Философская тетрадка

В продолжение собственной мысли о том, как бытие определяет сознание.

У меня действительно особое отношение к Некрасову. Он решил забить собою одну нишу, которую всем остальным его современникам было заполнять элементарно стыдно. Такой поэтический сен-симонизм. Но он с ним опоздал почти на 100 лет.

Это как сейчас нынче выйти и начать ныть про "страдания народа", когда народ уже приучился не реагировать на внешние раздражители из мск. Поскольку в мск забыли, что в России можно отлично жить на подножной кормежке. Да ведь и кормят-то не финансовые рынки и биржевые сессии, а обычный рынок на трамвайном кольце, который и коммунисты не могли извести.

Нынче этим некоторые "борцы с режимом" занимаются. Перемены после очередного выступления отпрысков местечковых девок действительно неважные. Но чего ныть-то об этом? Где конструктив?

Конструктивом, конечно, удобнее заниматься на государственной должности, отвечая за свои дела и поступки. Да и нормальный конструктив денег стоит. Не таких, конечно, в какие всем нам В. Путин и его подельник обходятся, но все же. У каждого своя жизнь, каждый в своей мясорубке крутится. И каково мне думать за Яковлева и Круглика, которым думать нечем, поскольку у них вместо головы задница. Ну, я предлагала платить мне в 100 раз меньше, чем этим господам, - и я сделаю все в лучшем виде.

Целенаправленно прямо из АП ко мне лезли с требованиями - если есть, что сказать, то надо говорить бесплатно, как всегда русские делают. Да, а все толерантные потом это за деньги реализуют.

Подумала тогда… да пусть подавятся! Написала "Как нам реорганизовать жилищный сектор России" - и что? Если человек не может оплатить разработку программы, она ему ни к чему, реализовать он ее все равно не сможет.

Смысл программы был в следующем.

  1. Прекратить устраивать из капремонтов и реконструкции очередной чиновничий пир во время чумы. Честно признать, что "тепловая санация" - организованный на государственном уровне финансовый инструмент для изъятия денег у граждан.
  2. Признать, что с уничтожением государственной экономики, с хищнической "точечной застройкой" - полностью уничтожена градостроительная основа планирования населенных пунктов.
  3. Исходя из этого, до того момента, когда все эти вещи дойдут до слаборазвитых слоев населения, - взять за основу жилищной политики полномасштабную реконструкцию "серой застройки". Она способна дать более 25% прироста жилых площадей стоимостью никак не больше 7 тыс. рублей за метр квадратный, причем, с учетом всей полностью реконструированной жилой и инженерной инфраструктуры. С учетом демографической регрессии социалку подтягивать не нужно.

Простые вещи! Они заключаются в том, чтобы хотя бы три года не воровать из бюджета, не обворовывать собственное население. И раз нет внятной основы нового планирования, то надо заняться уборкой! Не сносом, чтобы захватить дорогие участки городских земель, создавая массу проблем в будущем, а приведением в порядок сложившейся застройки. За что граждане уже полностью расплатились к середине 80-х.

Недавно читала, как Круглик откровенно врал, будто никто и никогда не занимался проблемами "серой застройки". За что мы платим этому недоноску? В 1985 г. прошел Всесоюзный архитектурный конкурс проектов, там все решения актуальны по сей день.

Меня разрушение государственного сектора волнует не просто с уголовной или нравственной точки зрения. Когда министр финансов вслух произносит "У государства слишком много собственности!", а никто его за это не отправляет на лесоповал на десять лет без права переписки – это ведь отнюдь не показатель "демократического развития общества". Наоборот! Это важнейший показатель уголовного беспредела в высших эшелонах. К власти пришли местечковые уркаганы – глупые и бесстыжие, как их мамаши-бандерши.

На макроэкономическом уровне это означает, что страна с такими "управленцами" лишается перспектив развития. Это показывает, что людишки намерены только воровать. Никакие государственные программы они реализовывать не собираются, у них одна цель, как у пиявки, – подсосаться. Они будут сосать, но работать они не будут. Никаких перспектив с ними тоже никого не ожидает, у пиявки есть только настоящее время, там нет ни прошлого, ни будущего. Именно поэтому каждая пиявка на выборы выходит будущее раздавать. Отчего бы не раздать, если есть настоящее?

