Синий чулок. Часть II

15

Delphin Enjolras

Натали: Что же мы, так и будем молчать? Может быть, еще чаю?

Ирина Анатольевна: Достаточно всем чаю, Натали! Прекратите трясти этими шляпами! Сидите и молчите, как Аделаида!

Аделаида: Да вы мне слово вставить не даете, Ирина Анатольевна!

Ирина Анатольевна: Хорошенькое дело! Она, значит, с весны огород поднимала, свой частный погреб ремонтировала, какой-то навоз на себе таскала для подъема урожайности личной клубнички... А потом запросто так является к чаю - слово вставить!

Аделаида: Варенья на зиму привезла! И два раза в оперу вырывалась...

Ирина Анатольевна: Ах, в оперу, значит, все же вырывались? На своих любимчиков посмотреть... Без них вы обойтись не могли, а без нас - так запросто.

А где же забота об общественном благе? Где? Можете не отвечать это ваше сакраментальное "В Караганде!" Я и Натали сказала, что после ноябрьских праздничков (бывших и нынешних) - непременно явитесь, как ни в чем не бывало.

Аделаида: Клубнику летом передавала и малиновые пенки для крюшона. Все время только о вас и помнила, роман ваш "Парнасские сестры" запоем читала... по ночам. Из последних сил старалась не отрываться от вашего беспримерного подвига на ниве культуры! А как только узнала про все эти писательские съезды, на которые вас не позвали, так.. сразу... решилась... хотя вас очень боюсь, очень! Но я поняла, что...

Ирина Анатольевна: Что настал удобный момент, конечно!

45c38f320179

В клубе Синих Чулков. Томас Роулендсон, 1815

Аделаида: Ну, что вы! Поняла, что немедленно должна поддержать вас, чем могу! Капусткой квашеной, помидорчиками маринованными, вишневой и смородиновой наливками... Всем, чем могу! Ведь никто же не понимает вашу утонченную поэтическую натуру! Никто, как я, и не поддержит!

Натали: Позвольте, а как же я? Я все лето и осень поддерживала!

Аделаида: Да что вы можете понимать в поддержке, Натали, если вам всю дорогу из мужчин - попадались одни ручные баритоны? Вы даже представить себе не можете, какие козни могут заготовить разного рода мерзавцы, на которых клейма ставить негде, а им надо непременно влезть тебе в душу, чтобы навсегда уничтожить веру в прекрасное, в высокое искусство и торжество подлинной культуры.

Натали: Не забывайте, душечка, что я тоже много книжек читала, фильмы смотрела, а главное, всю зиму поила вас чаем. И столько всего гадкого узнала про всяких мерзавцев, что мне сейчас это совершенно не нужно переживать для личного опыта.

Аделаида: Вот когда я была в Испании...

Натали: А... так вы еще и в Испании побывали? И как нам эту новость воспринимать прикажете, если мы с трудом пережили то, что вы и в Италии побывали, а мы - нет? Надо ж какой-то такт иметь, что ли... тонкость душевную...

Аделаида: Я ж не нынче была, Натали! А давеча... неважно когда! Все же в Прадо должна побывать любая дама, считающая себя... не совсем погрязшей... Ну, не смотрите на меня так, Натали! До встречи с вами, я бы в Турцию съездила и шубу купила, а сейчас... ведь душа так и рвется прикоснуться к прекрасному! Я ведь реалистка по натуре, мне культуру надо непременно осязать! А с нашими хамами... сами знаете.

22

Delphin Enjolras

Натали: Да-да! Прибавьте трудное детство и неудачное замужество! И родительскую усадьбу в ближнем Подмосковье...

Аделаида: Знаете вы, Натали, где помягче укусить! Да, после нашей российской жизни, где женщина за человека в расчет не берется, знакомство с прозой Ирины Анатольевны - было для меня откровением... А уж с прочими дамами нашего кружка - и вовсе стало каким-то просветлением...

