими «новый 37-й год». Ну, а можно для начала поинтересоваться, что сталось с наиболее рьяными его организаторами? Почему бы этим не поинтересоваться до того, как закажешь подобное желание?

Не мешало бы прежде выяснить, как подравнялись бульдозером в 1937 году все «социальные группы», кто получил в результате чашку с шоколадом и где именно. А то прибегают с выпученными глазами и орут, что ведь «новый 37-й год» должен был быть только для меня, в очень ограниченном, так сказать, аспекте.

А с какой стати? Я, что ли, заказывала «новый 37-й год» под Новогоднюю елку, строя рожи Деду Морозу? Я чего себе заказывала – так то и получила! Лежу себе возле рыжиков в маринаде и курю кальян, с благодарностью вспоминая ближневосточные благодати.

Кстати, не давлю на больные национальные мозоли тех, кто решил, будто его национальность – чуть ли основа государственной безопасности России. Хоть и считаю это мнение - крайней степенью неадекватности, но полагаю, что само пройдет, без оперативного вмешательства. Без привлечения оперативников силовых ведомств, так сказать, - чисто под воздействием ранее исполнившихся пожеланий.

Конечно, некоторые ведь одно с другим не связывают, не умея выделить причину и следствие. Еще и нагло считают такое... реализмом. Реализм, это когда полностью отдаешь себе отчет, что многое  из происходящего - и есть исполнение наших зачастую неразумных желаний. В том числе и самого заветного - чтоб нас оставили в покое, в плену наших воздушных заков.

Стоит ли удивляться, что после ряда исполненных желаний - один глаз оказывается и вовсе ни к чему, а начальственное распоряжение "дитям - мороженое,  его бабе - цветы!" - сложно не перепутать. Отчего-то не возникает твердой уверенности... в правильности собственных действий после утробного ржания "кутузов!"

А это уж точно - недееспособность. Хотя разве все в совокупности это - не исполнившееся в точности желание? Разве герой Миронова не прорывался в новую "социальную группу", чтобы иметь право считать всех других - лопухами или... лохами, верно? Такого можно сожрать "без шума и пыли", проще простого.

Обратите внимание, что перед нами - один в один воплощенная мечта всех гогов-магогов. Яркое солнце, высокое небо, милый междусобойчик возле синего-синего моря... Но человек, готовый сожрать другого за горсть блестящих камушков, даже не замечает разлитой вокруг настоящей благодати, ему не до нее.

Ему бы не перепутать того, что было понятно нам и в детсадовском возрасте, когда мы одергивали тех, кто... слегка забывался в своих желаниях и жизненных установках: "дитям - мороженое,  бабе - цветы! кутузов! гы-гы..."

Продолжение следует…

Читать по теме:

©2011 Ирина Дедюхова. Все права защищены.
32e96ea8bb23b6681436ae80362bbd96

Комментарии (42) на “Благодатные просветления. Часть IV”

  1. Сравнение социальной группы с … находится очень далеко от эстетики.

    Любимое многими филологами выражение «Красота спасет мир» отдыхает где-то на задворках…

    • Филологи вообще любят выдрать кусочек фразы вне контекста, поскольку весь монолог освоить не в состоянии. А уж на счет того, чтобы уяснить сказанное целиком… это вообще не по адресу.
      Но иначе мгновенно утрачивается и весь смысл этой «профессии». Ведь обычный русский роман — это уже готовое полнейшее исследование по заявленной тематике, ни одному филологу здесь задницу примостить не удастся, в качестве толкователя и посредника по восприятию.
      В русском романе нет недоговоренностей, иначе… к чему рвать душу на роман? Это же не нынешняя тупая жанровая беллетристика, а роман. Какие тут к черту — филологи? Подобные вещи создаются — для индивидуального использования, как раз в расчете, что никого не встанет для преломления/искажения авторских образов. Это не просто «высокое искусство», это таинство, возникающее только на русском, когда читатель оказывается один на один с литературными образами. Любой посредник здесь — от лукавого.
      Если еще надо после чот разжевывать в занудных филологических диссертациях… значит, романа не получилось. После нормального русского романа — должно наступить безмолвие. В этот период нечто такое отрабатывается в душе читателя, и образы начинают оживать. И потом смотришь на текст — а он… какой-то другой.
      И как раз на перечисленных мною образах, о которых все филолухи помалкивали в тряпочку, — это можно видеть. Абсолютно ясно понимаю, что без Интернета этого бы никогда не произошло. Но и я сама, хотя не раз видела, как меняется энергетика текста — не могу до сих пор объяснить то, что там происходит между читателями и еще «неживым» текстом.
      Однако сейчас даже могу поблагодарить судьбу, что в момент отработки эстетической триады у филологов был приказ по гарнизону — делать вид, что меня не бывает. Хотя все они были в курсах, многие пытались переписывать мои вещи. Но тогда они не смогли ничего заболтать — и это прекрасно. Но и сами при этом полностью утратили все позиции, ведь то самое, настоящее — происходило в другом месте, пока они клевали мертвечину.

      Что касается «социальных групп»… вас ведь, Игорь, неприятно поразило не само сравнение с гогами-магогами, а рассуждения о том, куда представители этих групп прячут собственное человеческое достоинство, когда выполняют поручения «старших товарищей», не предусматривающих проявления лучших человеческих качеств.