Именно поэтому с приходом местечковых пиявок к власти – резко посыпалось прошлое. Они себе любое прошлое нарисовать могут, никто это прошлое проверять не стал бы. А России-то деться некуда, она всегда здесь была, здесь и останется! Потому можно ее в прошлом распять, пришпиливая к датам трактуемых картавым голоском событий.

…В местечковом учении марксизма-ленинизма присутствовала та же запоздалая на 100 лет некрасовская попытка спекуляции на народных несчастьях. Понимаете, у народа давно другие проблемы. Абсолютно другие. А оне все ноют, будто 70-е годы 18-го века на дворе.

И очень много значит образ жизни конкретного страдальца за народ, потому как бытие определяет сознание.

Один рабочий, ставший шпиком царской охранки, рассказывал, почему именно он предал своих вождей пролетариата. В Швейцарии он попал на обед к выдающемуся марксисту, впоследствии ставшим одним из ленинских наркомов. Обед был роскошный, посуда великолепная, за столом прислуживало четыре лакея. Марксист устроил скандал, что подали не то вино к перемене блюд. Ну, как отмечал еще Бакунин, практически все сидевшие за столом были из местечек, и честно заработать на подобное не смогли бы ничем, кроме марксизма. Рабочий вернулся нелегально в Россию и тут же пошел сдаваться царской охранке. Это означает, что наш народ вполне даже ничего. Обстоятельства складываются не всегда в его пользу, но сам народ - вполне.

И я ведь этому народу преподаю четверть века расчетные дисциплины, поэтому могу сказать, что народ у нас вполне. Просто намеренно из народа выбирается та часть, которая за себя отвечать не может.

В марксизме мне всегда были отвратительны три источника, три его составные части. Которые наглядно демонстрируют, что местечковые хамы могут к чему угодно присосаться, кого угодно обобрать и слить в один флакон что угодно. Это больные на голову кролики, судя по марксизму. Они могут свалить в одно корыто совершенно несопоставимые между собою вещи – они всеядны! Им без разницы, что жрать, они сами не понимают, что жуют.

Слить вульгарный материализм с экономической теорией для местечкового деятеля - вполне нормально. Деньги для него и культ, и теория, и нравственность – да всё! А раз бога не бывает, раз есть только настоящее, чтобы пить и девками веселиться, - так и деньги на такую життя, конечно, требуются немалые.

Но засовывать сюда Гегеля, "Диалектика" которого написана стихами, у которого все мироздание, каждый его элемент базируется на трех китах… и все стремится в постижению Высшего Духа… это надо быть тупой местечковой сволочью. А насколько это тупая сволочь, можно убедиться, вновь почитав "Философские тетради" Владимира Ильича.

Признайтесь, что большинство из вас принимало "гениальность" этого деятеля на веру – лишь бы отвязались и не портили зачётку тройкой по научному коммунизму. Сейчас без всякой нужды, без необходимости сдать кандидатский минимум – почитайте! Это же верх местечковой убогости. Это все, на что оне способны в философии. Одно и то же долбит, как дятел, без логики, лишь бы заюрзать, а после вставить при Надежде Константиновне – не только, мол, по борделям отираюсь на народную денежку.

Но здесь происходила такая сакральная каббалистическая связь – философия Гегеля, способная изменить мир к лучшему, тонет, как муха в паутине самых омерзительных человеческих стремлений "к лучшей жизни". Не надо быть философом, чтобы понимать, что отнюдь не все наши стремления "к лучшей жизни" - достойны. С некоторыми стремлениями лучше все же не высовываться на всеобщее обозрение.

Пример. Гегеля сложно переводить на русский. И можно перевести как бы вполне точно, но смысл и действие его отточенных формулировок будет различным. У него есть фраза, которая способна вернуть мир в каждую истерзанную душу, помочь обрести покой: "Все разумное – действительно, а все действительное – разумно!" И никаких геволюций, никакой борьбы пролетариата, когда одни друг другу глотку режут, а другие – по карманам шманают.