Я ведь и погреб решила в порядок привести, прочитав небольшой рассказ Ирины Анатольевны "Ночной дозор" - о том, что случается, когда свет в погреб не проведен. А потом мне сразу захотелось все полочки заставить тем, что на моем огороде может произрастать.

Натали: И где же в этом случае - ваш позитивный вклад в общую культуру?

Аделаида: Вспомните, Натали! Мы всегда говорили, что в культуре надо начинать с личного погреба! Тем более в наше тяжелое время, когда иметь погреб при литературном салоне - удобно и практично. Вы же сами в прошлый раз вспомнили, как салон Элизабет Монтегю скомпрометировал своими синими носками Бенджамин Стиллингфлит. А Ирина Анатольевна намекнула, что он по бедности такие носки надевал, а прочих мужчин выжил из салона, чтобы только ему все угощение досталось. Вы же видите, насколько падкие все эти "творческие" мужчины - на дармовое угощение.

Ирина Анатольевна: Ах, не ссорьтесь, милые дамы, здесь нам делить особенно нечего. Особенного в преддверии "Года культуры" в России! Вот пускай те, кто уже предвкушает очередной распил бюджетных средств "на культуру" - отчитаются, на сколько же эта самая культура возросла в нашем обществе, как эта культура уживается с прежними кампаниями, на которые они средства пилили. А приседать год "в пользу культуры" - никто бесплатно не нанимался. Смотрите, какие смешанные чувства в нас вызывает испанское окультуривание в Прадо Аделаиды, хотя это наша подруга, а средства на поездку собирает, экономя на клубнике и запасам в погребе... Считаю погреб Аделаиды - намного более достойным вкладом в мировую культуру! Никого не убила, не обобрала, сама на себе навоз под клубничку таскала.

Аделаида: Признаться, тоже считаю, что "Год культуры", как водится, сейчас бросятся устраивать самые заклейменные мерзавцы! Порядочный-то человек иной раз постыдится. А эти же... предвкушают! У них все "культурные запросы" нарисованы прямо на физиономии - лишь бы обобрать всех, а потом свалить!

Ирина Анатольевна: Вообще немного прихожу в себя, чего и всем желаю. Давайте во всем видеть позитивное и жизнеутверждающее... Ну-с, навоз разнесен, клубничка по баночкам разложена, погребок приведен в порядок... подруга на месте, переполненная культурными впечатлениями... Лично я дуться заканчиваю!

Натали: А я все же не понимаю, как это можно считать, будто она вас поддерживает, а я не поддерживаю? Вылезла из своего погреба и тут же выяснила, будто лучше всех вас понимает!

Ирина Анатольевна (тихо, сквозь зубы): Натали, успокойтесь! Нас сейчас читают... читает... пст!

Натали: К-кто... читает?

Ирина Анатольевна: Тот и читает! Кто давеча заявил на этом литературном сборище, что в 17-м году полиции не было, так всем и вышло. Ну, где бы он это читал-то? У вас и прочитал в статье "Романтика революции. Часть II". Кроме вас с Кредовым такое никто на днях не сообщал. Вернее, кроме вас.

Натали: Боже... Вы думаете, он... что, прямо сейчас?

Ирина Анатольевна: Да, я чувствую это!

Аделаида: Нет, вы меня еще в чем-то упрекаете, Натали! А посмотрите на этого... "читателя"! Все прочитает, как бы поприсутствует в вашем салоне, а после на свое "литературное собрание" пригласит тех, кого ни разу не читал, да и читать не собирается. Нет, как хотите, а я предпочитаю более качественные эстетические впечатления. Чтобы получить их лично, а не создать "дымовую завесу".

Читаешь такое, так ведь во всех мужчинах начинаешь разочаровываться! Как можно пасть так низко?

Юрий Поляков предложил создать Творческий союз литераторов, который юридически бы отличался от общества любителей розовых черепашек.

Поэт Андрей Дементьев прочитал стихотворение про родину.

