Песнь Алконоста. Часть VII

Переход ко второй картине четвертого действия, где описывается "хождение в невидимый град", тоже невозможен, пока не выяснишь для себя одну существенную деталь - а есть ли у тебя бессмертная душа?..

Ведь все, кто с легкостью глумится над чужой душой, причиняя невыносимые душевные муки, уверены, что никакой души у тебя нет. Ну, подумаешь, они ЖКХ сделают неоплатным долгом, они ж не написали в Жилищном Кодексе, что всех, кто не поставил индивидуальные счетчики, надо расстреливать? Особенно тех, кто хорошо знает, что за горячую воду и отопление они берут по сатанинской привычке красть у ближнего, поскольку эта стоимость входит в стоимость электроэнергии.

Типа они же не физически истязают, а глумятся над тем, чего... помацать грязными клешнями нельзя. А все, что они на зуб не могут попробовать... так этого ведь нет на самом деле. Сама вера для них - лишний повод потратить все пожертвования прихожан на материальные ценности, шокируя всех иномарками, на которых нынче наши попы рассекают. Да и если кого из наших священников грабят, так там озвучиваются суммы, значительно превышающие миллионы, изъятые на время у пламенной оппозиционерки Ксюши Собчак. Чувствуется, что люди торопятся здесь пожить праведно и достойно, с благодарностью принимая, что пошлет Господь, пока они у кассы с пожертвованиями пристроились.

КУТЕРЬМА
Старая погудка, старый лад!
Я не грешник, Господу приспешник,
рая светлого привратничек.
Не губил я душ невинныих,
причислял их к лику мученик,
умножал Христово воинство.

Так есть ли душа, если о ней напрочь забыли все, кто нынче глумится над страной и народом, приписывая себе массу достоинств, как бы давая понять, что вся отпущенная нам вечность - у них в кармане. Ну, как бы они пришли навечно, будто никто до них вот так же всем на голову не влезал. Но они совершенно уверены, будто могут остановить время ("Остановись, мгновенье, ты - прекрасно!"), на которое обобрали всех нас. При том, что катастрофические изменения их пребывания не на своем месте - происходят чуть ли не ежедневно.

Но ведь ни у кого души нет, а значит, нет и бога! Они тут заместо его. Наместники бога на земле, могут чревовещать от Его имени. От имени такого бога, который тоже уверен, что нам душа ни к чему, а как нам думать, кому сопереживать - то лучше всего знают наши начальнички.

КУТЕРЬМА (всхлипывает)
Право жаль мне Гришу старого.
Хорошо тому душу спасать,
кто живет умом да хитростью.
Скажет сердцу он послушному:
"Коли глухо ты к чужой беде,
мысли-помыслы поглубже спрячь!
Будем делать повеленное,
всех любить да лишь себя губить,
нищих жаловать поганых псов:
на том свете все окупится".

Этот фрагмент сумасшествия Гришки-грязи еще раз выношу, поскольку здесь почти прямым текстом раскрывается нравственный смысл логики "борьбы пролетариата" или каких-нибудь "народных фронтов в поддержку"... Особенно это все расчудесно подходит к нынешним "общественным объединениям мигрантов", "национальным диаспорам" и "конгрессам народов Кавказа".

Выделила слово "сумасшествие" и "логика", поскольку Гришка сходит именно с ума, а, тем не менее, в его рассуждениях присутствует логика, правда, полностью противоречащая человеческой нравственности. Логика выживания амебы или инфузории туфельки. И заметим, что раньше, когда не отрицалось "на научном уровне" существование бога (стоит вспомнить "Научный атеизм", да?), подобные срывы относились к... душевным заболеваниям (душевнобольной).

Далее души-то типа ни у кого нет, а человек, значит, с ума съезжает. А в этом отрывке изложена лукавая суть для тех, кто, наплевав на собственную душу,  "живет умом да хитростью". Мол, хорошо тому "душу спасать", ведь он всегда логическими построениями найдет себе оправдание - "на том свете все окупится"!

И какими же методами он объяснит логически все свои поступки? Здесь ведь уж не до духовного просветления, верно? А вот это весьма интересный момент, раскрывающий смысл попытки деления общества на классы. Ведь нынешнее время, пусть и тяжелое в материальном плане - дано каждому для переосмысления такого подхода к "демократическим преобразованиям", когда вдруг целью государства прорвавшиеся к управлению уголовные элементы решают создать "класс эффективных собственников", естественно, из манипулируемых и полностью зависимых от них гришек-грязи. Ведь у нас что ни "олигарх", так это пес приблудный с помойки.

Да, этот процесс всегда сопровождается гуманитарными катастрофами. С другой стороны... а как же заставить нас задуматься над подобными общественными явлениями, без того, чтобы в реальности испытать все их последствия?

