О "стилистах" в литературе

Хочется поговорить о совершенно диком новоязе в русской литературе - «стилист». Если у «прозаика» начисто отсутствует способность создать привлекательный, интересный читателю литературный образ, не говоря уж обо всем прочем, т.е. когда говорить о крупной прозе не имеет смысла по умолчанию, начинается эта мелкая возня с «талантливыми стилистами» и прочими.

А кто у нас нынче поистине «замечательный стилист»? Сергей Зверев – гей, парикмахер и просто широкой души, обаятельный человек. И нашим, и вашим. Стилист – это побрить-причесать, сделать педикюр и губки напомадить. Короче, сделать клиенту приятное. Поэтому некоторые стилистки даже голыми клиентов под брюкву бреют. Высший пилотаж стиля – интимный причесон. Но, господа, необязательно эти достижения передовиков-стахановцев один к одному в литературу внедрять. «Стилист» - это все-таки куда ниже даже аранжировщика в попсе.

Поэтому все похвалы Горалик, Кузьминскому и прочим – как «лучшим стилистам», отдают запахом перманента, стрекотанием ножниц, «массажем с бальзамчиком» и шваброй возле вороха разномастных стриженых «волос венеры»…

В практике визажа и парикмахерского искусства «талантливый стилист» – это когда человек без оперативного хирургического вмешательства на капустном кочане клиента из любой социальной прослойки - без проблем создает стандартный, примелькавшийся образ.

«Замечательный стилист» – это когда новый образ менее всего соответствует подкорковому наполнению непосредственного предмета визажа. Типа маскировки изначального природного материала. Поиск новых путей, то да сё.

«Лучший стилист» – это «замечательный стилист» в авторитете, извините за феню. «Лучший стилист», в зависимости от настроения, пищеварения, домашних скандалов и отношений с жилищно-коммунальными службами, - создает, как правило, неприятный и шокирующий «новый образ», который затем «делает модным», опираясь на свой авторитет, т.е. связи и влияние в преступной стилистической среде.

То же самое имеем повсюду: от литературы до экономики. Конечно, наиболее безобидны происки «стилистов» в литературе. Поскольку читать перманентную хрень, стилизованную под литературу, все равно невозможно из типичных мотиваций. Но многих людей «стилистам» все же удалось напрочь отучить читать. Вот это не только печально, за такое вообще-то надо по стильной морде бить сапогом.

Когда саму прозу похвалить нельзя, хвалят «стилиста». Это означат, что все волосенки разваливаются на банальный пробор, а жиденькая, простите за каламбур, структура имеет только одно назначение: прикрыть рано сформировавшуюся плешь. В лучшем случае. Ведь визаж нынче делают и покойникам. Со всеми вытекающими. Если под слоем «граффити» автомобильной краски обнаруживается труп, тогда уже не до смеxа, извините-с.

Это насколько же надо быть нынче «талантливыми стилистами», чтобы рекомендовать к пропихиванию в «будущие», «потенциальные», «предполагаемые» и тому подобные «бестселлеры» – вещи, которые не имеют элементарно запоминающегося героя? Пропахала я эти «нацбесты», а все герои в них – на одно лицо идеального шпика – запомнить нечем.

При этом большинство «рОманов» написано от «первого лица». Будто человек по сокращению штатов выбыл с действительной службы в известном ведомстве, а паскудную привычку строчить донесения - искоренить в себе так и не смог. Такому одна дорога – в около-литературные «стилисты». За неимением командировочных расходов, шпионят за «внутренним миром» как бы «героев». Ежели в качестве «героев» пластические хирурги фигурируют или хрены с горы – это становится просто каким-то открытием. Почти Нагорной проповедью.

Раньше доярки, победители соцсоревнования и председатели колхозов в героях бестселлеров щеголяли. Нынче – полублатная тусовочная ботва. Не сказать, чтобы и то, и другое было шибко востребовано обществом. Но, как любой автор прежних бестселлеров, к примеру господин Бабаевский, так и авторы нынешних бестселлеров с пеной у рта будут доказывать, что герои выбраны ими – «по велению сердца». А сердцу, как известно, не прикажешь.

И в этом выборе, прежде всего, подводит чувство стиля. Заведомая хрень лабается на полнейшем сурьезе, поскольку ведь уже пошутили все на одну и ту же тему одинаково – поэтому даже Горчеву уже не шутится. И лезет этот надутый «сурьез» со слезой жалости к самому себе, такому стильному, но принужденному влачить существование среди неаккуратных, давно нестриженых русских елок. Или наоборот – вдали от них же, проклятых, из невозможности «изжить в себе Россию». Как бы « мое я» - в интерьере «готики русских равнин». Среда заедает. Памяти Бродского.

Как плохому танцору – ноги, отчего-то героям-мужчинам отравляют чувство стиля – разные взбалмошные бабы, а мужики, в свою очередь, до смерти достали наших стильных дамочек. Вместе они могут ужиться только в дневниках Марты Петровой, поскольку такие шедервы без мужа-редактора читателю сразу станут недоступными. Это Марте с мужем повезло. Всем остальным – нет! Посему негатив накапливается. Встают торчком гендерные различия.

Кого-то из стилистов по жизни некачественно отымели – тут же сообщил резиденту Топорову, в «Лимбус». Кого-то, наоборот, все по жизни засношали – опять стучит «Барабанщик-Лимбусу», Или «Алфавиту». Какая разница? Главное, общего стиля придерживаться. Кончают все. Так доктор Топоров прописал. У него самого - главное, эрекция, как у Кощея Бессмертного. Без Виагриуса обходится.

А ведь рецепт бестселлера любой национальности – это яркий, запоминающийся образ главного героя. Не причесанный под общую, пускай «стильную» гребенку. Если герой интересен, то читатель сам запереживает, чтобы все было тип-топ у полюбившегося персонажа и в личной жизни. Но когда какая-то малознакомая манька начинает свои проблемы из трусов вытряхивать – да кому это надо-то?

«Бестселлер» без героя - это все равно, что русский борщ не на мозговой косточке, а на кубике «Магги».

Из всех этих «я-героев» нынешнего Нацбеста только один вызывает заранее стойкий интерес – Валерий Золотухин. Сразу видно, что это мужик, которому вполне по плечу «заломать» Нацбеста. Он интересен и сам по себе, с застегнутой ширинкой.

Думаю, надо все-таки вводить какие-то пометочки на книжках. К примеру, серии можно называть: «Лучшие стилистки издательства ЭКСМО-КЛИМАКС», «Замечательные стилисты Виагриуса», «Талантливые стилисты питерской тусовки» и т.д. Многие люди спасибо скажут.
 
©2005 Ирина Дедюхова. Все права защищены.
 

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Календарь вебинаров
Архивы
  • 2020 (1)
  • 2019 (45)
  • 2018 (78)
  • 2017 (87)
  • 2016 (103)
  • 2015 (90)
  • 2014 (68)
  • 2013 (71)
  • 2012 (78)
  • 2011 (71)
  • 2010 (91)
  • 2009 (114)
  • 2008 (58)
  • 2007 (33)
  • 2006 (27)
  • 2005 (21)
  • 2004 (28)
  • 2003 (22)
Авторизация