Кульминацией стало предложение Сергея Безрукова (он только на первый взгляд не писатель – в конце концов, он сыграл Александра Пушкина и Сергея Есенина) создать Фонд поддержки литературы.

Путин согласился создать Фонд поддержки литературы Президент согласился, однако предупредил, что его финансирование будет меньше, чем у Фонда кино. "Потому что… другой вид деятельности", — объяснил Путин.

Против была только, кажется, представительница фамилии Пастернак – вдова сына опального поэта, филолог Елена Пастернак. Она вспомнила слова Бориса Леонидовича на антифашистском конгрессе в Париже (в 1935 году): "писатели, не объединяйтесь".

Ирина Анатольевна: А что, нашему Главному читателю, когда он решил лично заняться литературой, не сказали, что съезд месяц назад уже был?

Натали: Ему сказали... но было уже поздно, Владимир Владимирович уже решил лично содействовать нашему духовному возрождению... Поэтому и назвали «Первым Российским литературным собранием», а не "Внеочередным XV съездом писателей".

В работе нынешнего съезда принимают участие около двухсот делегатов. Среди них крупнейшие современные поэты и прозаики, лауреаты Государственных премий, авторы произведений, получившие всенародную любовь. Гости съезда - писатели из Белоруси, Украины, Италии, Китая, Ирака, Вьетнама.

Союз писателей России является крупнейшей писательской организацией. Он был образован в декабре 1958 года. Сегодня объединяет около восьми тысяч профессиональных литераторов и имеет отделения во всех субъектах РФ.

- Вы создаете свои произведения, стремясь показать высокие моральные качества человека, таким образом, обращаете общество к добру, миру и согласию. Труд писателя заключен в том, чтобы слово было услышано, чтобы жизнь имела устои, которые должны быть сохранены для будущих поколений, - отметил, выступая с приветственным словом на открытии губернатор области.

Московское отделение Союза писателей на съезде представляет Член Союза писателей России Александр Сегень. К слову, третий год он работает над большой книгой «Алексий II». Много материалов предоставила Московская Патриархия. По мнению писателя, Алексий II – мощная личность XX века.

- Замечательно, что XIV съезд писателей проходит в Калуге. Этот город знаковый для России - земля, где творил Константин Эдуардович Циолковский. Здесь находится Оптина Пустынь, куда совершали паломничество многие писатели. Здесь родина Станислава Куняева. Сейчас я работаю под его руководством в журнале «Наш современник». Для меня Калуга близка тем, что в 2011 году получил гран-при за лучший сценарий для детей и юношества на калужском кинофоруме «Золотой Витязь».

Аделаида (торжествующе): Вот видите! А еще на меня ожесточались! А тут зависть-то к нам... с нехорошим перехлестом получилась. В Калуге у них и экскурсии по святым местам были, и угощение, и награды, и кинофестиваль... Все уже было! Месяца не прошло! Но, видно, как поняли, что скоро и я свой погреб с припасами для вашего салона, Натали, раскрою, так ведь... остатки культуры не выдержали.

Ирина Анатольевна: Кстати, соглашусь с Аделаидой целиком и полностью! Никакой необходимости этого неожиданного сборища не было, кроме попытки нашего Главного читателя - создать свой литературный салон, Натали, намного шикарнее вашего. С пирожными и... потомками всех, кого вы удосужились в своих святцах помянуть.

Аделаида: Ну, вы сравните все же уровень-то культуры, Натали! И перестаньте пронзать меня этими пламенными взглядами! Или вы хотите, чтобы вместо меня с моим реконструированным погребам и... другими сюрпризами, здесь сидел гражданин Поляков с пачкой газет, которые через металлоискатель не проходят? А вы подумали, как после ваш литературный салон могут прозвать? Ведь страшно подумать, что там еще господин Поляков с собой носит, кроме печатных прокламаций...

Натали: Ах, я уже и сама, душечка, в полном смятении... Посмотрите, какая на Росписателе чудесная заставка с духовными книжками украшает отчет о писательском съезде в Калуге!