Но у нас есть эта опера, которую публика приняла сразу, а поставлена она была немедленно после ее завершения. В отличие, кстати, от "Хованщины", которую Римский-Корсаков дорабатывал после смерти Мусоргского. "Хованщину" отказались ставить все императорские театры, да и в советское время не слишком жаловали, хотя речь там ведь идет как раз о расколе общества! Причем, по традиции у нас раскольниками именуют тех, кому в душу влезли, чью жизнь уничтожают и перекраивают, кого откалывают от общества против их воли. Но все показано с таким реализмом психологии человеческих характеров, что мы видим живых людей, а не синтетические образы.

В финале оперы Н.А. Римского-Корсакова «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» речь идет о духовном восхождении отнюдь не физическом. Так вот прямо здесь и надо решить, а стоит ли читать дальше?..  Дальше ведь начинается... "сплошная мистика", за которую мне неоднократно высказывали неодобрение и даже непонимание. Мол, "ничо не понял" и все тут!

Думаю, все давно отлично поняли... этим самым органом, наличием которого у нас некоторые научились с легкостью пренебрегать. И в опере о граде Китеже образы как раз синтетические, собирательные и даже символические, а все совпадения (до мелочей) с жизненными обстоятельствами каждого, как это обычно пишется в предисловии: "все совпадения с реальными событиями и конкретными людьми совершенно случайны".

...Был такой личный разговор об образе Гришки-мрази. Просто одной даме, которая неоднократно сталкивалась с этими гришками в жизни, образы, созданные оперными певцами, показались неорганичными.

И рациональное начало в ее сомнениях имеется. Я ведь тоже, сколько не вспоминаю всех этих мерзопакостных гришек, вдруг обнаруживаю, что физиономии их в памяти не задерживаются, вместо них - белое пятно. Это как в японской легенде о страшном демоне, который проводит ладонью по лицу, а лицо становится ровным и белым, как яичная скорлупа.

Вместе с тем, очень хорошо помню, что все эти гришки, первым делом, украшались часами, стильными ("фирменными") носильными вещами. Как не стараюсь вспомнить одного Гришку-мразь, вспоминаю только бороду и замшевую куртку.

Признаться, сидела она не нем не слишком, смотрелась... отдельно от него, как пока ничья вещь на вешалке в магазине. Я ее потому так хорошо и запомнила, что рассматривала помятости и заломы, понимая, что кожа выделана неважно, а сама вещь, наверно, очень дорогая, дешевую он бы точно не надел. Еще подумала, сам ли он ее покупал? Или, как все, что побывало на нем, приобретено в качестве взятки?..

Вот эта дама и заметила мне, что с гришкиным прикидом наши оперные певцы начала века явно переборщили. Все Гришки, получив денежку на карман, не пропивать ее кидаются, а принарядиться, чтоб уж напиться по-свински в самой дорогой одежде, да после салона красоты и сеанса тайского массажа. А в 90-х они вообще по баням шалманы устраивали... и т.д. и т.п. Поспорили мы по этому поводу, короче.

В оправдание такой интерпретации образа Гришки-мрази скажу, что здесь ведь как раз духовная суть выявляется, он изнутри именно такой. Есть фотография, когда Гришка со светлым бесовским взглядом выглядит бодрячком. Но вот остальное... это уж когда он всех чащей-ельничком провел к озеру, потом бежал от татар, скитаясь вместе с Февронией по болотам.

Но, прежде всего, это его истинная духовная оболочка. Тут можно подумать, если у вас душа и насколько нечесаной она выглядит. Вполне возможно ведь, что она... вполне даже ничего, стоит ли от нее отказываться только потому, что о ней говорили какие-то подонки?..

Dorian_Gray2...Душа у человека есть, это нечто до ужаса реальное. Ее можно купить,продать,променять. Ее можно отравить или спасти. У каждого из нас есть душа. Я это знаю.

...А как это увлекательно - проверять силу своего влияния на другого человека! Ничто не может с этим сравниться. Перелить свою душу в другого, дать ей побыть в нем; слышать отзвуки собственных мыслей, усиленные музыкой юности и страсти; передавать другому свой темперамент, как тончайший флюид или своеобразный аромат, - это истинное наслаждение, самая большая радость, быть может, какая дана человеку в наш ограниченный и пошлый век с его грубочувственными утехами и грубо-примитивными стремлениями.

Dorian-Gray-dorian-gray-32847353-1365-2048...Ты любишь всех, а любить всех - значит не любить никого. Тебе все одинаково безразличны.

...В нашей жизни не осталось ничего красочного, кроме порока.

...В жестокой борьбе за существование мы хотим сохранить хоть что-нибудь устойчивое, прочное и начиняем голову фактами и всяким хламом в бессмысленной надежде удержать за собой место в жизни...

...Что стоит приобрести весь мир, если при этом потеряешь собственную душу?..

