Каменные сердца. Часть IV

О «правильных словах» в лживых устах

Ложь приносит лишь безобразные, изуродованные отсутствием внутренней гармонией плоды. Эти плоды могут любого досыта напоить собственной кровью. Поэтому, задолго до того, как начинать вместе искать «национальные идеи», следовало бы поближе познакомиться с виду «такими же, как все». Поскольку, как говорит русская народная мудрость «Лучше с умным потерять, чем с дураком найти».

Простите, но и я – отнюдь не такая, как все. И весьма возражаю, когда ко мне лезут равняться. Действительно равные – не лезут примазываться по принципу «Сначала сожрем твое, а после – каждому своё!» - как на воротах Бухенвальда висела надпись «Jedem das Seine»...

«Suum cuiqite» - это исконное положение римского права. Марк Туллий Цицерон [106-43 до н. э] употребляет его в сочинениях «О законах», «Об обязанностях», «О природе богов», «О пределах добра и зла». Как видите, все достаточно серьезно. Смысл этого выражения я передавала по-своему, говоря, что равные права и полнейшее равенство – в качестве основополагающего принципа цивилизованного общества реализуется только в уголовке. Римляне считали, что правосудие узнается по тому, что оно присуждает каждому свое.

Простите, но у нас в стране бардак начался, когда было вполне реализовано «избирательное право» - когда начали избирать и директоров заводов. Я знаю двух таких избранцев народа. Один развалил затем мощнейший военный завод, другой обретается на нашем ДСК. Я рассказывала, когда в момент, когда завод не платил жалкую зарплату рабочим по два года, он обучал за его счет на платном отделении университета свою несовершеннолетнюю любовницу.

Лично я училась и работала вовсе не для того, чтобы внезапно приравняться к тетенькам и дяденькам из местечкового сельпо. Мои родственники сражались за «эту страну» постоянно, вне зависимости от внешних обстоятельств, не рассчитывая на то, как же это Россия с ними расплатится. Так с какой стати мне – равенство с сатанинским отродьем, которые здесь все разрушают, вечно всем недовольны, только и лезут разрушить государственное управление, ограбить казну и напиться крови окружающих?

Интересно, что с массовым поползновением в германскую юриспруденцию выходцев из еврейского предместья – это выражение стало стремительно терять чисто римский смысл.

И каждый может сообразить, что будет означать это выражение на языке юристов. Позже выражение стало употребляться вне юридического контекста. Угу, как-то постепенно стало… своеобразным кличем, наряду с весьма интересной еврейской поговоркой, давшей название этому циклу статей: «Продать с выгодой может лишь человек с каменным сердцем».

Экономика, как и литература, - либо бывает, либо ее нет вовсе. Так же, как не бывает ни «социализмов», ни «капитализмов», ни, тем более «коммунизмов», а есть лишь Уголовный Кодекс, – в точности также экономика либо есть, либо вместо экономики сплошная уголовщина.

Вообще само словосочетание «рыночная экономика» - это чисто местечковый оксюморон, выявляющий полное незнание как русского языка, так и недоразвитые экономические представления. Что, разве хоть одна экономика существовала без рынка? И в социализме рынок был в каждом населенном пункте. Но в социализме была прослойка населения, желавшая уйти от конкурентной среды, так ведь и повторяя мантру «рыночная экономика» - эти люди вовсе не стремятся испытать объективное давление пяти конкурентных сил.

Когда берет верх типичное  хамство кочевников, временщиков к чужой экономике, к чужой культуре, истории,  к чужому обществу, к чужим женщинам, когда «такие же, как все» стремятся навязать и чужие слова, понятия, представления - тогда будто весь знакомый с детства мир становится вдруг чужим.

Русский язык намеренно загрязняется иностранными заимствованиями, чтобы уничтожить первоначальный смысл, не дать подсознанию уловить интонации торопливой скороговорки. На каждом углу начинают орать о «передовом зарубежном опыте», - чтобы люди с пренебрежением отнеслись к своему достоянию, своей уникальности, к собственной Родине, к единственной жизни, которую им никто не вернет. Поскольку все равны… лишь перед лицом смерти.