      Но, простите, я ведь здесь совершенно ни при чем. Я иду по следу формирующегося образа. Была поставлена задача — исследовать феномен полного отсутствия человеческого достоинства на момент совершения ряда аморальных поступков при полной уверенности такого героя, что достоинство все же где-то при нем. Типа сейчас он его себе не может «позволить», а потом достанет… гм… откуда-то — и проявит по полной программе.
      Ну, а все вокруг как бы и не догадываются, что этот господин в одних условиях — с пеной у рта демонстрирует невиданные высоты «достоинства человека и гражданина», а в других — ходит без достоинства, как без… нижнего белья, простите.
      И тут я просто увидела картинку, как некий начальник/руководитель орет на чем-то знакомого мне подчиненного: «А ты засунь в ж… это свое «достоинство» если из органов вылететь не хочешь!»
      Вот, к сожалению, так и сложился этот образ. Согласна, что все это весьма далеко от эстетики. Но, как видите, я — абсолютно ни в чем не виновата.

  2. Anna:

    Человеческое достоинство – великая вещь, если вдуматься. Если, конечно, это не гордыня прыща на голой попе, не кураж уголовного пахана «Я могу себе это позволить!», – а именно достоинство, проявляемое отнюдь не благодаря каким-то групповым признакам, вроде национальности, или по принадлежности к какой-то «социальной группе». Как, надеюсь, понимают все выпускники детсада, личное достоинство всегда приходится отстаивать вопреки любым корпоративным интересам и вполне самостоятельно.

    Есть фильм 1978 года «31 июня», интересен не сам по себе, а тем, что снявшийся там артист балета А.Годунов остался в Америке, оказавшись там с гастролями Большого театра, а его жена балерина Л.Власова узнав о фортеле мужа и его просьбе политического убежища, долго не думала о выборе и после трехдневного сидения в самолете Аэрофлота улетела в Союз. Мне лично эта история импонирует финалом. Власова прежде всего думала о матери, о достоинстве мне кажется и не вспоминала, она так и сказала американцам — «моя мама этого не переживет», чем и убедила их оставить попытки к задержке рейса. А Годунов думал только о себе, в результате — не состоялся и умер в 45 лет, скорее всего от стыда и безысходности. Вот и вышло, что следуя нормальному нравственному принципу, то есть в данном примере — заботе о близком человеке, достоинство просто шло рядом.

    • … и тут самое время вспомнить, что все эти чудесные «демократические преобразовантя всего общества», вылившиеся в расчленение Родины на «съедобные кусочки» и уголовный грабеж ее достояния, — начались с плебейского нытья о то, что, якобы, женщина воспитывать подрастающее поколение не может, типа «баба вообще не человек».
      Можно вспомнить местечковый гвалт с матом и тюремной феней — против любой женщины в Интернете в течение долгих лет. И бесстыдное пропихивание в этот же период идей об «очевидном» расовом превосходстве воров государственной собственности, их непревзойденном «уме», «предприимчивости»… и чертовском обаянии, конечно. Об этом совершенно открыто рассуждали о по телевидению и в печатных СМИ. Никто этих зарвавшихся господ и не думал одергивать, ну, хотя бы напомнить им, где они находятся.
      И наши мужчины таки пропустили за всем этим моментик, когда полностью утратили… собственное достоинство. Наверно, полагали, что одних женщин поколотят, а их сие не коснется. А коснулось так, что мне пришлось, от широты душевной, отбивать их потрепанные «достоинства» — уж на последнем рубеже, простите, когда все это докатилось до хамских рассуждений и «исторических исследований», что они… вообще ни на что не способны. Ага, а то некоторые полагают, что мне в «Дамских секретах» — просто «захотелось» порассуждать о своих… гм… половых предпочтениях.

      И потом мне «просто захотелось» — очищать всю российскую историю от идеологических совковых очистков карламунизма, когда вся история сводится к тому, кто удачнее подбил толпу на бесчинства.
      Нет уж простите! История вообще-то представляет собою историю тех, кто делает для Отчизны нечто более существенное, чем «бла-бла-бла» заведомых неработней. Ой, простите, «типичных гуманитариев». Тогда, кстати, становится очевидным и то, что за лозунгом к «пролетариям всех стран» — маячит призыв… к этим самым «гуманитариям» всех стран, желающими не работать, а с пафосом рыться в чужом кармане. Разумеется, безнаказанно.

      Но ведь долгое время наглое унижение человеческого достоинства в Интернете, прежде всего, женщин, — наших спецслужб нисколько не трогало, их все очень даже устраивало. Да уж сегодня и с местечковым лозунгом «Россия для русских!» – им-то, после наших разборок, достаточно стремно… «бороться». Ведь надо было делать это в январе 2006 г., когда его озвучил Берл Лазар в Иерусалиме — в качестве «идейной фишки» в борьбе исторически сформировавшимися нравственными принципами российского общества.
      Кому из них не был смешон призыв Родины-матери? Да плевали они на нее! Им жрать надо было! Ой, простите, «проходить внеочередную аттестацию».

      Но теперь, наверное, несколько поздновато вспоминать о… достоинстве? Наверно, надо было в детсадовском возрасте осознать, что собственное достоинство может унизить лишь сам его носитель. В т.ч. и полностью его лишиться, если долго им не пользоваться.
      А то очень мило устроились! Сами будут совершать поступки, абсолютно несовместимые с человеческим достоинством, а на страже ихнего достоинства встанут… правоохранительные органы, которым два байта переслать, чтобы постараться растоптать человеческое достоинство женщины.
      Но правоохранительные органы – должны следить за основами правопорядка в стране, а вот за своим достоинством – должен следить каждый самостоятельно! Независимо от гендерной, социальной или профессиональной принадлежности. И уж ежели утратил достоинство, перешагнув за черту «что такое хорошо, а что такое плохо» — так о достоинстве и вспоминать нечего, раньше надо было думать о достоинстве!