Оскар Уайльд "Портрет Дориана Грея"

Да что я вас буду уговаривать? Это вам решать, есть у вас душа или вы... писдуховная тварь. Такое каждый сам решает, отвечая этим самым за свое решение.

Единственное, пожалуй, замечу... чисто из вредности и дурной привычки говорить правду. Ваша душа может весьма обременять вас своими потребностями, поэтому может быть совершенно бесполезна для вас или даже обременять... мало ли? Нынче ведь всякие провокационные обстоятельства возникают, когда вначале от вас требуется просто закрыть глаза на некоторые вещи, считая, будто они вас нисколько не касаются.

Иная, лучшая потребна мне свобода:
Зависеть от царя, зависеть от народа —
Не всё ли нам равно? Бог с ними.
Никому
Отчета не давать, себе лишь самому
Служить и угождать; для власти, для ливреи
Не гнуть ни совести, ни помыслов, ни шеи;
По прихоти своей скитаться здесь и там,
Дивясь божественным природы красотам,
И пред созданьями искусств и вдохновенья
Трепеща радостно в восторгах умиленья.
— Вот счастье! вот права…

А.С. Пушкин «Из Пиндемонте»

Хотя все, что происходит перед вашими глазами - касается исключительно вас! Вы понятия не имеете, сколько требуется "совершенно случайно", чтобы нечто произошло прямо у вас под носом, чтобы вы в тот момент, когда необходимо отчаянно сражаться за собственную душу - взяли и закрыли глаза.

Однако это ведь... ваше личное дело! Не смею настаивать. Вы же понимаете, что далее от вас потребуется все больше и больше... Впрочем, и тут ваш выбор - ваше личное дело и Того, Кто вам его предоставил. Атеистической литературы понаписано еще с XVIII века, так что постарайтесь не зацикливаться на пустяках. Одновременно глупо не понимать, что, "широко закрывая глаза", вы вступаете на тропу, где никто вам никакого выбора не гарантировал.

А я говорю об этом вновь и вновь, поскольку литературе нужна... живая душа. Скажу, что искусство вообще - это главное доказательство наличия души. Не говоря о религии, мифах и прочих чисто духовных поисках... истины. Заметим, не "идеологий", а истины.

Литература немыслима, если допустить, будто у человека нет души. Так что... приходится говорить о такой "мистике".

— Скажи, Макаров, но ведь душа-то у нас есть, правда? И Бог где-то должен быть, а?

— А... Ты про это... Что, Рваный, тоже не нравится, что душа и Бог — суть поповские фетиши?

— Не нравится, Макаров. Особенно в данный исторический момент.

— У нас на заводе, перед тем как меня посадили, собрание проводили профсоюзное. Коммуниста одного хвалили за производительность труда. Привожу дословно: "Анищенко душой болеет за порученное ему дело!" Или еще вот, захожу в партком. Там секретарь нашей ячейки в трубку телефонную кому-то кричит: "Да не дави ты на меня, ради Бога!" Можно сказать, что мир — простой, как задница, с одной дыркой посередке, но при этом каждая тварь прекрасно осознает, что есть у нее душа! Есть!

— Значит, есть. Мне, понимаешь, сейчас надо знать точно. Мне как-то проникнуться надо, чтобы всю кодлу в руках зажать.

— Ваших блатных через конвейер не пропускали?

— Да нет... вроде. Зубы выбьют — и ладно.

— А у нашей 58-й статьи это самым страшным считалось. Когда не бьют, кормят даже, но спать не дают. Вообще. Только чуть закемаришь, вежливо пробуждают. Вежливо. И следователи конвейером меняются. Свеженькие. Ты вот скажи, Рваный, если бы у наших врагов народа только тело было, то на кой ему спать? Ведь и так сидишь — ни хрена не делаешь. Спать-то тогда зачем? А то-то и оно, что во сне душа отдыхает и где-то, видно, чем-то питается. Вот какой части тела это надо! Поэтому мучительнее было, когда пытку не тела, но вот этой самой души устраивали. При этом и следователи, и подследственные были уверены, что никакой души не бывает.

— Ты смотри, что суки делали! Слушай, а ты...

— Чего?

— Ты никаких стихов на память не знаешь, Макаров? Почитай шепотом, а? Для души... Наклонись, будто наряд обсуждаем... Устал я очень, вымотался душой, Макаров...

— Ладно. Слушай, — задумчиво прошептал Макаров, почему-то потирая глаза.

Мы прошли разряды насекомых с наливными рюмочками глаз.
Он сказал: природа вся в разломах, зренья нет — ты зришь последний раз.
Он сказал: довольно полнозвучья — ты напрасно Моцарта любил,
Наступает глухота паучья, здесь провал сильнее наших сил.
И от нас природа отступила — так, как будто мы ей не нужны,
И продольный мозг она вложила, словно шпагу, в темные ножны.
И подъемный мост она забыла, опоздала опустить для тех,
У кого зеленая могила, красное дыханье, гибкий смех...