Но можно эту фразу перевести иначе: "Все разумное должно быть действительно, а все действительное должно быть разумно!" И это самое "должно быть" будет для каждого определять безжалостная местечковую сволочь, у которой есть только настоящее. И в этом случае – будет оправдано все.

В октябрьском перевороте многие вещи шли по Каббале. Самое главное произошло, когда России вдруг поменяли пол и заместили местечковой аббревиатурой. И если бы Даниил Андреев имел способность к анализу, он бы в своих путешествиях по розам миров все же на пару с Блоком докумекал бы до главного. Но, как говорится, не судьба.

С философией Гегеля произошло то же самое, что и с Россией – закабаление имени, уничтожение священного смысла и нематериального уровня существования.

А тут… не только вы, мои дорогие сограждане, умишком поизносились в совке, но и толерантные там жили припеваючи, в сущности, сколько бы они не "страдали", но размеренное существование в сугубо материальном стремлении всего общества лишь повышать собственное благосостояние – это самая местечковая цель в жизни. А при сытой жизни мозги разжижаются. И если уровень сообразиловки занижен, то ошибки неизбежны. И происходит высвобождение имени России и отход от коммунистической идеологии, три источника рассыпаются!

Повторю, что всегда надо знать о реальной жизни каждого народного страдальца. Как Маркса возьмешь без официальной биографии, а с тем, что никак не утаишь шилом в мешке, хотя бы беременность прислуги и жизнь альфонсом на шее у Энгельса, так и с Фейербахом та же петрушка.

Живет он в немецкой деревне, организовав нечто вроде коммуны или партийной школы в Лонжюмо. Просыпаются к обеду, заполночь отстрадав за народ, который, между прочим, работает в деревне с пяти утра. Ходят по деревне без штанов, в одних ночных рубахах – типа народ спит и ничо не видит, а бога нет, стесняться некого. Страдают за народ с дикими криками, хохотом, с пьяными выходками… пока сношались между собой, народ-страдалец еще терпел своих заступников, но как только они начали к себе деревенских девок затаскивать и сильничать – их идейное становище подожгли среди ночи. Несознательный народ Фейербаху попался. Спал бы дальше себе, ночью-то!

Нет, господа, я тоже без денег не живу, да и плотскими утехами не пренебрегаю. Но сливать все в один флакон, подводя высокую идеологическую базу под свои случайные встречи с народом в ближайшем сеновале – не собираюсь.

Здесь все надо обосновать высокими философиями, поскольку наиболее важное в местечковой идеологии – это пить-жрать-сношаться и не работать! Потому что бога нет! Потому что завтра никогда не наступит, есть только сегодня. Борьба с самодержавием – из того же флакона! Россия переходила к конституционной монархии, было четыре созыва Государственных Дум. Спрашивается, чего тебе еще надо, морда местечковая? А надо САМОМУ ВСЕ РАСПРЕДЕЛЯТЬ! Жрать и не работать!

***

Но каждый заплатит за все. С одной стороны, конечно, для меня некошерно, что пишу я без денег. С другой стороны – имею полную свободу, чего и как писать. Причем, долго местечковых предупреждала, что именно меня им злить не стоит. А раз предупреждала, то "у меня в кармане вата и ни в чем я не виновата". Раз лезли меня обдирать, решив, что раз Гегеля до кочерыжки ободрали, то уж и я не лучше. Но у меня два хода лишних в запасе.

Демиург ведь выбирает вовсе не самых толерантных, красивых и культурных. Там своя логика, свои задачи. Над выбором иной раз стоило бы и задуматься, но с какой стати местечковые решили, что выбирать будут именно их? Из-за холокостов? Так уже достаточно по этим справочкам получили чисто материальных выгод, о духовном никто и не заикался.

Мне были интересны местечковые вопли о том, что "как бог мог такое терпеть?", ну, когда они там с голой жэ страдали, без высоких целей спасения Родины, только за собственную шкуру. А какое дело Демиургу до них, если они с упоением на протяжении полутора веков сами доказывали, что его не бывает? Это просто наглость чисто местечковая. Сидели бы молча, поскольку с ними поступили именно в декларируемых ими же канонах - "ничо нам за это не будит!"