Здесь ведь важно еще раз задуматься, от кого мы это все слышим? И поинтересоваться, с какой стати «таким же, как все» вдруг захотелось смешаться с толпой? Чтобы на новом витке оттолкнуть эту мертвечину от себя. У них и без нас есть с кем равняться. Главное, нам к такому – приравниваться не стоит. Поскольку жизнь очень коротка, чтобы тратить ее на такую мерзость.

 

* * *

Посмотрите, сколько времени общество не решает свои проблемы, обременяясь проблемами чужаков. Взять, к примеру, пресловутую «программу толерантности». Есть нормальное русское слово «терпимость» - почему оно не устроило авторов этих наездов на все общество? Да потому что с русским подсознанием это иностранное заимствование не работает, поэтому система внутренних ценностей, душевная работа каждого гражданина - будут намеренно отключаться.

Спрашивается, а зачем надо тратить государственные средства для воспитания «вынужденной терпимости» и к чему именно? Ведь общественная мораль – это список табу, к которым общество требует проявления нетерпимости. Общество не навязывается как раз с терпимостью.

Мало ли кто из нас что терпит в своей личной жизни, ограничивая влияние общества, считая, что общества это совершенно не касается. Кто-то, извините, терпит чавкание родных за столом, метеоризм престарелых родителей или склонность к спиртному любимого человека. До тех пор, пока это не влияет на общественную мораль, - общество тоже не ходит комендантом общежития с проверкой «кодекса строителя коммунизма» в быту, когда вы как раз настроились на более романтический лад.

Поэтому, простите, все программы, выступления, а чаще всего, публичные истерики – направлены на разрушение общественной морали. Потому я и говорю, что читать морали не имеет права ни одно должностное лицо, находящееся на государственной службе. Государственные средства ему платятся не за это, а за работу. А за нее еще надо ответить – и отнюдь не моралями. Поэтому каждый, кто раскрывает рот с моралями для всего общества, обосабливаясь, противопоставляя себя всему обществу – нагло демонстрирует, что придерживается негосударственных интересов, аморален по своей сути.

Можно вспомнить мораль госпожи Матвиенко о таджикской девочке, чтобы еще раз удивиться про себя, как можно было докатиться всем обществом до такого, чтобы выслушивать открытые морали от государственной чиновницы, которая вообще-то сама должна отвечать перед всем обществом, в т.ч. и за "таджикскую девочку".

Захочется кому-то открытых моралей – надо идти к воскресной службе в церковь или в мечеть, выслушав там отповедь от человека, который по своей должности обязан сказать правду о нашем греховном образе жизни. Он не только облечен саном, но и отвечает перед Богом за все, что скажет.

* * *

Даже русская литература не имеет права читать морали открытым текстом. Еще меньше прав она имеет что-то там «клеймить», «обличать» или «ставить вопросы перед всем обществом».

Хотя бы такой момент, когда лично мне приходилось читать морали, поскольку не было ни времени, ни возможности сделать все, согласно задумке всевышнего – услаждая душу и слух читателя, неторопливо подводить его к необходимым выводам. Но и тогда я все-таки читала мораль отнюдь не открытым текстом, а русским матом. Что само по себе, признаюсь, аморально.

Но речь тогда шла уже о самой душе. И, повторю, мы живем в военных условиях. Убивать в мирных условиях – это уголовное преступление, а в военное время то же самое – героизм. Но как только закончена драка на палубе, рукопашные схватки, как только все отошли на исходные позиции, - так и матросским ножиком русского мата можно поранить лишь своих близких, верно?

* * *

В Писании сказано, что оковы, заклеймившие зло, спадают всякий раз, как только чернью овладевает жажда наживы.

В принципе, почему бы евреям не объявить именно это – «движущей силой истории». Но… это история, в которой будет слишком мало света и правды для любого, в том числе и для самой черни, назови ее хоть «гегемоном».

И чернью можно назвать любого, кто дает жажде наживы овладеть собственной душой. Этот человек не довольствуется тем, что имеет, чувствуя себя таким «бе-бе-бедным»… в сравнении с другим. Он не видит, что массу самых важных вещей люди делают в жизни совершенно без денег: любят, проявляют сострадание, сочувствуют, радуются. Будто пелена закрывает его глаза, не способные разглядеть тех, кому намного тяжелее. Поэтому таких, затянутых черной пеленой зависти и называют чернью.  Это люди Тьмы.