— "И от нас природа отступила — так, как будто мы ей не нужны..." — эхом повторил Рваный. — Есенин? Нет? Но, тоже хорошо сложил... Спасибо тебе, Макаров! От всей души!

— За что, Рваный?

— Да так, в принципе не за хер. Пригнись, сейчас бить буду... Работать, суки драные! Вкалывать будете, гниды, до полной победы социализма и разгрома фашистской Германии! Давай, бывай, Макаров! Я тебя в следующий раз изнахратю, п...к!

* * *

Ну, все люди взрослые, поэтому полагаю, что все давно решили есть у них душа или нет. Это тоже - свободный выбор каждого. В детстве, кстати, в подобных мелочах никто не сомневается.

Поэтому продолжим для тех, кто решил, что душа у него все же имеется. Несмотря на. Всем остальным это будет... крайне тоскливо скучно... как раз в том месте, где обычно расположена душа.

Тут-то и раздается голос Алконоста... Ну и, как вы думаете, о чем же он поет? Естественно, о надежде и вере, о том, что любое время рано или поздно закончится, наступит вечность.  И ее определит и измерит лишь ваш выбор в такой непродолжительной, такой короткой человеческой жизни, которую так жаль тратить на гришек-подонков...

ГОЛОС АЛКОНОСТА (за кулисами)
Укрепись надёжею,
верой несомненною:
все забудется, время кончится.
Жди, рабыня Божия,
Жди покоя тихого.

Разве я хоть раз отступала от этих слов? Только не для тех, кто твердо решил сражаться за свою душу. И разве хоть кто-то сомневался, что все, кто выступает против меня, вполне уверены, что вы отступитесь от собственной души, подправив им рейтинги? А вопрос всегда в том, кто ж войдет в Китеж-град, а кто навсегда останется блуждать по болотам.

Если бы это было не так, то к чему было столько разговоров о том, как вписались в российскую историю члены нашего нынешнего "правящего тандема". С моей подачи и разговоры велись, чтобы доказать, будто для постоянной прописки в Китеж-граде вполне достаточно каждый день появляться в новостном блоке "Правительственный час" программы "Время".

А доказывали это мне... поскольку я-то и не пропою в соответствии с рейтингами, у меня свое начальство, которое ничего не значит для наших прогрессивных орденоносцев и обладателей самых престижным марок часов. Причем, это начальство даже не в курсе, для чего этим людям часы, если они давно не видят на собой колоссального часового механизма, а все их желания сводятся к тому, чтобы навсегда остановить время.

Что ж они будут делать, когда услышат звон, которой свел с ума Гришку Кутерьму?.. Наверно, начнут драгоценные часики бейсбольной битой крушить, чтоб никому после них не достались.

Звон успенский. Райские птицы. Облачная занавесь.

ГОЛОС СИРИНА (за занавесью)
Обещал Господь людям ищущим:
"Будет, детушки, вам все новое:
небо новое дам хрустальное,
землю новую дам нетленную".

А кто такие эти "люди ищущие"? А те, кто ищет истину, достойную их души. И это ведь... столь же разные истины, насколько разные вокруг нас люди. Истина индивидуальна, как индивидуальны представления о Рае и Аде.

Однако есть одна общая истина, которая касается всех и каждого в отдельности. Во-первых, она касается заповедей, ограждающих нашу душу от разложения - не убий, не лги, не укради.

И мы понимаем, что в небесный Китеж не могут войти люди, предавшие Родину. Это тоже непреложная истина. Как и то, что в моменты предательства такие люди обречены на страдание.

ГОЛОС АЛКОНОСТА
(за занавесью)
Обещал людям страждущим,
людям плачущим... новое:
Обещал Господь людям праведным.
Так сказал. Се сбывается слово Божие,
Люди, радуйтесь: здесь обрящете
всех земных скорбей утешение,
новых радостей откровение.

ГОЛОС СИРИНА
Царство светлое нарождается,
град невидимый созидается,
несказанный свет возжигается.

...И вот перед Февронией и Призраком, который во втором действии утрачивает скорбь, бледность, даже суровость... преображаясь в Княжича, радостного и ликующего душой человека, - возникает визуализация невыносимо светлого нового Царства.

Облака рассеиваются, и мы видим, что чудесно преобразился не только Княжич, но и весь Град Китеж. Успенский собор и княжий двор близ западных ворот выглядят совсем не так, как темной ночью, когда народ молился Заступнице Небесной о спасении. Мы видим стройные высокие колокольни, намного выше, чем те, которыми в реальности украсил когда-то город князь Юрий.

Помните, как он переживал, не согрешил ли в гордыне, что сейчас увидит, как все труды его жизни пойдут прахом? Так вот мы видим картину, намного превосходящую его прежние замыслы и мечты. Будто все его труды были слабым отражением этого небесного великолепия.