Мне проще, у меня особо и выбора-то не было. Для таких, как я, оставляется один проход, как тигру в цирке. На роль пророка не претендую, но хочу ехидно заметить, что не сподобились вы нынче, господа, на пророка-то, да? И что-то Вера слабенько нынче разжигается, хотя вокруг бюджетные деньги в крупнейших масштабах на ритуальные услуги населению для церквей и мечетей спускается.

Я иной раз смотрю на богомольцев и просто умиляюсь! Это похоже на мелкий шантаж: "Вот я щас Тибе помолюсь, а Ты мне за это должен останесся!" Вы совершенно не соображаете, о чем речь… Но как раз это – не моя забота. У вас, в отличие от меня, есть свобода выбора. Выбирайте!

А я… как только получила кодовую фразу "Ты просила и тебе позволено!" - так сразу пошла делать то, что умею делать на самом деле хорошо – захватывать чужие миры и рвать глотки.

Большой вам пипелац, господа местечковые! Все было предопределено, каждому вашему финту задом была определена своя цена. И женщиной меня сделали, чтобы прошла все ваши местечковые преобразования именно русской бабой, чтобы потеряла все. Чтобы я, как это делает каждая русская баба, фениксом воспряла из пепла не раз и не два, чтобы я поняла, каково это быть – русской бабой. И когда я это поняла, в очередной раз потеряв все, ко мне пришлепала аналогичная товарка по несчастью. Наверно, не пройдя всего этого, я бы никогда не смогла ее пожалеть.

Долго таких как я земля не носит. Я уйду сразу, как только меня смогут принять. Пока, очевидно, не могут. Организуют какой-нибудь очередной загончик, придумают массу условностей. Все во власти сущего. Неприятно, но приходится мириться и не с такими неудобствами автостопа по галактике.

Однако я оставлю другой мир, и выбор у каждого будет весьма сложным, местечковой легкости бытия, когда можно жить пиявкой, а типа стишки все покроют, как бык овцу – не ждите. Перед вами раскидывается мир, в котором все разумно, а разумное – действительно. Только очень многие здесь лишние! От них ничего не зависит, пока им верховну власть не спустят на тарелочке с голубой каемочкой, пока владычица морская не согласится уступить им местечко и служить им на посылках.

Иногда смотрю, как многие пытаются истолковать полученные от меня философские сведения о жизни - для своей личной пользы. Ну, к примеру, пишу я повесть "Мы сидим на лавочке", в которой речь идет о том, что прямо под ногами у каждого – Земля Обетованная, что ничего в частной жизни ни у кого не зависит от насиональности. Что каждый получит свой индивидуальный урок, а главное – это нравственный выбор и умение самостоятельно его сделать. В полном одиночестве. И тогда подмога непременно придет! Я знаю это точно.

Но местечковые деятели делают из этого иные выводы. Геласимов пишет роман "Рахиль", где сочиняет про антисемитизм в советской школе, доказывая, что местечковая неблагодарность не имеет границ, что ему абсолютно все равно, где гадить и на что именно. Маринина не отстает от него, решив, что это и есть суть рассматриваемой вещи. При этом им не удается создать даже отдельного образа! Популярно мне это омерзительное шебуршание объясняет один местечковый поэт: "Ирина, своими «Лавочками» ты научила меня бороться с антисемитизмом!"

Упаси боже! Никого и ничему учить не собиралась. В отношении местечковых был нормальный посыл: после моих «Лавочек» - все, что было сделано ими в отношении меня, навсегда лишает их каких-либо перспектив закрепления в русской литературе.

Неверная реакция! И приговор тут же выносится. Да, я в «Лавочках» даю настоящую русскую прозу, которой любой толерантный боится до смерти. Это страшная вещь на самом деле. Но было бы немного умишка, им меня бы надо было расцеловать и сделать так, чтобы все остальное я писала строго за деньги. Так что, самим им никакие экономические теории Смита впрок не пошли.

Будь я на их стороне, я бы непременно это устроила. Потому, наверно, у таких как я никогда не остается выбора. Или остается? Конечно, остается… но, так уж русская баба устроена, что не может не пожалеть того, кому еще хуже, чем ей. Ладно, проехали.