5656Около двухсот писателей собрались 21 октября 2013 года в Калуге для участия в 14-ом съезде писателей России. Почему именно в Калуге, легко поймёт любой воцерковлённый литератор.

Калужская земля обильно освящена молитвами четырнадцати Оптинских старцев, старицы из села Клыково - матушки Сепфоры, молитвами Шамординских монахинь, святых Пафнутия Боровского и Тихона Калужского… Это по их зову Небо сходит на землю. Им являлась Пресвятая Богородица, показывался и Господь. Да и усажены здешние обители на Калужской почве так часто, что тут чуть ли не монастырь с монастырём колокольным звоном перекликаются. Это радостный уголок России.

И что ни святой - то книги о нём, духоносным словом которых окормляются не только калужане, но и сотни тысяч паломников из других областей нашей страны, из зарубежья.

Именно проникновенное слово русских святых привлекало к здешним монастырям и Николая Васильевича Гоголя, и Фёдора Михайловича Достоевского, и Константина Николаевича Леонтьева, и Льва Николаевича Толстого, и семью славянофилов Киреевских, и Льва Александровича Кавелина

Ирина Анатольевна: Ну, я конечно, не "воцерковлённый литератор", где уж нам уж. Но посмотрите, Натали, что у них под этими заставками написано... Прямо под "Воспоминанием о Рае", составленном по рассказам о жизни преподобного Варсонофия Оптинского.

Поэтому когда «Литературная газета» делает наивные глазки и удивляется тому, что съезд проходит именно в Калуге, её авторы являют миру своё духовное невежество.

Натали: Интересно, почему в среде "воцерковлённых литераторов" принято с такой склочностью доказывать свое "духовное превосходство"?

Ирина Анатольевна: Понятия не имею, Натали. Но не выражу и тени сомнения, что всем этим писателям надо было собраться непременно в Калуге, какие бы им "глазки" не делали по этому поводу в "Литературной газете" под руководством ретивого господина Полякова. Надо понимать, что он нашему салону уже подыскал подходящее наименование.

Натали: "Общество любителей розовых черепашек"? Но мы же ни разу не говорили о "розовых черепашках"... Интересно, конечно, кто они такие... Но у нас посетители... люди практические, в основном с техническим и естественно-научным уклоном, они предпочитают на такие бессмысленные темы не распространяться... Ведь не "воцерковлённых литераторов" он имел в виду?

Ирина Анатольевна: Я полагаю, что по примеру "Неустрашимого Дика" этот газетный разносчик уже проехался с доносом на наш счет, окрестив нас "розовыми черепашками". Непонятно только, кто он сам при этом? "Синий слон"?

Аделаида: Однако ж после того, как "воцерковлённые литераторы" с таким жаром доказали свое исконное право съезжаться в Калуге, - как-то нелогично тут же сбегаться в Университете Дружбы народов на юго-западной окраине, где ни разу до них не побывал ни один иеромонах, а Алексий II даже и не слышал о таком вертепе, где не подают скоромного... И даже, не побоюсь этого слова, непоследовательно.

Натали: Согласна, что юго-западная окраина столицы - не самый радостный уголок России. Впрочем, на счет Калуги у меня тоже имеются серьезные сомнения. Иначе зачем им было так рваться через металлоискатель?

Ирина Анатольевна: Думаю, второго собрания у них не будет. Думаю, им первого "литературного салона" с синими слониками надолго хватит.

Натали: Дались им эти "розовые черепашки"... Читаю "Новую газету", так складывается впечатление, что они там здорово дюбнули все... для храбрости. И храбрости их хватило ровно на то, чтобы обсудить с президентом этих "розовых черепашек".

Кроме того, полемично защитив розовых черепашек как форму проявления дикой природы, которую надо беречь, Путин тем не менее признал литераторов тоже разновидностью творческих деятелей — почти как кинематографистов, кои всё же требуют больших госвложений (тут я увидел в зале кинорежиссеров Соловьёва и Говорухина).