Ни один его замысел не пропал, хоть ему не удалось завершить возведение этого чудного града, оставить его для потомков. И об этом можно сожалеть только живым, надеясь увидеть не только отражение этого города-мечты в озере Светлый Яр, но и войти в него.

На высоких стенах пылает огонь в светильниках, вокруг - затейливые белокаменные и деревянные терема. Резьба на них украшена жемчугом; роспись синего, пепельного и сине-алого цвета, полностью повторяет тонкие цветовые переходы бликов на облаках. Отовсюду струится яркий, голубовато-белый свет, как бы не дающий тени.

Васнецов Аполлинарий "Рай. Вход в храм", эскиз декорации к опере

Васнецов Аполлинарий "Рай. Вход в храм", эскиз декорации к опере

Налево против ворот княжьи хоромы; крыльцо сторожат лев и единорог с серебряной шерстью. Сирин и Алконост - райские птицы с женскими ликами поют сидя на спицах. Толпа в белых мирских одеждах с райскими кринами и зажжеными свечами в руках; среди толпы Поярок зрячий и Отрок, бывший его поводырем.

АЛКОНОСТ. Двери райския.

СИРИН. Вам открылися.

АЛКОНОСТ. Время кончилось.

СИРИН. Вечный миг настал.

(Все кланяются Княжичу и Февронии, которые входят в ворота. Феврония в блестящих одеждах.)

ХОР. Будь тебе у нас добро, княгиня.

ФЕВРОНИЯ (Не помня себя от удивления, ходит по площади, все осматривая, и в восторге плещет руками.)
Царство светозарное! О, Боже!
Терема, врата и повалуши
Ровно бы из яхонта.
Инороги среброшерстные!
Что за птицы пречудесныя,
голосами поют ангельскими!

Народ окружает Княжича и Февронию и запевает свадебную песнь под звуки гусель и райской свирели, бросая под ноги цветы: розаны и синие касатики.

Феврония вдруг узнает эту песню, которую ей не довелось дослушать в Малом Китеже. Но.. и песня уже другая, с более глубоким смыслом, чем та, которую Февронии начинали петь девушки по приказу Федора Поярка.

Обратим внимание, что в Китеже Поярок прозрел... и держится удивительно скромно и тихо. Ни слова, ни обращения от третьих лиц ("не велено"). Интересно, что он не приветствует Февронию, держась с Отроком посреди толпы. Не смеет.

ХОР
Как по цветикам по лазоревым,
по плакун-траве по невянущей
не туманное плывет облачко,
к жениху идет невестушка.
Играйте же, гусли,
играйте, свирели.

ФЕВРОНИЯ (вслушиваясь в песню, схватывает Княжича за руку).
Свадебная песня-то, а чья же свадьба?

КНЯЖИЧ ВСЕВОЛОД. Наша же, голубушка.

ХОР
Светлой радугой опоясана,
с неба звездами вся разубрана,
сзади крылия тихой радости,
на челе напрасных мук венец.
Играйте же, гусли,
играйте, свирели.

ФЕВРОНИЯ
Эту песню там ведь не допели.
Помню, милый. То-то дивно!

ХОР
Окурим ее темьян-ладаном,
окропим мы живой водицею;
а и скорбь-тоска позабудется,
все, что грезилось, само придет.
(На крыльце княжьих хором появляется князь Юрий.)

КНЯЖИЧ ВСЕВОЛОД (указывая на отца)
Вот и свекор, князь родитель мой.

ХОР. Милость Божья над тобой, княгиня.

КНЯЗЬ ЮРИЙ. Милость Божья над тобой, невестка!

ФЕВРОНИЯ (кланяется на все четыре стороны)
Кланяюсь вам, праведные люди,
и тебе, мой свекор-батюшка.
Не судите вы меня сиротку,
простоту мою в вину не ставьте,
а примите в честную обитель,
во любви своей меня держите.
А тебя спрошу я, свекор-батюшка:
не во сне ль мне то привиделось?

КНЯЗЬ ЮРИЙ
Сон-то нынче явью стал, родная,
что в мечте казалось, ожило.

Песня уже не может оставаться той же в таком чудесном месте, куда стремится душа каждого чистого человека. Как и все труды, так и сама музыка в этот момент отражает все лучшие стремления человеческие.

И что бы кто не лепил вслух про "духовные скрепы", а ведь слух и тот самый спорный орган, которым некоторым вроде седло на корове, безошибочно ловят в тех словах - отзвук величальной песни небесного Китежа.

Вспомните, сколько лжи мы слышали от гришек-мрази про "переходные периоды", про "структурные реформы" и демократические преобразования", а хоть одна нотка в них была... отсюда? Ведь все насквозь мертвое и фальшивое. Вот и выясняется, что подобные вещи выслушивать весьма обременительно... для души.