      Как видите, всему наглядным подтверждением сказанного – служит как раз моя история о героической защите правоохранительными органами «достоинства неустановленной группы лиц». Стоит полюбоваться, у кого ж из нас больше этого самого, да и сколь «достоинства» они оставили самим себе – на всю свою «социальную группу».
      Но ведь действительно, никак не сохранить достоинства, стервозно сражаясь только за себя, за свою шкурку, за шкурные интересы своей «социальной группы». На этом, собственно, заканчиваются любые «достоинства». В социальную группу люди вообще объединяются отнюдь не от избытка собственных «достоинств».
      И лишь четкий и однозначный ответ на слабый призыв… любой женщины, терпящей крушение собственного достоинства, включая, в первую очередь, нашу Родину-мать, — и делает мужчину – мужчиной, и каждому с лихвой возвращает… в чем-то утраченное в нашей текучке ДОСТОИНСТВО.
      Аминь!

      • Дамы, милые и неповторимые! Пока вы не оседлали своего любимого конька «все мужуки — сво…», хочу сказать, что всегда пожа…
        Никакие наши «достоинства» не идут в сравненьи с вашими и ваще.

        Умм-моляю, остановимся на малоизученном пока вопросе о том, что каждый должен как-то сам сохранить свое достоинство. И, как я понял, желательно об том не провозглашать напрямую, а с хорошей амплитудой размахивать своим достоинством на защите… хотя бы сратегицкого достояния Родины-матери. На худой конец, долбануть этим достоинством, грудью встав на защиту достоинства девочки из детского лагеря «Дон», чтоб всем правоохранительны органам долго икалось бы за допущенный промах.
        Как гритца, уже усек.

        Но давайте как-то с миром отвернем от темы униженного и растоптанного достоинства российской женщины, поскольку у меня заранее иначинает чесаться в разных местах. И боюсь, что этим «растоптанным достоинством» прилетит мне по всем местам и мало не покажется.

        Девоньки разлюбезные! Давайте объединим свои достоинства… к общим ценностям от гендерных предпочтений.

        • А вообще… хорош пафос-то сбивать!
          Только я решила продемонстрировать, как можно отделать всех — отдельно взятым достоинством скромной провинциальной дамы, как представители «социальной группы» домашних питомцев начинают возражать. А с какой стати? Чем это вам, голубчик, перестал нравиться гендерный аспект? Испугались, что, раззудив плечо, ненароком и вас зашибу?
          Вы совершенно правы, всем достанется. А как вы хотели без «мучительно больно» узнать, что вообще-то не только «нихарошо» сдавать отдельно взятых дам (независимо от возраста и социальной принадлежности) — на съедение гогам-магогам под соусом «борьбы с экстремизьмой»?..
          Как?.. Все равно будет больно. Простите, но раз вы по гендерной принадлежности не относитесь к дамам — вам придется несладко, поскольку надо будет самому себе ответить на вопрос: с какой стати в мирное врея у себя дома некоторые таким образом пытаются лишить достоинства отдельно взятых дам.

          Но вам, в силу родственной принадлежности, отвечать будет легче, чем другим. И у многих здесь тоже есть уважительные причины. Впервые сподобились сообразить, как следует использовать достоинство дамы, терпящей разного рода унижения и притеснения. Прежде всего, чтобы защитить собственное, верно?

          Дамское достоинство — намного более страшное орудие «в борьбе за это», нежели какое-то «достоинство» неких «социальных групп», полностью совпадающее с руководящии указаниями их непосредственного начальства. Фи!
          И, заметим, это уж не те силиконовые «достоинства», которые продаются в отделе «Интимные штучки» в широком ассортименте.

        • Дружище на жалость давить нельзя, по мне так, достоинство и давление на жалость рядом никогда не стояли. Серега, давай пробовать проявлять стойкость, мы ж с тобой в разведчики не пошли, а там с этим строго:

          — Доложите пятую заповедь разведчика.
          — Разведчика может погубить красивая женщина.
          — Отсюда вывод?
          — Разведчик должен сам погубить красивую женщину!
          — Ответ неверный. Советский разведчик красивую женщину должен ИГНОРИРОВАТЬ!

  3. Leo:

    Да уж, гендерное — вот блин, кто-то явно с идиш переводил такое, не звучит на русском, не находите, Ирина Анатольевна?
    Да, кстати сказать, женское достоинство имеет вполне демографический смысл. На кой женщине рожать, если ее в данном обществе не уважают? Какие демографические усилия и кто тут может предпринимать, если сами женщины не будут видеть смысла в продолжении рода с такими мужчинами? Это ж даже не на сознание влияет, а на подсознание, и на этом уровне и стреляет.

    Прямо как в сказке, да.

    • Да надо все-таки учитывать, что в наших ментальных отношениях «достоинство» — все-таки на втором месте. А на первом-то… любовь!
      И на самом деле для русской женщины — ее собственное достоинство заключается в том, чтобы не уронить достоиства любимого человека.
      Не обмануть/обобрать/оболгать, а… наоборот. Но сейчас очень много сторонних советчиков убеждают наших дам, будто это не «умно». И пусть те, кто им доверяет — после не удивляются разбитому корыту.

