Ананасовый компот. Часть V

58b3adc3Всё – красные раки! Ой, много их, тоннами
По блюдам рассыпал Зарный Час (мира рьяный стиль!),
Глядя, как повара, в миску дня, монотонными
Волнами лили привычные пряности.
Пиршество Вечера!То не "стерлядь" Державина,
Не Пушкина "трюфли", не "чаши" Языкова!
усть посуда Заката за столетья заржавлена,
Пусть приелся поэтам голос "музык" его;
Всё ж,гулящие гости!каждый раз точно обух в лоб-
Те щедрости ветра, те портьеры на западе!
Вдвое слушаешь ухом; весь дыша, смотришь в оба, чтоб
Доглотнуть, додрожать все цвета, шумы, запахи!

Что там розлито? вина? Что там кинуто? персики?
Малина со сливками!ананас над глубинами!

8386eddafcb4d700cb2f3e645b968179Экий древний симпосион! Герои и наперсники,
Дев перси, рук перстни, – перл над рубинами!
Старомодны немного пурпуровые роскоши:
Ренессанс Тинторетто сквозь Вторую Империю,
Но до дна глубина: лилий кубки да роз ковши,
Бури алых Миссури на апрельские прерии!
Эх,продлить бы разгул!Но взгляни:вянут розаны;
С молоком сизый квас опрокинутый месится;
Великанам на тучах с кофе чашечки розданы,
И по скатерти катится сыр полномесяца.

Валерий Брюсов "Симпосион заката", 15 августа 1922

Ну, а это уже - 1922 год, когда надо смотреть в оба, чтобы не получить обухом в лоб... И это мы видим поэтическое отражение стремление сладострастника Федора Павловича Карамазова - одному продлить разгул, за всех потомков  "доглотнуть, додрожать все цвета, шумы, запахи"...

Ведь сама коллизия романа "Братья Карамазовы" начинается с подсчетов старшего Дмитрия того, что уже заглотнул его милый папенька из приданного его матери... И пока буйным цветом Серебряного века доцветают помещьи застолья понемногу избавляющейся от этого роскошного заката России, где-то в зарубежных Скопригоньевсках новые Иуды соображают, как бы самим накинуть ярмо, чтобы влезть вместо уходящего морока потерявшего смысл дворянского бытия.

В воспоминаниях о поэтах Серебряного века часто упоминаются понятия "русская усадьба", "настоящий аристократ", "подлинный барин", "дворянская культура". Давно пришла пора несколько иначе взглянуть на это вспенившееся барство, изображавшееся в "Вишневом саду" Антона Павловича Чехова.

Anna:  7 июля 2015 в 09:54

Вот интересно, что Достоевский ушел из жизни в один год с Александром II, и начинается спокойное время правления Александра III. А потом наступает Серебряный век со всевозможными поэтическими излияниями символистов, акмеистов и т.д. футуристов, которые доигрались и доэкспериментировались словом, о чем вы подробно рассказывали на вебинаре о поэтах начала ХХ века. Незабываемый, кстати, вебинар. Вы тогда отмечали их нездоровые посылы и тягу к потусторонней дъявольской силе. Еще тогда подумала, что большинство тогдашних поэтов отметились также на волне как прямого отрицания бога так и откровенного богоборчества. Но перед этим Л. Н. Толстого публично осуждают и обьявляют вне церкви в 1901 году. А могло широкое понимание писателем религии и его споры вокруг этого вопроса наложить своеобразный отпечаток на духовное и творческое мировоззрение современников?

Самодержавие традиционно опиралось на дворянство. Поэтому и окончательное упразднение крепостничества в 1861 году, несмотря ни на что, было проведено с уважением прав собственности дворян, хотя в тот момент все их усадьбы были неоднократно заложены-перезаложены, а в ожидании реформы - и земли находились в заброшенном состоянии.

Даже современники отмечали, что реформы можно было никакой не проводить, а именно поступить по закону, с уважением к собственности, в особенности тогда, когда дворянство на нее уже никаких прав не имело, совершенно добровольно ее заложив, чтобы иметь средства н существование.