Больше всего здесь вспоминаются идеологические спекуляции на "просвещении", на том, будто бы все эти партийные агитаторы могут указать "путь к свету". Потом наступает такая темнота, что при этих уродах остается лишь надеяться на "свет в конце тоннеля".

Здесь же свет настолько яркий, льющийся сразу отовсюду, что предметы не отбрасывают тень. И это делает бессмысленным любую попытку солгать, покривить душою.

Февронию больше всего удивляет этот свет, ведь она вышла из керженских болот ночью, в сцена с сумасшествием Гришки Кутерьма началась в непроглядной тьме.

ФЕВРОНИЯ
Люди добрые, поведайте:
шла сюда я лесом с вечера,
да и шла-то время малое,
а у вас здесь несказанный свет,
словно солнце незакатное.

Отчего у вас здесь свет велик,
само небо лучезарное,
что бело, а что лазорево,
инде ж будто заалелося?

КНЯЖИЧ ВСЕВОЛОД И КНЯЗЬ ЮРИЙ
Оттого у нас здесь свет велик,
что молитва стольких праведных
изо уст исходит видимо,
яко столп огнистый до неба.

СИРИН, АЛКОНОСТ И КНЯЖИЧ ВСЕВОЛОД
Без свещей мы здесь и книги чтем,
а и греет нас как солнышко.

ФЕВРОНИЯ
Отчего здесь ризы белыя,
словно снег на вешнем солнышке
искрится, переливается,
больно глазу непривычному.

ОТРОК, КНЯЖИЧ ВСЕВОЛОД, ПОЯРОК И КНЯЗЬ ЮРИЙ
Оттого здесь ризы белыя,
словно снег на вешнем солнышке,
что слезой оне омылися
изобильною, горючею.

Билибин Иван Яковлевич "Преображенный Китеж"

Билибин Иван Яковлевич "Преображенный Китеж"

Княжич Всеволод уже рассказывает Февронии, как они читают там книги без свечек, он уже полноправный житель этого небесного града, хотя мы его помним Призраком, помним, что он рассказывал, как лежал мертвым...

В этот момент мы радуемся, что он поет Февронии вместе с райскими птицами. Значит, он оставил навсегда в прошлой жизни тяжелые воспоминания. Больше его душу ничего не гнетет. С жизнью ушло и отчаяние, испытанное им перед гибелью. Просто отметим, что про книги, чтение которых греет как солнышко, он поет вместе с Сирин и Алконостом.

И как только Феврония с удивлением спрашивает, отчего же все здесь в белых ризах, в общем хоре раздается впервые и голос Поярка. Но мы слышим, что каждый ведь омывал свои ризы слезами, плача о своем. Конечно, о собственных заблуждениях и грехах, испортивших ведь не только чью-то жизнь, а, прежде всего, тех, кто "принял грех на душу". Само поведение Поярка в таком чудесном месте показывает, что его душу что-то тяготит.

СИРИН, АЛКОНОСТ, ОТРОК, КНЯЖИЧ ВСЕВОЛОД, ПОЯРОК И КНЯЗЬ ЮРИЙ
Таковыя же ризы светлыя
и тебе здесь уготованы.

ХОР
Милость Божья над тобою.
Буди с нами здесь во веки,
водворися в светлом граде,
где ни плача, ни болезни,
где же сладость бесконечна,
Радость вечна...

Никто не спрашивает здесь Февронию ни о чем, здесь всем открыта истина. Все уже знают, что она - безгрешна и не предавала никого из них. Это Феврония, навсегда входя в Небесный Китеж, с удивлением спрашивает, чем же она-то угодила Господу, что удостоилась такой... радости? Она не создавала всю жизнь Великого Китежа, как князь Юрий, не сражалась у Керженца, не сдавшись врагам и после сорока ран, как княжич Всеволод. Она не молилась вместе со всеми на ночной площади, прощаясь с согражданами... И даже не приняла преображение града в слепоте, как Федор Поярок... Она лишь "любила в простоте", то есть искренно, без лжи и подлости.

Райские птицы, ее жених и свекор хором объясняют три главных ее дара, которые она пронесла всю жизнь: кротость, добродетельную любовь и сострадание ко всему живому (слезы умиления).

ФЕВРОНИЯ
О, за что же эта радость?
Чем я Богу угодила?
Не святая, не черница,
лишь любила в простоте я.

СИРИН, АЛКОНОСТ, КНЯЖИЧ ВСЕВОЛОД И КНЯЗЬ ЮРИЙ
Поднесла ты Богу-свету
те три дара, что хранила:
ту ли кротость голубиную,
ту любовь ли добродетель,
те ли слезы умиленья.

ХОР. Милость Божья над тобою...

КНЯЖИЧ ВСЕВОЛОД
Ай же ты невеста верная!
время нам и в церковь Божию,
в церковь Божию ко злату венцу.