      Мне кажется, что жнщины не рожают, прежде всего, по объективным обстоятельствам — внутренняя политика правительства направлена на сокращение населения, а вовсе не на его прирост. А женщины это чувствуют намного острее, ведь в них природой заложена забота о детях.
      Простите, проведена абсолютно уголовная приватизация государственной собственности, когда каждая девушка понимает, что будущее ее ребенка – в частном кармане, а не в государственной казне. Ведь заранее обобраны все неродившиеся.

      Ив таких условиях женщина иногда не верит, что любимый человек — все же сам стремится сохранить собственное достоинсто. Ну, или сумеет в любых обстоятельствах его сохранить.

  4. Можно рассмотреть «достоинство» на благородном, высокодуховном образе Штирлица как родоночальнике букета достоинств и аристократизма духа спецслужбистов КГБ. Неоценимый вклад в создание которого, внес сам Юрий Андропов, стоя у истоков демократического демократизма, состоя на тот момент руководящей рукой партии и всего советского народа, под долгие и несмолкающие аплодисменты.

    Штирлиц родился в январе, но свой день рождения отмечал первого мая, чтобы показать свою солидарность с международным рабочим классом.
    В прошлом году в этот день он пригласил одного Мюллера, но по гнусной инициативе Гиммлера, к нему домой заявилась вся верхушка рейха, которая считала своим долгом поздравить его с праздником, и каждый, как бы издеваясь, дарил то портрет Сталина, то кирзовые сапоги, то полное собрание сочинений Карла Маркса на китайском языке, а Борман даже сподобился подарить свою старую секретаршу. Этого Штирлиц ему простить не смог, секретаршу он тут же вручил Шелленбергу, который за это подмешал Борману в нарзан немного пургену.
    Один только добрый и интеллигентный Мюллер преподнес Штирлицу подшивку французской порнографии за 1917 год

    .

    • Anna:

      Духовный аристократизм, сейчас, вообще сложно увидеть, где бы то ни было. В кастовом обществе времен КГБ он хоть и был в самом начале, при зарождении службы, но лишь у отдельных носителей.И тем не менее каста какое-то время держалась, повидимому, именно на личном аристократизме и достоинстве, тех личностей у кого он был. Но сравнивать бывшую структуру КГБ и нынешние спецслубы ФСБ, которые изначально сформированы из разложившихся остатков, нельзя по умолчанию, не может быть и разговора о достоинстве и аристократизме нынешней спецслужебной системки.
      Недаром в интернете нет-нет, да и заводят разговор о «новом дворянстве» и тут же становится ясно, что этого хотят сами «специалисты» из ФСБ. Оне собрались во дворянство и упорно этого добиваются. Смешные они какие-то в этом отношении, причем очень смешные. Любое кастовое общество со временем вырождается. В этом случае не помешает вспомнить статью Дедюховой «О гербах и различной аристократии», и конечно, о том, что там сказано, еще в 2003 году — той дворянской аристократии уже нет, но элита нужна. Поэтому и образ Штирлица опошлен до крайности, хотя отдельные серии фильма до сих пор можно смотреть, наверное от мечтательного желания идеала личности в государстве. Но ведь не на кого глаз положить.

      • Наверное сложно, но когда-то был!

        Прошлое, элегантное, утонченное, яркое проступало в каждом движении старой фрейлины, в каждом звуке ее голоса. Она не могла скрыть его, если бы и хотела, но она и не хотела этого. Она оставалась аристократкой в лучшем, истинном значении этого слова; и в Соловецком женбараке, в смраде матерной ругани, в хаосе потасовок она была тою же, какой видели ее во дворце Она не чуждалась, не отграничивала себя от окружающих, не проявляла и тени того высокомерия, которым неизменно грешит ложный аристократизм. Став каторжницей, она признала себя ею и приняла свою участь, неизбежность, как крест, который надо нести без ропота, без жалоб и жалости к себе, без сетования и слез, не оглядываясь назад.

        Тотчас по прибытии баронесса была, конечно, назначена на “кирпичики”. Можно представить себе, сколь трудно было ей на седьмом десятке носить на себе двухпудовый груз. Ее товарки по работе ликовали:
        – Баронесса! Фрейлина! Это тебе не за царицей хвост таскать! Трудись по-нашему! – хотя мало из них действительно трудился до Соловков.

        Они не спускали с нее глаз и жадно ждали вопля жалобы, слез бессилия, но этого им не пришлось увидеть. Самообладание, внутренняя дисциплина, выношенная в течение всей жизни, спасли баронессу от унижения Не показывая своей несомненной усталости, она доработала до конца, а вечером, как всегда, долго молилась стоя на коленях перед маленьким образком.

        Моя большая приятельница дней соловецких, кронштадтская притонщица Кораблиха, баба русская, бойкая, зубастая, но сохранившая “жалость” в бабьей душе своей рассказывала мне потом:

        – Как она стала на коленки, Сонька Глазок завела было бузу: “Ишь ты, Бога своего поставила, святая какая промеж нас объявилась”, а Анета на нее: “Тебе жалко, что ли? Твое берет? Видишь, человек душу свою соблюдает!” Сонька и язык прикусила…

        То же повторялось и в последующие дни. Баронесса спокойно и мерно носила сырые кирпичи, вернувшись в барак, тщательно чистила свое платье, молча съедала миску тресковой баланды, молилась и ложилась спать на свой аккуратно прибранный топчан. С обособленным кружком женбарачной интеллигенции она не сближалась, но и не чуждалась и, как и вообще не чуждалась никого из своих сожительниц, разговаривая совершенно одинаковым тоном и с беспрерывно вставлявшей французские слова княгиней Шаховской и с Сонькой Глазком, пользовавшейся в той же мере словами непечатными. Говорила она только по-русски, хотя “обособленные” предпочитали французский.