1334964589_4

Cruchon et Compotier. Paul Cézanne

Аделаида: Видно, с перепою им разные извращения мерещатся. Но и у нашего президента вряд ли прокорма не хватит на всех этих слоников! И на мой погреб пусть не рассчитывают! Никакой "Год культуры" не заставит меня поддержать изначально некультурных мужчин, вымогающих себе пироги с говядиной, строча доносы на беззащитных дам.

Ирина Анатольевна: И это совершенно правильно, Аделаида! Натали, а что такое наша милая Аделаида говорила о пенках для крюшона?

Натали: Ой, совершенно забыла! У меня же крюшон охлаждается! И мускатные пирожные к нему... Вот, кстати, хрустальный сервиз для крюшона пригодился, Аделаида...

Ирина Анатольевна: Я и не подозревала, дорогуша, что вы столь близки... гм. Сервизами для крюшона обмениваетесь и все такое. Неужели господин Поляков с "розовыми черепашками" имел в виду... что-то конкретное? Я чего-то не знаю?

Натали: Нет-нет, Ирина Анатольевна! Мы вам решили этот сервиз не дарить, потому что вы все равно с нас крюшон потребуете!

-1_1_~1Помните, как в прошлый раз ваш коньяк пригодился? У меня было шампанское, а вы сказали, что просто пить шампанское с коньяком... по очереди... некультурно. А человек с внутренней культурой, когда у него есть одновременно и шампанское, и коньяк - вынужден делать крюшон. От французского слова "кувшинчик". И даже вспомнили эту картину Поля Сезанна, входящую в число десяти самых дорогих картин мира.

Аделаида: А я, дамы, потому и сервиз этот сюда притащила, потому что мне теперь совершенно неинтересно пить крюшон без разных замечаний Ирины Анатольевны о культуре.

Натали: Да я уверена, что и наш Главный читатель сейчас перед монитором со своим крюшоном устроился... Кстати, могу подсказать всем рецепт того чудесного крюшона с коньяком и шампанским.

500 г мелко нарезанных яблок, 200 г сахара, 2 л столового вина, 20-60 мл коньяка, замороженные пенки от малинового варенья, бутылка шампанского.

Все компоненты смешать и сразу подать на стол, украсив нарезанной клубничкой на краешке бокала.

Стекляная крюшонница с золотой росписью (Россия, Гусь Хрустальный)

Стекляная крюшонница с золотой росписью (Россия, Гусь Хрустальный)

Ирина Анатольевна: Сервиз и в самом деле хорош, Аделаида! Впрочем, вы у нас всегда знали толк в этих милых штучках. Хочу заметить главную разницу в культурных подходах к... крюшону. Обратим внимание, что исконный французский подход... предполагает некоторое свинство. Все же понимают, что кувшинчик Сезанна до конца не промоешь.

Этого и не предполагалось! Мелко нарезанные фрукты бросались в нестерильный кувшин, так и кисли там, налипшими на стенках. Все заливалось водой и винным спиртом.

Обратите внимание, что отечественная культурная традиция предполагает изготовление крюшона непременно в прозрачной посуде с широким горлышком и разливной ложкой... Вот это я понимаю - культура!

Аделаида: А нынче вы, Натали, каким крюшоном нас угостите? Надеюсь, не безалкогольным с апельсиновым соком и минеральной водой?

Натали: Даже не надейтесь, Аделаида! Мне же за прошлый цикл о Грузии выделили немного красного сухого домашнего вина... Диктую рецептуру!

0_7e3fd_4b76f37_-1-L

Крюшонница на блюде с черпаком. 1896г. Из Музеев Московского Кремля. Изготовлена прославленной серебряной фабрикой "Вилькерс" и является образцом мемориального серебра.