В обществе шли по этому поводу ожесточенные дебаты. Велись они, не в пример нынешним, очень культурно. Некто публикует в печати "Записку о...", а далее редакция публикует отклики читателей со всей страны. Конечно, подобные разделы, в основном, отслеживали представители дворянства, но редакции старались дать в откликах широкий политический и социальный аспект.

Однако не всегда публикация записок на столь болезненную тему обходилась без эксцессов. Профессор Московского университета К. Д. Кавелин (1856 г.)  опубликовал записку, где указал, что право собственности помещиков нельзя нару­шать, а при проведении реформы не­обходимо учитывать интересы и крестьян, и помещиков: освободить крестьян с землей и вознаградить помещиков.

Так, кстати, и было сделано. Но ведь историк К. Д. Кавелин  при этом забыл упомянуть, что дворянство получало земли за беспримерную службу Отечеству, которое вообще обязано своим существованием именно дворянству. Вполне обязательные три "ку!" желтым дворянским штанам. Поэтому... профессора выгнали из университета по многочисленным просьбам нетрудящихся и не желающих когда-либо становиться трудящимися. Понимаете?

Завязка романа "Братья Карамазовы" вообще-то именно здесь. И махровое пышное цветение Серебряного века с запусканием ананасов от кровавых карликов - тоже.

Но ведь мы даже не в 1905 году, даже уже не в 2005 году... Мне-то надо учитывать всю ретроспективу. Это уж после некий карлик самодовольно заявил всем под Новый год, будто он создал Россию, которой теперь всего 20 лет от роду.

Не зря добрый председатель Конституционного суда Зорькин уговаривает всех вернуться в 1861 год и ощутить "духовные скрепы" крепостничества. Не зря и Владимира Ильича Ленина объявляли "создателем первого в мире государства рабочих и крестьян", отчего-то забывая упомянуть барствующую прослойку партийных начетчиков. А их детки на философском факультете МГУ не скрывали, что считают себя "новым дворянством".

Но вернемся ближе к зарождению коллизий романа. Более всего например, Диму Быкова потрясло перечисление героями сумм - кто кому чего должен. Ну и, конечно, сами суммы которые герои запросто расшривают туда и сюда в суетных попойках, в разговорах о справедливости бытия... Уж даже Смердякову после убийства папеньки три тысячи рублей досталось - капля в море, а ведь по тем временам огромные деньги, стоящие намного больше нынешнего миллиона деревянных.

При освобождении крестьян помещикам выплачивалась сумма, превышавшая в среднем в 16 раз то, что они могли выручить при реализации своих земель, если бы они еще и не были заложены к тому же неоднократно. То есть, и буйное поэтическое творчество отцветающего класса, запустившего ананас в небеса... имело добротную материальную основу.

В восхищении этой поэзией... впервые вообще-то не имевшей выраженного гражданского звучания, - очень много лакейского, от неистового восхищения красивостями жизни от лакея Смердякова.

Ананасы в шампанском - это ведь не лермонтовское "уж не жду от жизни ничео я", это барский кураж, бессмысленный без лакейского восторга с бессильной завистью. А Серебряный век подавался именно как триумф дворянской культуры почти екатерининской усадьбы. Как денежки на карман получили - сразу начали ананасы в небо запускать.

У купеческого сынка Брюсова  древний симпосион несколько затянулся... Герои и наперсники немного поменялись личиками, но его это нисколько не смущает. Душа-то восторгов требует!

Стоит из смрада 20-х годов вернуться к началу века, пока слова так сами и слагаются в чудные поэтические строки... Помните, у Северянина?..

Поэма-миньонет
Это было у моря, где ажурная пена,
Где встречается редко городской экипаж...
Королева играла - в башне замка - Шопена,
И, внимая Шопену, полюбил ее паж.
Было все очень просто, было все очень мило:
Королева просила перерезать гранат,
И дала половину, и пажа истомила,
И пажа полюбила, вся в мотивах сонат.
А потом отдавалась, отдавалась грозово,
До восхода рабыней проспала госпожа...
Это было у моря, где волна бирюзова,
Где ажурная пена и соната пажа.
Это было у моря, где ажурная пена,
Где встречается редко городской экипаж...
Королева играла - в башне замка - Шопена,
И, внимая Шопену, полюбил ее паж.