        Шли угрюмые соловецкие дни, и выпады против баронессы повторялись всё реже и реже. “Остроумие” языкатых баб явно не имело успеха.
        – Нынче утром Манька Длинная на баронессу у рукомойника наскочила, – сообщала мне вечером на театральной репетиции Кораблиха, – щетки, мыло ее покидала: крант, мол, долго занимаешь! Я ее поганой тряпкой по ряшке как двину! Ты чего божескую старуху обижаешь? Что тебе воды мало? У тебя где болит, что она чистоту соблюдает?

        Окончательный перелом в отношении к бывшей фрейлине наступил, когда уборщица камеры, где она жила, “объявилась”…

        Рассказ Б. Ширяева. ФРЕЙЛИНА ТРЕХ ИМПЕРАТРИЦ.

      • Просто не смог не привести конец рассказа — думаю, вы поймете.

        Когда вспыхнула страшная эпидемия сыпняка, срочно понадобились сестры милосердия или могущие заменить их. Нач. санчасти УСЛОН М. В. Фельдман не хотела назначений на эту смертническую работу. Она пришла в женбарак и, собрав его обитательниц, уговаривала их идти добровольно, обещая жалованье и хороший паек. Желающих не было. Их не нашлось и тогда, когда экспансивная Фельдман обратилась с призывом о помощи умирающим.

        В это время в камеру вошла старуха-уборщица вязанкой дров. Голова ее была укручена платком – дворе стояли трескучие морозы. Складывая дрова печке, она слышала лишь последние слова Фельдман:

        – Так никто не хочет помочь больным и умирающим?

        – Я хочу, – послышалось от печки.

        – Ты? А ты грамотная?

        – Грамотная.

        – И с термометром умеешь обращаться?

        – Умею. Я работала три года хирургической сестрой в Царскосельском лазарете…

        – Как ваша фамилия?

        Прозвучало известное имя, без титула.

        – Баронесса! – крикнула, не выдержав, Сонька, но этот выкрик звучал совсем не так, как в первый день работы бывшей фрейлины на “кирпичиках”.

        Второй записалась Сонька и вслед за нею еще несколько женщин. Среди них не было ни одной из “обособленного” кружка, хотя в нем много говорили о христианстве и о своей религиозности.

        Двери сыпнотифозного барака закрылись за вошедшими туда вслед за фрейлиной трех русских императриц. Оттуда мало кто выходил. Не вышло и большинство из них.

        М. В. Фельдман рассказывала потом, что баронесса была назначена старшей сестрой, но несла работу наравне с другими. Рук не хватало. Работа была очень тяжела, т. к. больные лежали вповалку на полу и подстилка под ними сменялась сестрами, выгребавшими руками пропитанные нечистотами стружки. Страшное место был этот барак.

        Баронесса работала днем и ночью, работала так же тихо, мерно и спокойно, как носила кирпичи и мыла пол женбарака. С такою же методичностью и аккуратностью, как, вероятно, она несла свои дежурства при императрицах. Это ее последнее служение было не самоотверженным порывом, но следствием глубокой внутренней культуры, воспринятой не только с молоком матери, но унаследованной от ряда предшествовавших поколений. Придет время, и генетики раскроют великую тайну наследственности.

        Владевшее ею чувство долга и глубокая личная дисциплина дали ей силы довести работу до предельного часа, минуты, секунды…

        Час этот пробил, когда на руках и на шее баронессы зарделась зловещая сыпь. М. В. Фельдман заметила ее.

        – Баронесса, идите и ложитесь в особой палате… Разве вы не видите сами?

        – К чему? Вы же знаете, что в мои годы от тифа не выздоравливают. Господь призывает меня к Себе, но два-три дня я еще смогу служить Ему…

        Они стояли друг против друга. Аристократка и коммунистка. Девственница и страстная, нераскаянная Магдалина. Верующая в Него и атеистка. Женщины двух миров.

        Экспансивная, порывистая М. В. Фельдман обняла и поцеловала старуху.

        Когда она рассказывала мне об этом, ее глаза были полны слез.

        – Знаете, мне хотелось тогда перекрестить ее, как крестила меня в детстве няня. Но я побоялась оскорбить ее чувство веры. Ведь я же еврейка.

        Последняя секунда пришла через день. Во время утреннего обхода баронесса села на пол, потом легла. Начался бред.

        Сонька Глазок тоже не вышла из барака смерти, души их вместе предстали перед Престолом Господним

        • Anna:

          Яркий пример аристократизма духа в переходе от богатства к бедности, победа над страхом и влияние личного достоинства на ущербное внутреннее состояние оказавшихся рядом людей, приведшее к их положительной полноте осознания в переоценке ценностей. Удивительно и красиво!

          Правда, сам автор этого рассказа оказался не столь высок в идеалах.При подступе к городу советских войск Ширяев был вынужден покинуть Ставрополь вместе с немцами. В мае 1943 года он посетил школу РОА в Дабендорфе (под Берлином).

          Борис Ширяев являлся капитаном РОА, сотрудничал с издававшейся в Крыму профашистской газетой «Голос Крыма», а в июне 1943 года в Симферополе ему от имени Верховного германского командования был вручен учрежденный Гитлером орденский знак для отличившихся в борьбе с большевизмом

  5. agk:

    Так значит, уже и списки были заготовлены? Ну-ну. Совершенно правильный совет организаторам нового 37го года — вспомнить, что случилось с ТЕМИ организаторами.