Конечно, были и объективные причины Октябрьской революции. Россия переходила к конституционной монархии, но она вовсе не выражалась в недостатке политических свобод. Если внимательно изучить идеологию восстания декабристов, любого бунта или переворота – все каждый раз будет упираться в собственность. А где замешена собственность, там идеи весьма простые и незатейливые, все они сводятся к праву собственности.

С Николая II отцом было взято обещание, что в 21 год уступит права на престол более подходящей для этой миссии Михаилу. В Российской империи в собственности короны были сосредоточенны огромные богатства, которыми управляло отдельное Министерство. Собственность постепенно переходила в ведение государства, поскольку семья Романовых оставляла за собою особое влияние на общество.

Но когда «бывшие собственники» наблюдают, как используется их дарение – то ведь особо не погужуешь. Не съездишь в Куршевель на ворованное, не плюнешь благодетелям, не покорчишь из себя самодержца российского. А главное, не утолишь бесконечную зависть ничтожества, не понимающего, что собственность – это огромная ответственность.

Именно к этой собственности и прорывались наши местечковые революционеры в «интересах класса пролетариата». И после революции начались счета в швейцарских банках, скупка драгоценностей белой эмиграции за рубежом, продажа на аукционах драгоценностей, икон, картин семьи Романовых.

А в 1991 году вдруг все «резко прогнило», хотя никакого «экономического застоя» не было. Все произошло накануне «страшного» для местечковой черни момента – после освоения нефтяных и газовых месторождений финансовые средства начали бы топить казну. И весьма много «идейных недоработок» начало проявляться с почти незаметным высвобождением предпринимательской жилки.

Общество было остановлено в развитии резким рывком – перед тем самым моментом, когда люди могли получать хорошую отдачу. И вспомните, какую скуку в предчувствиях перемен навевала эта идеологическая еврейская вшивотня.

Очень многие становились… совершенно ненужными. Но это вовсе не делало их менее опасными. Вспомните то время, когда все с презрением смотрели на обкомы-горкомы, стремительно теряющие силы, исполкомы, комитеты… И все они, что?... Правильно, все они решительно предали любые «интересы народа», начав прорываться к собственности. Под видам ваучеризации и прочих местечковых лотерей.

Но разве некому это было остановить? Разве никто из этих любителей читать партийные морали - «не знал» или «не понимал» что делается? Все отлично все понимали. Сегодня они поправляют меня, что все, дескать было сделано «по закону» - это ложь. Ведь и переписанные в угоду бесстыдному разрушению государственных основ – не действуют.

Какой бы собственностью не завладеть, а на всю жизнь не хватит. Нынешний кризис дан для того, чтобы это понять. И он не кончится до тех пор, пока все не поймут порочность пути … без творчества!

Идеи захвата, наживы, разрушения собственности могут органично объединить стаю саранчи, а любое человеческое сообщество объединить надолго не могут. Все же человеку более свойственно объединяться для чего-то более позитивного, в каждом ведь очень много творческих сил, они ищут выхода. “Идея” – захватить и сожрать чужое, примостить на чужом достижении свою задницу, лгать всем, будто «сам до всего додумался» счастья не приносит. Ведь внутри себя все равно знаешь, что это – не твое. Настоящие права собственности возникают, если ты вложишь душу, творческие усилия.

Да и какой смысл устраивать свою жизнь так, чтобы не работать? Работа – это само творчество, работа ведь наоборот придает широту мысли. Поэтому мне всегда было смешно марксистское пояснение о том, пролетариат слишком занят трудом, поэтому думать не может, у него времени нет.А типа такие, как Маркс, будут думать за пролетариат, пока он работает. Чудесно!

Люди, что-то вякая о «производительных силах всего общества» - абсолютно не понимают, что человек деградирует, постоянно «развлекаясь». Но стоит лишь ступить на эту дорожку, стоит лишь попользоваться тем, что не является твоим по праву – тут же некто железной рукой навсегда перекрывает любое творчество...

Продолжение следует…

Читать по теме:

©2010 Ирина Дедюхова. Все права защищены.

 

Комментарии (20) на “Каменные сердца. Часть IV”

  1. agk:

    «И чернью можно назвать любого, кто дает жажде наживы овладеть собственной душой»

    В высшей степени правильно.

  2. Anna:

    «Продать с выгодой может лишь человек с каменным сердцем».