Все же смешной народец вылез нынче учить Россию толерантности. Один жлоб признавался, что так мне и надо, что я свои идеи забесплатно в сети публикую. Все мои идеи себе накладывают и после бабло сшибают. Да накладывайте, раз у самих ни совести, ни ума допереть до этого не хватило.

Я даже сварением ваших желудков после приема моих идей вежливо поинтересуюсь. Ну, не заплатите мне вы, со мной ведь найдут, как расплатиться. Просто у вас будет иной кредитор. Многие толерантные самоуверенно мне заявляли, что как-нить расплатятся за прочтение моих жалких писаний с… Демиургом. Они привыкли использовать Его, как портянку, не понимая, что само предположение, будто они будут иметь дело только с Ним, уже навсегда перекрывает к Нему доступ. Нет, бедолага, ты пойдешь к нашим! И разговаривать с тобой, с твоими резонами знакомиться, три источника и три составные части твоего местечкового мировоззрения изучать – никто из наших не собирается! Изучили уже в тонкостях.

Просто надо будет оплатить все по счетам. Никого не волнует, какой частью существа это будет оплачено – коготок увяз, всей птичке пропасть. И не стоило забывать, что этот мир, в отличие от многих других, создан Словом и держится на честном слове! Поэтому лгать Словом, выдавать серятину за творчество, манипулировать Словом людьми – никому не позволено.

***

Пробежимся галопом по пройденному материалу.

1. Не стоило местечковым хамам наезжать на Сталина. Это, разумеется, тоже наш человек, причем очень высокого ранга. Да, такое выпускают еще реже, чем таких, как я. Но, в отличие от придурка Ельцина, - Сталин ныне в высях горних, куда 99% тех, кого он спровадил, куда следует, - не сподобились. Это понятно?

Доказательство сказанному я уже привела. Стоило написать лишь два абзаца с его образом – и разоблачать "ужосы сталинизма" стало чревато.

Это – Чистильщик. И уж раз докатились до необходимости выставить вам чистильщика, то терпите молча, дорогие товарищи!

2. Все причины и следствия удобненько упакованы в каждом по принципу "Все свое ношу с собой!" И точка опоры, опираясь на которую каждый может опрокинуть мир – тоже внутри каждого. Именно от нее и работает свобода выбора.

Но почему, каждый раз, когда я это говорю, большинство делает неверный выбор?.. Почему любая плебейская сволочь считает, что ей позволят опрокинуть мир и поменять лик сущего? А инициироваться не желаете? Не хотите пустить собственную плоть и кровь на первую затяжку голодному существу, 70 лет сидевшему в местечковой кабале?

Каждый считает, что раз в нем есть точка опоры, то исключительно для того, чтобы сделать его владычицей морскою. Об ответственности и обязанностях этой самой владычицы – история для недоумков умалчивает.

Но… раз уж в каждом есть все, что нужно, - то и захватывать мир каждый будет в одиночку, а вовсе не на местечковый манэр – в составе организованного быдла местечковых партий. Вспомните Сталина! Он всегда был один. И плевал на все партии. Поскольку только дерьмо хорошо в кучку слипается.

3. Местечковые дорого заплатят за украденное Время и Место России. Платить придется всем и каждому. А Время как раз не имеет настоящего, это всегда – либо уже прошлое, либо недостижимое будущее. Каждому достаточно произнести с чувством (что многие недоумки и делают) " Остановись, мгновенье, ты прекрасно!" - и он уже на нашенской помойке роется пятачком в дерьме, а его душу крутят на портянки. Поскольку не стоит забывать, откуда пришла эта фразочка. Хотя… соглашусь, что фраза звучит безобидно и ангельски красиво. Но высказана она Мефистофелем.

А сейчас личная задачка двух питерских братьев-акробатьев, горбатенькой питерской шпаны с Пяти углов, - именно остановить мгновенье. Они уже подписали себе приговор и сделали выбор. Они сейчас существуют лишь для определения выбора остальных. Выбери, птичка щастя завтрашнего дня!