    Также пусть нынешние расчленители России «на 6-7 кусков, чтобы легче было зарабатывать деньги», вспомнят, что случилось с их предшественниками.

    Интересно отметить, как все построения защитников достоинства «неопределенной группы лиц» разбиваются о простой и очевидный тезис: унизить человеческое достоинство может лишь сам его обладатель. Что и продемонстрировали, например, трусливо разбежавшиеся по кустам заявители из РКНК, «эксперты», словно псы за кость дерущиеся за право написать оплаченный донос, и другие участники этого позорного судилища.

    • Андрей, как всегда вы выделяете суть. В русском языке есть оборот, который нынче вспоминать не принято: «уронить достоинство«.
      То есть утратить достоинство можно лишь самостоятельно, проделав с ним то, о чем столь неэстетично я выразилась в тексте статьи.
      При этом ведь каждый пресмыкающийся, добровольно опустившийся на плебейский уровень субъект — уверен, что после достанет свое «достоинство», а все вокруг не смогут догадаться, что он его давно уже «обронил».
      Ага, как использованную бумажку из мусорного контейнера. Ну, спрашивается, а где еще можно у самого себя держать «достоинство» так, чтобы его начальство не заметило?
      Я вижу, что уже возникли ассоциации с давнишней разборкой по поводу «аристократизма», которым иные господа решили прикрыть свое «достоинство» не первой свежести. Только не на русском! Где угодно и с кем угодно, но не в России, где уровень аристократизма определялся отнюдь не уголовным масштабом личности.

      Достоинство — мерило того, что сам человек считает выше или ниже… собственного достоинства.
      К примеру, у меня иногда интересовались, почему же я не обратилась в правозащитные организации? Ну, вот как нынче правозащитника АГОРЫ пиарят молодого человека Кутузова, о котором мы здесь вспоминали. Кстати, посмотрела я на ролики из занимаемых им апартаментов… произвело впечатление, знаете ли. Не хило устроился этот «антифашист, анархист», явно не заработав честным трудом и на собственную прихожую.
      И, размышляя над делом Андрея Кутузова, ловлю себя на ассоциации с давней провокацией против всего общества — с резней, устроенной в синагоге на Малой Бронной местной самодеятельностью во главе с экстремистом Копцевым, который сам наполовину еврей и явно участвовал в этой театральной постановке — на равных с другими фигурантами.
      В точности так же, как участники первых процессов перед массовыми репрессияи — активно участвовали в процессе… на стороне обвинения, считая, что лишь помогут раскрутить маховик — для других, а сами выйдут чистенькими.
      Копцев, наверно, тоже не ожидал, что мы дружно потребуем осудить его навечно:)) И пусть только заикнутся про «амнистию»! За провокации против всего общества с «показательной» резней — Копцев должен отсидеть от звонка до звонка, как и сказано в приговоре, с которым он изволил согласиться в качестве мальчика по вызову.

      …Вот и я, как только задумывалась о наших правозащитниках, так понимала, что все это — ниже моего достоинства.
      Что бы они о себе не сообщали, но само их участие, не говоря об обращениях в Европейский суд по правам человека… ниже человеческого достоинства на русском.
      Как, впрочем, и попытка воспользоваться «отработкой экстремистских статей» — для заявителей. У вас сразу же все увязалось именно с ними, но ведь абсолютно ясно, что участие в таком процессе в качестве заявителя, свидетеля обвинения или эксперта — навсегда лишает человеческого достоинства.
      Сам механизм судебного разбирательства — будто ножничками аккуратно срезает на входе совсем «ненужное» достоинство с каждого. У меня есть возожность сохранить достоинство, а у этих граждан — его уже никогда не будет.
      И все они это отлично понимают. Хотя без достоинства жить не больно, его отсутствие не причиняет физических страданий, но в момент его уничтожения все-таки… что-то не по себе.
      Я смотрела, как у них дрожали руки-ноги, как они уходили, понимая, что совершили нечто необратимое. Но ведь сделали это сами, рассчитывая получить дивиденды.

      Все отлично понимают, как легко в таких вещах можно навсегда потерять достоинство. Но при этом отчего-то думают о чужом достоинстве, а не о своем собственном.

      • Nar:

        «…его отсутствие не причиняет физических страданий…»

        Не причиняет непосредственно и сразу, однако… Сейчас местами немало пишут про то, что действия на тонкоматериальном(духовно-душевном) уровне производят там же соответствующие изменения, которые в свою очередь не преминают отразиться на физическом или психическом благополучии, и в некоторых случаях не только самих субъектов этих действий, но и их потомков, а также и потом (в некоторых версиях, признающих бессмертие души).

        • Именно, что на «тонкоматериальном уровне»! Согласитесь, когда рассматриваешь само явление вне предложенной мною «эстетики», а как обычое физическое явление — становится вполне отчетливо, что никто извне не может ни на кого подействать каким-то мнением так, чтоб сразу на расстоянии это самое «достоинство» вдруг утратилось или вовсе испарилось. Ну, если подэкспертный — умеет вести себя в обществе, а не назойливый хам. То есть как-то надо зафиксировать уровень изначального… гм… достоинства в наличие.

          Надо все же всю эту возню с «достоинствами» мифических субъектов — переводить на более мтериальную почву, раз уж наши идиоты решили уголовно карать за утрату «неопределенной группой лиц» якобы изначально присущего им группового достоинства (хотя вопрос спорнывй).
          Пусть опишут физику процесса и докажут показаниями вольтметра — сколь там утраили из первоначальных достоинств по отдельности и всей «социальной группой».