Сцена из оперы "Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии" в Большом театре

Сцена из оперы "Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии" в Большом театре

И тут Феврония вспоминает о псе приблудном, Гришке Кутерьме. Она относится к нему, как к "меньшей братии". Ведь Феврония знает, как отзывчиво все живое на человеческую доброту, она лечила зверей и молилась земле, саму Природу видя Храмом Божьим. Она верит, что, если в Гришке-подонке есть что-то живое, то ведь оно тоже стремится к свету.

Настолько чистый человек... не в силах вообразить, как подобные гришки ради костюмчиков от Armani, часиков покрасивше и подороже, иномарок и счетов на Кипре - могут запросто уничтожить в себе все живое. Ей пытается это сказать князь Юрий, но Феврония по жизни считает себя ответственной за все живое, она всех пытается спасти.

ФЕВРОНИЯ
Милый мой, жених желанный!
Там в лесу остался Гришенька;
Он душой и телом немощен,
что ребенок стал он разумом.
Как бы Гришеньку в сей град ввести?

КНЯЗЬ ЮРИЙ
Не приспело время Гришино,
сердце к свету в нем не просится.

ФЕВРОНИЯ
Ах, кабы мне грамотку послать,
утешенье Грише малое,
меньшей братии благую весть?

КНЯЗЬ ЮРИЙ
Что ж! Федор грамоту напишет,
отрок малый Грише донесет:
пусть по всей Руси поведает
чудеса велики Божии.

Прозревший Федор Поярок удивительно немногословен. Кому ж писать грамотку, как не ему? Он должен подобрать подходящие случаю слова, перевести сказанное на понятный гришкам язык. По словарю Ожегова.

Поярок кладет на точеные перила княжьего крыльца длинный свиток и готовится писать. Феврония и князья встают около него. Феврония диктует, переспрашивая князя Юрия, кто ж может войти в град Китеж. И складывается впечатление, что Юрий отвечает не столько ей, да и не для Гришки Кутерьмы, а будто... это такой диктант для дальнейшего прозрения Поярка.

То есть пишется не столько для "разумом слабого" Гришки, сколько для дальнейшего просветления Поярка. Как бы полемическим ответом на ночные обвинения Поярка, высказанные им на ночной площади перед падением Великого Китежа.

А вот к нам, грешным, нести благую весть отправляют Отрока. И Гришке оставляют шанс, которого не оставлял он им: поведать про чудеса Божьи и раскаяться.

ФЕВРОНИЯ (Поярку)
Ну, пиши. Чего же не сумею,
люди добрые доскажут.
Гришенька, хоть слаб ты разумом,
А пишу тебе сердечному.

Поярок пишет.

Написал аль нет?

ПОЯРОК. Написано.

ФЕВРОНИЯ
В мертвых не вменяй ты нас, мы живы:
Китеж град не пал, но скрылся.
Мы живем в толико злачном месте,
что и ум вместить никак не может;
процветаем аки финики,
аки крины благовонные,
пенье слушаем сладчайшее
Сириново, Алконостово.
(князю Юрию)
Кто же в град сей внидет,
Государь мой?

КНЯЗЬ ЮРИЙ
Всяк, кто ум не раздвоен имея,
паче жизни в граде быть восхощет.

ФЕВРОНИЯ
Ну, прощай, не поминай нас лихом.
Дай Господь тебе покаяться.
Вот и знак: в нощи взгляни на небо,
как столпы огнистые пылают;
скажут: пазори играют... нет,
то восходит праведных молитва.
Так ли говорю я?

ХОР. Так, княгиня.

ФЕВРОНИЯ
Ино же к земли приникни ухом:
звон услышишь благостный и чудный,
словно свод небесный зазвенел.
То во Китеже к заутрене звонят.
Написал, Феодор?

ПОЯРОК. Написал.
(Отдает Отроку сверток.)

ФЕВРОНИЯ (княжичу)
Ну теперь идем, мой милый!

ХОР
Здесь ни плача, ни болезни,
сладость, сладость бесконечна,
Радость вечна...

Да... не оставить последнего шанса раскаяться, спасти душу... это ведь не по-божески. Кстати, когда у людей не остается выбора, это первый признак присутствия Лукавого. Так что сами видите, что, выкидывая эпизод с грамоткой из этой оперы, постановщики намеренно лишают всех надежды на спасение. Речь-то не столько о "Гришеньке", сколько о всех нас, гришкам не уподобившимся.

На пропуск сцены письма к Кутерьме в последней картине согласиться не могу. Об этом были разговоры и в Петербурге. Письмо Февронии есть кульминационный момент всего ее образа. Достигшая блаженства Феврония вспоминает и заботится о своем лютом враге и губителе Великого Китежа. Пусть слушатели вникают в это, а не относятся к последней картине оперы как к апофеозу.