Поллитра вишневого варенья из погреба Аделаиды вылить в хрустальную крюшонницу. Тут же добавить 40 мл армянского коньяка, желательно «Столичного», но можно взять Мехали («Одного размера»), Воскехат («Золотая ягода»), Гаран Дмак («Курдюк овцы»). После этого, при осторожном помешивании, вливается 0,75 л красного столового вина.

Дать зелью настояться 1-2 часа и влить в него еще 0,75 л красного вина, но уже сухого. А перед тем, как подать крюшонницу на стол необходимо добавить бутылку шампанского. В некоторых рецептах шампанское заменяют столовой минеральной водой, но это не от большой культуры, а от жлобства и крайне негативного отношения к окружающим.

Аделаида: Смешно ведь иногда читать, будто крюшон - немыслим без ананаса, лайма или киви... Хоть бы культуру поимели! Рецептура крюшонов всем известна, она всегда идет в кулинарных книжках в разделе "Традиционные русские напитки". А лучшими всегда считались вишневые крюшоны - из-за рубинового цвета, легкой вязкости и превосходного вкуса! Ни с каким лаймом не сравнишь!

Натали: Да уж само собой! Причем, это же наша, исконно русская культура! В нее влились все переработанные культурные традиции дальнего и ближнего зарубежья, но в результате получается что-то свое, неповторимое...

Ирина Анатольевна: И это главное в культуре, Натали! Не бездумно обезьянничать, а переработать культурные идеи на своей почве, руководствуясь, прежде всего, любовью и пониманием к потребностям соотечественников, их исконным культурным запросам...

293954_originalАделаида: А я еще знаете, что делаю? Опускаю бокалы краешками в горячий сироп, а потом - в сахарный песок! И уже после разлива этого чудодейственного напитка - цепляю на бокалы дольку лимона... Вот она, настоящая культура!

Ирина Анатольевна: Дамы, я просто чувствую, как ответная любовь разливается по всему моему телу... боже, как хорошо быть в России настоящим писателем, а не тем, что с газетками, через металлоискатель, с торопливой дармовой пироженкой... и розовыми черепашками.

Аделаида: А у нас в школьной столовой все пирожные стоили 22 копейки, а песочные творожные сочни - по 18... Вот была ж в людях культура, понимание к людям было!

Натали: А наш МИФИческий буфет баловал орешками по 15 коп. К парочке такой прелести брался маленький кофе без сахара за 15-2=13коп. Таким сочетанием можно было угощаться безболезненно для фигуры лишь во время сессии, поскольку интеллектуальные усилия - весьма энергозатратны. Нет, были, конечно же, и явные извращенцы, заменявшие кофе томатным соком с солью за 10 коп. ...Кстати, тоже ...вкусно...

Аделаида: Да уж никак не причислить к культуре страстное желание господина Полякова свои газетки всучить. Но после крюшона даже подобная низость воспринимается вполне благодушно. А ну его! Несладко ему нынешние дорогостоящие пирожные достаются... Не прочтете ли, Ирина Анатольевна, что-то из своих чудесных рассказов?

Натали: Кстати, очень будет уместен ваш рассказ, Ирина Анатольевна, о дамских приключениях в погребах "Ночной дозор"... Как там?

uzn_1337059614...При этих проникновенных словах Нина Аркадьевна повернулась всем мощным корпусом к собутыльнику, пытаясь продемонстрировать на розовом пухлом мизинце диаметр безжалостно сломленного им стебелька, и, не ожидавший такого резкого поворота, беззащитно разлапившийся возле ее филейной части Вениамин полетел, кувыркаясь кумполом, по кривым ступенькам, на самое донышко погреба... По пути он выбил затылком стойку из-под полки, с которой, аппетитно крякнув, на него сверзились две пятилитровые бутыли с маринованным овощным ассорти. Сразу стало очень тихо. Потом Нина Аркадьевна, наконец, смогла выдохнуть, потом вздохнуть, а после этого она оглушительно завизжала: «Веничка! Только не умирай! Что хочешь ради тебя сделаю, Венюшечка, родной!»