          • Nar:

            «… как обычое физическое явление – становится вполне отчетливо, что никто извне не может ни на кого подействать каким-то мнением так, чтоб сразу на расстоянии это самое «достоинство» вдруг утратилось или вовсе испарилось…»

            Ну да. Взял и высказанным мнением оттяпал кусочек достоинства(?).

            Если достоинство — качественное свойство души, или её составная часть, то на него не должны влиять мнения. Если влияют — то его фактически нет, оно информационный фантом, эрзац, нарисованный снаружи для внешнего употребления по назначению. Конечно, если душа уже продана известно кому, то этот самый и иже с ним и рисуют энти самые фантомные эрзацы.

            Получается, что нынешние трактовки УК об ущемлении достоинства опускают человека до бездушного зомби — что нарисуют снаружи то и есть, и низя против этой мазни ничего говорить. Вот и выискивают «мифических субъектов», а по сути — объектов для употребления при травле приличных людей.

  6. Пример не уронившего достоинства:

    Волконский Сергей Григорьевич — герой Отечественной войны 1812 года,Единственный генерал действительной службы, принявший непосредственное участие в движении декабристов. В 1819 году вступил в «Союз Благоденствия», в 1821 году – в Южное общество. С 1823 года возглавил Каменскую управу этого общества и был активным участником движения декабристов. 5 января 1826 года арестован по делу о восстании Черниговского пехотного полка, привезён в Петербург и заключён в Петропавловскую крепость.

    Осуждён по 1-му разряду, лишён чинов и дворянства. 10 июня 1826 приговорён был к «отсечению головы», но по Высочайшей конфирмации от 10 июля 1826 года смертный приговор был заменён на 20 лет каторжных работ в Сибири (22 августа 1826 срок сокращён до 15 лет, в 1832 году срок сокращён до 10 лет). Портрет Волконского, исполненный с натуры в 1822 году, по приказанию Николая I был изъят из числа предназначенных к помещению в галерее и только много лет спустя, уже в начале XX века, занял в ней подобающее место.
    Каторгу отбывал на Благодатском руднике, в Читинском остроге, на Петровском Заводе. В 1837 на поселении в с. Урик под Иркутском. С 1845 г. проживал с семьёй в Иркутске.

    Старик Волконский — ему уже тогда было около 60 лет — слыл в Иркутске большим оригиналом. Попав в Сибирь, он как-то резко порвал со своим блестящим и знатным прошедшим, преобразился в хлопотливого и практического хозяина и именно опростился, как это принято называть нынче. С товарищами своими он хотя и был дружен, но в их кругу бывал редко, а больше водил дружбу с крестьянами; летом пропадал по целым дням на работах в поле, а зимой любимым его времяпровождением в городе было посещение базара, где он встречал много приятелей среди подгородних крестьян и любил с ними потолковать по душе о их нуждах и ходе хозяйства. Знавшие его горожане немало шокировались, когда, проходя в воскресенье от обедни по базару видели, как князь, примостившись на облучке мужицкой телеги с наваленными хлебными мешками, ведёт живой разговор с обступившими его мужиками, завтракая тут же вместе с ними краюхой серой пшеничной булки.

    • Ну, да. Были люди… то да сё. Заканчивайте, дорогой. Взяли милую манеру историйками окучивать. У Анны получается, а у вас с Игорем — пока нет. Зубы сводит.
      В сети полно форумов, где все друг друга историческими цитаткаи бомбят. Лично я — пас.

      У меня и так в последнее время возникает ощущение, бкдто все давно померли, а я… случайо задержалась. Симулирую жизнедеятельность типа.

      На самом деле… судя по тому, что я второй день наблюдала о съездах «парламентских партий» — вокруг и так одна сплошная мертвечина, чтоб про покойников вспоминать. И ни один, хоть и живой с виду, не сказал того, что нужно.
      Такая выстраивается цепочка: вначале теряется стыд, потом достоинство… а после и мозгов не сыскать.

    • Nar:

      Не уверен, что генерал С.Г. Волконский не уронил. Вот знаю что Пушкин в декабристской истории не уронил. Волконский среди тех, кто типа «разбудил Герцена», который, как пишут местами, — подопечный Ротшильда в денежных разборках с царём. Также пишут, что декабристы — антироссийский проект англосаксов. Сильно похоже по Вашему сообщению, что вроде С.Г. Волконский понял что как раз уронил и пытался поднять обратно, толкуя о душе с мужиками и работая в поле.

      • Не уверен — не обгоняй. Тут не о Пушкине и не о декабристах. К сведению, о том, что не уронил — доказал и он и его сын.

        • Nar:

          Не убедили.

          «Тут не о Пушкине и не о ДЕКАБРИСТАХ»
          Цитирую Ваш предыдущий пост:
          «Единственный генерал действительной службы, принявший непосредственное участие в движении ДЕКАБРИСТОВ».
          Полагаете что его уже не видно, или как?

          • Человеку свойственно ошибаться. Полагаю, что он подпал под влияние ложных идеологов и к его достоинству эта ошибка отношения не имеет.

          • Nar:

            На: bardak_obamov: 25 сентября 2011 в 01:33.

            Становится интересно.

            Получается, что если к примеру я, подпав под влияние «ложных идеологов» в пылу «борьбы за счастье народа», пошёл бы на митинг каких-нибудь несогласных каспаролимонцев, или встал бы в ряды борцов за демократию в начале 90-х, подпав под влияние призывов гайдароноводворских, то на моё достоинство это никак бы не повлияло.