(из письма Римского-Корсакова дирижеру первой постановки оперы в Москве в 1908 году В.И.Суку)

И вот на сцене медленного шествия в храм счастливой Февронии, ее жениха и всех близких завершается эта странная опера. Она сама по себе... как грамотка из высей небесных всем, кто еще сомневается в бесценности собственной души.

Читать по теме:

Запись вебинара:

Опера Н.А. Римского-Корсакова «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии»

©2015 Ирина Дедюхова. Все права защищены.
32e96ea8bb23b6681436ae80362bbd96

Комментарии (6) на “Песнь Алконоста. Часть VII”

  1. LLIAMAH:

    Большое спасибо! Многое стало понятно.
    И опера в целом теперь воспринимается как нечто жизненно необходимое, а не как раньше, тягомотина заумная…

    • Она так и воспринимается, поскольку выставлено множество препон к ее восприятию… таким лживым методом «не трави душу».
      Я просто стараюсь снять эти ложные барьеры. Но настоящее искусство характерно тем, что при снятии их как бы в чисто виртуальных областях, зримых лишь для души — они неминуемо снимаются и в реальной жизни.
      Всем нам полезно прозрение, как тому же Федору Поярку. Полезно, кстати, даже в чисто материальном плане.

      • LLIAMAH:

        Меняется не только отношение к опере. Меняется действительно многое, что удивительно.
        ЗЫ. Интересная мысль возникла. А вот эксперты по психолого-психиатрическим экспертизам в оперу ходят? И имеют хоть какой-нибудь художественный вкус?
        Просто после «Града Китежа» мироощущение начинает меняться. И действительно, не только мироощущение…

        • Начала вам отвечать… но получается очень длинно. Тем более, что вопрос у вас не так прост и очень интересный. На разного рода размышления наводит.
          Напомню, что вся катавасия с «кислотной атакой» в ГАБТ началась с интересной мысли, будто балет может нравиться только лохам и «сумасшедшим старухам из интернета». Там еще было несколько подкопов под меня-любимую, поэтому пришлось занять оборонительно-наступательную позицию. А изначально вся эта мерзкая историйка сочинялась и организовывалась именно из этого постулата.
          Про эту оперу мне от человека, не раз бывавшего в правительственной ложе в сороковых годах прошлого столетия, известно, что лишь при нем Сталин бывал на ней что-то больше десяти раз.
          И вопрос этот занимает не только вас. Вчера «Литературное обозрение выставило майскую статью Аделаиды «Желтые цветы». Она начинается так:

          Опера… это хорошая проверка личного потенциала. Ведь сразу видно, кто способен ее просто «высидеть», а кто способен ею… наслаждаться. Хотя бы, чтобы не производить на окружающих столь отталкивающего впечатления, которое производит сегодня руководство страны, явно не способное оперу и «высидеть». По внешнему виду и бегающим глазкам министра культуры Владимира Мединского издалека заметно, что в опере сам он бывал лишь «по обязаловке».

          Так что «механизм» восприятия оперы достаточно интересен. Поскольку любой крупный жанр в искусстве — это всегда прерогатива нации.

          Большая проза — тоже. Здесь требуется соборная сила духа нации, чтоб замкнуть эстетическую триаду.

          А сейчас, если вы заметили, с первого квартала нашими специалистами по информационным войнам с собственным народом навязывается… достаточно паскудная мысль: «в России никогда не было нации, а всегда был русский народ».
          Чего раньше в КГБ молчали в тряпочку по поводу «единого советского народа»? Да и крестик носили где-то в подошве. Хорошо хоть в задницу его не засунули.

          Так что вопрос весьма интересный, а его рассмотрение будет способствовать… много чему. Надо попробовать.

  2. Anna:

    Поярок, получается все-таки вошел в райский Китеж. Правда, больше молчит как вы отметили. Чувствуется, что авторитетом там не пользуется и раскрывает рот только когда спрашивают. Служит писарем. К общему хору присоедился лишь, когда речь шла о слезах. Очевидно раскаялся о сделанном. Как все же важно с чем ты входишь в преображенный Китеж.

  3. Anna:

    Еще интересный момент с этими постановщиками, пожелавшими выбросить эпизод с грамоткой Февронии Гришке. Можно было бы подумать, что такое возникает у людей по обыкновенному недомыслию, но глядя на современные режоперы, начинаешь подозревать злой умысел и у тех постановщиков.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Календарь вебинаров
Архивы
  • 2020 (10)
  • 2019 (45)
  • 2018 (78)
  • 2017 (87)
  • 2016 (103)
  • 2015 (90)
  • 2014 (68)
  • 2013 (71)
  • 2012 (78)
  • 2011 (71)
  • 2010 (91)
  • 2009 (114)
  • 2008 (58)
  • 2007 (33)
  • 2006 (27)
  • 2005 (21)
  • 2004 (28)
  • 2003 (22)
Авторизация