Тут она совершила еще один неосторожный, продиктованный излишней эмоциональностью, поступок. Раскинув руки крыльями, она как бы вся устремилась верхней частью корпуса к точке падения Вениамина... Неукротимое приближение трагической развязки ускорили средняя стадия опьянения и роскошный бюст Воробьевой. Зависнув на какую-то секундочку над зияющей бездной погреба, бюст немедленно перевесил все остальные части тела, столь соблазнительного когда-то для недвижного теперь Вениамина. И вот когда она прогрохотала вслед за Пластиным, тогда и наступила настоящая тишина...

Ну, сами понимаете, что, вряд ли кто удивится в нашем достославном Отечестве такому ничтожному факту, ежели кто-то там водки в погребе нажрется и башкой все ступеньки пересчитает, свернув себе шею напоследок. В любом уважающем себя ментовском райотделе есть специальный отпечатанный шаблон для описания подобных несчастных случаев. Там надо только ФИО потерпевшего подставить, дату и место его рождения, ИНН, паспортные данные, номер страхового свидетельства Пенсионного фонда, да адресок регистрации погреба с указанием числа ступенек. Не тема это для высокого искусства, конечно. Это все — для объемистого вороха гражданских актов в папке с карандашной пометкой «Терпилы в погребах».

20120512_124

Крюшонница «Садко» с разливательной ложкой. Россия, Москва, 1908.
Неизвестный мастер
Серебро, позолота; литье, штамп, чеканка
Высота 38,5 см, ширина 23,0 см. Длина ложки 22,0 см. Вес 2357,0 г
Продана с аукциона Знакъ-Арт. за 3,8 миллиона рублей

Аделаида: А хорошо сидим! Вот это я понимаю - культура! И все такое знакомое, исконное... духовное и душевное! Вот она, благодать!

Ирина Анатольевна: На днях в "Книжной лавке" выйдет аудиокнижка, там и послушаете в авторском исполнении нашу исконную погребную сагу. Под крюшон она писалась, под крюшон и слушаться должна.

Знаете, что подумала? Чем всех так достал салон леди Элизабет Монтегю? Это был первый салон, где не допускалось устраивать свои делишки: добиваться протекции, устраивать женитьбы и назначения на должности... Нельзя было вообще использовать ближнего в своих интересах. То, для чего нынче устраиваются все эти "писательские" союзы, чтения, съезды, собрания... включая и "Год культуры", конечно.

Натали: Да, по этому поводу у были Элизабет Монтегю (1718—1800) серьезные разногласия с ее подругой миссис Элизабет Веси, которая, можно сказать, была главным организатором движения «синих чулков». Она предпочитала неофициальную обстановку на вечерах, когда участники салона разбивались на маленькие группки и вели частные беседы. А леди Элизабет Монтегю старалась не допускать этих "писательских союзов", рассаживая всех общим полукругом.

Ирина Анатольевна: О! Там ведь раньше была распространена не слишком культурная традиция проведения «литературных вечеров» с «интеллектуальными беседами» - с непременными карточными играми... на деньги. А мы видим, во что превращается любой интерес к культуре, стоит его хорошенько подстегнуть желанием "нагреть руки".

Продолжение следует...

 

Читать по теме:

Опубликовано в "Литературном обозрении" 25.11.2013 г.

©2014 Ирина Дедюхова. Все права защищены.

32e96ea8bb23b6681436ae80362bbd96

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Календарь вебинаров
Архивы
  • 2023 (9)
  • 2022 (60)
  • 2021 (27)
  • 2020 (40)
  • 2019 (58)
  • 2018 (80)
  • 2017 (90)
  • 2016 (104)
  • 2015 (90)
  • 2014 (68)
  • 2013 (71)
  • 2012 (78)
  • 2011 (71)
  • 2010 (91)
  • 2009 (114)
  • 2008 (58)
  • 2007 (33)
  • 2006 (27)
  • 2005 (21)
  • 2004 (28)
  • 2003 (22)
Авторизация