            Не думаю что так. Думаю, как писал в другой ветке здесь, что любое действие имеет причину и влечёт измение в том, что относится к достоинству, и это становится видно всем, кто умеет посмотреть. И конечно же такого рода действия не влияют особо на информационные фантомные эрзацы(или маски), нарисованные для внешнего употребления.

            Здесь интересно посмотреть на предельный случай: субъект ничего не знает, слушает «авторитетов» и живёт по их указаниям, то есть он в стаде, которое «должно резать или стричь». Между прочим в определённом смысле это уже «мифический субъект», или объект для употребления. Можно ли здесь говорить о каком-то достоинстве? По моему, надо сначала перестать быть объектом для внешнего употребления, тогда может достоинство и образуется как-то.

            Конечно, такая трактовка противоречит индивидуалистичным либеральным установкам, но на то они и придуманы, чтобы собирать и стричь стада.

          • Возможно, что на ваше достоинсто и повлило бы, так как не известен предмет вашей ориентировочной деятельности, а так же состояние свойств и закономерности поведения, к тому же невозможно оценить у вас время от стимула до реакции. И потом такие теоретические рассуждения далеки от реальных жизненных ситуаций.

          • Nar:

            «Возможно, что на ваше достоинсто и повлияло бы»

            Здесь не «возможно», считаю что определённо повлияло бы.

          • Тут вам виднее.

  7. slade9:

    У меня от этой истории с генералом С.Г. Волконским осталось интересное ощущение — такое впечатление, что его «оригинальность» как раз была вызвана желанием оправдаться от того, что участвовал в этом грязном деле с декабристами — смотрите мол какой я хороший/добрый/с мужиками запросто так краюху делю. Как-то внешне намалеванным достоинством отдает.

    • Nar:

      По наличествующей здесь информации — может и так. Но больше хочется верить, что ближе к тому, что я написал в посте:
      Nar: 24 сентября 2011 в 22:46:

      «понял что как раз уронил и пытался поднять обратно, толкуя о душе с мужиками и работая в поле.»

      • И второй раз совершили оплошлость потому, что «по душе» и «о душе» содержат различные смысловые понятия. «По душе», означает — доверительно — говорил о их нуждах и ходе хозяйства. Видите как легко ошибиться. Про работу в поле и говорить нечего, просто потому, что это работа и практические познания основ кресьянской жизни.

        • Nar:

          «И второй раз совершили оплошлость потому, что «по душе» и «о душе» содержат различные смысловые понятия.»

          Принимается, но не влияет на озвученное моё мнение о достоинстве в контексте истории о С.Г. Волконском.

          А первый раз где я «совершил оплошность»?

          И ещё: откуда Вы взяли, что мои рассуждения «теоретические» и «далеки от реальных жизненных ситуаций»? Вполне допускаю, что для Вас это так. Но для всех? Вполне возможно, что они как раз могут возникать и актуализироваться в ходе «реальных жизненных ситуаций» и поэтому не являются «теоретическими».

          • Выше, любезно взята в рамочку ваша фраза, повторенная дважды, значит текст вы не перечитали, что может говорить о невнимательности или самонадеянности.

            К достоинству Волконского, его участие в декабристском движении не имеет отношения, потому, что человек заблуждался и совершил ошибку, за что и понес наказание. У вас другое мнение, значит у нас разные взгляды, на достоинство в том числе.

            О теоретических рассуждениях для всех — выражения типа «могут возникать» и «могут актуализироваться» являются теоретическими умозаключениями без конкретики, но с теми же намеками на некий предельный случай.

          • Nar:

            «выражения типа «могут возникать» и «могут актуализироваться» являются теоретическими умозаключениями»

            утверждение неверно…

        • Nar:

          ««По душе», означает – доверительно»
          Не знаю этого выражения в указанном Вами смысле. Думал, опечатка(лишняя буква «п») и не стал акцентировать. И в словарях не нашёл — там другой смысл. Не дадите ссылочку на словарь, или откуда Ваша история про генерала?

          • История про генерала не моя, она общая — Русские мемуары. Избранные страницы. 1826-1856 гг., Составление И.И.Подольской, М.: Правда, 1990, стр.49

            Никогда и ни с кем не говорили «по душе», «по душам», «от души»? Я с детства знаком с этими определениями без словаря, но вы можете заглянуть в словарь Даля, уверен, там найдете.

            А про «утверждение неверно» — это у вас от ущемленного самолюбия.

    • У меня другое мнение. У него возник интерес к врестьянскому образу жизни на практике, в отличие от пустых теоретических деклараций, влиянию которых он подвергся и свидетелем которых был.

  8. Nar:

    «но вы можете заглянуть в словарь Даля, уверен, там найдете.»

    У Даля нет в указанном Вами смысле, есть в другом. Ваша уверенность ничего не стоит.

    «А про «утверждение неверно» – это у вас от ущемленного самолюбия.»

    От чего что у меня — у Вас никто не спрашивал. Хамите, сударь, и не в первыяй раз.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Календарь вебинаров
Архивы
  • 2019 (44)
  • 2018 (78)
  • 2017 (87)
  • 2016 (103)
  • 2015 (90)
  • 2014 (68)
  • 2013 (71)
  • 2012 (78)
  • 2011 (71)
  • 2010 (91)
  • 2009 (114)
  • 2008 (58)
  • 2007 (33)
  • 2006 (27)
  • 2005 (21)
  • 2004 (28)
  • 2003 (22)
Авторизация