    А, ведь насколько извращенное нутро надо иметь, что бы написать подобную
    глупость и следовать ей по жизни. Это и на поговорку не похоже, скорее
    на жизненную установку, которую вбивают в голову с детского возраста.
    Или это не вся правда как говориться, подразумевается что продать заведомое
    дерьмо — может человек с каменым сердцем. Типа как еврей втюхивал австрийским
    солдатам клячу под видом изумительной мясной коровы в романе Гашека про Швейка.
    А потом хвастался своим «искусством».

  3. Anna:

    Если, вернуться ко времени Ивана Грозного, где совершенно ясен повод отказа
    в торговле евреям из-за качества привозимого зелья и даже не несмотря на мистическое погружение самого Грозного в бездну смешения духовного и телесного, когда он иностранцам отдавал предпочтение, евреев приказывает топить как шелудивых, грязных псов.

  4. vitaly:

    «Относясь с типичным еврейским хамством кочевой гопоты к чужой экономике, к чужой культуре, истории, к чужому обществу, к чужим женщинам, – «такие же, как все» стремятся навязать и чужие слова, понятия, представления. Будто весь знакомый с детства мир – стал вдруг чужим.»

    Экономика, культура, история, общество, женщины, мир — НАШИ. А они со своими новоязовыми словами, извращенными понятиями и представлениями — ЧУЖИЕ.

    А чужие пускай пасутся и проходят мимо! И пусть им всегда, везде и во всем сопутствует неизменный и неотвратимый облом!

  5. Anna:

    Простите, но у нас в стране бардак начался, когда было вполне реализовано «избирательное право» – когда начали избирать и директоров заводов.
    =============
    Для сравнения избирательного закона Витте и Столыпина. Первая и вторая
    Думы были распущены, а Дума избираемая по закон Столыпина доработала до окончания своего срока.

    В декабре 1905 г. был опубликован избирательный закон, подготовленный С.Ю. Витте. Согласно ему, все слои населения получили право участвовать в выборах.

    Выборы в III Государственную Думу были проведены по новому избирательному закону, разработанному П.А. Столыпиным. Новый избирательный закон обеспечивал преимущество состоятельным и привилегированным слоям населения Право участвовать в выборах получило не более 15% населения. Голос помещика приравнивался к 4 голосам крупной буржуазии, 68 — городской мелкой буржуазии, 260 крестьян и 543 — рабочих. Количество выборщиков от крестьян сократилось вдвое, а от помещиков и крупной буржуазии увеличилось. Было резко сокращено представительство национальных окраин (от Кавказа — 10 вместо 29, от Польши — 14 вместо 37). Общее число депутатов Думы сокращалось с 524 до 442.

  6. ptas:

    это — супер. вот над чем мне надо работать.
    всё написано уже яснее некуда.

  7. taurus_1:

    «Продать с выгодой может лишь человек с каменным сердцем».
    А как же торговля, купцы, которые испокон веков делали свою страну богаче и влиятельнее? Неужели они тоже — с каменными сердцами?

    • Leo:

      Один момент в фильме Брат-2 мне нравится. Фильм -то сам тот еще. Но замечательный момент есть, когда герою фильма жид с Брайтон-Бич продает автомобиль — полное г, которое у него ломается буквально после выезда из города. Данила Багров (вот жеж, сволочи, и имечко подобрали, ну да ладно, сейчас не об этом) спрашивает старого еврея, как машина, доедет-то хоть до Лос-Анджелоса, или еще куда? Еврей в ответ:
      «Мы, гусские, своих не обманываем… «

    • max:

      Торговля вполне богоугодное дело, если под этим понимать доставку товара от производителя потребителю. Шелк в индии, люди, допустим в Ижевске… ;) Там купил, здесь продал, всем щастье и мне процент — тут все честно.

      Я думаю, что здесь речь идет скорее о «спекуляции» или «мошенничестве». В кавычках, т.к. все эти схемки в конце концов сводятся к воровству, причем и у производителя и у потребителя.

      • Макс, ты прав в одном — эту еврейскую поговорку большинство присутствующих отчего-то истолковало неверно. Но и ты неправ, распрострваняя ее на все методы торговли.
        Торговали отнюдь не одни евреи, евреи, как правило, выступали перекупщиками партий. Они не рисковали жизнью, не покоряли моря и пустыни, не прокладывали новые пути — они мирно караулили с разбойниками в укромном месте, либо перекупали всю партию товара. И, конечно, никогда не брезговали возможностью обобрать человека, поставить его в невыгодные условия.