И побарствовать за них и вместо них... желающих имелось достаточно. Уж очень завлекательно звучали музыкальные поэтические строчки... Никогда русский язык не был так извсканно красив, не таял таким экзотическим фруктом на языке...

Если вы сейчас поищете анализ стихотворения Андрея Белого "На горах"... то какой только дряни не прочитаете про прежние "эксплуататорские" времена... С какой плебейской завистью написаны все эти "ананасные вожделения" - "мне б такого же!"

Там вычитаете, как при Петре I были завезены саженцы ананасов в российские теплицы, про ананасное разложение при Елизавете, про графа Шувалова почитаете, как он ананасными подношениями Орлова в фавориты двинул... о том, как плевалась мать Потемкина, получив от Екатерины - ананас... Просто демонический фрукт получается! Самое время в небо запускать для потока червонцев.

Серебряный век - это, конечно, не роман "Братья Карамазовы", где от барствующего Федора Павловича душу воротит. Хотя биографию Всеволода Иванова стоит почитать... так ведь столько сходства сразу обнаружится. И Максимилиан Волошин во вседозволенности недалеко ушел.

Но вот  и воплощение папаши Карамазова в Валерии Брюсове, изо всех сил "помогающему" творческому росту... "пролетарской поэзии", имеющему институт поэзии... имени себя-любимого, подводящему итоги прежней барской культуры... и все в начале голодных 20-х. Только вот жить ему остается всего-ничего.

Если вы почитаете его последние стихи - там льется и переливается через край та самая глумливая  "жажда жизни" за всех, включая собственных потомков. И уже недалеко до смердяковского - "нам вить тожа жить нада!" Рукой подать!

А пока, значит, все наслаждаются ананасовыми компотами и победой старшего Карамазова над глупыми нравственными поисками его сыновей... отнюдь не бездействует Владимир Ильич Ленин, тот еще Смердяков ("Мы пойдем другим путем!"), он в этот моментик занят трактовками принципа партийности литературы.

Что как бы  характерно для подпольной партии нового типа (1905 г.). Этот местечковый даже не разбавленный "благом народа" экстремизм содержится в статье В.И. Ленина «Партийная организация и партийная литература» (Полн. собр. соч. Т. 12.― С. 99―105).

Давайте посмотрим, что готовит всем добрый-предобрый Владимир Ильич для реализации этого принципа, пока там из подземных теплиц в небо запускаются ананасы:

  • газеты должны стать «органами разных партийных организаций»;
  •  литераторы беспартийные, литераторы-сверхчеловеки изгоняются, и их место занимают литераторы, состоящие в партийных организациях;
  • «издательства и склады, магазины и читальни, библиотеки и разные торговли книгами» контролируются пролетариатом.

И уже на горизонте мычание "от нас ничего не зависит", как основной принцип партийности. Поскольку все выше перечисленное направлено против личного нравственного выбора каждого.

Уничтожается сама среда этого личного нравственного выбора. И он, заметим, необычайно важен для этих скотопригоньевских обитателей.

Вроде здесь... все просто, но давайте без лишних литературных и поэтических красот повторим, что все самое гадкое может произойти в жизни, если вовремя не сделать правильный нравственный выбор. Причем, душа каждого содержит абсолютные эталоны этого правильного выбора.

То есть... это вообще-то наезд на душу каждого! Здесь можно вспомнить много предупреждений... вроде фразы из романа Оскара Уайльда "Портрет Дориана Грея" о том, что и мир тебе не нужен, если потеряешь собственную душу.

Тут и братьев Карамазовых (всех четырех) можно классифицировать по степени утраты этого необходимого атрибута человеческой личности. А ведь стоит вспомнить, с какой ненавистью вся эта раздухарившаяся смердяковщина боролось с любым упоминанием о душе! Бога нет - и все позволено! Так что... сложно переоценить нравственный выбор каждого... в ком еще теплилась душа. А знаете почему? Потому что тут ведь "принципы партийности" не действуют, тут важна только степень душевной живучести.