Да никому это еще не удавалось. И, хоть я оказалась совершенно неудачливым чистильщиком во всех мирах и пространствах, провалилась со своей миссией по полной, но я сделала главное! Я дала плоть и кровь самой несчастной бабе во Вселенной, я накормила ее собой. Как Синдбад отрезал свою ляжку и накормил птицу Симург, чтобы иметь возможность продолжить полет. Поэтому все летим дальше, без дозаправок. Как видите, все рецепты прописаны, просто их прочесть не все могут.

И после меня никаких вам "развалов России" и "геволюций" не будет, дорогие товарищи. Фиг вам, а не "геволюции". И выбирать вы будете не между геволюциями и развалами, а между работой в поте лица и гниением вместо работы. Поскольку остановки мгновений местечковыми устраиваются именно для того, чтобы лишить каждого возможности реализовать себя в нормальном производительном труде.

Потому они и лезли всегда распределять отношения между производительными силами и производственными отношениями. Они неспособны что-либо создать! Они считают, что люди создают что-либо, если только сношаться возможности не имеют. Так сказать, сублимируются.

А созидательный труд – это единственная возможность прохода к Демиургу.

4. Вот тут придется расписаться в своей ничтожности перед Гегелем. Я буду рада помочь чем-то этому гениальному представителю человечества. Только тупая местечковая самоуверенность может подвигнуть корчить из себя "гения человечества" на фоне этого действительного, чистейшей воды гения.

Все, о чем я вам говорю, это ведь подтверждение его диалектики. Это как раз "Единство и борьба противоположностей". А то я заколебалась пояснять, почему сакральное равновесие в настоящий момент восстанавливают и светлые и темные. Почему светлые вынуждены со своей стороны выставить такое. Да всем вам это – по кочану! Потому что серость и ничтожность нельзя выдавать за нечто значительное, приписывать к светлому. Как и откровенной серости нельзя позволять гадить в душу. Это святотатство! И будет караться, не отходя от кассы.

Касается не только тех, кто это делает, но и тех, кто однозначно не заявил о своем выборе. Местечковые подтирки о том, что "Господь все ведает типа, какой я в своей смутной душонке человечище" - не покатят. До Господа далеко, а я, как смерть, всегда рядышком. Мне, пожалуйста, все свои душевные накопления на утверждение, такая вам будет расплата. Не успеете? Я опять не виновата! Свиньям кушать надо постоянно, а в горних высях место не резиновое.

5. И с меня-то спрос ведь в этом случае особый. Как только равновесие будет восстановлено, уж даже не знаю, где я окажусь. Посмотрим, на что наработала… На счет равновесия тоже не переживайте, между прочим, я была не самым худшим вариантом чистки. Хотя по молодости лет некоторых вычистила конкретно, но никто ничего не докажет.

Был такой случай в моей практике. Это, чтобы вы понимали, что в моем лице вы все же обрели достаточно демиурговский вариант очищения. Хотя был возможен и другой вариант, поскольку любви и уважения ко всем скопом, как большинство уже успело понять, от меня здесь никто не дождется.

Так вот мой отец, в силу того, что с ним его преподаватели, большинство которых было еще царскими профессорами и приват-доцентами, носились, как с писаной торбой, помогая устранить многие пробелы сельского обучения, когда он пребывал в школе лишь в период между посевной и уборкой, да еще получил по полной в оккупации, которую провел напротив концлагеря, - решил таким же образом способствовать просвещению местных деревенских вотяков. В память о беззаветном труде царской технической профессуры.

И вот среди этого поголовья засунул он одного в аспирантуру в МИСИ. Я на многих его учеников смотрела с недоверием – слабые, тупые и хитрые. Такие находят оправдание любой своей подлости. Мне откровенно не нравилось, что папа стал из себя корчить царского профессора. Это пошел голимый совковый плебс, уверенный, что им все должны.

Вся эта сволочь была принята моим папой в научную тематику, чтобы иметь дополнительную денежку. Причем большинство тем открывала и вела я, но мой труд оплачивать не могли, поскольку тогда шла кампания против "семейственности". Но кого можно с осциллографом засунуть на дно траншеи в момент срыва прочности грунта? Только собственную дочь. Я работала за этих "учеников", а они деньги получали.