        Но в самой торговле (после захвата всей партии товара) — могут быть разные методы. Даже в современном ценооброазовании выделяют семь методов, не говоря о различных стратегиях маркетинга. Но заметь, дорогой, что как только вылезают местечковые хамы — так ценообразование ВСЕГДА приобретает истощающий характер.
        Что такое нынешний кризис? Это падение платежеспособности потребительского рынка. А она падает, прости, поскольку все цены носят непотребный местечковый истощающий зарактер.

        А может к прилавку подойти вдова с ребенком и попросить немного хлеба в долг. Ты этот хлеб все равно вечером выкинешь, так почему бы не подать? Да любой подаст, только не местечковый хам!
        До советской власти во всех продуктовых лавках Российской империи с пяти вечера торговали «обрезками» — вполне хорошими продуктами, оставшимися при нарезке: колбасами, сырами, хлебом, пирогами. Всю разносортицу собирали и продавали на вес по цене, втрое ниже самого недорогого сорта. А знаешь, кто мне это рассказал? С огромной обидой поведал еврей, чьи родители были из местечка. У них так ни одна хамская морда не торговала. Они лучше надкусят и выбросят.
        И еще он жаловался, что все продукты у них пахли затхлым, в них жила огромная мучная моль, все было подпорченным, лежало без уценки годами. И животами там все кошерные маялись достаточно серьезно.

        А теперь вернемся к еврейской поговорке, давшей название этому циклу: «Продать с выгодой может лишь человек с каменным сердцем».
        Все имеют в виду свое. Но торговля превращается в глобальный экономический кризис, если ведется людьми с каменным сердцем, типичными местечковыми методами. И торгуют, Макс, как правило, не шелками-бархатами, — а ваучерами, ассигнациями и векселями.

        • Anna:

          Русская степень превосходства существует и никуда деваться не собирается.Вчера пришло в голову, внезапно, вспомнила слова Бердяева, что существует воля к бездарности. Никак не могла понять как она зарождается в человеке эта воля к бездарности? Как такая воля вообще может существовать? Раньше не могла, теперь яснее с этим, начинается она, когда человек не верно определяет свое место в этом мире или начинает боязливо к нему приспоспосабливаться, так и не определившись со своим призванием. Но каковы слова по сути — «Воля к бездарности», так ведь эти слова с тягой к бездарности ясно характеризуют всю эту этническую местечковую группировку, скопом. Евреи по жизни не имеют своего места, вечно пытаясь занять чужое, вечно приспосабливаются к чему-то пытаясь влезть туда, где их не ждут. Призвание известно-кризис. Не знаю какие примеры стояли перед Бердяевым, когда он это описывал. Но евреи стопроцентно здесь имеют приоритет перед всеми.

  8. «Да и какой смысл устраивать свою жизнь так, чтобы не работать? Работа – это само творчество, работа ведь наоборот придает широту мысли. Поэтому мне всегда было смешно марксистское пояснение о том, пролетариат слишком занят трудом, поэтому думать не может, у него времени нет.А типа такие, как Маркс, будут думать за пролетариат, пока он работает. Чудесно!»

    Сколько раз замечал, что самые хорошие мысли приходят во время занятий физическим трудом. Во время тренировок почему-то не приходят. А если сидеть и «выдавливать» из себя умные мысли, выдавить-то выдавишь, но не факт, что мысли.

    • sakhnoff:

      Руки — продолжение мозга. Поэтому и запоминается лучше то, что написано от руки. Поэтому и в школах заставляют писать «жи-ши» тысячу раз. И люди, у которых есть «рукодельное» хобби, до глубокой старости сохраняют ясность мысли.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Календарь вебинаров
Архивы
  • 2020 (3)
  • 2019 (45)
  • 2018 (78)
  • 2017 (87)
  • 2016 (103)
  • 2015 (90)
  • 2014 (68)
  • 2013 (71)
  • 2012 (78)
  • 2011 (71)
  • 2010 (91)
  • 2009 (114)
  • 2008 (58)
  • 2007 (33)
  • 2006 (27)
  • 2005 (21)
  • 2004 (28)
  • 2003 (22)
Авторизация