Если делается выбор, когда человек выбирает смердяковщину... кего выбор далее никого не интересует. Выбор интересен лишь до тех пор, пока в человеке душа живая. А выбор... он всегда о том, где и с кем находиться? С Иудами в Скотопригоньевске?..

Поэтому и слышен один этот вопль: "Россия - это Скотопригоньевск!" Не-а, Россия - рай земной! А кто иное скажет, тот -  Иуда.

Но я, конечно, даже не Алеша Карамазов... как выяснилось, не Иван и не Митя. Скажем, я все понемножку, за исключением Смердякова, конечно. Тот и показан лакеем, потому что натура такая... изначально лакейская.

Однако здесь ведь интересно посмотреть, чем мне приходится заниматься, дав слово чести, что всегда скажу то, что меня попросят. Те, кому не отказывают. Не про ананасы из подземных теплиц.

Вот смотрите... зимой 2013 года, когда со мной покончено, можно сказать, нашими кошкодавами... мне лично хотелось бы всем сказать... ну, вы догадываетесь, что мне бы всем хотелось сказать. И уж точно ананасом бы запустить не в небо, а в... вы уже сами догадываетесь куда.

А потом мне бы еще хотелось бы бейсбольную биту взять и... вы тоже по-человечески понимаете, что я хотела бы сделать бейсбольной битой. К чему лишние слова, да? Моральки мне бы хотелось читать кому-то в самую последнюю очередь. Я считаю, что бейсбольной битой намного доходчивее получается, в особенности с теми, кто кошек не домучал, а смердяковщина так и прет.

А о чем мне приказано прочирикать? О "Нравственных критериях анализа"! А в связи с чем? А в связи с тем, что Владимир Ильич Ленин, между прочим, свой приход к власти связывал не только с захватом почты и телеграфа, но, в первую очередь, - с падением/уничтожением/разложением нравственности.

Вы научный атеизм не сдавали? А я сдавала научный атеизм и помню здоровенных мужиков, которые кормились на кего преподавании. Все, кстати, плохо кончили.

Всякую нравственность, взятую из внечеловеческого внеклассового понятия, мы отрицаем... Мы в вечную нравственность не верим и обман всяких сказок о нравственности разоблачаем... В основе коммунистической нравственности лежит борьба за укрепление и завершение коммунизма.

Из выступления  В.И. Ленина на III Всероссийском съезде Российского коммунистического союза молодежи 2 октября 1920 г.

То есть все человеческое ставим в классовое, в сознание вороньей слободки... Это согласитесь, почище избавления от "химеры совести".

Кстати, у нас нынче принято Сталина сравнивать с Гитлером, мол, прям "близнецы-братья". А при Сталине в ГУЛАГах над священниками не глумились. Мне пришлось перерабатывать роман "Армагеддон №3" весьма серьезно, поскольку у меня эти факты были ошибочно сдвинуты по времени, а это не соответствовало действительности. Мне на это серьезные люди из спецслужб указывали, приводили документальные свидетельства, распоряжения и доказательства. И хоть роман типа "мистический", но с Михаила Афанасьевича повелось в самой разнузданной мистике выставлять абсолютно точные детали эпохи.

Но почему-то никто не сравнивает Гитлера с Троцким, хотя без пребывания такого, как Троцкий, во власти - невозможен и последующий триумф Гитлера. И там мировоззркение, деяния и поведение в мелочах - копируется под кальку.

Общество без социальных противоречий будет, разумеется, обществом без лжи и насилия. Однако, проложить к нему мост нельзя иначе, как революционными, т. е. насильственными средства¬ми... Цель (демократия или социализм) оправдывает, при известных условиях, такие средства (курс. авт.), как насилие и убийство. О лжи нечего и говорить! Без нее война немыслима, как машина без смазки [Л.Д. Троцкий].