Папа еще и кормил их у себя дома, давал денег "на науку". Все, кого он взял, росли без отцов. Мой папа решил им отца заменить, что ли? Но это его личное дело.

Кстати в МИСИ (теперешнем МГСУ) все знают, что я относилась к Славику наилучшим образом. Он никогда не слышал от меня дурного слова. Я ехала в мск на свои, а Славик находился в командировке по моим темам, ничего туда не вкладывая. И еще я передавала ему деньги от моего папы. И Славик считал, что при этом он ведь мне-то ничего не должен! Поэтому вел себя при других аспирантах довольно развязно. Они пускали слюнки на меня, а этот деревенский ублюдок корчил при них моего любовника. Не при мне естественно, за спиной, как это делают все ублюдки.

Славик явился незащишенным из аспирантуры, что было вполне прогнозируемо с самого начала. Папа стал его вытягивать, из полного дерьма. Вновь отправлял в командировки по теме, дал весьма крупную сумму в долг. Но главное, помог доработать диссер. И научных работ без написанных мною за него отчетов, у Славика было недостаточно. Т.е. получило это чмо намного больше, чем мой папа получил от своих профессоров.

Потом Славик без стыда сделал в отношении моего отца ряд подлостей, от которых даже привычные ко всему наши местные сволочи несколько обалдели. Оправдание в этом случае было обычным: "Мне вить тожа жить нада!".

Мой отец не верил, что Слава – грязное тупое животное, он слишком много вложил в него души. За мой счет. Но я всегда считала своим долгом обеспечить моему папе возможность поступать так, как ему хочется. Затем Слава сделал в отношении моего отца одну подлость, о которой папа не узнал при моих титанических усилиях. Но мое терпение подошло к концу. Я позвонила и поговорила с ним. У него были гости. Вначале я вежливо и достаточно униженно попросила его исправить положение. Потом я поняла, что он включил селекторную громкость, что вся эта местная шваль меня слушает. Слава начал откровенно глумиться, потом он сказал, что мой отец – дурак, что он вышел в тираж и т.д. Но что со мной он встретится во вторник часиков в десять.

Я сказала, что именно во вторник и встречу его именно так, как он всегда этого хотел. Выслушала общее нетрезвое ржание за столом, решив не откладывать встречу на вторник. А как раз воскресенье было. Хоронили мы Славика в четверг, как и положено – на третий день. От меня все шарахались, но я пришла с папой под ручку и рыдала громче всех.

Сдохла эта сволочь именно так, как всегда боялась - он приобрел джип, не расплатившись с долгами моему отцу. Но ездить страшно боялся. И больше всего боялся машин. Он выбежал наперерез двигавшемуся с горки потоку машин с поднятыми руками. Два ряда машин его смогли объехать, а баба, ехавшая на девятке из третьего ряда, раздавила в лепешку. Он кое-что кричал, правда, никто смысла его криков не понял.

Ко мне обращалась его жена с просьбой помочь засадить бабу. Но зачем я стану это делать? Баба была ни в чем не виновата, мне она ничего не сделала. Я постаралась, чтобы и совесть у нее очистилась от неприятных очистков. Постаралась компенсировать труды, короче. Тем более, что помотали ей нервы достаточно. Вся трамвайная остановка подтвердила, что когда она его сбивала, он успел ей проорать: "Я верну долг твоему папе!". Была куча проверок и очных ставок, в которых бабе удалось доказать, что ни ее, ни ее папу Славик никогда не знал, и физической возможности брать в долг у ее папы он не имел. А мало ли у каких пап он долги делал?

Жене я сказала, что Славику, раз он машин боялся, все лучше было пользоваться подземным переходом, а не скакать с поднятыми руками прямо над переходом. Тем паче, раз так машин боялся. Так какого черта, да?

Хорошо, что у меня всегда папа был. И он имел право на ошибку. Но мог бы заранее предвидеть, что не все могут оценить его добрые намерения. Но Славик моим папой не был, поэтому лучше ему было не касаться моего папы. А раз он решил остаться должным, то не стоило сбрасывать возможность того, что вовсе не мой папа явится долги требовать.

Родственные связи дают возможность переуступки прав требований. Поэтому Сталин, конечно, весьма цинично пошутил, будто "сын за отца не ответчик". Разумеется, ответчик. И это многие сынки нераскаявшихся папочек узнают.

… Вот после таких практических опытов меня решили все же несколько иначе заставить почистить все вокруг. И в принципе, все было бы нормально, если бы на кухне пищи духовной на этот раз не хозяйничала тупая местечковая братия.

Все взаимосвязано. Сделав большую бессмысленную работу статьей "Как нам реорганизовать жилищный сектор России" - я окончательно поняла, насколько бессмысленно само сознание литературы за счет крови и плоти – для людей, которым нечем заплатить. Которые ничего не могут. Как бы в рыночных отношениях. У них есть потребительский спрос на мое, но им удобнее воровать, не заплатив. А некоторые еще и идейную базу подводят - я и оплаты требовать не вправе. Или мятые трешки имеют наглость совать.

Но своим местечковым теткам все авансом заплатили, не так ли? Причем за дерьмо прямо в душу. Я, конечно, не вправе осуждать верхних, но, учитывая свои возможности пустить поисковичок на это местечковое дерьмецо в душе у каждого, - могу высказать удивление, отчего это с вами до сих пор цацкаются? Демография, что ль, колышит? Да в России были времена, когда 160 тысяч населения от всех оставалось. Но Россия выжила!

Вполне возможно, что какое-то решение будет принято по каждому, кому "тожа жить нада", но от кого "ничо не зависит". Это не в моей компетенции. Но как только решение будет принято, так побежите, как миленькие, с поднятыми ручонками поверх перехода и будете орать "Я отдам тебе все долги за ворованное!"

И ни хрена потом ничего не докажете. Потому что все это будет крайне странно. Особенно, если добавите, что прекрасные слова про мгновение сказал Мефистофель.

6. Вот она – долгожданная шестерочка про ворованное. Ворованное достояние России не принесет счастья никому. И вы не будете счастливы до тех пор, пока не вернете ей ее достояние, созданное для нее мертвыми. И вовсе не для вас, а для еще не родившихся.

Ну, это же глупо, господа, делать вид, будто Путин какую-то еще пользу может принести. Как только человека посещает действительно важная в государственном плане мысль, он начинает опираться на российскую инфраструктуру. Если бы Путин хотел сделать нечто хорошее для Родины, он не стал бы аккумулировать бюджетные российские средства в США. Он ни в коем случае не стал бы прихватизировать железные дороги России. Как перед этим люди, пожелавшие "дать свободу", не стали бы лишать самих себя основного инструмента деятельности, прихватизировав энергетику, газовую и нефтяную отрасли.

Не стоит прятать голову в коленки, это происходит прямо при вас, становясь вашим прошлым, лишая вас всякого будущего, превращая в свиной корм. И это – не дурной сон! Вы проморгаетесь, ущипнете себя, но это само собою не исчезнет. От вас требуются некоторые посильные действия. Ведь своим бездействием вы сделали это возможным.

…Понимаете… жизнь за вашим окном всегда находилась в хрупком равновесии. И это школа для каждого, с ежедневным экзаменом. Жить ради собственного выживания – здесь никому не надо. На это достаточно отвратительно смотреть и сверху и снизу.

У каждого, кого сейчас носит Россия – прямо под ногами есть высокая цель. Я не могу так же по пунктам перечислить программу действий, поскольку не имею права влиять на выбор каждого. Путь на скотобойню всем открыт… Но можно постараться быть человеком. Это самое сложное.

Прошу уже не для себя, моя карта бита. Но пока я еще смотрю на ваш выбор…

 

©2008. Ирина Дедюхова. Все права защищены.

 

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Календарь вебинаров
Архивы
  • 2020 (1)
  • 2019 (45)
  • 2018 (78)
  • 2017 (87)
  • 2016 (103)
  • 2015 (90)
  • 2014 (68)
  • 2013 (71)
  • 2012 (78)
  • 2011 (71)
  • 2010 (91)
  • 2009 (114)
  • 2008 (58)
  • 2007 (33)
  • 2006 (27)
  • 2005 (21)
  • 2004 (28)
  • 2003 (22)
Авторизация