Видите, Лев Давыдович все объяснил, разложил по полочкам, дальше уже можно особо себя не утруждать мучительными поисками, а брать готовенькое. У него же получилось! Вот он, тот тип местечкового наполеончика, о котором написано "Преступление и наказание".

И Достоевский надрывает душу, чтобы показать, что не только никакую цель не могут оправдать подобные "средства", они у живой души уничтожают все цели, лишая смысла само существование. Даже при том, что бабка под топор попалась очень противная, процентщица и все такое, типа совсем жалеть некому. Но с ней непременно пойдет под топор и масса "случайных" невинных, об этом Троцкий умалчивает, но ведь Федор Михайлович все описал в деталях.

...Объявлять всю Россию Скопригоньевском - это не совсем верно... даже не географически, а чисто по уровню нравственного и интеллектуального развития. Надо ведь соображать, что если тебе плохо - так другим непременно очень даже хорошо. Причем тем, с кем ты точно не советовался, когда считал возможным следовать предложеньям Льва Давыдовича о путях торжества демократии.

Лев Давыдович тот еще плут, конечно. Вначале они все вместе хотели тоже добиваться демократии. Вот совсем, как нынче устроили уголовный шалман под видом "демократических преобразований всего общества"! Потом начали искать классовую нравственность - не нашли, остановились на "социальной справедливости". И решили тогда провозгласить не "демократию", а "социализм" - то есть в полнейшем отрыве от нравствненности. Ловко?

Дальше - больше. Как раз вдвадцатые годы, пока Брюсов доедает раков, ананасы и малину со сливками, его герои-наперсники, можно сказать, приканчивали любую нравственность в зародыше.

Профессорам, кстати, приходилось сложнее выживать, им не до стишков было, приходилось лакействовать по-крупному. Тут уж не то что родного папу, тут и маму приходилось... того-этого. Суровые времена революционного подъема.

Профессор А.Б. Залкинд в книге «Революция и молодежь» (М., 1924 г.) развивал теорию особой пролетарской нравственности, «необходимой для переходного периода, для периода обостреннейшей классовой борьбы»:

  • «Не убий» было ханжеской заповедью, пролетариат подойдет к этому правилу строго по-деловому, с точки зрения классовой пользы. Убийство злейшего, неисправимого врага революции, убийство, совершенное организованно, классовым коллективом — по распоряжению классовой власти, во имя спасения пролетарской революции — законное этическое убийство.
  • «Чти отца» — пролетариат рекомендует почитать лишь такого отца, который стоит на революционно-про¬летарской точке зрения. Других же отцов, враждебно настроенных против революции, надо перевоспитывать: сами дети должны их перевоспитывать.
  •  «Не прелюби сотвори» — формула неправильная. Половая жизнь есть неотъемлемая часть боевого арсенала пролетариата и должна исходить из соображений классовой целесообразности. Выбор полового объекта должен на первом месте считаться с классовой полезностью и не допускать элемента грубого собственничества. Позорным и антиклассовым становится ревнивый протест, если новый половой объект является в классовом смысле более ценным».

Но ведь это - хорошо? А вспомните, сколько вы перед таким анансовый компот кушали? Сейчас он 116 рублей стоит, вчера проверяла.

Продолжение следует...

Читать по теме:

©2015 Ирина Дедюхова. Все права защищены.

32e96ea8bb23b6681436ae80362bbd96

Один комментарий на “Ананасовый компот. Часть V”

  1. agk:

    Прежние дворяне хоть предков служивых имели. Многие не изображали барство, а шли честно работать. А нынешние? Кто больше украл, тот и блаароднее? Но и у тех, и у этих бар есть одно общее свойство — утрата смысла жизни. Ну жрать можно в три горла, это да. А что дальше?

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Календарь вебинаров
Архивы
  • 2018 (49)
  • 2017 (87)
  • 2016 (103)
  • 2015 (90)
  • 2014 (67)
  • 2013 (68)
  • 2012 (71)
  • 2011 (71)
  • 2010 (90)
  • 2009 (114)
  • 2008 (58)
  • 2007 (33)
  • 2006 (27)
  • 2005 (21)
  • 2004 (28)
  • 2003 (22)
Авторизация